Международная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин




НазваниеМеждународная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин
страница1/15
Дата публикации19.07.2013
Размер1,83 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Культура > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Международная Независимая Ассоциация Трезвости

(МНАТ)

Станислав ШЕВЕРДИН

(При участии Константина Красовского

и Владимира Ловчева)

ПИТЕЙНАЯ ТРАДИЦИЯ

И СОВРЕМЕННАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ:

ДРАМА ВЗАИМНОСТИ

И ПЕРСПЕКТИВЫ «РАЗВОДА»

Текст 1995 года был написан

для семинара «Восток-Запад»

Европейской конференции «Здоровье, общество и алкоголь»

(Париж, 12-14 декабря 1995 г.)

по гранту Европейского регионального бюро

Всемирной организации здравоохранения.

МОСКВА

1995

2012

АННОТАЦИЯ

Объектом исследования является питейная традиция, старая и упрямая спутница человека - прежде всего человека европейской цивилизации и культуры. В этом смысле исследование является откликом на очевидную необходимость пристального изучения социокультуральных и поведенческих аспектов связанных с алкоголем проблем.

Закономерности возникновения питейной традиции, ее природа, «механизм» её бытования в обществе, влияния на поведение людей, ее взаимоотношения с алкогольным производством, с цивилизационными ценностями современного общества рассматриваются в книге с философских и культурологических позиций. С этих же позиций рассматриваются и вопросы алкогольной политики (по преимуществу на российском материале; в частности, на примере «горбачевской реформы» против пьянства).

В качестве «атома» алкогольных проблем автор избрал не «прием алкоголя», не «дозу», а питейный поступок. Это позволило по-иному взглянуть на проблему вредных последствий алкоголизации жизни - в частности, сформулировать закон неустранимости вреда как следствия функционирования питейной традиции и выдвинуть биологический императив как руководящий принцип деятельности и поведения человека.

SYNOPSIS

The object of research is drinking tradition that follows human being for a very long time. The research is a response to the need to study social, cultural and behavioural aspects of alcohol-related problems.

From the points of philosophy and culturology there are considered the origin of drinking tradition, its nature, mechanism of its existence in society, its influence on human behaviour, its relationships with alcohol production and with the civilization values of the modem society. The alcohol policy issues (mainly based on Russian experience, particularly the "Gorbachov campaign" of 1985) are also considered from the same points.

The author suggests that the "atom" of drinking behaviour is not "alcohol drinking" and not "dose", but "drinking action". The suggestion allows to consider alcohol-related problems in a new way. There is proposed the Law of Non-Elimination of Harm as a result of drinking tradition and the Biological imperative, as a main principle of human activity and behaviour.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ!

^ (ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ)

Мне было бы приятно,

если бы те, кто хочет мне возразить,

не торопились бы это делать, а постарались бы понять

всё, что я написал, до вынесения суждений со своей стороны,

ибо всё связано воедино и конец служит тому,

чтобы обосновать начало.

Рене Декарт.

Современная наука окружена лесом гипотез.

Павел Копнин.

В этих вопросах слишком много такого,

чего я и сам не понимаю и не должен…

делать вид, будто понимаю.

Томас Кун

Истина есть процесс.

Владимир ЛЕНИН.

I.

Первое издание книги состоялось в декабре 1995 года ─ в основном на английском языке, а написана она была по заказу Европейского регионального бюро ВОЗ, чему я обязан персонально тогдашнему председателю МНАТ, ныне председателю секретариата ассоциации, исполнительному директору Информационного центра по алкоголю и наркотикам (Киев) Константину Красовскому, которому принадлежит и аутентичный english «Драмы…», и сотруднику ЕРБ Петеру Андерсону. Двадцать (sic!) полученных мной русскоязычных экземпляров разошлись мгновенно и не сделали погоды. В оборот антиалкогольной мысли вошли едва ли две-три идеи из десятка-другого, вживлённых в сжатый текст.

Убогий КПД – результат не только ничтожного тиража и тем самым неизвестности работы, но и особенностей самой книжки, которые – в свою очередь – результат специфики исследования мной величайшего явления, каковым является потребление алкоголя/пьянство. И специфика эта пусть и не эксклюзивна, но, тем не менее, очень непривычна для читателя – даже подготовленного.

Именно к этому пункту и относится моё первое и главное предупреждение, каковое я не потрудился сделать при издании 1995 года, ограничившись лишь информацией ─ первая ошибка! ─ об этой специфике, да, к тому же, только в 3-й главе – вторая ошибка!

Предлагаю читателю сначала заглянуть в соответствующий параграф издания 1995 года, после чего вернуться в «Предупреждение». Для сравнения.
«3.2. Притязания автора (по тексту 1995 года)

Приглашая читателя к соразмышлению над проблемой функционирования питейной традиции, над своеобразием ее российского «облика» и «биографии», над загадкой ее стойкости в течение восьми тысячелетий и перспективами возможного будущего, я заранее объявляю о своих намерениях, чтобы тем усилить критическое ─ значит: конструктивное - внимание всех, кого эта проблема волнует.

Несоразмерно большим, сравнительно с малым объёмом книги, выглядит библиографический раздел. Но для жанра СЛЕНТа это естественно, поскольку источники являются стройматериалом для лесов. В нашем же случае приходится собирать по мелочам, «воруя» по бревнышку, по кирпичику на строительстве таких объектов, которые имеют как будто совсем иное назначение».

Да, с опозданием я сообщил-таки о своеобразии данной работы. О том, что она представляет собой особый и, справедливо сказать, редкий исследовательский жанр, а именно жанр… СЛЕНТа. Мало распространенная аббревиатура «СЛЕНТ» расшифровывается так: Строительные Леса Научной Теории.

О ней и о том, что она обозначает, мало знают даже специалисты, методологи науки, наукотворчества, к ведению которых она и относится в первую очередь. И немудрено: опубликована… лишь одна работа о СЛЕНТе – статья философа Э.М.Чудинова(1930-1980)1. В статье ощутимо намерение автора фундаментально рассмотреть проблему, которое сам инициатор осуществить не успел и которое не было воспринято и реализовано другими. Считаю, напрасно.

Не исключено, что это понятие, которое, по Э.М.Чудинову, «не надуманно и не является плодом терминологических ухищрений», так что «им часто пользуются естествоиспытатели, характеризуя теорию на ранней стадии её становления», и которое перенято им у неназванных «физиков», является довольно-таки свободной интерпретацией последними мысли В.И.Вернадского о том, что вопросы, возникавшие «на далёкой от науки почве религиозного созерцания, философского мышления, художественного вдохновения или общественной жизни», становились «живительным источником научной работы для целых поколений учёных» и «служат лесами научного здания, необходимыми и неизбежными при его постройке, но потом бесследно исчезающими»2.

Вернадский в своём понимании прошлого знания, служащего лесами для настоящего, скорее всего, последователь так называемого кумулятивизма (наверняка ему известного), суть которого «хорошо охарактеризовал» (так считает Е.А.Мамчур) М.Бунге, который писал: «Любая историческая последовательность научных теорий является возрастающей в том смысле, что каждая новая теория включает… предшествующие ей теории», - и утверждал, вопреки Вернадскому, что «в этом процессе ничто и никогда не теряется»3. Иначе говоря, аккумулируется – потому и кумулятивизм.

Помнить об этом необходимо, чтобы избегать, с одной стороны, беспочвенного и высокомерного пренебрежения устаревающим со временем знанием, а, с другой, нетворческого эпигонства и догматизма. Иными словами, избегать тех крайностей (если угодно, Сциллы и Харибды), которые подстерегают становящиеся системы знаний, претендующие на статус науки, к которым принадлежит и гипотетическая (надеюсь, потенциальная) собриология.

Названные же крайности как раз и свойственны некоторым людям, притязающим быть творцами или представителями рождающей дисциплины4. Но СЛЕНТу присуща не только эта – охранительная! – функция. Присуща и творческая: новая научная дисциплина не может возникнуть иначе, как пройдя эту стадию.

Нетрудно, однако, убедиться, что, я под СЛЕНТом разумею нечто иное. А именно сознательно сооружаемый методологический вспомогательный каркас, частично заполненный и по мере возможности заполняемый уже имеющимися теоретическими блоками и заведомо не претендующий на статус окончательного результата, но создающий условия его достижения.

И в этом смысле мне ближе мнение другого высокого авторитета.

…В современном научном дискурсе метафора «строительные леса», своей популярностью обязана, скорее всего, не Вернадскому, а Людвигу Витгенштейну. Так, она витала и даже работала на состоявшейся в Москве в октябре 1997 года конференции «Витгенштейн в контексте культуры ХХ века». У Витгенштейна она строго логична. Интерпретируя подход австрийца, его исследовательские «манеры», Е.Д.Смирнова показала на конференции, что, по Витгенштейну, логика – это «способ конструирования, она задаёт “строительные леса” (das Gerust), допускаемые формы отображения»; «именно логика детерминирует те “строительные леса”, которые определяют общие принципы построения картины мира»5.

Не похоже ли на чудиновский подход, который, впрочем, интереснее и эвристичнее в своём признании того безусловного факта, что «различные стадии эволюции теории характеризуются своими эталонами рациональности, своими нормами логической и методологической строгости»6?

Таким образом, хотя непосредственно о СЛЕНТе мы сейчас имеем всего лишь одно исследование (именно статью Чудинова), но слентовская проблематика наглядно присутствует, а иногда ощущается у многих авторов.

Развивая эту идею, я пока что стремился лишь к тому, чтобы обосновать её ненадуманность и перспективность. И великолепный аргумент в этом смысле я нахожу в практике профессора социологии Пенсильванского университета (Филадельфия) Рэндалла Коллинза, чей опыт создания глобальной теории интеллектуального изменения, воплощённый в толстенном томе объёмом около 90 печатных листов (1300 страниц большого формата), признаётся некоторыми российскими учёными «крупнейшим событием философской и научной жизни на рубеже XX-XXI веков»7.

Для педанта-предметника, по меньшей мере, дерзки, если не сказать – наглы, и замысел американского исследователя, и представленный им результат. В самом деле: действительное содержание фолианта даже шире, чем очерчено названием. В поле зрения автора не только философские школы от древности до современности, но и все (sic!) мировые мировоззренческие (общенаучные) парадигмы и традиции (или: философское, теологическое и научное творчество), хотя сам Коллинз признаёт неполноту охвата относительно всего Востока, начиная от России и далее к Тихому и Индийскому океанам.

Приписать автору «Социологии философии» дерзость и наглость можно, так сказать, запросто ещё и потому, что он по специальности не только не историк философии, но и не философ вообще. Да ещё и не науковед. И, тем не менее, нашёл применение своему не имеющему аналогов намерению и своей редкой эрудиции при анализе и обобщении информационного материала о фактах, относящихся к движению мировой философской и научной мысли. Труд Р.Коллинза, впрочем, не слентовский, а науковедческий, и к его примеру я обратился лишь для обоснования правомочности притязаний СЛЕНТа он годен исключительно своей дерзостью.

Важно пояснить, почему и жанр СЛЕНТа, и сам термин непопулярны, из чего станет понятнее и то, чем они ценны и полезны.

Почему бы не наоборот!? Ведь переносное значение слов «строить», «строительство» и т.д. известно во многих языках – в том числе и для описания когнитивных (мыслительных) процессов. Более того, даже термин «строительные леса» (теории) известен.

Итак, прочему?

Само по себе научное производство почти исключительно основано на изготовлении диссертационных работ, что, естественно, связано с личными устремлениями, деятельностью исследователей, их карьерным ростом и амбициями, обретением надёжного положения в учёном сообществе (завоеванием места под солнцем) и самим существованием. Не(вне!)диссертабельное производство первоначально, при первых шагах некоего типичного аспиранта на учёном поприще, вообще невозможно, как отвергаемое предметными кафедрами и учёными советами, а потом, когда достигший положения учёный, становится более или менее свободен в выборе тем и жанров, он далеко не всегда имеет желание – а то и способности – покинуть наезженную колею.

Плюс к тому СЛЕНТ требует основательной методологической подготовки, каковая редкость. Специально общенаучной методологии нигде не учат. Научных кафедр, специализирующихся на этой проблематике, можно сказать, что нет: вроде бы только одна – в МГУ, да и то не абсолютно специальная, а «в смеси» с другой тематикой.

Нужно, конечно, не забывать, что научной методологией (если повезёт – в частности, удастся попасть к умному научному руководителю) можно овладеть и не… узнав её в лицо (то есть не зная). Так ребёнок, вращаясь в среде правильно говорящих на русском (или ином родном, естественном) языке, овладевает речью, не зная управлений, спряжений, падежей и пр.

За время работы в течение нескольких десятилетий в научных журналах (сейчас являюсь редактором специального журнала «Соискатель» для аспирантов, «кандидантов», докторантов и уже докторов, профессоров) я «пропустил» через своё редактирование сотни специалистов (преимущественно обществоведческого, гуманитарного профиля) и имел при этом удовольствие встретить чуть ли не десяток людей, умеющих строить научный текст.

Ниже – сугубо тезисно – о признаках-особенностях СЛЕНТа, как они мне представляются на основе (помимо собственных размышлений) чтения-изучения многочисленных трудов многочисленных науковедов, методологов науки и вообще видных учёных, рассказавших кое-что о своей творческой лаборатории8.

«Слентовик» непременно начинает как эклектик, то есть непредметник, недисциплинарник. Он доверяется объекту, не определяя и не оценивая его. Он опасается уподобиться кому-либо из тех слепорождённых персонажей малайской притчи, которым предложили определить, что такое слон. Помните эту притчу?

Тот «эксперт», кому достался хобот, сказал, что слон – толстая верёвка. Оказавшийся под брюхом уверял, что слон – бочка. Ощупавший ногу возразил: слон – это колонна.

Усложним пример. Пусть первый персонаж будет специалист-верёвочник, второй – умелый бочар, третий – мастер-строитель колонн. И, тем не менее, они в представлении-объяснении слона уступят даже зрячему дилетанту (погонщику слонов), не говоря уж о зоологе-слоноведе (элефантологе).

От этого простенького (до амикошонства) примера можно шагнуть к напоминанию об общем месте науковедения: та или иная отдельная наука не описывает и не анализирует все грани объекта, а работает, согласно своим подходам, с той или иной его проекцией.

Этим определяется самое, пожалуй, важное, в СЛЕНТе: слентовская характеристика сложного объекта полидисциплинарна, многопредметна (многогранна), в то время как современное научное производство почти полностью дисциплинарно – при этом в основном не по причине таковой природы познания, а как результат отраслевого строения научного производства (институты, кафедры, лаборатории…).

Этим также объясняется невосприимчивость специалистов к СЛЕНТу, которая имеет, по мнению В.И.Аршинова и В.Г.Буданова, психологические и нравственные корни. Основной для синергетиков проблемой они называют проблему «преодоления (но вовсе не подмены) дисциплинарного типа мышления, для которого междисциплинарная методология не просто маргинальна, но и зачастую противоре-//-чит цеховой этике, отвлекая внимание от насущных задач дисциплины, так как решает “случайные” задачи, из которых большинство либо уже неинтересны, либо ещё неинтересны, либо никогда не возникнут». Авторы отмечают, что при междисциплинарном подходе «отсутствует даже привычно очерченная, предметная постановка задачи» и остроумно, но и точно формулируют: «Всё выглядит таким образом, как если бы метод сам “искал” свою задачу!» И далее: «Охранительный дисциплинарный рефлекс когнитивного реализма срабатывает и в виде реакции на претензии носителя междисциплинарной методологии, которого обвиняют в дилетантизме, необоснованных амбициях». И, наконец, важное: «Но интенция последнего не в том, чтобы внедриться, потеснив дисциплинарную цеховую иерархию, но в том, чтобы улучшить коммуникацию так, чтобы в случае возникшего взаимопонимания сотрудничать и консультировать по применению предлагаемой методологии и языка»9.

Профессиональный подход, сколь бы квалифицирован и ответствен ни был специалист-професионал при изучении своей грани объекта, преобразовывает его, а это означает, что – деформирует. Поэтому очень часто даже высокий, как говорят, профессионал, которому мы бываем обоснованно признательны за сообщения нам ускользнувших от нас нюансов, оказывается неспособным – первоначально - к восприятию - и это главное, в этом, так сказать, гвоздь, корень зла и, стало быть, к всестороннему анализу объекта и в этом отношении уступает даже пытливому дилетанту. Это утверждали многие исследователи. Наиболее резко, видимо, Маркс, характеризовавший специалистскую узость зрения как профессиональный кретинизм.

Когда Пьеру Бурдье интервьюеры подкинули тему об «очень сильной специализации, иногда даже чрезмерной», то он подтвердил эту тенденцию: «Совершенно верно. Хотят имитировать продвинутые науки, в которых имеются очень точные и очень маленькие объекты исследований. Именно эта неумеренная специализация поощряется позитивистской моделью, с помощью своего рода подозрительности в отношении к любой общей амбиции…»10. Как видите, и он, одобрив точность, указал и на ограниченность точечности.

Конечно, стремление к всестороннему анализу объекта, в конечном счёте, заведомо неосуществимо, даже если в его (стремления) результате достигается максимально возможные на данный момент его описание, характеристика и оценка, и все готовы сказать: «И это всё о нём!».
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Международная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин icon17 января 2007 года Международная ассоциация содействию правосудию (масп)
Международная ассоциация содействию правосудию (масп) в Санкт-Петербургском Гуманитарном Университете профсоюзов проводит конференцию...
Международная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин iconЧетыре закона трезвости
Юрмальской Учредительной конференции Независимой Ассоциации Трезвости (нат), а также опираясь на свой жизненный опыт, следует сделать...
Международная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин iconМеждународная Ассоциация «Новый Мир»
«Коэволюция пространства-времени, космоса и сознания человека на современном этапе (аспекты синтеза)»
Международная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин iconМеждународная ассоциация академий наук международный союз радиоэкологии
Всероссийский научно-исследовательский институт сельскохозяйственной радиологии и агроэкологии расхн
Международная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин icon Издательские права принадлежат Российскому педагогическому обществу
Международная макаренковская ассоциация. Институт развития личности. Российское педагогическое общество
Международная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин iconИтельство о народной трезвости сборник материалов III научно-практической...
Целью конференции является изучение и распространение опыта трезвого и здорового образа жизни в соответствии с российскими национальными...
Международная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин iconАнтология поэзии и прозы маги 2010 (международная ассоциация граждан искусства)
Литература    музыка     драма     опера и  балет     кино     скульптура   живопись    архитектура 
Международная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин iconТрезвость на карте мира
Оказывается, большая часть населения планеты, а именно — две трети её жителей — живут трезво. Боле 600 больших и малых народов мира...
Международная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин iconАвстро-венгрия
Ассоциация коренных австралийцев,1871, ■Демократическая ассоциация Виктории, ■Консервативная партия
Международная Независимая Ассоциация Трезвости (мнат) Станислав шевердин iconПоложение о Международном конкурсе имени А. С. Макаренко Уважаемые коллеги!
Международная Макаренковская ассоциация и ано «Редакция Народное образование» объявляют о проведении с 1-го по 5-е апреля 2006 года...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница