Логики научного познания




НазваниеЛогики научного познания
страница1/7
Дата публикации31.10.2013
Размер0,9 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7
ОБЪЕКТНО-СУБЪЕКТНАЯ ПРИРОДА

ЛОГИКИ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ


АВТОР: Суворов Олег Алексеевич,

кандидат философских наук, доцент

Домашний адрес: 109542 Москва, Рязанский проспект,

Дом № 82, корпус № 1, квартира № 8

Контактные телефоны: (495) 372-46-33

8-9671177064

Москва – 2012 г

Оглавление:

  1. Концептуальное введение

  2. Учение о тождестве

  3. Учение о различии

  4. Учение о единстве

  5. Заключение


1. Концептуальное введение
Прежде всего, укажу на три основных обстоятельства, побудивших меня к настоящему исследованию. 1. Нынешнее пренебрежительное отношение к гегелевскому замыслу диалектической логики. 2. Объективизм, выхолащивающий истинный смысл единства (тождества и различия) диалектики, логики и теории познания. 3. Упрощённая (марксистско-ленинская) трактовка основного вопроса философии, ведущая к разрыву единого философского мышления на два несовместимых лагеря – материализма и идеализма.

Кроме того, наличие двух логик – формальной и диалектической – должным образом не согласованных и находящихся в состоянии известной конфронтации, инициированной, разумеется, задолго до Гегеля, так же стимулировало желание прояснить давно назревшие здесь вопросы. Тем более, что все предпринимавшиеся до сих пор попытки как-то решить эту проблему трудно назвать удачными, а колебания от одной логики к другой, начавшиеся еще во времена Канта, продолжаются и поныне. Так, сегодня мы наблюдаем, несомненно, неоправданное увлечение формальной логикой, в ущерб диалектической. Дело дошло до того, что человека, занимающегося диалектикой в сфере логики, например, в институте философии РАН вообще не воспринимают всерьёз и встречают не иначе, как насмешливой улыбкой.

Лично мне нынешнее негативное отношение к диалектической логике, наряду с продолжающимся контрпродуктивным противопоставлением материализма и идеализма, представляется несомненным кризисом философского мышления, в преодолении которого (вместе с реабилитацией диалектической логики), собственно, и заключается основная цель данной работы.

Обозначенные проблемы, конечно, не новы и вызваны многими причинами, но главная из них, касающаяся непосредственно диалектической логики, мне видится в том разочаровании от гегелевского замысла, наступившем после неудачи, как самого Гегеля, так и многочисленных последователей, повторивших его судьбу. В результате у значительной части профессионалов даже о самой диалектике сложилось мнение как о пустой игре слов. Заметно этому способствовали на Западе работы К.Поппера, а у нас – А. Зиновьева. При всем уважении к этим и другим специалистам, разделяющих их взгляды, должен все же заметить, что они попросту неадекватно понимают сам предмет диалектики, если под последним иметь в виду древние представления и, конечно, концепцию Гегеля, хотя и он внёс в этот вопрос немало путаницы, особенно в части его мистификации.

3
Одним словом, современная критика диалектической логики направлена, на мой взгляд, на их упрощенные (разумеется, не только марксизмом-ленинизмом) формы. Эти формы лишены своей истинно сущей предметности -- объектно-субъектного отношения, которым в сфере Логики, после Канта, насколько мне известно, никто всерьёз и не занимался.

Например, в советской философской литературе всё сводилось к марксистскому перевороту гегелевской диалектики, которая у него была якобы лишь диалектикой мышления, а стала, в результате этого переворота, в первую очередь диалектикой бытия и только во вторую, как отражение, диалектикой мышления. Надо сказать, что такая упрощённая трактовка, в своё время директивно навязанная нашему философскому совку, оказалась весьма живучей, а потому и поныне существенно мешает продуктивному решению сформулированной Гегелем задачи.

Между тем тот, кто внимательно и непредвзято читал «Феноменологию духа» (этот источник всего гегелевского замысла) должен знать, что по Гегелю, как, впрочем, и древним мыслителям, диалектика когерентна не бытию и не мышлению, взятых в отрыве друг от друга, а их взаимоотношению. Именно это взаимоотношение неизбежно обусловливает противоречивость познания, что, собственно, и составляет действительный предмет диалектики, или, что одно и то же, предмет диалектической логики. Как раз в этой работе Гегель «представил сознание в его поступательном движении от первой непосредственной противоположности между ним и предметом до абсолютного знания. Этот путь проходит через все формы отношения сознания к объекту и имеет своим результатом понятие науки» (1). А диалектика, или Логика, по Гегелю, потому и становится наукой, что оказывается предельно общим выражением этого пути.

С этой точки зрения отношение бытия и мышления, отражаемого и отраженного, объективного и субъективного суть не что иное, как объективно-реальный процесс самопознания природой самое себя, процесс, в который, естественно, включен и человек в качестве его активного агента. В этом процессе познается, безусловно, именно внешний мир, т.е. то, что находится вне (и независимо) от человека, но осуществляется и может осуществляться данная процедура только посредством связи объекта и субъекта. Иными словами, объективное дается нам исключительно через нашу собственную субъективность, так что все наши знания о внешнем мире всегда и неотвратимо представляют собой противоречивую форму субъективации объективного, или, что тут одно и то же, объективации субъективного. Стало быть, единственная реальность, с которой мы только и можем иметь дело, так же представляет собой не что иное, как субъективированную объективность, или, что то же, объективированную субъективность.

И хотя Гегель не пользовался подобной терминологией, смысл его тождества бытия и мышления сводится именно к этому, если, конечно, освободить этот смысл как от словесной шелухи самого

4
Гегеля, так и надуманностей различных его интерпретаторов. То есть для Гегеля, и это важно, бессмысленно говорить о материи и сознании, бытие и мышлении, объективном и субъективном, отражаемом и отражённом в плане их абсолютного противопоставления и отрыва друг от друга: каждое из них есть лишь другое самое себя. Следовательно, и любая информация об этих, основных, противоположностях возможна только через их взаимную связь, взаимную корреспонденцию, вне которых они в равной мере суть ничто, т.е. действительно трансцендентные «вещи в себе». В этом, собственно, и заключается их диалектическое (логико-гносеологическое), предельно абстрактное, тождество -- как противоположных феноменов единой объективной реальности. Я не оговорился: именно феноменов объективной реальности, ибо всей материи на самом деле присуще свойство, родственное с ощущением, свойство отражения. И если нечто действительно есть, существует, а в части ощущений и мышления в этом может сомневаться только умалишенный, то все рассуждения о двух реальностях – объективной и субъективной – сводятся, в конечном счёте, к дуалистической болтовне.

Отсюда же, кстати сказать, изначально и проистекает глубоко диалектическая мысль Гегеля о ненужность трех слов – диалектика, Логика, теория познания -- суть одно и то же. Ибо вне познания (отношения бытия и мышления) нет диалектики, и, наоборот, вне диалектики нет научной гносеологии, а вне того и другого нет Логики. Это означает, что гегелевское тождество – отнюдь не субстратное тождество бытия и мышления в духе вульгарно-монистического материализма Маркса: «идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» (2). То есть у Гегеля речь идёт не о природе бытия и мышления, а именно о их взаимоотношении, или, что одно и тоже, о процессе познания, подчиняющемуся таким общим законам развития, совокупность которых как раз и образует новую, диалектическую логику. И таково, следовательно, действительное «рациональное зерно» гегельянства, если его действительно освободить от различных профанаций, в частности, и марксистско-ленинских.

Вдумчивый специалист в состоянии понять, что если исходить из этой сути дела, то различие между материализмом и идеализмом, равно как и между их разновидностями, окажется не имеющим под собой серьёзных оснований. Ибо давно замечено, что это различие проистекает из того ложного представления о реальности, согласно которому о ней якобы можно говорить без всякой ссылки на субъект. И хотя с позиции так называемого «здравого смысла», лежащего в основе материализма, кажется бесспорным, что объективная реальность, как всеобщий предмет познания, существует независимо от познающего субъекта; однако даже с такой позиции всё же невозможно избежать включенности субъекта в объект или, наоборот, объекта в субъект, как сторон единого познавательного процесса. Ибо, в противном случае, все представления «здравого смысла», а вместе с ним и материализма,

5
неминуемо оборачиваются, как уже было замечено, дуализмом. На такую же участь обречен, разумеется, и так называемый «объективный идеализм», если он, конечно, понимается опять-таки по Марксу, как диаметральная противоположность материализму, поскольку в этом случае само «различие» этих воззрений оказывается кажущимся, только вербальным. Словом, с какой философской позиции (в смысле первичности материи либо духа) не подходи, процесс познания может быть рационально понят лишь как процесс, в котором нет (и принципиально не может быть) ни самодовлеющих, ни предопределяющих друг друга противоположностей. Ибо все они неразрывно связаны, и, в первую очередь ,это касается взаимосвязи противоположностей основного вопроса философии (материи и сознания. бытия и мышления, объекта и субъекта), обусловливающих гносеологический характер отношения всех остальных противоположностей диалектики (Логики).

Что касается так называемого «субъективного идеализма», то он всегда отстаивал тезис о неразрывности объектно-субъектного отношения: быть, значит быть воспринимаемым (Беркли); без субъекта нет объекта и без объекта нет субъекта (Авенариус, Юм, Фихте). И здесь не нужны никакие (ни гегелевские, ни марксистские) новации, ибо взаимоотношение основных гносеологических противоположностей, без которого невозможно никакое познание, само по себе делает бессмысленным вопрос об их «первичности» либо «вторичности». Не говоря уже о том, что трактовка основного вопроса философии, абсолютно противопоставляющая материализм и идеализм, попросту находится вне науки, поскольку корректным образом не только не решает ни одной гносеологической проблемы, но ещё больше запутывает их.

В самом деле, что, например, дает и вообще может дать переворот гегельянства, якобы совершенный Марксом? На мой взгляд, ничего, кроме невежественной нелепицы о том, что будто бы не человек с его мышлением познает бытие, а, наоборот, бытие познает человеческое мышление. Ибо абсолютно нет никакой разницы в том, когда мы говорим, что природа есть инобытие духа, или, наоборот, что дух есть инобытие природы. Подчеркнем, именно инобытие, означающее, в частности, также и по Гегелю отнюдь не порождение одного другим, а одно и то же, но проявляющееся в гносеологически противоположных, т.е. иных, формах. Словом, в этом пункте Маркс не перевернул, а попросту переврал Гегеля.

Диалектические противоположности как формы отношения бытия и мышления (никаких других противоположностей не существует) вообще не детерминируют друг друга в смысле традиционных представлений о причине и следствии, а возникают вместе и одновременно как особый способ освоения сущего. И хотя, конечно же, одна противоположность в ходе познания отражает другую, сопряженную с ней, однако это не дает никакого основания полагать, что отражаемое как логико-

6
гносеологическая категория может быть рассмотрена независимо от собственной противоположности – категории отраженного.

Между тем именно это, весьма распространенное, заблуждение и порождает порочную мысль о том, что философия может быть либо материалистической, либо идеалистической, но никак не единой.

Метафизически-детерминистский обряд, в который Маркс попытался втиснуть всю предшествующую ему философию, как известно, пришелся по вкусу пришедшим к власти большевикам, и они создали специализированную, так называемую «марксистско-ленинскую философию», призванную теоретически оправдать затеянный ими дичайший социальный эксперимент. Конечно, в целом вредоносное значение марксизма-ленинизма еще предстоит исследовать, но уже сегодня вполне очевидно, что в рамках именно этой псевдо философской доктрины гегелевскому замыслу диалектической логики был нанесён наиболее ощутимый урон.

Извращению был подвергнут, прежде всего, принцип тождества, согласно которому уже с глубокой древности (Парменид) полагалось, что бытие столь же суть мышление, сколько мышление – бытие. То есть бытие едино. В противоположность этому, так называемый «диалектический материализм» провозгласил по существу удвоение мира, метафизически подразделив его реальность на объективную, или материю, и субъективную, или сознание. При этом философия марксизма провозглашалась высшей и единственно научной формой отражения действительности, так что объективную реальность как таковую, со всей её конкретикой, можно было вообще не принимать во внимание, поскольку о ней все было уже сказано в этой доктрине. Поэтому марксистско-ленинская философия независимо от того, что говорили о ней сами её адепты, изначально представляла собой крайнюю форму субъективизма.

Кроме того, отрицая объективную реальность сознания, идеологи марксизма тем самым по существу отказывали в способности мыслить всем остальным людям, существующим независимо от них и их иезуитского учения. Ввиду этого не будет преувеличением сказать, что для глашатаев этого философского чуда единственной реальностью были лишь их собственные домыслы о человеческой истории.

Однако вернемся к принципу тождества, который, по Гегелю, имеет два аспекта: 1.Онтологический ( бытие и мышление тождественны, поскольку то и другое есть сущее); 2. гносеологический ( бытие и мышление неразрывны, а потому познание возможно лишь через их взаимоотношение). В диалектической логике эти аспекты нераздельны и связаны одной триадой: бытие > мышление ~ сущее, где (и далее ) знак «>» означает объектно-субъектную асимметрию противоположностей, а знак «~» -- их единство (синтез), или, что одно и то же, их истину.

Насколько мне известно, у Гегеля нет именно такой триады, но она почти явно присутствует в его знаменитом афоризме: всё действительное разумно, всё разумное действительно.

7
Аналогичная мысль заключена и в гегелевском положении о неразрывности непосредственного и опосредованного, а по сути дела о неразрывности объективного и субъективного. То есть непосредственное (объективное) дается нам исключительно через опосредованность его субъектом, а потому опосредованное (субъективированное), в свою очередь, только тогда может содержать истину, когда оно обусловлено объективной непосредственностью.

Тесно к этому примыкает и еще один важный тезис Гегеля: тождество жизненно лишь постольку, поскольку оно обременено различием. То есть тождество, по Гегелю, не есть нечто застывшее, неизменное; это всегда процесс, развитие, а по сути дела это, конечно, процесс развития познания, в котором
  1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Логики научного познания iconМетоды научного познания. Развитие научного знания процесс научного...
Такая система приемов обычно и называется методом. Метод есть совокупность приемов и операций практического и теоретического познания...
Логики научного познания iconТемы рефератов. Специфика научного познания. Генезис научного познания
П. Сорокин о прогрессе в проблеме «человек общество» и его философия нптегрализации
Логики научного познания iconПлан специфика научного познания. Научная рациональность. Научные...
В целом мы можем говорить о множественности форм познания: научное, художественное, религиозное, обыденное, мистическое и пр. Наука...
Логики научного познания iconРабочая программа по физике 10-11 класс. Пояснительная записка
Подчеркнем, что ознакомление школьников с методами научного познания предполагается проводить при изучении всех разделов курса физики,...
Логики научного познания iconРабочая программа по физике для 10-11 классов(профильный уровень) Пояснительная записка
Подчеркнем, что ознакомление школьников с методами научного познания предполагается проводить при изучении всех разделов курса физики,...
Логики научного познания iconТест по теме «Философия познания»
Проблемы познания, поиска научного метода становятся центральными в европейской философии века…
Логики научного познания iconВ чем состоит специфика социального познания?
Назовите два любых отличия учебного познания от научного и проиллюстрируйте каждое на примерах
Логики научного познания iconРабочая программа по физике для 10-11 классов составлена на основе...
Подчеркнем, что ознакомление школьников с методами научного познания предполагается проводить при изучении всех разделов курса физики,...
Логики научного познания iconРабочая программа по физике для 10-11 классов составлена на основе...
Подчеркнем, что ознакомление школьников с методами научного познания предполагается проводить при изучении всех разделов курса физики,...
Логики научного познания iconСтруктура научного познания
Все формы научного знания могут быть отнесены к двум основным уровням организации знания: эмпирическому и теоретическому
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница