«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века




Скачать 329,47 Kb.
Название«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века
страница1/2
Дата публикации02.06.2013
Размер329,47 Kb.
ТипАвтореферат
pochit.ru > История > Автореферат
  1   2




На правах рукописи

Фененко Алексей Валериевич

«Национальная идея» и ее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история

(новая и новейшая история)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Воронеж – 2003
Работа выполнена в Воронежском государственном университете
Научный руководитель - доктор исторических наук,

профессор Мирошников А.В.
Официальные оппоненты - доктор исторических наук,

профессор Узнародов И.М.
кандидат исторических наук,

доцент Минаков А.Ю.


Ведущая организация- Казанский государственный университет


Зашита диссертации состоится « 6» октября 2003 г. в 13:00 час. на заседании диссертационного совета № Д 212.038.12 Воронежского государственного университета по адресу: 394068, Воронеж, Московский проспект, 88. Корпус ВГУ № 8. Ауд. 312.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Воронежского государственного университета.

Автореферат разослан « 29 » августа 2003 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета А.Г. Глебов

^ Актуальность темы. Изучение консерватизма как идеологии традиционно вызывает большие трудности у исследователей, что объясняется не только неопределенностью его общественно-политических приоритетов, но и неразрешенностью вопроса о взаимодействии консерватизма с европейским национализмом в период генезиса обеих идеологий. Поэтому проблема национальной специфики консерватизма и его взаимосвязи с национализмом заслуживает самого пристального внимания исследователей.

Особую актуальность в данном контексте приобретает французский политический консерватизм. Слабая изученность темы (отсутствие обобщающих монографических исследований) и, главное, тот факт, что именно во Франции первой половины XIX в. зародились и вошли в общественно-политическую риторику понятия «либерал» и «консерватор» делает ее одной из наиболее перспективных для подобных исследований. В историческом аспекте именно французский консерватизм выработал целостную систему альтернативы всей либеральной цивилизации и ее основным ценностным характеристикам, в то время как, например, основатель британской консервативной мысли Э. Бёрк выступал за умеренно-либеральные реформы на традиционалистской основе в духе Славной революции 1688 года.1 В морфологическом аспекте обращение французских консерваторов к национализму привело к существенной трансформации их идеологии. Таким образом, актуальность исследования «национальной идеи» в творчестве французских консерваторов XIX в. обусловлена реальными масштабами влияния французской общественно-политической мысли на общеевропейские процессы и тем обстоятельством, что именно Франция была одной из первых стран, где «национальная идея» превратилась в неотъемлемую часть консервативной теории.

^ Объектом исследования является «национальная идея» как особый историко-политический феномен в творчестве французских консерваторов XIX-го века.

Предметом исследования стала эволюция понятия «национальная идея» в работах французских консерваторов от Жозефа де Местра до Мориса Барреса, динамика отношения французских консерваторов к категориям «нация» и «национальное государство», а также содержательное наполнение этих понятий в авторских концепциях.

^ Хронологически рамки исследования охватывают период от Великой Французской революции до окончания Первой мировой войны, что обусловлено следующими причинами.

Конец XVIII-го века был для Франции периодом зарождения консерватизма. Именно в это время впервые появляются работы Ж. де Местра и Л. де Бональда, оказавшие непосредственное влияние на дальнейшее развитие консервативного романтизма эпохи Реставрации. Вследствие этого период 1790-х годов можно с полным основанием считать нижней границей истории французского консерватизма, а, следовательно, и «национальной идеи» в творчестве его представителей.

Гораздо больше проблем вызывает верхняя граница. Автор условно обозначает ее как 1910-е годы, хотя и связывает ее не столько с конкретной эпохой, сколько с творчеством Мориса Барреса. Переходный характер барресовских работ позволяет признать его творчество финалом эволюции «национальной идеи» в творчестве французских консерваторов. Поскольку же его расцвет приходится на канун Первой мировой войны, то этот период времени мы и обозначили верхней границей исследования.

^ Цель исследования состоит в том, чтобы раскрыть во всей сложности и противоречивости объективный процесс усвоения представителями французской консервативной мысли основных категорий либерально-демократических понятий «нация» и «национальное государство» и показать те изменения, которые внесли их разработки в концепцию национализма.

В этой связи определены следующие задачи исследования:

  • выявить теоретико-методологическое содержание понятия «национальная идея» в его консервативно–традиционалистической трактовке;

  • рассмотреть динамику развития понятия «национальная идея» во французской консервативной мысли XIX-го века;

  • определить основные концептуальные подходы в научной литературе к проблеме национализма в творчестве французских консерваторов;

  • разработать периодизацию развития национальной проблематики во французском консерватизме указанного периода.

^ Методологической основой исследования стал принцип историзма.

Отказываясь от доминировавшего в советской историографии штампа о реакционности и тупиковом характере развития консерватизма, было бы некорректно отказаться от позитивных методов марксизма, позволяющих увидеть каждое явление в контексте социально-экономических и социально-политических отношений.

К французскому консерватизму, как особому историческому феномену XIX-го столетия, может быть приложена и феноменологическая теория «исторических образов» как целостных структур.

Важным звеном методологической концепции работы стали теории структуралистов, рассматривающих каждое историческое явление как единую и неизменную систему отношений между элементами. Любую идеологию можно представить как набор элементов (базовых принципов или концепций отдельных ее представителей), которые объединены в единую систему, обеспечивающую ее идентичность. В рамках данной работы элементы структуралистского подхода стали неотъемлемой частью анализа французского консерватизма.

Методологическая проблема любого исследования консерватизма неотделима от «манхеймовской» парадигмы анализа. Важнейшим итогом манхеймовских работ можно считать признание возможности изучения консерватизма как единой политической концепции. Однако, несмотря на бесспорную заслугу манхеймовской теории консерватизма как единой идеологии, она не рассматривает новую социальную опору консерватизма, пришедшую на смену крупной земельной аристократии, и те исторические условия, которые позволяют традиционализму перейти в ранг политической идеологии. Таким образом, современные исследователи консерватизма стоят перед необходимостью выработать качественно новую аналитическую парадигму, позволяющую и сохранить подход к консерватизму как единой концепции, и восполнить лакуны манхеймовской теории.

Используемые нами методы - текстуальной деконструкции и изучения авторского намерения – объединяют отрывочные наблюдения авторов в целостные логические модели, позволяющие проследить динамику изменения понятия «национальная идея» в рамках консервативного дискурса на протяжении всего XIX-го столетия. Лежащие в основе работы методологические принципы позволили максимально объективно исследовать проблематику «национальной идеи» в творчестве французских консерваторов.

^ Источниковая база работы многообразна. Для выявления идейных истоков консерваторов, а также их противников, мы использовали работы французских просветителей и либералов (Шарль-Луи де Монтескье, Франсуа-Мари Аруэ Вольтер, Жан-Жак Руссо, Франсуа Гизо, Огюстен Тьерри)2, равно как и европейских консерваторов или «околоконсервативных» авторов (Георг-Вильгельм Фридрих Гегель, Герберт Гердер, Эдмунд Бёрк, Фридрих Ницше, Карл фон Клаузевиц, Хьюстон-Стюарт Чемберлен).3 Наконец, в качестве источников мы привлекали произведения французских мемуаристов XVII – XVIII веков, а также одного из первых теоретиков расизма Жана де Гобино.4 Эти произведения помогли выявить тот общественно политический фон, на котором возник французский консерватизм, и рассмотреть в сравнительно-сопоставительном аспекте полемику представителей этого направления с апологетами других общественно-политических течений.

Общий комплекс источников, имеющих важнейшее значение для нашей темы, можно разделить по хронологическому принципу, выделяя в нем три основных блока:

  • первый – произведения французских консерваторов эпохи Реставрации (Жозеф де Местр, Франсуа Рене де Шатобриан и Франсуа-Доминик де Монлозье);5

  • второй – работы консерваторов середины XIX века (Алексис де Токвиль, Ипполит Адольф Тэн и Эрнст Ренан)6;

  • третий - произведения Габриэля Тарда, Гюстава Лебона и Мориса Барреса, творчество которых относится к эпохе Третьей Республики.7

Эти работы выявили общие тенденции эволюции «национальной идеи» во французском консерватизме XIX-го столетия. Его представители или разрабатывали целостные националистические системы (де Местр, Тэн, Лебон, Баррес), или же анализировали отдельные аспекты понятия «нация» (Шатобриан, Монлозье, Токвиль, Ренан, Тард). В обоих случаях их творчество было посвящено четырем основным проблемам – национального единства, участия народа в государственном управлении, социального устройства и взаимодействия нации с религией. Поэтому использованная нами источниковая база позволяет представить французский консервативный национализм XIX века внутренне единой и завершенной системой.

Анализ источников позволяет утверждать, что все три хронологических блока были неразрывно связаны с концептуальными сдвигами в осмыслении французскими консерваторами понятия «нация».

На первом этапе (эпоха Реставрации) такие авторы как де Местр, Шатобриан и Монлозье ограничивались восприятием самого концепта «нация», а попытка лишить его революционного содержания приводила их или к религии, или к разделению единого понятия «народ» на социально-этнические пласты.

Второй этап, условно обозначенный нами как период «от Токвиля до Ренана», был связан с адаптацией консервативных ценностей к постепенно утверждающейся концепции национального государства. В поисках новой основы консервативные авторы сместили акцент с защиты сословных привилегий на понятие «традиции», что предопределило их обращение к новому взгляду на нацию как на массовую общность.

Наконец, третий этап связан с постепенным утверждением нового подхода и его развитием сначала на теоретическом уровне, а затем и его распространением на сферу конкретной политики. Это постепенно приводило к формированию нового, антилиберального осмысления понятия «нации», все более утверждавшегося в первые годы нового ХХ-го столетия.

Основным критерием для выбора источников послужила степень освещенности в них национальной проблематики и внешнеполитических проблем – неотъемлемого компонента «национальной идеи» XIX-го века. Многие из указанных выше работ были переведены на русский язык сразу же после их опубликования во Франции.

Опора на данные деконструкции текстов и выяснение авторского намерения позволила выявить содержание и образы, которые вкладывали французские консерваторы данного периода в понятие «национальная идея». Этот вывод помог уточнить и расширить общую теорию изучения французского консерватизма.

^ Степень изученности темы в исторической науке неравномерна. В отечественной и зарубежной историографии существует немало исследований по отдельным представителям французского консерватизма. В начале каждого параграфа работы мы анализируем основные историографические концепции по персоналиям. В изучении же общих аспектов проблемы можно выделить три пласта: литература об общих проблемах консерватизма; исследования о французском консерватизме XIX века; работы, посвященные проблеме национализма.

В то же время обобщающие исследования по проблеме французского консерватизма почти полностью отсутствуют как в отечественной, так и в зарубежной историографии.

В основных произведениях русскоязычных авторов по общим проблемам истории Франции вопрос о национализме французских консерваторов сужается до анализа идеологической борьбы в эпоху Реставрации.8 Такой подход восходит к традиционной для советской историографии схеме Г.В. Плеханова, который видел в периоде Реставрации лишь путь к зарождению во Франции утопического социализма.9 Однако плехановская схема отказывает консерватизму в праве на самостоятельную историческую ценность и потому нуждается в кардинальном переосмыслении.

^ Литература по общим проблемам консерватизма (произведения К. Манхейма, Х. Арендт, К. Поппера, С. Московичи, а также отечественных исследователей А.А. Галкина и П.Ю. Рахшмира) содержит, в основном, отдельные наблюдения о французских консерваторах XIX-го столетия.10 Основное внимание в произведениях названных авторов, как правило, уделяется или эпохе Реставрации Бурбонов, или же «интегральному национализму» времен Третьей республики, и только Э. Нольте представил французский консерватизм как внутренне целостную систему.11 Таким образом, исследователи общих проблем консерватизма не создали обобщающей и непрерывной схемы развития этого феномена.

Рассматривая историографию проблемы, нельзя не упомянуть и о широко известной концепции современного историка Панайотиса Кондилиса. В его трактовке консерватизм выступает как ярко выраженная идеология классовых интересов крупной земельной аристократии и, следовательно, с ее исчезновением после 1848 г. исчезла и сама консервативная традиция.12 Это, на первый взгляд, парадоксальное заявление в действительности представляет собой закономерный итог кризиса аналитической парадигмы Манхейма, что само по себе не могло не подтолкнуть к поиску наиболее простого решения – отказу консерватизму в праве на существование после гибели крупной земельной аристократии.

Особую группу исследований составляют политологические работы по общей теории консерватизма. Отталкиваясь от теории «идеальных типов» Макса Вебера, представители этого направления увидели в консерватизме нормативную идеологию, детерминированную общественно-политическими условиями или особым социокультурным контекстом эпохи.13 Однако в рамках нашей темы гораздо большее значение имеет дискуссия по проблеме легитимизма. Тот факт, что в основу Венской системы был положен принцип незыблемости европейских монархий, превратил таких представителей французского консерватизма как де Местр и Шатобриан одновременно и в ее идеологов. Современные же политологи полемизируют о том, какой принцип лежал в основе Священного Союза – «разрешительный» (незыблемость государственного суверенитета) или «запретительный» (недопустимость революционных новаций и возрождения бонапартизма).14 Тем самым, американские специалисты в области международных отношений зафиксировали, что в 1815 – 1848 годах европейская политика как бы раздваивалась между идеями консервативного универсализма и поднимающегося национализма, что дает новые ключи к пониманию многих компонентов творчества идеологов Реставрации.

Немногочисленна и литература об общих тенденциях развития французского консерватизма. Несмотря на идеологизированность оценок, советским исследователям удалось выявить основные тенденции творчества де Местра, де Бональда и Монлозье.15 В то же время, вплоть до последнего десятилетия в нашей стране отсутствовали какие-либо монографические работы по данной проблеме в целом. Несколько выправить положение должен был изданный в 1989 г. сборник «Французский консерватизм XIX – ХХ вв. (Критика зарубежной историографии)».16 В этой работе уже можно проследить определенную попытку отойти от прежних идеологических схем и привлечь работы зарубежных исследователей. Однако и здесь бросается в глаза жесткий хронологический разрыв между эпохой Реставрации и первой половиной ХХ века. Таким образом, в рамках отечественной историографии общая схема французского консерватизма XIX-го века не разработана до настоящего времени, и в последнее десятилетие можно отметить лишь первые ее наброски.17

Попытки создать подобную схему предпринимались и в зарубежной историографии. Работы И. Вейсса, Р. Ремона и группы Ф. Шатле посвящены уточнению понятий «традиционализм», «реакция» и «контрреволюция».18 Но эти исследователи изучали преимущественно модели политического мышления «традиционалистов». Проблема же национализма как «сквозной» темы в концепциях французских консерваторов XIX в. еще не стала объектом ни одного специального монографического исследования.

Наконец, третью группу специальных работ – исследования по проблеме национализма – мы использовали исключительно в контексте заявленной темы. Понятия «национальная идея» и «национальная идентичность» представлены в данной работе как категории исторического анализа, и их трактовка основана нами на подходах русского философа Г.П. Федотова и современных американских исследователей Х. Линца, А. Степана и Дж. Снайдера.19 На этой основе мы рассматриваем «национальную идею» XIX века как синтез двух элементов: провозглашенного Великой Французской революцией права народа на верховную власть и романтической идеи национальной общности на основе несознательных элементов (языка, крови и т.п.).

Особое влияние на нашу концепцию оказала точка зрения И. Валлерстайна, согласно которой фундаментом европейского национализма стал качественно новый стиль мышления, основанный на идеях необратимости прогресса и народовластия.20 В известной мере данная работа стала развитием валлерстайновской традиции: эволюция консерватизма представлена нами как процесс постепенного восприятия его представителями изначально чуждых им революционно-демократических взглядов.

Проблема «национальной идеи» стала предметом дискуссии середины 1990-х в российской периодике.21 Ее участники пришли к выводу, что понятия «этнос» и «нация» кардинально отличаются друг от друга, поскольку нация имеет под собой не природную, а политическую основу, и ее появление можно датировать только периодом Великой Французской революции.

Таким образом, теория национальной проблематики позволяет не только выявить текстуальные структуры в композиции источников, но и дополнить их «социальной логикой текста», согласно которой автор выступает и как продукт определенного социального мира, и как действующие лицо в этом мире.

^ Научная новизна работы. Диссертация представляет собой одну из первых попыток комплексного исследования проблемы «национальной идеи» в творчестве французских консерваторов от де Местра до Барреса. Развитие консерватизма рассматривается в ней сквозь призму усвоения его представителями идей национализма и их адаптации к консервативной идеологии. Такой подход позволил нам:

  • выделить основные периоды в развитии понятия «национальная идея» французскими консерваторами XIX века;

  • выявить основные концептуальные сдвиги в осмыслении ими термина «нация», выразившиеся в закреплении в консервативной традиции либеральных категорий «народ» и «национальное государство» (1830-е годы), а также в переходе от традиционализма к принципу бессознательного единства на основе общих стереотипов мышления (1860-е годы);

  • представить консервативный вариант французской «национальной идеи» в виде целостной системы, прошедшей в своем развитии три этапа (досистемный, системный и системно-функциональный);

  • выявить национальную специфику французского консерватизма;

  • предложить новую трактовку некоторых аспектов общеисторической теории консерватизма;

  • рассмотреть проблему взаимоотношений французского либерализма и консерватизма и констатировать, что вопреки традиционной схеме тотальной конфронтации представителей обоих лагерей в области национализма граница между ними была достаточно размытой.

^ Апробация и практическое использование научных результатов. Содержание работы изложено в девяти научных публикациях и на ряде научных конференций в 1998 – 2003 годах. Материал работы может быть использован при написании обобщающих трудов и монографий по истории французского консерватизма XIX в., по истории французской общественно-политической мысли, а также по проблемам государственно-политической системы Франции периодов Реставрации, Июльской монархии и Третьей Республики.

^ Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. Она состоит из введения, трех глав, заключения, примечаний, списка использованных источников и литературы. Главы разделяются на параграфы по проблемно-хронологическому принципу. Такая структура способствует целенаправленному и последовательному анализу различных аспектов темы исследования и помогает учесть вклад отдельных представителей французского консерватизма в разработку общего концепта «нации».

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется объект исследования, его цели и задачи. Кроме того, здесь рассматривается научная новизна и практическая значимость работы, дается характеристика источниковой базы и обзор историографии.

^ Первая глава – «Проблемы национализма в творчестве французских консерваторов эпохи Реставрации» – посвящена усвоению консервативными авторами руссоистской категории «нация». На основе работ де Местра, Шатобриана и Монлозье мы показываем, как французские консерваторы вводили в собственное идеологическое поле изначально чуждые им идеи о необратимости социально-политических перемен и «коллективной воли» народа как высшей политической инстанции.

В первом параграфе «Зарождение националистической проблематики в творчестве Жозефа де Местра» рассматривается его отношение к предшествующим теориям: универсализму Монтескье и Вольтера, а также к концепции «народного представительства» Руссо. Несмотря на появление в местровской историографии «комплексного подхода»22 данная проблема еще не исследовалась в исторической науке. На основе анализа произведений «Рассуждения о Франции» и «Санкт-Петербургские вечера» мы доказываем, что французский исследователь отверг общецивилизационные схемы мыслителей предшествующего века. Восприняв некоторые руссоистские положения о «коллективной воле» суверена, он, вместе с тем, отверг и идею верховной власти народного представительства. В противовес идеям Руссо, де Местр представил национальное государство как своеобразный аналог церкви, где коллективная воля соединяется в единое целое, выражаемое в воле монарха.

Иначе говоря, «национальная идея» французских консерваторов XIX века изначально формировалась как альтернатива руссоизму. Усвоив демократическую идею о верховной роли нации в политике, консервативные авторы попытались наполнить ее религиозно-монархическим содержанием. В таком ракурсе зарождение националистической проблематики в творчестве де Местра предстает перед нами как введение во французскую консервативную мысль изначально чуждых ей руссоистских категорий при одновременном наполнении их иным смыслом.

Во втором параграфе «Религиозный национализм Жозефа де Местра» анализируется попытка французского консерватора соотнести свой национализм с универсалистскими идеями католической церкви. На основе анализа источников мы выводим, что де Местр осознавал несовместимость своего национализма с ультрамонтанством, и потому постоянно обращался к другим течениям – идее религиозной революции, масонству и, наконец, к мистицизму. Понятие «нация» изначально вошло во французский консерватизм как аналог церковной системы. В противовес демократическим идеям Руссо, автор «Санкт-Петербургских вечеров» разработал новые критерии нации: язык, традиции, религиозные верования и «национальную волю», близкую религиозной догматике о «мистическом единства».

Вывод де Местра позволяет по-новому рассмотреть и проблему «войны» в его творчестве. Вопреки распространенному в историографии мнению о связи местровской теории с немецким национал-социализмом23 мы считаем, что такая оценка далеко не всегда согласуется с принципами историзма. Проблема войны в творчестве французского консерватора была неразрывно связана с эпохой наполеоновских войн, когда перед Европой открылся новый вид войны – перемещение массовых армий с целью разгрома противника в противовес ограниченным столкновениям профессиональных армий предшествующего столетия. В произведениях савойского аристократа впервые в истории французской общественно-политической мысли нация предстает как категория статическая, основанная на незыблемости таких внеполитических принципов как язык, «дух» и традиции, а жизнеспособность того или иного этнического образования раскрывается в период массовой войны. Подобный взгляд на национальную проблему кардинально отличается от политических стереотипов философско-политической мысли XVIII века. В отличие от своих предшественников де Местр признает монарха лишь выразителем национального суверенитета и не считает социально-политический статус-кво «Старого порядка» высшим и незыблемым этапом общественного развития.

В третьем параграфе «Проблемы государства и нации в произведениях Франсуа-Рене де Шатобриана» мы рассматриваем проблему определения государственного механизма как выразителя общенациональных интересов. К такому выводу французский консерватор пришел, разрабатывая теорию конституционной монархии. В отличие от де Местра, Шатобриан сделал акцент на правовых аспектах национализма, что превратило религию в эталон государственных форм.24 Вопреки традициям романтизма, французский мыслитель рассматривал государство как хорошо отлаженный механизм, в рамках которого монарх выступает лишь выразителем общенациональных интересов. Его монархическая теория восходила не столько к абстрактно-теологическим размышлениям, как это было характерно для Ж. де Местра, сколько к вполне конкретному политическому анализу. Наконец, Шатобриан постоянно обращает внимание читателя, что в теории любого государственного устройства существует некий высший принцип, не поддающийся обычному юридическому определению. В отличие от «руссоистов», роялисты видели в монархии не простое насилие одной личности над обществом, а некий высший принцип, придающий народу сверхъестественную одухотворенность. Шатобриановские работы показывают, что понятия «нация» и «национальный патриотизм» к 1820-м годам стали уже неотъемлемой частью французского консерватизма.

В то же время, концепция автора «Замогильных записок» содержала в себе целый комплекс противоречий. Доминирование сословных интересов над общенациональными, упор на военную проблематику в противовес европейской стабилизации и несоответствие между отстаиваемой им унитарной формой государственной власти и идеей общенационального представительства - всё это лишало шатобриановский национализм внутреннего единства и предопределяло ход размышлений других консерваторов.

В четвертом параграфе «Сословно-националистическая теория графа де Монлозье» мы анализируем кризис консервативного понимания «национальной идеи» в первой половине 1820-х годов. Шатобриановскую теорию превосходства сословных интересов над общенациональными Монлозье превратил в теорию двух социально-этнических групп: дворянства как «потомков франков» и третьего сословия как потомков покоренных ими галлов. Вопреки распространенному мнению о либеральном происхождении идеи «расовой борьбы» в европейской истории25, термин «раса», использовавшийся как либералами Ф. Гизо и О. Тьерри, так и консерватором Монлозье, был для обеих партий синонимом не антропологической общности, а кровнородственных корней нации. Автор «Размышлений о Французской монархии» уже осознавал кризис сложившегося во французском консерватизме понимания нации как синтеза «политической общности» Руссо с религиозным национализмом Жозефа де Местра.

Вместе с тем, Монлозье наметил и пути выхода из этого кризиса. Осуществленная им секуляризация «национальной идеи» привела к победе этнического компонента в ее понимании, что превратило консерватизм в чисто политическую идеологию. Дальнейшая полемика французских либералов и консерваторов проходила вокруг двух сформулированных им проблем: имеет ли нация единую кровнородственную основу и как оценить возрастающий с Х века принцип равенства всех перед лицом государства. В творчестве Монлозье сформировался единый для либералов и консерваторов концепт «национальной идеи», и «досистемная» парадигма её трактовки оказалась исчерпанной.

^ Вторая глава – «Либеральные критерии “национального государства” и “народа” во французском консерватизме середины XIX века» - посвящена анализу того, как в период кризиса консервативной мысли во Франции ее представители заимствовали ряд либеральных подходов к национальной проблематике. На этой основе французские консерваторы перешли к пониманию нации как целостной системы, каждый элемент которой подчинен общей идее.

В первом параграфе «Отождествление понятий государствои нацияв работах Алексиса де Токвиля» показано, как на страницах токвилевских работ категория «нации» постепенно вытесняла сословно-социальную проблематику. Соглашаясь с взглядом на Токвиля как на консервативного мыслителя26, мы, одновременно, отмечаем, что многие положения своей политической теории он позаимствовал у Гизо и так называемых «отцов-основателей» американской демократии. Государство рассматривалось им как производная от понятий «свобода» (понимаемом, правда, в консервативно-аристократическом ключе) и «традиции». Токвиль отказался от сословно-этнической теории Монлозье, сохранив от нее лишь культ феодального землевладения как основы для гражданских прав.27 Полемизируя с французскими либералами28, он не принимал их взгляд на государство как на высшее проявление народной воли, утверждая, что подлинные стремления нации раскрываются через традиции и неразрывно связаны с судьбой аристократии – сословия-хранителя гражданских прав.

В то же время, отождествление понятий «государство» и «нация» открыло консерваторам путь к поиску других, внелиберальных принципов национального единства. Формирование наций описывается Токвилем как историческое воспоминание о природных условиях и тех политических обстоятельствах, в которых произошло это зарождение. Поэтому токвилевские работы мы рассматриваем как первый концептуальный сдвиг в понимании французскими консерваторами «национальной идеи».

Во втором параграфе «Традиционализм как историческая основа нации в произведениях Ипполита Тэна и Эрнста Ренана» решается проблема основания новой теории национального единства консервативными мыслителями 1860-х годов. Анализ текстов позволяет проследить как тэновский идеал устойчивого общественно-политического развития подводит французского мыслителя к выводу, что «всякий народ почитает и возвышает тот тип, который лучше всего выражает его способности и служит его потребностям».29 Исходя из теории наследственных образов, Тэн трансформировал традиции в общие для всех членов нации неосознанные элементы мышления. Его категории использовал другой консервативный мыслитель Э. Ренан, описавший в виде набора бессознательных стереотипов такие понятия как «язык» и «этнолингвистическая общность». Рассматривая нацию как «душу» или «духовный принцип»30, он деполитизировал данную категорию. А это позволило французским консерваторам совместить политический элитаризм с правом народа на верховную политическую власть – неотъемлемым элементом классического национализма.

В данном параграфе проводится также сопоставительный анализ текстов Тэна и Ренана с произведениями де Токвиля. В результате, мы приходим к выводу, что осуществленное им объединение понятий «государство» и «нация» позволило консерваторам перейти к идее единства на основе бессознательных образов. Поэтому творчество Тэна и Ренана рассматривается в работе как второй концептуальный сдвиг в трактовке французскими консерваторами «национальной идеи».

^ Третья глава «Национальное государство как массовый феномен в работах Габриэля Тарда, Гюстава Лебона и Мориса Барреса» посвящена тому, как тэновская парадигма переросла в новое понимание «нации» французскими консерваторами. Консервативные авторы конца XIX века разделяли «национальную идею» на бессознательные стереотипы восприятия и те причины, которые детерминируют их появление, что позволяет обозначить подход консерваторов данной эпохи как «системно-функциональный».

В первом параграфе «Социология массГабриэля Тарда и ее влияние на французскую консервативную мысль последней трети XIX века» тардовская социология рассматривается как связующее звено между «полулиберальными» концепциями Токвиля, Тэна и Ренана и авторитарным национализмом Лебона и Барреса. Связь «социологии масс» с французским консерватизмом середины XIX века почти не изучалась в историографии, хотя проведенный нами текстуальный анализ доказывает глубокую зависимость тардовских идей от политических концепций Токвиля и даже де Местра. Вопреки точке зрения Джайнера и Хабермаса мы приходим к выводу, что тардовские работы не были чисто теоретическим анализом теории массовой культуры и коммуникации.31 Разработанная в них аналитическая модель «интерспиритуальной общности», в рамках которой «индивид растворяется в обоюдном влиянии душ»32, быстро перешла в политические произведения Гюстава Лебона и Мориса Барреса. Тем самым, Тард предопределил понимание массового национализма, которое укрепилось во французском консерватизме времен Третьей Республики.

Эти наблюдения позволили сделать вывод о взаимосвязи «социологии масс» с французским политическим консерватизмом. Исследователи, характеризующие это направление, как правило, не дают ему какого-либо универсального определения. В различных работах под «социологией масс» подразумевается или просто «наука о толпах»33, или попытка увидеть массу, «освобожденной от тех смыслов и целей, которые ей некогда приписывались»34, или же просто одна из форм анализа современных политических процессов, связанных с ростом политической активности масс, введения массового образования и норм «масс культуры».35 Между тем, имплицитные стереотипы данной школы позволяют вскрыть глубокую и неразрывную связь «социологии масс» со всей французской консервативной мыслью XIX века.

Примечательно, что родоначальником этого направления британские исследователи Н. Аберкромби и С. Хилл считают Алексиса де Токвиля, представляющего мир будущего в виде неисчислимых толп «равных и похожих друг на друга людей, которые тратят свою жизнь в неустанных поисках маленьких и пошлых радостей, заполняющих их души».36 Предтечей «социологии масс» может с полным правом считаться и Жозеф де Местр, отрицавший саму возможность покушения на суверенитет от имени нации и обсуждения массами структуры государственных учреждений.37 Конечно, можно возразить, что в данном случае речь идет лишь об одном, консервативном, направлении в рамках концепции массового общества. Однако текстуальный анализ важнейших работ, в которых изложена тардовская теория, продемонстрировал, что данный политический дискурс был изначально основан на отрицании основных итогов 1789 года и прямой идеализации аграрного общества.

^ Во втором параграфе «Национальная идеяи национальная идентичностьв произведениях Гюстава Лебона» прослеживается, как тардовские категории применялись французскими консерваторами при описании конкретно-политических процессов. Используя аналитические инструменты «социологии масс», он разделял национальное сознание на врожденные и приобретенные признаки, что превратило его «национальную идею» в неосознанную национальную идентичность. Лебон возродил и наполнил новым содержанием термин «раса», понимая под ней этнокультурную группу с особой врожденной картиной мира. Его выводы ликвидировали критерии выделения нации, поскольку кровнородственное единство и представления об определенном политическом устройстве присущи каждому относительно развитому этносу.

В рамках данного раздела мы проводим герменевтический анализ лебоновской терминологии, а также доказываем влияние общеевропейских процессов на творчество французского консерватора. «Текстуальная деконструкция» его работы «Психология социализма» показывает, что Лебон описывал распад той системы европейской стабильности, в которой основной целью считалось сохранение статус-кво, а главным условием ее реализации – сохранение силового равновесия». Высшим критерием понимания им нации становится ее способность к успешной конкурентной борьбе. Тем самым, французский консерватор завершил ревизию идеалов Просвещения: в его концепции человек не рождается как «чистый лист бумаги», а находится целиком под властью собственной наследственности и врожденных способностей. Отвергая теорию «естественного равенства» Вольтера и Дидро, Лебон неизбежно подвергает сомнению и постулаты 1789 года о праве народа на верховное осуществление политической власти. В лебоновской социологии право на верховную власть имеют только выдающиеся личности, а само национальное единство обеспечивается бессознательной наследственностью, что роднит его теорию с радикально-националистическими теориями первой половины ХХ века.

^ Третий параграф «Национализм в политической концепции Мориса Барреса» посвящен пониманию национализма известным французским политиком. Историографический анализ показывает, как в последние десятилетия в исторической науке утверждается точка зрения, что барресовское творчество изменило само содержание французского национализма в 1890-е годы.38 Несмотря на существенную эволюцию взглядов Барреса на проблему «нации» (от радикальной теории «культа Земли и Предков» до неприятия каких-либо имперских проектов), основы его понимания нации сформировались еще на рубеже 80 – 90-х годов XIX века. Синтез ницшеанства с традиционной для консерваторов критикой внешнеполитической слабости позволил ему в 1892 г. определить национализм как «относительно связную систему идей и чувств, сосредоточенных на защите национальной идеи».39 С этого момента в структуре его политической теории основное место стали занимать три проблемы: народовластие, государственное устройство Франции и отношение государства к церкви, притом, что «национальная идея» воспринималась им как бессознательное, но жестко структурированное единство. Так Баррес завершил трансформацию «национальной идеи» французского политического консерватизма XIX в. и ее превращения в феномен массовой идеологии.

^ В четвертом параграфе «Итог эволюции национальной идеиво французском консерватизме XIX века» выявляются те элементы, которые позаимствовал М. Баррес в теории «классического национализма» - проблемы национального государства, естественных границ и национального величия. В то же время, его теорию уже невозможно описать в рамках национализма времен Наполеона III и Бисмарка. Барресовская модель общеевропейского устройства предполагала разделение Европы на два политических блока: Романский мир во главе с Францией и Германский мир во главе с обновленной Германской империей. Каждый из них обладает, по его мнению, собственной глубинной идеологией – христианской или военно-социалистической. Такой подход свидетельствует о постепенном преодолении классического понимания «национальной идеи» XIX столетия. Массовый национализм Барреса уже вплотную приближается к пониманию «национальной идеи» в общественно-политическом дискурсе ХХ-го века, когда идеология выступает неотъемлемым элементом внешнеполитической стратегии.

В заключении подведены итоги изучения проблемы и даны окончательные выводы обобщающего характера. Важнейшим из них мы считаем признание того факта, что эволюция «национальной идеи» в творчестве французских консерваторов меняет наши представления о характере консервативного варианта французского национализма. На основе проведенного исследования темы мы предложили авторскую периодизацию развития «национальной идеи» во французском консерватизме XIX века:

  1. первая треть XIX века (до революции 1830 г.) – проникновение во французский консерватизм либеральных категорий «народ» и «национальное государство» и секуляризация этих понятий;

  2. 1830 – 1870-е годы – переход от традиционализма к национальному единству на основе бессознательных стереотипов мышления;

  3. период Третьей республики (до 1918 г.) – усвоение политическими теориями французских консерваторов идей «массового общества».

Совпадая хронологически с периодами развития «национальной идеи», эта эволюция свидетельствует о том, что консервативный национализм как особый мировоззренческий феномен сложился лишь в середине XIX-го столетия. До этого момента французские консерваторы только усваивали отдельные элементы «национальной идеи». Поэтому перенесение на представителей «дотоквилевской» эпохи мировоззренческих компонентов идеологий ХХ века (как, например, широко распространенное сравнение идей де Местра с немецким национал-социализмом), на наш взгляд, исторически некорректно. Данный вывод еще раз подтверждает справедливость историзма как ключевого аналитического метода и расширяет его применимость в отношении общественно-политической мысли.

Эволюция консервативного варианта «национальной идеи» позволяет по-новому посмотреть на некоторые аспекты общеисторической теории вопроса. Вопреки концепциям о «смерти консерватизма» в 1848 г. анализ национальной проблематики во французском консерватизме показывает, что, восприняв ряд постулатов своих идеологических противников, его представители сохранили ключевые архетипы своей идеологии. Гибель крупной земельной аристократии заставила их искать новую основу, роль которой удачно сыграли национально-государственные традиции. Поэтому, начиная с 1870-х годов, все большее значение в творчестве французских консерваторов приобретает проблема «масс». Последние, по мнению таких авторов как Г. Тард, Г. Лебон и М. Баррес, должны были перейти от разрушения сложившихся социальных структур к защите «национальной идеи», обеспечивая преемственность ее социокультурного фонда – традиций. Таким образом, французский консерватизм XIX века преодолел сложный внутренний кризис, и в данном процессе исключительно важную роль сыграло усвоение и переосмысление его представителями либеральных категорий «народ» и «национальное государство».
  1   2

Похожие:

«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века iconГизо и токвиль: полемика французских либералов и консерваторов середины...

«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века iconУрок по теме: «Эволюция образа «маленького человека»
Урок по теме: «Эволюция образа «маленького человека» в русской литературе XIX века» (По рассказу А. П. Чехова «Смерть чиновника»,...
«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века iconО каком времени идет речь в «Слове о полку Игореве»?
Какое из литературных направлений преобладало в творчестве писателей начала XIX века?
«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века iconЗадание
Введение. Русская литература XIX века в контексте мировой культуры. Основные темы и проблемы русской литературы XIX века
«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века icon«Портрет России XIX века. Быт и нравы» Тип: Урок-практикум
Цели: 1 сформировать представление о быте и нравах российского общества XIX века
«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века iconНациональная идея и белорусская государственность
Центральным звеном самосознания является идея, представляющая форму постижения в мысли объективной реальности и самого субъекта....
«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века iconЖенские образы в творчестве И. С. Тургенева
Актуальность выбранной мною темы обусловлена тем, что в русском литературоведении с XIX века существует понятие «тургеневская девушка»,...
«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века iconДипломная работа на тему: Женские образы в творчестве И. С. Тургенева
Актуальность темы обусловлена тем, что в русском литературоведении с XIX века существует выражение «тургеневская девушка», но нет...
«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века iconРусская Национальная Идея как ключевой элемент Концепции национального развития России. 2011
«Русская Национальная Идея», как ключевой элемент Концепции национального развития России
«Национальная идея» иее эволюция в творчестве французских консерваторов XIX века iconОсобенности жанра драматической миниатюры в творчестве а. П. Чехова
Чехова, при проведении внеклассных мероприятий и факультативных занятий в старших классах общеобразовательных школ, а также при чтении...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница