Закончить войну




Скачать 261,39 Kb.
НазваниеЗакончить войну
страница1/3
Дата публикации16.07.2013
Размер261,39 Kb.
ТипЗакон
pochit.ru > Военное дело > Закон
  1   2   3
ШАХМАТНАЯ ПАРТИЯ ЗБИГНЕВА БЖЕЗИНСКОГО

Захар Большаков, Александра Киташова
 
 

От него никогда не было 
большой пользы, если надо было 
закончить войну. 
Но вплоть до сегодняшнего дня 
он остается человеком, 
который войны провоцирует. 
Линдон Ляруш

Биография Збигнева Бжезинского 

Американец польского происхождения Збигнев Бжезинский родился 28 марта 1928 года в Варшаве в семье дипломата. В 1938 году Бжезинский-старший был назначен на новую должность в польском консульстве в Монреале. В связи с этим семья переехала в Канаду, где и осталась после прихода к власти в Польше коммунистов.

Збигнев Бжезинский учился в монреальском университете Макгилла, который закончил в 1949 году, затем, в 1953 году, получил степень доктора философии в Гарвардском университете и остался преподавать международные отношения в университетском Центре русских исследований. В 1958 году Бжезинский получил американское гражданство. В 1962 году он стал профессором Колумбийского университета в Нью-Йорке, где он участвовал в основании и был избран первым директором Института по вопросам коммунизма.

Активный демократ, он был советником по внешней политике и национальной безопасности в предвыборных президентских кампаниях Джона Кеннеди и Хьюберта Хамфри, а также в администрации Линдона Джонсона. В начале войны во Вьетнаме Бжезинский, известный своей непримиримостью по отношению к СССР, активно защищал проводимую США политику и бомбежки Вьетнама. Однако в конце 60-х годов он изменил свою позицию и настаивал на мирных соглашениях с Советским Союзом. Бжезинский участвовал в создании и в 1973 году возглавил Трехстороннюю комиссию - частную организацию, объединявшую американских, японских и западноевропейских политических лидеров и созданную с целью совместного решения общих экономических проблем. Именно в это время он познакомился с Джимми Картером. Впоследствии Бжезинский в качестве советника по внешней политике присоединился к предвыборной кампании Картера, намеревавшегося в 1976 году стать президентом США.

В годы правления Картера (1977 - 1980 годы) Бжезинский занимал должность советника президента по национальной безопасности. Его противостояние Советскому Союзу усиливалось, он защищал политику жестких мер в отношении СССР, хотя и выступал за уменьшение напряженности между США и коммунистическими странами. Бжезинский возражал как против борьбы с диссидентами в самом Советском Союзе, так и против участия советских вооруженных сил в военных действиях за рубежом, особенно в Африке и Афганистане. Он играл ведущую роль в решении и других внешнеполитических задач администрации Картера. Например, Бжезинский настаивал, что Соединенным Штатам следует улучшать взаимоотношения со странами "третьего мира", с теми развивающимися государствами, обладающими значительными запасами природных ресурсов и большим по численности населением, которые в будущем могли бы способствовать укреплению позиций США в быстро меняющемся мире.

В 1981 году Бжезинский продолжил свою академическую карьеру: в Колумбийском университете в качестве профессора американской внешней политики и в Джорджтаунском университетском Центре стратегических и международных исследований в качестве старшего советника.

В настоящее время Бжезинский продолжает преподавательскую и консультативную деятельность. Он является наставником нынешнего Госсекретаря США Мадлен Олбрайт.

Жена Бжезинского Эмилия Бенеш - родственница бывшего президента Чехословакии Эдуарда Бенеша. У четы Бжезинских трое детей.

Талантливый и плодотворный писатель, Бжезинский многие свои произведения посвятил исследованию Советского Союза, а также вопросам стратегии США на внешнеполитической арене. Среди его работ - "Идеология и сила советской политики", "Вне контроля", "План игры", "Большой провал", "Власть и принцип" и другие.
 
 

Великий провал коммунизма

Книгу о кризисе коммунизма "Большой провал: рождение и смерть коммунизма в двадцатом веке" Бжезинский начал писать в 1986 году, закончил в 1988 году, а годом позже она была опубликована. И нескольких лет не прошло, как сбылось предсказание автора книги, что коммунизм - "самое необычное политическое и интеллектуальное заблуждение ХХ века", встреча с которым обернулась для человечества катастрофой, - к началу века будущего станет всего лишь прошлым воспоминанием.

Коммунизм, эта разработанная "никому не известным иммигрантом-библиотекарем, немецким евреем" доктрина, "с таким энтузиазмом" воспринятая "малоизвестным русским политическим писакой", потому смог стать самой привлекательной теорией века, считает Бжезинский, что давал всеобъемлющее и вместе с тем простое объяснение смысла жизни. Это толкование локализовало источник всех зол в институте частной собственности. Отмени ее - и будет достигнута подлинная справедливость и совершенство человеческой природы. Учение было доступно всем, даже полуграмотным, только что пробудившимся к политической жизни слоям общества, с одной стороны, и давало ключ к пониманию истории человечества более интеллектуально развитым людям, жаждущим деятельности, которая базировалась бы на разуме. Ко времени русской революции марксизм охватил многие стремящиеся к демократии страны Западной Европы.

Однако Ленин был против демократии в России и заявлял, указывал Бжезинский, что "Россия не созрела для социалистической демократии и что социализм будет построен в ней "сверху", то есть" посредством диктатуры пролетариата", точнее, "военизированного "авангарда" преданных революционеров". Так было создано первое в истории человечества государство социализма. Государство социального насилия, навязывания ортодоксальной доктрины и практики оправдания любых политических методов, включая и самые тиранические, идеологическими нуждами. Но, пишет Бжезинский, "политическая система ленинского типа не могла безгранично долго сосуществовать с обществом, функционирующим в основном на базе динамической спонтанности" Ленин нашел уникальное решение - через главенство партии, наделенной властью, добиваться отмирания не государства, а общества как автономного организма". И приговор создателю государства с уничтоженным обществом Бжезинский выносит такой: "Непреходящим наследием ленинизма является сталинизм, и это самое суровое осуждение роли Ленина в построении социализма в России".

"Гениальность Сталина, - пишет Бжезинский, - состояла в том, что он отлично понимал внутренний смысл ленинского наследия" при Сталине возвышение роли государства и использование государственного насилия как орудия реконструкции общества достигли своего апогея. Все было подчинено личности диктатора и государству, которое он возглавлял". Говоря об эпохе тирании Сталина, Бжезинский указывает: "Невозможно передать все меру индивидуальных и коллективных страданий, причиненных Сталиным" были разбиты жизни миллионов людей. Исключение не составляла ни одна группа общества" Эти массовые убийства были неотъемлемой частью создания советской системы" Но отличительной чертой этого процесса является то, что, несмотря на все зверства, Сталин преуспел в создании у советской элиты и значительной части городского населения чувства, что страна добилась больших успехов". И за пределами страны Сталин сумел оправдать свои деяния и добиться их одобрения: "Сталинская эпоха интерпретировалась как эпоха великих социальных перемен, стремительной динамики, перехода от сельскохозяйственной экономики к индустриальной". Поэтому для Запада разоблачения Хрущева и истинная цена сталинских "достижений" оказались неожиданными. Более того, сами эти "достижения" оказались фальшивыми: Япония, например, после Второй Мировой войны развивалась быстрее, чем СССР, общие результаты модернизации в Италии были заметно лучше советских, не говоря уже о том, что "в царской России темпы роста промышленности с 1890 по 1914 годы был выше таковых, достигнутых при Сталине такой невероятной ценой - ценой человеческих жизней", - напоминает Бжезинский. Однако вплоть до 80-х годов на Западе не был изжит миф "об "исторически позитивной" роли Сталина".

Тем не менее, задушенность советских людей идеями Сталина способствовала тому, что и после "натисков, предпринятых Хрущевым" сталинизм продолжал свое существование еще четверть века, считает Бжезинский. "Сталинская система продолжала существовать не только потому, что Брежнев и его правительство извлекали из нее выгоду и хранили ей верность. Она выжила благодаря тому, что" массы не могли представить себе какую-либо другую альтернативу" сталинизм был политической системой без реальной политической жизни в ее рамках". Однако в последние годы брежневской эпохи у интеллигенции, у кое-кого из политической элиты начало крепнуть ощущение, что система больна, что Советский Союз все сильнее отстает от стран "загнивающего капитализма", что идеологическое загнивание-то, экономический упадок и культурное бесплодие охватили весь СССР. Советская экономика стала невероятно расточительной, а профиль экспорта из СССР все больше приближался к таковому для развивающихся стран "третьего мира". Как пишет Бжезинский, в результате долгих лет построения социализма в СССР он все-таки был построен - лишь для одного класса, верхушки правящей партии и военной и административной элиты. В 70-х годах уже многие советские граждане довольно хорошо осознавали отсталость страны и ее последствия. Это понимал уже и окружающий мир. Советский коммунизм в частности и, как следствие, коммунизм вообще дискредитировал себя.

"Михаил Горбачев пришел к власти с туманно сформулированным наказом вновь привести советскую систему в движение" Его приход к власти являл собой новую реальность в СССР - как на объективном, так и на субъективном уровнях" если бы не Горбачев, то, по всей вероятности, какой-то другой реформатор стал бы лидером в середине 80-х годов", - убежден Бжезинский. Кризис коммунизма нарастал, и поэтому необходимы были реформы. Надо было аннулировать сталинское наследие, сохранив при этом в неприкосновенности ленинскую традицию. Надо было предпринимать решительные экономические, социальные и политические шаги по оздоровлению общества и государства. Горбачев начал с гласности - реформ снизу - и на ее основе перешел к более широкой политической реконструкции - перестройке - реформам сверху. Однако, считает американский политолог, как бы хороши ни были эти реформы, только "отказ от двух источников советской дилеммы [Советский Союз" продолжал терять идеологическую привлекательность, а внутри страны не обрел широкого диапазона свобод для подлинной реформы всей системы]: сталинизма и ленинизма" мог бы предотвратить замедленность развития СССР. Поскольку, полагает Бжезинский, "правящая элита, включая и Горбачева, поняла, что полностью и открыто отказаться от ленинизма означает лишить легитимности саму советскую систему" политические препятствия на пути подлинной перестройки не только чрезвычайно велики, но, вероятно, и непреодолимы".

Но Горбачев своими реформами "открыл ящик Пандоры" и тем самым впустил в жизнь советских людей религию, национализм, социальные и политические диспуты, а это, по мнению Бжезинского, - "опасность для целостности марксистско-ленинского учения и потенциально даже для единства СССР". Поэтому автор в своей книге в 1988 году наиболее вероятное будущее Советского Союза представляет себе так. "Длительные, но так и не ведущие к определенным результатам беспорядки" дальнейшие уступки и необдуманные перемены" такие шаги, скорее всего, усилят надвигающийся политический кризис" необходимые для оздоровления экономики реформы, вероятно, лишат советских рабочих главных благ, которыми они пользуются при существующей системе, а именно гарантии занятости и стабильной зарплаты, независимо от производительности, не дав им взамен никаких, сравнимых с этими, преимуществ" усиление среди народов СССР, обозленных непрекращающимся господством Москвы, национальных и религиозных конфликтов или сепаратистских устремлений" нарастающий развал порядка может привести к перевороту в Москве - перевороту, предпринятому военными при поддержке КГБ. Во главе такого переворота встанет, скорее всего, коалиция недовольных русских офицеров, напуганных бюрократов из центрального партаппарата и разгневанных чинов КГБ". Наконец, менее, но все же вероятной в течение ближайших лет Бжезинскому кажется возможность распада Советского Союза.

"Ключом к пониманию будущности коммунизма в Восточной Европе является единственный решающий факт: марксизм-ленинизм - чужая доктрина, навязанная этому региону имперской державой, чье правление несовместимо с культурой подвластных ей народов" идет процесс органического отторжения коммунизма восточно-европейскими обществами", - уверенно пишет Бжезинский. По его мнению, несмотря на то, что марксизм зародился в Западной Европе, адаптация его Россией огрубила его, лишив гуманистической ориентации, а насильное насаждение советской модели коммунизма в странах Восточной Европы, без учета их национальных особенностей, культурных устремлений, неизбежно вызывало и будет вызывать недовольство коммунистическим режимом. Поскольку, считает Бжезинский, мало вероятно, что СССР будет использовать военное давление для сохранения навязанной институциональной и идеологической гомогенности стран социализма, скорее всего, дискредитация советского строя в самом СССР и ослабление контроля, вызванное реформами Горбачева, приведут к переходу стран Восточной Европы "от государственного социализма советского типа к формам многопартийного демократического государства всеобщего благосостояния", к интеграции с "истинно демократической и плюралистической Европой", то есть к гибели коммунизма в Восточной Европе.

Однако Бжезинский рассматривает и "перспективы для международного наступления коммунизма" - рассматривает, чтобы тут же их отвергнуть: "Коммунизм стал идеологией, дискредитированной в международном масштабе. Марксистско-ленинская практика - союз теории и деятельности - более не пользуется уважением даже среди членов партии в качестве универсально значимого руководства к реконструкции общества" Для людей во всем мире коммунизм стал синонимом задержки развития" Это общее мнение всего мира представляет собой эпохальную перемену и ведет к сокрушительным последствиям для мирового коммунизма". Бжезинский указывает, что и неправящие европейские компартии, в том числе сильнейшие из них - итальянская, французская, испанская, - теряют популярность и добиваются какой-либо народной поддержки "в значительной мере благодаря неприкрытому отречению от того, что коммунизм советского типа представлял и защищал". "В Северной Америке коммунизм - это даже не политическое движение, а крошечная секта, участие которой в политических процессах США и Канады незаметно". Развивающиеся страны, принявшие социализм, настолько оказались близки к экономической пропасти, что только отказ от триумфа коммунизма и обращение к развитым капиталистическим странам за помощью - экономической и политической - может спасти их от голода, гражданских войн и других последствий их социалистического опыта.

Таким образом, заключает Бжезинский, в конце 80-х годов ХХ века мир наблюдает агонию коммунизма - учения, стремившегося к лучшему и более гуманному обществу и приведшего к массовому угнетению. "Ни один коммунистический режим не пришел к власти в результате свободно выраженной воли народа. Ни одна из правящих коммунистических элит даже после десятилетий пребывания у власти не желает обрести политическую легитимность, позволив своему народу сделать свободный выбор относительно продолжения существования коммунистической системы" Глубинные корни общего кризиса коммунизма в малости его исторических достижений", - подчеркивает автор. Все коммунистические страны отстают в развитии от некоммунистических стран, находящихся на сходной стадии социально-экономического развития (исключение составляет Китай, перегнавший Индию "лишь после того, как Пекин начал отступление от марксистско-ленинской идеологии"). Все коммунистические хозяйства еще больше отстают в смысле международной конкурентоспособности. Уровень жизни населения коммунистических стран крайне низок. Экономические изъяны осложняются и растущим экономическим кризисом. Прогресс, достигнутый "в развитии тяжелой промышленности и" в сферах социального обеспечения и образования" куплен ценой ошеломительного числа человеческих жертв". По приблизительным подсчетам Бжезинского, коммунистический "эксперимент по перестройке общества" обошелся человечеству минимум в пятьдесят миллионов погибших. "Бессмысленное уничтожение значительной части талантов и подавление творческой политической жизни общества" физический и психологический ущерб, причиненный долгим заключением и каторжным трудом" пронизывающая общество атмосфера страха, личной и политической изоляции" эта заплаченная обществом цена" представляет суть этой попытки социальной инженерии, самой, без сомнения, необычной и опустошительной из когда-либо предпринимавшихся, - пишет автор, - "утопическая социальная инженерия находится в фундаментальном противоречии со сложностью человеческого бытия, а социальное творчество лучше всего расцветает, когда политическая власть ограничена. Этот фундаментальный урок делает тем более вероятной возможность, что XXI век будет веком демократии, а не коммунизма".
  1   2   3

Похожие:

Закончить войну iconТрудно говорить о такой безмерности как поэт. Откуда начать?
Ведущий: Трудно говорить о такой безмерности как поэт. Откуда начать? Где закончить? И можно ли вообще начать и закончить, если то,...
Закончить войну iconГероизм и искусство в борьбе
Ф. С. Октябрьский приказывает покинуть Очаков и явиться в Одессу, вступить в командование Одесской вмб. В день Военно-морского флота...
Закончить войну iconВчера югославия, сегодня ирак, завтра украина
Киеве прошел антивоенный марш и митинг протеста у посольства Соединенных Штатов Америки против агрессивных планов правительства сша,...
Закончить войну iconЗадача Штурма-Лиувилля (1-ый семестр, февр. 12,19,24,26)
Здесь мои вопросы для коллоквиума. Я хочу закончить этот список на уравнении Лапласа
Закончить войну iconЗакончить наш разговор хочу притчей
Приложени Памятка для родителей. Памятка курящему человеку. Письмо взрослеющему сыну
Закончить войну iconВ. И. Колчака. В 1916-17 командующий Черноморским флотом. Один из...
Один из организаторов белого движения в Гражданскую войну. В 1918-20 «верховный правитель российского государства»; установил режим...
Закончить войну icon«The headless horseman». Behind blue screen
Лин, я здесь! – не успела Лиса закончить фразу, как дверь номера распахнулась, и на пороге возникла взмыленная фигура её менеджера...
Закончить войну iconУрок литературы по теме: А. Погорельский «Черная курица или подземные жители»
Образовательная: закончить работу над сказкой, проанализировать внутренний мир героя, выяснить главную мысль произведения
Закончить войну iconРебята, данный раздел в написании…постараюсь закончить рано или поздо
После получения многих вопросов о том, как настраивать Эво, я решил написать это краткое руководство
Закончить войну iconВступление СССР в войну на Дальнем Востоке. Капитуляция Японии. Окончание Второй мировой войны
Пытанне 21. Вступление СССР в войну на Дальнем Востоке. Капитуляция Японии. Окончание Второй мировой войны
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница