Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба»




НазваниеИсследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба»
страница1/30
Дата публикации01.06.2013
Размер4,36 Mb.
ТипИсследование
pochit.ru > История > Исследование
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
Валентин Пруссаков

Оккультный мессия и его Рейх

От издательства

Где, когда и как начинается фашизм? Все мы, простоявшие долгие ночные часы у баррикад российского парламента, видели своими глазами, как начинается фашизм.

Эта книга — предупреждение!

Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать[1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба», так и другие приложения. Мы верим, что читатель сделает собственные выводы из прочитанного.
^ Коллектив издательства

К читателю

Эта книга об Адольфе Гитлере.

И не ждите от нас дежурных оправданий по схеме «плюрализм» — «гласность». Этот способ хорош, когда речь идет о реанимации некогда запрещенных имен, будь то Петлюра, Троцкий или генерал Власов. К этому способу прибегают тогда, когда не уверены в своей правоте. И у нас тоже был искус прибегнуть к этому способу.

Но помимо юридического словоблудия существует и другое — память, совесть, ответственность. Ребенок, родившийся в России, одним из первых узнаёт имя «Адольф Гитлер» как символ беды, поразившей его страну в 1941 году, и уже тогда начинает ненавидеть это имя. Взрослея, он узнаёт все новые и новые подробности, ненависть его становится осознанной, он видит, что происходит в мире и вокруг него, он понимает: для возрождения «чумы» в любой момент могут быть воссозданы все условия, и он боится этого... Но вот парадокс — именно его страх и его ненависть — палка о двух концах... впрочем, об этом вы прочитаете в книге.

Нам нелегко было решиться на издание «Оккультного мессии», Гитлер — не Троцкий и не Петлюра. Повторяем, существуют вещи, которые выше новоизобретенных «плюрализмов», тем более в России, где культ коллективной нравственности всегда стоял над законотворчеством, и где всякое действие оценивается прежде всего с позиции соответствия идеалам народной морали, вырабатывавшейся столетиями и вопреки всем усилиям не похороненной до сих пор.

И все-таки мы издаем эту книгу.

Нам надо знать своих предков. Каждый из нас — сын своей матери и своего отца, и в то же время мы — дети общей Истории, чей родник, открытый Первым Днем Творения, породил океан, имя которому — Мы, Мы и наш мир, Мы и наши войны, Мы и наши победы и поражения, Мы и наша любовь и ненависть, Мы и наша История. Вот и книга эта о нашей Истории, а значит — обо всех нас.

Написал эту книгу Валентин Пруссаков, русский писатель-эмигрант, живущий ныне в Соединенных Штатах Америки — этом оплоте традиционно западного «либерализма» и имеющий там репутацию «правого», «реакционера»... К фигуре Валентина Пруссакова можно относиться по-разному, но вот в чем ему не откажешь, так это в железной, доходящей норой до жестокости, логике фактов и событий, что и характерно для «Оккультного мессии». Отсутствие каких-либо эмоций, симпатий и антипатий является необходимым признаком серьезного исторического исследования, тем более если предмет его столь одиозен.

Пруссаков оценивает своего героя не как «правый» или «левый», а как ученый, исследователь анализирует он появление и развитие того, что мы называем «феноменом Гитлера»... Ведь все мы знаем, к чему это привело, но кто из нас с уверенностью сможет дать ответ на вопрос «почему?»

«Оккультный мессия и его Рейх» впервые выходит в России. Мы издаём его очень маленьким тиражом, собственно говоря подобным тиражом (4000 экземпляров) книги вообще не издаются, по крайней мере в России, но у нас есть свой расчет. И заключается он в том, что «Оккультного мессию» купят не те, кто жаждет прочитать очередную порцию фраз о «человеконенавистнической идеологии» и «союзе наиболее реакционной части буржуазии». Здесь нет кровавых концлагерных сцен, здесь вы не прочтете душераздирающих подробностей пыток и опытов над людьми, да и антифашистское сопротивление тоже весьма мало интересовало автора. Зато здесь есть главное — Политика, Экономика, Идеология — три кита, опираясь на которых, серьезный читатель, как мы надеемся, сумеет правильно понять события, происходившие в Великой Европейской державе в первой половине XX столетия.

Мы публикуем в приложении главы из книги «Моя борьба», завещание Гитлера, воспоминания соратников нацистского фюрера, другие первоисточники. Все это также издается у нас впервые. Мы полностью осознаем свою ответственность по поводу этих публикаций и надеемся быть правильно понятыми; можно сколько угодно писать об Адольфе Гитлере и о его Рейхе, но без опубликования первоисточников нам не поверит ни один серьезный читатель, точно так же как историю античности мы изучаем по античным рукописям, а историю России по древне-славянским свиткам. В конце концов, имеем ли мы право отказаться от научного подхода ради наших и ваших чувств! История — это зеркало, глядя в которое мы видим наше будущее, и зеркало это должно быть открыто взору.
Д.В. Лаптев

Главный редактор издательства

Пруссаков Валентин

^ АДОЛЬФ ГИТЛЕР

(Штрихи к портрету)

«Адольф всегда оставался психологической загадкой для меня».

Август Кубичек, ближайший друг Гитлера в юношеские годы

«Вы никогда не будете знать, о чем я думаю».

^ Адольф Гитлер

Об Адольфе Гитлере, как сообщает американец Роберт Уайт в своей книге «Психопатический бог», написано больше, чем о ком-либо еще в мировой истории, за одним исключением — Иисус Христос. Не прошло и полувека после его смерти, а уже существуют (?) 50 тысяч серьезных работ о нем и созданном им Третьем рейхе. Причем, интерес не исчезает с годами, «гитлеровские волны» периодически возникают в разных странах, и... гитлериана продолжается.

Хотя о жизни Гитлера написаны десятки тысяч страниц, она все еще остается во многих отношениях загадочной. Действительно, как могло случиться, что неудачник и недоучка из Вены, фактически самый настоящий бродяга, стал полновластным диктатором одной из величайших и культурнейших стран мира? Как удалось ему загипнотизировать и подчинить своей воле миллионы людей? Надо признаться, что вряд ли когда-нибудь удастся найти ответы, удовлетворительные для серьезного исследователя, на эти и на некоторые другие вопросы. Поистине, как заметил английский историк Алан Буллок, «чем больше узнаешь о нем, тем больше возникает вопросов».

При написании этой книги я вовсе не намеревался сказать новое слово. Моя цель была значительно проще: дать краткое описание жизни и личности Адольфа Гитлера. Тем более, что все, обнаруженное мною на русском языке, поражает не только отсутствием объективности, но главное — несерьезностью, каким-то чарличаплинским подходом.

С именем Гитлера связана одна из глубочайших, магических тайн истории, поэтому правду о нем нужно знать безотносительно принадлежности к тому или иному лагерю.

Корни

Адольф Гитлер появился на свет в 6 часов 30 минут вечера 20 апреля 1889 г. в австрийском городке Браунау-на-Инне, неподалеку от границы с Германией. Стоит заметить, что местность вокруг Браунау снискала себе известность рождением там многих людей, отличавшихся необычной, сверхъестественной психической чувствительностью. Таких людей называют медиумами. Почти все историки почему-то предпочитают не замечать того любопытного факта, что у замечательного медиума Вилли Шнейдера и у будущего фюрера была одна и та же кормилица. Не наделила ли она и Адольфа медиумистическими данными, в частности, даром понимать и выражать подавленные, скрытые эмоции масс?

В величайшем Германском рейхе, созданном Гитлером, весьма большое внимание уделяли семейным корням. С чрезвычайным усердием, как известно, изучали родословные. В собственной же родословной вождь всех германцев предпочитал не копаться, да и другим не рекомендовал. И надо сказать, что далеко не случайно: до сих пор имя его деда точно не установлено.

В 1837 г. в австрийской деревне Строунс незамужняя Анна Мария Шикльгрубер родила мальчика, которого назвали Алоисом. Через пять лет она вышла замуж за мельника Иоганна Георга Гидлера — брата человека, на чьей ферме она жила вместе с ребенком. Теоретически один из братьев мог быть его отцом.

В 1930 г., когда Адольф Гитлер получил довольно странное письмо, содержащее туманную информацию о его предках, он поручил нацистскому юристу Гансу Франку заняться расследованием. Поиски привели Франка в город Грац. Именно там Анна Мария работала поварихой в доме богатой еврейской семьи Франкенберг, где был 19-летний сын. Возникло серьезное подозрение, что он и являлся отцом Алоиса. Подозрение это усиливалось еще и тем фактом, что Франкенберги выплачивали Анне Марии пособие, пока мальчику не исполнилось 14 лет.

Отцовство же Иоганна Гидлера представляется более чем сомнительным, ибо уже женившись на девице Шикльгрубер он не предпринял никаких шагов, чтобы узаконить ее сына. Алоис оставался Шикльгрубером почти до 40 лет. Потом он сменил фамилию и стал Гитлером. В 1876 г. его приемный дядя Иоганн Нипомак Гидлер убедил приходского священника в Дёллерхейме произвести соответствующие изменения в свидетельстве о крещении, подтвердив под присягой отцовство брата. Слово «незаконнорожденный» было вычищено, и Алоиса признали сыном Иоганна Георга Гидлера, более благозвучно, Гитлера.

По мнению же Ганса Франка, дедом Адольфа Гитлера, скорее всего, являлся еврей Франкенберг. Такое открытие, разумеется, доставило мало радости вождю нацистов, и он сделал все возможное, чтобы покончить с порочащими его слухами и разговорами. В мае 1938 г. через несколько недель после аннексии Австрии боевые силы Вермахта проводили тренировочные учения в окрестностях Дёллерхейма. После этих учений деревня, где родился отец Гитлера и где находилась могила его бабки, перестала существовать. Что это — простая случайность? Подобное предположение почти исключается, в особенности, если вспомнить о поклонении перед Фюрером, существовавшем в Третьем Рейхе, и о свойственной нацистам заботе о сохранении национальных памятников, монументов и всего того, что относилось к памяти предков.

Алоису Гитлеру, скромному чиновнику таможенной службы, уже перевалило за 50, когда родился его сын, Адольф. Папаша Алоис — обрюзгший, с вечно насупленным лицом и совершенно лысый — являл собой тип домашнего тирана. 28-летняя мать Адольфа, миловидная Клара Пёльцль, ничем не походила на него. Она была мягкой, полной смирения женщиной, запоминавшейся своими большими, лучезарными глазами.

Трудно сказать, что привлекло Клару в человеке значительно старше ее, отличавшимся тяжелым и грубым характером. Анна Мария, мать Алоиса, умерла, когда ему было всего 10 лет. Ее муж, Иоганн Георг Гидлер, вел жизнь бродяги и беспробудного пьяницы. Воспитал мальчика его дядя — Иоганн Нипомак.

Оба они, как Клара, так и Алоис, были людьми пришлыми в Браунау. Они происходили из Вальдвиртеля — лесного района, прилегающего к границе сегодняшней Чехословакии.

В Вальдвиртеле жили, как говорится, тесно. Почти все находились в родственных связях друг с другом. Браки между двоюродными родственниками были делом обычным. Прадед Клары приходился дедом Алоису. Таким образом, Алоис и Клара, будучи родственниками, в соответствии с законами католической церкви нуждались в специальном разрешении от римского папы для заключения брака.

Алоис Шикльгрубер приобрел профессию сапожника, но в 39 лет, женившись на богатой даме со связями старше его на 14 лет, добился осуществления давней мечты: он стал государственным чиновником. Немецкий историк Конрад Хейден пишет:

...

«Будучи бездомным молодым человеком Алоис Гитлер изучил сапожное ремесло, однако страстно желал поступить на государственную службу. Мечта чуть ли каждого маленького человека! Алоиса Гитлера описывали, как сурового, корректного, трудолюбивого, старательного чиновника; во многих отношениях он был полной противоположностью своему сыну».

После долгих лет бедности и сиротского прозябания Алоис стал уважаемым обеспеченным бюргером. Через шесть лет совместной жизни умирает его жена. Он не слишком страдал от одиночества и спустя всего шесть недель женился на поварихе, от которой у него был незаконнорожденный сын. У этой женщины однако вскоре обнаружился туберкулез, и через год она умерла. Вновь Алоис, неспособный, по-видимому, обходиться без женской компании, быстро нашел ей замену. Он женился на Кларе Пельцль спустя три месяца после смерти второй жены.

Надо заметить, что Алоис знал Клару еще ребенком. Она работала служанкой в доме его богатой первой жены. Клара родила Алоису шестерых детей: четырех сыновей и двух дочерей. Но лишь один сын смог перейти рубеж детства и стать мужчиной. Его звали Адольф.

^ Детство и юность

Семейство Гитлер жило в Браунау-на-Инне до 1892 г.; в том году семья переехала в Пассау. Историк Франц Джетцингер пишет:

...

«В августе 3892 г., когда Адольфу было три года и четыре месяца, отправились они в Пассау, Нижняя Бавария, где и оставались до апреля 1895 г.

Таким образом, самый насыщенный впечатлениями период детства Адольф провел среди немецких, а не австрийских детей, подражая не только их речи, но и ощущая себя одним из них».

В 1895 г. Алоис приобрел ферму неподалёку от Ламбаха, а через два года Адольф начал посещать школу при местном бенедиктинском монастыре. Там у него появилась мечта стать католическим священником, и он хорошо зарекомендовал себя в хоре. Однако увлечение католицизмом оказалось недолгим, хотя любовь к ритуальной стороне, возможно, сохранилась на всю жизнь.

Вскоре папе Алоису приходит в голову мысль, что он может обойтись без работы, жить на пенсию и сбережения. Семья перебирается в Леондинг, близ Линца.

Алоис хотел, чтобы сын пошел по его стопам и стал государственным служащим. Но у юного Адольфа была совсем иная мечта: его влекло искусство. Однажды он признался в этом отцу и сказал, что будет художником. Услышав о планах сына, папаша Алоис буквально лишился дара речи. Придя же в себя, он заорал: «Никогда, пока я жив!» Между отцом и сыном завязалась горячая словесная перепалка, завершившаяся тем, что Алоис пустил в ход кулаки. Следует заметить, что такое случалось нередко, и склонный к проявлению насилия, зачастую без всяких на то причин, почтенный чиновник и отец семейства прибегал к рукоприкладству. Клара, тихая и покорная до самопожертвования, всегда делала все возможное, чтобы всех утихомирить. Адольф, не слишком ладивший с отцом, питал к ней ничем не соизмеримую любовь. Впоследствии он скажет: «Интеллигентность в женщине не очень-то важна. Моя мать, например, выглядела бы жалкой простушкой в обществе так называемых цивилизованных женщин. Она жила исключительно для мужа и детей. Зато она дала сына Германии».

В первые школьные годы Адольф учился прилежно и хорошо. Но, по его словам, постоянные ссоры с отцом, упорно хотевшего видеть в нем будущего чиновника, привели к тому, что он утратил всякий интерес в получении высоких оценок.

Среди своих ровесников Адольф слыл заводилой. Франц Джетцингер пишет:

...

«Его часто видели во главе ватаги ребят. Адольф был вдохновителем и организатором детских забав и развлечений, в которых демонстрировал присущие ему ловкость и проворство. Особенно популярной была игра в „полицейских и воров“...

Адольф, как сказали мне, никогда не относился к драчунам. Он предпочитал использовать язык вместо кулаков. Его отличали бдительность и находчивость. Больше всего он любил военные игры и всегда руководил ими».

С шестого класса школьные отметки Адольфа становились все хуже и хуже. В 16-летнем возрасте, так и не закончив средней школы, он оставляет учебное заведение. С той поры Гитлер постоянно обвинял учителей в своем академическом неуспехе. «Большинство из них, — писал он позже, — были чем-то вроде психических больных и довольно многие из них закончили жизнь как абсолютные сумасшедшие». Обвинять других в собственных неудачах — черта, присущая в большей или меньшей степени всем, но Гитлер развил ее у себя до самых крайних пределов. Ему всегда был необходим козел отпущения, и трудно припомнить случай, чтобы он не сумел отыскать его.

Однако один из учителей оказался приятным исключением: ему удалось, как говорится, заворожить юного Адольфа. Это был Леопольд Пётш, преподававший историю в средней школе. Его вдохновенное красноречие увлекло Гитлера. В «Моей борьбе» фюрер вспоминает:

...

«Мы слушали его затаив дыхание. Он использовал наш развивающийся националистический фанатизм как средство для обучения, часто взывая к чувству нашего национального достоинства...

^ Этот учитель сделал историю моим любимым предметом.

И действительно, хотя у него не было подобного намерения, благодаря ему я стал маленьким революционером.

Кто бы изучал германскую историю под руководством такого учителя и не стал бы врагом государства, в котором правящая династия оказывает столь пагубное влияние на судьбы нации?

^ И кто бы мог оставаться лояльным к династии, которая как в прошлом, так и в настоящем, изменяла нуждам германского народа ради своих личных корыстных интересов?».

В 12-летнем возрасте Адольф уже пан-германист. Он стремился, как он напишет через много лет, «понять подлинный смысл истории».

В январе 1903 г. после обильного возлияния в местной таверне престарелого Алоиса Гитлера хватает удар, и он умирает. Похоронив мужа, Клара продает их дом в Леондинге и переезжает с семьей в Линц. Ее пенсии вполне хватало на то, чтобы прокормить сына Адольфа и младшую дочь Паулу.

Бросивший школу Адольф отказался подыскивать себе работу или же обучаться какому-нибудь ремеслу, как делали большинство юношей, оказавшихся в подобном положении. Даже сама мысль о постоянной, регулярной службе внушала ему отвращение, и надо заметить, что не только тогда, в 16-летнем возрасте, но и в течение всей его жизни. У него никогда не было постоянной работы до той поры, пока он не стал полновластным диктатором великой страны.

Вместо того, чтобы попытаться чем-то помочь матери, Адольф предпочитал блуждать по городу. Примерно три года после ухода из школы он провел в прогулках по улицам Линца, мечтая о карьере художника. Вечерами часто ходил в оперу. Особенно увлекала его мистическая музыка Рихарда Вагнера.

Небольшие деньги, имевшиеся у него, он тратил также на покупку книг. Читал же он много. Лучший друг юности Август Кубичек вспоминает: «Уже в Линце Адольф начал читать классиков. О „Фаусте“ Гете он заметил, что эта книга содержит больше, чем может вместить человеческий ум... Из работ Шиллера его захватил, главным образом, „Вильгельм Телль“. Глубокое впечатление произвела на него и „Божественная комедия“ Данте...»

В те дни «музыки, книг и одиноких размышлений» Адольф задумывается и над «болезнями мира». Один из друзей его юности пишет: «Адольф был всегда против кого-нибудь или чего-нибудь. Я никогда не видел, чтобы он к чему-то относился легко, безразлично».

Этот же друг описывает молодого Гитлера как «бледного, худощавого и болезненного вида юношу, обычно робкого и молчаливого». Но он припоминает и неожиданные вспышки истерического гнева, вызванные теми, кто не соглашался с ним или высказывал противоположную точку зрения.

Таким образом, можно сказать, что уже в линцевский период у Гитлера стали заметными некоторые черты характера и особенности мышления, сыгравшие впоследствии решающую роль. Он плохо ладил с людьми, ему было трудно находить с ними общий язык, и его гнев выплескивался на всех тех, кто придерживался иных взглядов.

В 18 лет судьба нанесла Гитлеру сокрушительный удар, от которого он никогда не оправился полностью. Он провалился на вступительных экзаменах в Венскую Академию искусств. Его технически аккуратные, но, увы, безжизненные рисунки произвели на экзаменаторов настолько дурное впечатление, что они порекомендовали ему отказаться даже от мысли стать художником.

Эта неудача явилась сильнейшим потрясением в жизни Гитлера. До самых последних дней он считал себя художником, которому отказали в признании глупые учителя.

Вскоре последовал еще один удар. В следующем году всего за несколько дней до рождества умирает от рака его мать.

«Это был жуткий удар. Я уважал моего отца, но мать любил. Ее смерть положила неожиданный конец всем моим планам. Бедность и тяжелая действительность требовали принятия быстрого решения. Передо мной стояла проблема каким-то образом заработать себе на жизнь», — скажет потом Гитлер.

Легко сказать «каким-то образом». Но как? У него не было никакой профессии. Он всегда презирал грубый ручной труд. Не лучше относился и ко всякой конторской работе «от звонка до звонка». Он никогда прежде не заработал и шиллинга. Тем не менее, будущее не вызывало у него чувства страха. Распрощавшись с родственниками и сказав им, что вернется лишь добившись успеха, Адольф уезжает из родного Линца.

...

«С единственным чемоданом, набитым одеждой и бельем, и с неукротимой волей в моем сердце я отправился в Вену.

Я очень надеялся, что мне удастся стать „кем-то“, но только не государственным чиновником, как отец».

Адольф Гитлер прибыл в Вену с откровенно скудным капиталом: мизерная пенсия, выдававшаяся сиротам госслужащих, знание истории, любовь к Вагнеру, интерес к пан-германской политике, упорное нежелание делать какую-либо, неинтересную работу и ... ощущение собственного высокого предназначения. Самым ценным, пожалуй, была «неукротимая воля», о которой он писал.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Похожие:

Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба» iconРассказать о современной символике
Актуальность. Дороже Родины нет ничего на свете, поэтому мы хорошо должны знать ее историю, а также историю своей малой Родины. Историю...
Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба» iconПолитический режим государства 5
Целью этой курсовой работы является исследование механизма создания фашисткой диктатуры Германии. Чтобы раскрыть тему необходимо...
Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба» iconЧто такое иппп, и почему о них необходимо знать?
Как ни неприятно говорить на эту тему, об иппп необходимо знать: ведь случиться может всякое. Даже если информация об иппп лично...
Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба» iconВрага надо знать в лицо
Для этого женщине следует знать в лицо врага, с которым ей предстоит бороться. Чтобы доходчиво рассказать мужу о пагубных последствиях...
Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба» iconКогда мама задала мне вопрос: «Почему мы должны знать историю своей...
Как переживали голод и холод. Очень много подвигов совершил наш русский народ во время этой страшной войны
Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба» iconПрощаемся с прыщами
Сама знаешь: для того чтобы борьба была эффективной, нужно знать про своего врага как можно больше. Давай для начала выясним, что...
Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба» iconI квалификационной категории Петропавловской сош
«Из всех наук, которые человек должен знать, главная наука есть наука о том, как жить, делая как можно меньше зла, как можно больше...
Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба» iconСтановление и современное состояние криминологии. Основные этапы ее развития
Поэтому квалифицированный знаток криминологии должен быть образован, как говориться, и исторически, знать историю криминологии. Это...
Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба» icon«Россыпи народной мудрости»
Малые жанры входят в ёмкое понятие «фольклор». А это – устное народное творчество, народная мудрость, уходящая в глубину веков. Необходимо...
Исследование независимого историка Валентина Пруссакова можно оценивать неоднозначно, но историю надо знать [1]. Необходимо также знать, как работала нацистская пропагандистская машина. Поэтому мы помещаем в издание как «Моя борьба» iconИ один в поле воин
«Время рассудит». А гражданам России, как никому, может быть, другому, сегодня особенно необходимо знать и понимать свою историю....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница