Это поколение мое. Е. Евтушенко




НазваниеЭто поколение мое. Е. Евтушенко
страница1/28
Дата публикации09.08.2013
Размер5,43 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Отдание чести

роман

Армия, разбитая победой,–

Это поколение мое. Е. Евтушенко

В. Бакун.«Отдание чести». Роман
В динамичном повествовании о ратных делах десантников в воздушно-десантном училище, в войсковых частях того периода, когда ВДВ были “на взлете”, но призрак падения боевой и политической подготовки уже рыскал над Вооруженными Силами нашей страны, автор делает попытку в художественной форме и на документальной основе выяснить причины утраты нашей Армией образа того героического Рыцаря, в которого перевоплощается мужчина – защитник Отечества.

Такой мужчина достоин сказать: “Честь имею!”, и он знает цену этой Чести...

© В. Бакун. Отдание чести.
Моей первой

парашютно-десантной роте

посвящается

^ От автора

О воздушно-десантных войсках написано немало: и произведений художественных, и документальных. Их авторы, вдохновляемые героикой крылатой пехоты, обычно изображают парашютистов-десантников не иначе как орлами-гвардейцами, сметающими на своем пути любые преграды: читателю нравятся герои сильные и смелые.

^ Смелого пуля боится, смелого штык не берет. Пусть метафорично, зато красиво. Ну а красота,– как полюбилось многим из нас повторять в последнее время известные слова,– победит. Дай-то Бог...

В романе я приземлил своих героев – “орлов-парашютистов”, чтобы дать читателю возможность рассмотреть их поближе и в разной обстановке: В кузнице офицерских кадров ВДВ – Рязанском высшем воздушно-десантном училище, где будущие командиры постигают среди прочих мудростей и ту, что защита Отечества – это не только оборона,.. в других частях воздушно-десантных войск, где солдаты и офицеры практически готовятся к воплощению теории в практику, ожидая свое время “Ч”, время атаки.

Я писал о реальных фактах и реальных людях, писал их с натуры, но это вовсе не значит, что копировал... Одним героям романа оставлены имена их реальных прототипов, в лад с тем, что “народ должен знать своих героев...” Имена других несколько изменены, но они легко узнаваемы. Это для того, чтобы объекты натуры смогли отказаться, если не захотят признать себя такими, какими изобразил их автор. Некоторые же имена (таковых совсем мало) не просто изменены, а заменены другими - по всем правилам полной маскировки: что-то вроде военной тайны...

Так замаскирован среди своих героев и автор романа. Он был среди них, участвовал во всех описываемых событиях. А поскольку автор – хранитель всех тайн романа, - да и должна же быть хоть какая-то военная тайна, когда речь идет о военных!.. - то не только его фамилия, но и все, что могло бы указать в том или ином эпизоде на него, тщательно засекречено в характерах, поступках и словах разных, иногда похожих, а порой и отдаленно не напоминающих его героев.

Красиво падает воздушный десант с неба. В строевой песне поется: “Как ангел с неба он слетает...”. И задравшему голову умиленному обывателю представляются лица солдат – с ангельскими улыбками... Ошибается, зевака... Далеко не ангельские, уж поверьте мне, лица у десантников, когда они, грудь-к-спине, вываливаются из разверзшихся утроб “АН”ов.

“...зато дерется он, как черт...”– поется дальше в той же песне. Вот это похоже на правду.

– Ну а чтобы стать этим самым чертом, нужно, наверное, пройти дьявольскую школу?– спросит все тот же любопытный обыватель.

“Дьявольскую”?– вопрос риторический, поскольку главная школа воздушного десанта размещается в святом месте – в бывшей семинарии... Однако без Сатаны, наверное, не обошлось: когда армейская дисциплина, а вместе с ней и боеспособность непобедимой и легендарной армии стала как будто бы ни с того, ни с сего заметно слабеть, а ее престиж справедливой защитницы – стремительно падать.

Почему так произошло? Или плох стал русский Солдат? Вместе с моими героями я имею на этот счет свое особое мнение. Может быть, согласится с нами и читатель.

События тех лет описаны мною такими, какими я их пережил, какими помню. Это было время, когда наше правительство под водительством Направляющей и Руководящей Силы, уверенно теряя, подобно моему герою, “правый путь во тьме долины”, только училось затыкать кровавые дыры в своей внешней политике воздушно-десантными войсками.

Была отдана на попрание и честь русского Солдата, в силу Приказа поднявшего руку: тогда – на чужие народы, а позже и на свой собственный.

Некоторых из тех, с кем я служил, уже нет с нами. Они честно исполнили свой долг Солдата. Пухом им земля. Но многие еще служат России. И если в повествовании о них я хотя бы в самом малом погрешил против правды, пусть живые бросят в меня камень...

^ Владимир Бакун
Глава 1
В стане Олега Гориславича


“Говорят, что детские сны сбываются. А если это так, то почему взрослые не расспрашивают детей об их снах и не записывают эти рассказы, чтобы направить потом жизненные пути своих чад в обход опасных мест их судеб? И пусть бы такие записи служили путеводной картой для человека. Многих зол можно было бы избежать тогда”. – Так рассуждал Иван Заграва, вертя в руках военкоматовскую повестку, на которой черным по белому, как говорится, предписывалось ему явиться с кружкой-ложкой на сборный пункт.

– Команда 666 – подводный флот, Североморск, – шепнул призывникам по секрету и с ноткой гордости такой же по возрасту, как и они, сержант, приехавший с офицером, - их называли в военкомате почему-то покупателями, - для набора “молодых”.

Что-то смутно-тревожное и еще пока непонятное поразило в этих словах и без того скисшего в последние дни Заграву.

Ну, конечно же! – просветлело в его голове: шестьсот шестьдесят шесть – Число Зверя, Антихриста! Как это он сразу не скумекал? Значит, добра не жди от этой четырехлетней подводной тюрьмы. Да будь число и другим, результат останется прежним. Вот такая хитро-нехитрая военная наука. Вроде того постулата, что хрен редьки не слаще...

И надо было такому случиться именно сейчас, когда все стало налаживаться! Работу хорошую нашел, да еще к ней постоянную подработку – финансовая проблема, считай, решена. Документы на присвоение мастера спорта спорткомитет направил в Москву, недурственный доклад “О княжеских междоусобицах в XI веке”, с которым он выступил на семинаре молодых историков, обещали опубликовать в “Ученых записках”. Геродот, историк, специалист по Киевской Руси вокруг него, как нянька, не нарадуется. Еще бы! Из студента-заушника (так он подшучивает над заочниками) мудрое детище, как сам говорит, вырастил. А тут на тебе – закон мерзавности: “Дать отсрочку от призыва на воинскую службу не представляется возможным”. Недобор, видите ли, у них. Чепуха какая-то! Это же конец всякой науке. За четыре года под водой забудешь не только про Древнюю Русь и Олега Гориславича, но и свое нормальное имя, превратившись в “товарища матроса”... Два румба влево, три вправо... Нет, надо срочно что-то предпринимать. Видал он их “склянки”, “банки”, “авралы”, “полундры” и разные другие “абордажи”...

Как здесь не поверить в то, что детские сны сбываются? В последние дни беспрестанно всплывают в памяти сны о бесталанном князе Олеге Святославиче, прозванном Гориславичем, том Олеге, который, по словам летописца, мечом крамолу коваше и стрелы по земли сеяше.

^ Тогда при Олеге Гориславиче

засевалась и поростала усобицами,

погибала сторона Дажьбожьего внука,

в княжьих крамолах век людской сокращался.

^ Тогда по Русской земле редко пахари покрикивали,

но часто вороны каркали,

мертвечину деля меж собою,

а галки речь свою заводили,

собираясь лететь на поживу”.

Еще до того, как встретил эти слова Ваня Заграва в школьной программе по литературе и истории, выучил он их, запомнил почти весь текст “Слова”, знал всех его героев, как своих близких, а особые симпатии отдавал не главному из них, князю Игорю Святославичу, а тому, кого называли зачинщиком распрь, всегда бездомному, князю Олегу, Гориславичу. Жаль было ему своего земляка, князя, лишенного родичами отчинных Черниговских земель, и вынужденного искать пристанища то в Тмуторокани, то в Муроморязанских краях, где правдой, а где и не по праву, в горячности оскорбленных чувств, силой меча добывавшего то отнятое у него, а то и никогда ему не принадлежавшее.

Снились сны Новгород-Северскому школьнику Иванку Заграве, всей детской душой своей прикипевшему к бесталанному Гориславичу, вспоминал сейчас эти сны Иван Заграва, студент истфака, а ныне призывник непобедимой и легендарной, как в песне поется, и казалось ему, что это о себе теперешнем видел он в детстве сны.

А тогда... стоял он в одном ряду с воями Олега Святославича: меч булатный в правой руке, щит кованный прижат к груди – левой, только на голове вместо шелома островерхого – черной сковородкой бескозырка матросская. Улыбнулся невесело в русу бороду Гориславич, глядя на своего воя, и сказал:

– Не тужи, добрый молодец, вот поидем в Резаню, да отнимем Муром у Изяслава, который не хочет дать мне моего же хлеба, справим тебе и шелом, и погоны золотые офицерские.

И вспомнился этот сон Ивану Заграве так ясно, будто виделся он ему совсем недавно.

Призвал Олег Гориславич в пособники брата Давида и вместе с любимым дружинником своим, Иванком Загравой, зарубили они князя Изяслава и взяли город Муром. И суздальцы, и ростовцы преклонили головы пред мечом Олеговым.

Радостно было носить ратнику Иванку Заграве новый шелом островерхий, о который крошились мечи ворожьи.

– А поидем на Новегород, – говорил князь Олег, – надену тебе погоны золотые, и неуязвим будешь вовсе.

Радостно было Иванку, да болела все же душа за порубленного князя Изяслава. Не корил он однако ни себя, ни Гориславича за содеянное, но в предвидении новой сечи, без которой, казалось ему, обойтись можно было: чай все родичи... погон офицерских уже не желалось ему.

И не потому не тянулась у него то и дело рука к мечу с причиной и без нее, как это делали многие его товарищи-ратники, что боязно было ему в сечу вступать – нет, не чувствовал он страха перед битвой, хотя поначалу при блеске чужого металла и заходилось холодом сердце, но по какой-то иной, самому себе необъяснимой причине медлил он, прежде чем обнажить зброю. Но уж когда делал первый шаг навстречу противнику, исчезали вмиг все сомнения, голова становилась ясной, и только одно заботило его: исполнить ратную работу как можно лучше.

Дивились дружинники Гориславича бесстрашию своего со-ратника и, как прикрытые несокрушимой броней, чувствовали себя рядом с ним.

Удивлялись мальчишки с подола у Игоревой горы такой же вот странности Иванка Загравы: стоит в стороне, как будто его и не касается начинающаяся словесным задиром драка с хлопцами из другого царства-государства, что на соседней улице стоит, словно боится и драпануть собирается. Но, наконец, - и этого момента, косясь на него, ждут товарищи, - он решается: медленно идет навстречу “ворогу заклятому”...

“Пошел бронепоезд”! – нервно посмеиваясь и хорохорясь, облегченно вздыхают соратники.

“Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути”, – уже веселее подхватывается шутка. “Бронепоездом” Иванка Заграву поддразнивают за то, что в драке он неуязвим, словно и вправду закован в броню. Битва “не на живот, а на смерть” начинается...

Невзирая на то, что всегда в драке Иванко Заграва оказывался победителем, ему не нравится квасить морды, не нравится хвастаться после боя: “ну я ему и врезал!..” как это делают бойцы его дружины. И моряком или летчиком не мечтает он стать, как многие его товарищи.

“Чудной ты какой-то, “бронепоезд”, удивленно говорят ему хлопцы, умывая в Десне разбитые носы, - тебе бы днями сидеть на берегу да пялиться на Игореву гору. Все ждешь, князь там появится? Дудки!”
Тревожные детские сны Ивана Загравы начинали сбываться – походом “в Резаню...”. Случайным, так он сам считал, поступлением его в Рязанский пединститут на исторический факультет. Продолжал он становиться явью и в других деталях: вот тебе и “бескозырка”, и “меч булатный”, и все прочее. Разве только погоны обещают быть не “золотыми офицерскими”, а простыми, матросскими, – ошарашенно удивлялся всегда насмешливо относившийся к пророчествам сновидений Заграва. Да и сейчас все, что произошло с ним в последние два года, ни с какими пророчествами он не связывал, разве что со случайностью. На истфак поступать он давно намеревался, но только – в Киевский университет. Готовился, и документы необходимые уже собрал, а тут вдруг нежданно-негаданно подоспел турнир сильнейших в Рязани и – персональное приглашение ему. Как назло, в августе, во время вступительных экзаменов.

– Этот турнир для тебя – возможность выскочить, – говорил тогда тренер. – Пройдешь отборку – прямая дорога в сборную Союза. А там – страны заморские. Соображай... А в университет... Он никуда не денется, на том же месте стоять будет. Поступишь в следующем году. Подзубришь еще, без сучка и задоринки пройдешь. Да к тому времени у тебя вся грудь в медалях будет, а какому вузу такие герои не нужны? Вот то-то!

Но вышло по-другому: убил Иван Заграва сразу двух зайцев. И на отборке себя показал, и между боями исхитрился сдать вступительные экзамены. Правда, не в Киевский университет, а в Рязанский пединститут на “заушное” отделение. Домой возвращался с двумя наградами.

Тогда не вспомнился ему вещий сон о Гориславиче, хотя, казалось, и должно бы этому статься: что-то символическое виделось в том, что переплетаются, хотя и в далеких один от другого веках, житейские дороги его и пути Гориславича, и он еще с большим усердием налег на Киевскую Русь.

Геродот сказал, что ему, копни чуть поглубже, можно с уверенностью заявлять о материале для кандидатской диссертации. Тогда, для пользы дела и к удовольствию своего учителя, переехал он жить в Рязань. Семен Михайлович помог устроиться в общежитие, и учеба заспорилась.
И вот теперь весь этот материал – псу под хвост! – злился Заграва.

“Дорог мне кубрик матросский, скромное наше жилье...”– назойливым рефреном издевалась привязавшаяся к его внутреннему слуху матросская песня.

Нет, добром все это не кончится, надо что-то предпринимать, – лихорадочно перебирал Заграва в памяти все значительные узелки, за которые можно было зацепиться, чтобы не угодить, в прямом смысле, в пучину морскую.

– Утро вечера мудренее, – говорил ему, смеясь, после вечерней тренировки тренер Юрий Чупин, – иди в свою общагу и ложись спокойно спать. Тебе волноваться ни к чему: зона России на носу, а в военкомат завтра я вместо тебя пойду. Предложу им ближний бой, и будь спок, сделаю одной левой... Ты мою левую в ближнем бою знаешь... К тому же рефери будет мой друг, товарищ военком, так что можешь рассчитывать на победу ввиду явного преимущества.

Но выиграть одной левой, даже с помощью правой... Чупину не удалось.

– В этом году страшный недобор, – раздосадованно оправдывался он на следующий день. – Призыв детей войны, а их, как ты знаешь, не густо. Но один раунд мы с тобой выиграли, и выиграли лихо: остаешься в Рязани, в десантном училище, рота учебно-боевого обеспечения, сокращенно РУБО. “Руби”, значит... Ха-ха!.. Вот и будешь там рубить... справа и слева. Так что не унывай. Тренировки остаются как и прежде, в том же графике. Ко всему буду тебя на сборы выдергивать, я уже с их начальником по физподготовке подполковником Фихтелем все обговорил. Он аж затрясся от радости, когда я о тебе сказал. У них первенство училищ Вооруженных Сил – малая вооруженка через пару месяцев. Вот тебе, кстати, возможность подтвердить высокое звание мастера спорта. Так что бери завтра свою кружку-ложку и топай – тяни носок в училище, товарищ гвардии рядовой воздушно-десантных войск. Из-под воды да сразу в небо! Ха-ха-ха!..

– Из огня да в полымя,.. – невесело отшутился Заграва, – но и на том спасибо.

Предупрежденный Чупиным подполковник Фихтель, не скрывая своего удовлетворения, что “его полку прибыло”, встретил новобранца на КПП у дежурного по училищу. Не соблюдая формальностей, он пожал Заграве руку, на что неодобрительно покосился дежурный, и захлопотал вокруг него. Такое начало службы Заграве и присниться не могло. Он готов был ожидать, скорее, того, что вот появится военный парикмахер с машинкой в руке, оболванит его “под Котовского”, а потом после дезинфекции штатские шмотки – в мешок и до лучших времен, если моль не съест...

Подполковнику Фихтелю было на вид чуть за пятьдесят, но манера общения и движения его выдавали в нем скорее хорошего спортсмена “в отставке”, чем подполковника действительной военной службы. “Но иначе и не должно быть, – с удовлетворением подумал Заграва. – И не так, оказывается, страшен черт, как его малюют...”

– Значит так, – говорил подполковник, – на завтрак мы с тобой, товарищ рядовой, опоздали: рота твоя уже в столовой, но я накормлю тебя позже. Как почетного гостя. Хотя теперь уже не гостя, а члена нашей дружной боевой семьи. – Он подмигнул Заграве.

– Сейчас помдеж отведет тебя в расположение твоей роты. После развода я подойду, и мы определимся, что к чему.

– Разрешите выполнять?– вытянулся перед майором, дежурным по училищу, его помощник, лейтенант, который, если и был старше Загравы, то, как тот заметил, на год-два, не больше.

Лейтенант снисходительно посмотрел на новобранца, ничего не сказал ему, а только жестом предложил следовать за ним.

Подбитые металлическими набойками и начищенные до зеркального блеска сапоги лейтенанта отзванивали каждый шаг в пустых, слабо освещенных коридорах старинного здания, в котором “за царя Гороха” размещалась семинария, и которые напоминали Заграве таинственные лабиринты подземелий средневековых замков, где, если верить тому, что пишут в романах, всегда происходят таинственные и страшные чудеса.

Да-а, чудеса,.. – иронизировал он про себя, идя за молчаливым лейтенантом, поворачивая то вправо, то влево, то поднимаясь по мощной гранитной лестнице, то спускаясь вниз. Сапоги лейтенанта звенели и сверкали металлическим отсветом, словно рыцарские латы в пламени свечей, и это еще более усиливало иллюзии, и Заграва за эти короткие минуты, пока они шли по коридорам и переходам, отвлекся от действительности настолько, что представил себя именно в том полном тайн и сладких ужасов средневековье, загадки которого ввергают в благоговейный трепет и мальчишку, и историка.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Это поколение мое. Е. Евтушенко iconУроки внеклассного чтения по роману И. Головкиной
«Ушло из жизни поколение, родившееся в начале 20 века. Это поколение передало нам те устои, традиции, которые утверждались в России...
Это поколение мое. Е. Евтушенко iconБудьте совершенны
Приидите ко мне все труждающиеся и обременённые, и я успокою вас; возьмите иго моё на себя и научитесь от меня, ибо я кроток и смирен...
Это поколение мое. Е. Евтушенко iconРешение и все последствия его я принимаю, как должное. Последствия...
Достижение подлинно великой цели требует от нас подлинно великой жертвы. Иногда эта жертва такова, что обесценивает не только само...
Это поколение мое. Е. Евтушенко iconС. А. Майзель Брежневские шестидесятые
Капица, Леонтович, Евтушенко, Шостакович или Хренников, Рождественский и т п., но я не знаю ни одного случая, когда это сделал бы...
Это поколение мое. Е. Евтушенко iconМуниципальное общеобразовательное учреждение
Традиция… Это красивое слово я слышу очень часто. Что оно обозначает? Открываю словарь и … узнаю, что слово произошло от латинского...
Это поколение мое. Е. Евтушенко iconСписок литературы
Философия и литературные произведения – синтез бытия. Так ли это? Писатели-философы или это мое личное восприятие образов литературных...
Это поколение мое. Е. Евтушенко icon«Моя семья − мое богатство»
Иметь семью – это счастье. А счастье – это когда тебя любят. Любят по-настоящему, ни за что, а просто за то, что ты есть
Это поколение мое. Е. Евтушенко iconМодернизация школьного химического образования движение вперед или назад?
А ведь это – приемы безопасного обращения с веществами. Умение приготовить растворы, знание способов очистки веществ, свойств наиболее...
Это поколение мое. Е. Евтушенко icon16. Философия культуры. Философия техники
Культура – это система материальных и духовных ценностей, способов их создавания и передачи из поколения в поколение
Это поколение мое. Е. Евтушенко iconСочинение целиком тональное, и, кстати, написанное в тональности Ре мажор
Это одно из самых важных для меня сочинений по многим причинам, но главная, что, в принципе, это первое моё самостоятельное сочинение...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница