Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и




НазваниеПроснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и
страница1/6
Дата публикации02.09.2013
Размер0,55 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Математика > Документы
  1   2   3   4   5   6
6. Killer Bees
Пчелы-Убийцы


Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и нефункциональными, как и шторы, сквозь которые он прорвался в первую очередь. Надо будет купить жалюзи и сюда, - подумал я. Или переставить кровать. Я, с трудом переваливая тело, превратившееся за время сна в желе, дополз сначала до туалета, потом и до кухни, на которой обнаружилась готовящая миссис Хадсон (слава богу, хоть готовить самому не придется – аттракцион «попади в унитаз» показал, что координация у меня восстановится не раньше, чем через пару часов), и уронил свою заднюю часть на стул, а остальное - на стол, испустив протяжный стон. Наша «недомработница», шкворча чем-то на плите, чирикала что-то радостное, но нечленораздельное - слух у меня тоже пребывал в таком же состоянии, что и координация. Потом я услышал знакомое слово, которое заставило меня вскинуть голову. Правда, я никак не мог вспомнить его значение. «Шерлок» - что это? Что-то жизненно важное. Какая-то еда? - всё ещё находясь под гегемонией желудка подумал я. Дайте, дайте мне этого шерлока, по-о-олную тарелку, - кажется, попытался сказать я, захлебываясь слюной. Миссис Хадсон подчинилась.

Только облизывая тарелку, я понял, что то, что я съел, был «полный английский», а вовсе не Шерлок, что меня ужасно огорчило.

- А где Шерлок?

- Я ведь уже сказала, Джон, он в Скотланд Ярде, за ним приехал инспектор Грегори, и они уехали.

- Что, Шерлок уехал с Лестрадом? В полицейской машине?

- Я тоже удивилась, дорогой.

- Боже, видимо, действительно что-то страшное.

- Шерлок велел тебя не будить, хотя сколько можно спать-то, но приготовить тебе завтрак, это, мол, может тебя разбудить, да так, родной, и произошло.

- Ага.

- Ты позвони ему, дорогой, он волнуется, сам за двое суток глаз не сомкнул, всё ждал, когда ты проснешься.

- Двое суток?

- Да, ты пришёл от Гарри, сам понимаешь, в каком состоянии, я не хочу ничего плохого сказать про твою сестру, но не слишком ли… ладно, это не моё дело. Ну, и мы на следующее утро не смогли тебя добудиться.

- Вы пытались меня разбудить?

- Сначала только Шерлок, потом он и меня попросил. Но ты не просыпался. Пришел доктор, этот, как его… Пухленький такой… Ваш общий друг…

- Майк Стэмфорд?

- Да, доктор Стэмфорд, и сказал, что ты не в коме или чего, тогда мы с Шерлоком немного успокоились. Он посоветовал нам тебя не беспокоить, и ты сам проснешься, когда есть захочешь.

Я, наконец, смог набрать Шерлока, но звонок его Blackberry раздался в прихожей.

- Черт, он бы ещё без штанов из дома вышел, - проворчал я. Вообще-то, это как-то случилось взаправду - слишком интересное дело застало Шерлока не готовым к выходу в свет, и мне пришлось буквально одевать его в такси, так как на его оперативке места не хватило даже на осознание необходимости одежды в принципе, не то, что на знания о том, куда какую конечность совать. Это было летом, слава богу, хотя я бы не хотел больше встречаться с тем таксистом.

Вспоминать ничего не хотелось. Ну, напился с Гарри, не первый и, боюсь, не последний раз. Лучше не помнить. В похмельной потере памяти такой же смысл, как и в любой истерической амнезии – избавить вас от стресса. Ну, или, по крайней мере, подготовить к нему. Вспомню, когда будут более подходящие условия. Когда Шерлок явится, как минимум.

Ещё какое-то время я переваривал, дремля на диване, потом, по всей видимости, и вовсе заснул. И это после двух суток сна? Но, очевидно, так и было, так как я проснулся, когда входная дверь хлопнула.

Явившийся Шерлок был явственно зол, ворча что-то про политику, Майкрофта и про то, что ещё неизвестно, кто больший сумасшедший. Увидев, что я проснулся, он тут же забыл всё и бросился ко мне.

- Джон, это ты? – опустившись перед диваном на колени, вцепился он мне в предплечья.

- Нет, блин, папа Римский, - нахмурился я, но на всякий случай осмотрел себя. Нет, вроде, мои руки, мои ноги. Морда, наверное, со сна помятая…

- Хочу сразу предупредить, что я могу вычислить Банди, - грозно зыркнул Шерлок. Да что я такого сделал-то?

- Что? – уже понимая, о чем он, по инерции переспросил я.

- Я всегда знал, что это он. Сразу после сеанса. И, Джон, – было глупо разрывать раппорт и оставаться в трансе, ты дал ему зеленый свет.

Да, я помнил, как вытащил из уха «жабру» и остался в «Париже», и одновременно помнил, как очнулся в Майкрофтовском «конспиративном подвале» и потребовал отвезти меня домой. Только что-то тут не сходилось.

- Ты поел? Ты двое суток не ел, тебе нужны калории, - озабоченно спросил Шерлок. Смешнее всего, когда он следит за моей диетой.

- Да-да, - кивнул я рассеянно.

Шерлок долго жевал свои губы, заглядывая мне в глаза, но, не дождавшись, когда я соблаговолю, всё-таки решился сам меня поцеловать.

А, ну и фиг с ними, с этими нестыковками. Я ответил, притянув его к себе, и вскоре уже нежился в своем личном раю. Снова хотелось спать. Я вообще когда-нибудь высплюсь?

Но внезапно меня как током прошило. Не в том приятном смысле, о котором пишут в эротических романах – их вообще током когда-нибудь било? Но, судя по всему, по такому же поводу. Только через какое-то время до меня дошло, отчего у меня волосы на затылке дыбом встали. В этой успокаивающей мягкости я почувствовал что-то угрожающе твердое. И какой-то первобытный ужас поднялся во мне, затопляя разум. Разум, который, барахтаясь на поверхности, пытался пробулькать что-то вроде «Это у тебя там лупа, или ты просто рад меня видеть?»

Я не помню, как оказался в ванной, исторгнув из себя всё, что не успел переварить с утра, и, кажется, свои кишки заодно.

- Опять слишком много и быстро ел? – Шерлок, прибежавший следом, снова насмешил меня своей озабоченностью тем, как я питаюсь. Боже, любимый, чья бы корова мычала…

Я действительно начал истерически хихикать, отгоняя ужас, который покорно затаился. Зато память, наконец, решила, что момент настал, хотя я вовсе не был с ней согласен. О нет, можно я ещё немного посплю, мамочка? Сегодня у нас нет первого урока…

- Что с тобой? – я почувствовал его руки на своих запястьях, приходя в себя, и дернулся так, что довольно сильно приложился о ванную головой. Эта встряска и уложила бесформенный кусок воспоминаний в мою черепную коробку. По крайней мере, я понял, что произошло. А произошло то, что у меня появилось два лишних месяца, которые лезли у меня из ушей вместе с мозгами. Два страшных месяца.

- Я убил Пленника, - сказал я.

- Это хорошо, Джон. Ты и хотел это сделать. Всё в порядке.

- Да не особо. Понимаешь, я не только убил его, Шерлок, но и съел. Видишь, теперь несварением маюсь, - снова истерично рассмеялся я, морщась от боли – черт, шишка будет.

Отсмеявшись, я дал себя поднять, старательно избегая соприкосновения с тем, что меня так напугало. Но меня не отталкивало от Шерлока, наоборот, мне нестерпимо хотелось снова оказаться обернутым им, только там я чувствовал себя в безопасности, и это было мне сейчас необходимо больше всего, как после ночного кошмара. Но эта незначительная деталь… Боже, это и впрямь смешно.

Когда мы дошли до спальни, я объяснил Шерлоку всё, может, он что придумает.

- Тебя ужасает мой эрегированный член? – как всегда, не преминув уточнить, воскликнул Шерлок. – Это из-за… изнасилования?

- Которого не было, - кивнул я, показывая, что все ещё отличаю настоящие воспоминания от ложных. Сознательно. Подсознание, похоже, все ещё было в замешательстве.

- Во время своего пребывания здесь Банди не был настроен настолько против, одним утром он даже…

- Я помню, - заткнул я его. – Дело в том, что он не воспринимал тебя, как реальную угрозу. Ты для него был ненастоящим. Но теперь его часть во мне считает тебя Шерином, а значит, эта часть думает, что ты меня изнасиловал.

- Я мог бы…

- Что, ты умеешь приказывать своим органам? Так же, как «стирать с жесткого диска»? Выпендрёжник.

- Есть определенные препараты…

- Даже не смей! – вскинулся я. – Знаю я эти препараты… В Афгане лечил таких. И не думай.

- Я думал, в армиях это обычная практика.

- Она была обычной практикой в шестидесятых. Думаешь, почему «была»?

- Вообще-то я подумал о сертралине. Одним из побочных действий на него у меня как раз было…

- Господи, Майкрофт опять мне дал неполную медицинскую книжку? А в этом-то что секретного? Я и так знаю, что у тебя OCD.

- Да? А я думал, я от него избавился.

- То есть было ещё хуже?

- Намного. История, в которую я попал из-за Ясим, практически излечила меня. После я, конечно, этого не помнил, но начал вести похожий образ жизни. Лечит почти все нефизиологические невропатологии. Твоя нога и тремор, моё обсессивно-компульсивное расстройство. По сути, любой подобный синдром – это зацикленность, и лечится она отвлечением.

- Ну да, сложно зацикливаться на пустяках, когда тебя в любой момент могут убить, - согласился я. – Невропатолог ты мой доморощенный. Та-а-ак… А скажи мне, чем тебя ещё в юности кормили, о чем я не знаю? Может, объяснится твоя гормональная патология? Черт, Шерлок, только не говори, что ты был женщиной, Стивен – не женское имя.

- Гарри – тоже, - надул губы Шерлок. – Нет, я никогда не был женщиной. Если меня, конечно, не обманывали всю жизнь. Тебя перестало тошнить? Тебе нужно поесть.

- Только вместе с тобой, - кивнув, согласился я.

Шерлок вздохнул, но позвонил и заказал в Royal China две порции. Во время обеда я потребовал, чтобы он рассказал мне, куда бегал с утра пораньше. Хотя, на самом деле, что угодно, лишь бы не думать о тех двух месяцах, которых не было. Может они, как кошмар, в конце концов, забудутся, если о них не думать?

- Лестрад, наконец, поймал Короля – кстати, ты угадал, тот считает себя проснувшимся королем Артуром. Точнее, Король поймался в расставленную мной ловушку, - начал Шерлок, беззастенчиво пользуясь своей ролью рассказчика, чтобы отлынивать от поедания «утки по-пекински». - Конечно, всё могло быть гораздо быстрее и чище, если бы этим занимались мы с тобой, а не он со своими идиотами, ну да ладно. Его опознали как Джека Стэплтона, историка из деревушки в Дартморе.

- Там, где король Артур выиграл у Дьявола в койтс, - улыбнулся я.

- Если хочешь, - отмахнулся Шерлок. – Главное вот что: у него атипичная амнезия. Очнулся в пригороде Лондона, на вокзале. Заполнил отсутствующую личную память биографией своего хобби – короля Артура, собрал свой «Круглый стол», в который вошел, в том числе, заводчик уже знакомых тебе (по следам зубов) ирландских волкодавов, и устроил Дикую охоту на «оккупантов».

- Он ещё и расист, - кивнул я, только сейчас поняв, что убитый, которого я видел, был арабом.

- Подозреваю, это влияние другого члена своры, скинхэда со стажем.

- Майкрофт, конечно, тут же засекретил дело?

- Лестрад, думаю, и сам догадался его замять, но да, Майк взял дело в свои руки. Но дело не в этом. Дело в том, что именно Стэплтон вспомнил под гипнозом, – наш друг Браун уже снова успел поработать на благо Правительства. Удалось установить, где его держали, но к тому времени, разумеется, они никого там не застали. Посему срочно нужен был я – чтобы осмотреть то место.

- На что ты ругался?

- Когда?

- Когда пришел.

- О, на Майка, конечно. Теперь, когда расширение области зомбирования доказано, следовало хотя бы спросить, не происходит ли того же в других странах, но нет, мой братец решил, что это будет слишком просто, а мы же простых путей не ищем, - фыркнул Шерлок.

- И что теперь будет?

- Надо будет всё-таки съездить в Москву вторично.

- Понятно.

- У нас есть ещё полторы недели.

- Хорошо. Пара деньков отдыха не помешает.

Вечером я перетащил из спальни наверху остатки своих пожитков, разложенных там Банди, но Шерлоку всё равно пришлось отправиться на диванчик, к обоюдному нашему сожалению. Во-первых, Шерлоку обязательно надо было выспаться - он действительно почти не спал, пока я изображал из себя одержимого. Во-вторых, конечно, из-за того, что мы оба не контролировали свои реакции.

Мне же, наоборот, не спалось. И из-за того, что я слишком долго спал, и из-за стороживших меня в подсознании образов ложной памяти. Стоило мне прикрыть глаза – они были тут как тут.

Посреди ночи я не выдержал и прокрался на кухню, смочить пересохшее горло. Чтобы отвлечься от Банди, я начал вспоминать читанные в детстве книжки. Вот он я - Взломщик, Вор в ночи, пробираюсь через логово Дракона. Вот и он, развалился на диване, посапывая своим огненным дыханием, и его ни в коем случае нельзя будить. Он спит на своих сокровищах, сверкая в темноте пещеры. Сверху и снизу он покрыт броней из железных чешуй и твердых драгоценных камней. Потрясающе! Восхитительно! Безупречно! Ослепительно! Старый болван! Да у тебя слева на груди дырка, голое тело торчит, как улитка из раковины! Противная птица, а ты-то чего подслушиваешь?! – остановился я посреди темной гостиной как вкопанный, почувствовав, как «дрозд» во мне жадно прислушался. Я намеренно с грохотом уронил первое попавшееся под руку, не в силах дольше этого выносить.

- Джон? – сонно пробормотал Шерлок, просыпаясь.

- Верни Эда. Или дай Майкрофту снова меня где-нибудь запереть, - восстановив, наконец, дыхание, выпалил я.

- Джон, всё прошло, всё будет хорошо.

- Тогда почему я чувствую, как часть меня хочет тебя убить?

- Ты этого не сделаешь. Ты контролируешь эту часть.

- Я в этом не уверен.

- Джон, - Шерлок полностью проснулся, и я почувствовал себя свиньёй – на сей раз я не дал своему соседу выспаться, а не наоборот. Впредь буду более терпимым к Шерлоку, когда всю ночь у нас по гостиной домовые водят хороводы. Может, ему в таких случаях так же плохо, как мне сейчас. - Я бы хотел кое-что уточнить, Джон. Я рад, что в тебе есть часть, которая сможет прекратить мое существование, когда понадобится.

- Что? Шерлок! – заорал я возмущенно.

- Не перебивай меня. Я плохо вижу, где проходит черта, поэтому мне необходимо знать, что если я её переступлю, кто-то сможет меня остановить. Если я стану, как Эл…

- Не смей себя сравнивать с ним!

- Тем не менее. Банди доказал, что ты готов на это. Я не могу полагаться на Майка. Не с примером Лестрада перед глазами. Братского долга для этого явно недостаточно.

- Значит, я для тебя – всего лишь предохранитель?

- «Всего лишь»? – не повысил голос Шерлок. – В моей жизни было всего два «предохранителя» - мать и ты. Майк так и не стал для меня авторитетом, всё, что он может - это тыкать в меня авторитетом матери, хотя я лучше него знаю, что бы она одобрила, а что нет. Так что… Если для тебя это «всего лишь»…

Черт, я опять забыл, что Шерлок - социопат. Чересчур хорошо притворяется нейротипиком в последнее время. По этой вот самой причине, между прочим. Социопат отличается от психопата тем, что у него есть авторитет – тот самый предохранитель, который не дает ему переступить через социальные нормы. Чем ближе у него связь с авторитетом, чем тот сам социальней, тем социально функциональней социопат. То, что я для Шерлока – авторитет, дает мне неограниченные преимущества. У семи нянек, конечно, дитя всё едино без глаза, но одной мамы обычно хватает для содержания ребенка в полном здравии.

- Прости, я не подумал, - извинился я, размышляя дальше над перспективами моего объявленного статуса. - Ты не переступишь черту, - твердо произнес я.

- Конечно, нет, - легко согласился Шерлок. – И ты не убьешь меня.

Наконец я понял, что он хотел сказать. Конечно, это так просто. Я действительно контролирую ситуацию. Черт, у меня даже слишком много контроля для одного маленького меня.

- Я просто запаниковал, - оправдался я, садясь на краешек дивана. Меня начало колотить – проходило нервное напряжение. – Знаешь, после выстрела, там, в темноте, когда я не мог понять, кто я, мы кружились с Банди, как… как на лестнице Мёбиуса.

- Пенроуза, - автоматически поправил меня Шерлок.

- Как скажешь. Как будто мы на разных концах, и когда поднимается он, опускаюсь я, или наоборот? Или это только я? И чем больше я поднимаюсь, тем больше я опускаюсь, и чем больше опускаюсь, тем больше поднимаюсь. И этому не было конца. И до сих пор я не могу понять, кто оттуда вышел и как. Может, я до сих пор там?

- Постарайся не относиться к этому серьезней, чем к ночному кошмару, - Шерлок положил мне на здоровое плечо свою огромную ладонь, тут же прекратив мою трясучку. – Ты проснулся. А он не может причинить тебе вреда.

- Это глупо – когда один взрослый мужик уговаривает другого взрослого мужика, что кошмар – всего лишь кошмар и не может причинить вреда, - проворчал я почему-то. Слишком привык справляться со своими кошмарами в одиночку? Только что ныл, что тебе хочется, чтобы он тебя успокоил.

- С тех пор, как мы спим вместе –
  1   2   3   4   5   6

Похожие:

Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и iconБульварных
У тертычного мне не очень нравится слишком занудно- но в целом похоже с тем, что есть в госах мгу-кое-что я совмещаю
Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и iconКнига 3 Предисловие Сегодня мы ехали по невероятно красивым рав­нинам...
Я надеюсь, что вам серия о Саре доставляет та­кое же удовольствие, как мне. Сара, Сет и Аннет, и, конечно, Соломон для меня так же...
Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и iconПоиска Изумрудов Хаоса. Мне, если уж честно, достаточно моего одного,...
Проснулся я от того, что прямо мне в лицо бил яркий солнечный луч. Даже странно меня не разбудил, как всегда, обычный кошмар во второй...
Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и icon«Закон Мескинена»
Может быть, работа не слишком приятное занятие, но куда-то ведь надо утром идти
Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и iconГоризонт ы
Исполнились ли все мои мечты? Вообще – зачем я жил и чего достиг? Конечно, кое-что есть! Не так много, но всё-таки… Кое-кто имеет...
Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и iconБрату моему Николаю посвящается
Ваня проснулся оттого, что гувернантка Марья Петровна – недавняя выпускница института благородных девиц, потрепала его по плечу и...
Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и icon1 Юридическая и финансовая основа электронных денег
И что интересно, число нуждающихся постоянно растет. Это как с загранпаспор-том: не было его и ездить никуда не надо было, а появился...
Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и iconExeland, Elektron вот мои «разработки» для новой кампании. Я кое-что...
«разработки» для новой кампании. Я кое-что брал из первого лотра, кое-что из фильма. За неточности простите, книгу я не читал, всего...
Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и icon«Красный рассвет»
Рассвет. Прогнившие стены издавали зловонный запах. Густая, чуточку липкая, багровая кровь стекала с гаечного ключа, который держал...
Проснулся я от голода. И бьющего в глаза света. И оттого, что мне надо было «кое-куда». Из окна лился слишком яркий рассвет, делая мои веки прозрачными и iconК. Итокава Япония апокалипсис в романе ф. М. Достоевского
«Мне другое надо было узнать, другое толкало меня под руки: мне надо было узнать тогда, и поскорей узнать, вошь ли я, как все, или...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница