Конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней»




Скачать 440,56 Kb.
НазваниеКонкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней»
страница1/2
Дата публикации30.04.2013
Размер440,56 Kb.
ТипКонкурс
pochit.ru > Военное дело > Конкурс
  1   2


Областной конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников

«От Петра до наших дней»
Номинация «Исследовательская работа»

«Рождение России под Полтавой»

Автор: Бакаутова Екатерина Сергеевна

Возраст: 15 лет

Ученица 9 класса

Муниципального общеобразовательного учреждения

гимназии №8 им. Л.М. Марасиновой

Адрес: Ярославская область, г. Рыбинск,

ул. Толбухина, д.14 кв.33

Телефон:4855-28-87-49

Учитель истории: Вощеникина Ольга Васильевна

^ Адрес: Ярославская область, г. Рыбинск,

ул. Сеченова, д. 17 кв. 9

Телефон: 4855-25-13-65


г. Рыбинск, 2008

Содержание
Введение..........................................................................................................................С. 3

I. Северная война ……………………………………………………………………С. 5

1.1. Предыстория Северной войны……………………………………………..С. 5

1.2. Начало Северной войны…………………………………………………….С. 6

1.3. Битва у деревни Лесной……………………………………………………..С. 9

II. Полтавская битва…………………………………………………………………..С.14

2.1. Планы сторон………………………………………………………………….С.14

2.2. Подготовка к Полтавской битве……………………………………………С.15

2.3. Ход Полтавской битвы……………………………………………………….С.18

III. Завершение Северной войны……………………………………………………..С. 25

Заключение……………………………………………………………………………...С.27

Список литературы……………………………………………………………………С.28

Источники………………………………………………………………………………С. 29

Приложение…………………………………………………………………………….С. 30

ВВЕДЕНИЕ

XVII век вошел в историю России как век бунташный, отразивший мощные социальные протесты, которыми сопровождались существенные перемены в разных областях жизни общества,

но всё же Россия отставала от стран Европы по развитию по всем показателям.

С приходом к власти в 1689 г. Петра I жизнь страны поначалу как бы повернулась вспять. Реформы Софьи-Голицына были остановлены, подвергались критике и осмеянию. Страной стали управлять мать царя Н.К. Нарышкина и ее ближайшая родня.

В первые годы правления Петр почти не занимался государственными делами. В свои 17 лет он с головой окунулся в былые забавы, по-прежнему много времени уделял своим потешным войскам.

Рука об руку с ним шагали по жизни его соратники – Александр Меншиков, будущий генералиссимус; Гавриил Головкин, будущий канцлер России; Федор Апраксин, будущий адмирал, командующий российским флотом; Артамон Головин, будущий главнокомандующий российской армией. Рядом с Петром вставали и некоторые представители старшего поколения. Двоюродный брат В.В. Голицына князь Б.А. Голицын оказался в первые годы правления Петра его ближайшим советником и помощником.

Петр не получил систематического образования. От природы любознательный и способный, он использовал любую возможность, чтобы узнать что-то новое. Петр жадно знакомился с книгами, не только с художественной литературой, но и с руководствами по военному делу, астрономии, медицине. Быстро освоил немецкий и голландский языки.

Летом 1693 г. Петр с соратниками отправился в Архангельск. Для него это путешествие стало вторым после Немецкой слободы открытием Европы. Здесь стояли на рейде английские, голландские, немецкие торговые суда, кипела жизнь, в иностранных конторах и на складах звучала разноязыкая речь. Петр был потрясен всем увиденным. С этих пор море больше захватило его.

Обдумывая пути коренных перемен в жизни страны, направления России по пути европейской цивилизации, Петр понял, что может опираться на опыт отца и брата, поскольку в периоды их правления были подготовлены многие из тех резких перемен в жизни страны, которые в дальнейшем он предпринял.

Петр I провел реформы государственного управления (были созданы Сенат, коллегии, органы высшего государственного контроля и политического сыска; церковь подчинена государству; проведено деление страны на губернии, построена новая столица — Санкт-Петербург). Использовал опыт западноевропейских стран в развитии промышленности, торговли, культуры.

Провел политику меркантилизма (создание мануфактур, металлургических, горных и других заводов, верфей, пристаней, каналов). Руководил постройкой флота и созданием регулярной армии. Возглавлял армию в Азовских походах 1695-1696, Северной войне 1700-1721, Прутском походе 1711, Персидском походе 1722-1723; командовал войсками при взятии Нотебурга (1702), в сражениях при деревне Лесной (1708) и под Полтавой (1709). Способствовал упрочению экономического и политического положения дворянства. По инициативе Петра I открыты многие учебные заведения, Академия наук, принята гражданская азбука. Реформы Петра I проводились жестокими средствами, путем крайнего напряжения материальных и людских сил (подушная подать), что влекло за собой восстания (Стрелецкое 1698, Астраханское 1705-1706, Булавинское 1707-1709), беспощадно подавлявшиеся правительством. Будучи создателем могущественного абсолютистского государства, добился признания за Россией авторитета великой державы.

Для изучения данной темы мною было исследовано большое количество литературы и источников, в которых жизнь и деятельность Петра I рассматриваются на широком фоне социально-экономической и общественно-политической жизни, в неразрывной связи с решением стоящих перед страной задач. В своей работе я привлекла большой фактический материал, где попыталась воссоздать колоритную, сложную и противоречивую фигуру человека, сыгравшего значительную роль в превращении России в одно из крупнейших и могущественных государств мира.

Цель моей работы более подробно узнать о Северной войне, почему началась эта война, основные этапы войны, сколько времени она длилась, кто победил в ней, итоги войны. Но основной упор в своем исследовании я сделала на изучении Полтавской битвы, которая стала коренным переломом в Северной войне и дала толчок для зарождения нового государства – Российской империи.

I. Северная война

(1700 – 1721гг.)

1.1.Предыстория Северной войны

Россия искала выход к морю. Лишь вторая попытка войск Петра I штурмом взять турецкую крепость Азов в устье Дона оказа­лась успешной, и в 1696 г. российский флот вышел в Азовское море. И всё-таки путь на широкие, мировые морские просторы был для русских кораблей затруднён: Керченский пролив контро­лировался Турцией, так же как Босфор и Дарданеллы — проливы, соединяющие Чёрное и Средиземное моря.

И тогда Пётр I обратил свои взоры на Балтику. Но там уже господствовал сильный флот только что взошедшего на престол юного и отчаянного шведского короля Карла XII. Опираясь на под­держку двух других признанных морских дер­жав — Англии и Голландии, он угрожал не только своим прибалтийским соседям — Дании и Польше, но и намеревался захватить русские города — Псков, Новгород и Архангельск. «Король мечтает только об одной войне, — писал о Карле XII французский посланник, — ему слишком много насказали о подвигах и походах его предков. Сердце и голова наполнены этим, и он считает себя непобедимым...» Такую уверенность придавало Карлу обладание не только флотом, насчиты­вавшим 50 кораблей, но и 150-тысячной армией, набиравшейся из шведских крестьян, которые в мирное время жили на полученной от государства земле. Эта армия превосходила по своим боевым качествам многие западноевропейские наёмные армии.

Естественно, что, подвергаясь столь серьёзной опасности, страны Балтики вступили с Россией в переговоры о помощи друг другу в назревавшем конфликте со Швецией. И в 1699 г. участниками этих переговоров был создан антишведский воен­ный Северный союз. Конечно, у каждого из союзников были свои собственные цели: датский король Фридрих IV хотел вернуть области, утраченные его страной в 1660 и 1689 гг., в частности Шлезвиг (область на границе Дании и Германии); саксонского курфюрста Августа II, который одновременно был и королём Польши, привлекали земли Лифляндии и Эстляндии (При­балтики); русский же царь стремился не только выйти к морю, но и вернуть России её исконные территории с городами Корела, Копорье, Орешек, Ям и Ивангород, отошедшие к Швеции по Столбовскому миру 1617 г.

В 1700 г. между Швецией и странами Северного союза начались боевые действия, вошедшие в историю под названием Северной войны, продол­жавшейся 21 год. Для союзников первые же месяцы этой войны оказались неудачными. Вос­пользовавшись тем, что Фридрих IV направился со своими главными силами отвоёвывать Шлезвиг, Карл XII при поддержке англо-голландского флота высадил десант на датский остров Зеландия и осадил Копенгаген. Угрожая сжечь столицу Да­нии, Карл XII заставил Фридриха IV капитулиро­вать 7 августа1700 года и выйти из Северного союза.

1.2.Начало Северной войны

19 августа Россия объявила войну Швеции. Но Карл XII, осуществляя свой план разгрома противников поодиночке, направил войска в Лифляндию, где в это время Август II осаждал Ригу. Польский король тоже вынужден был отступить и увести свои войска. И лишь после этого Карл XII обрушился всеми силами на Россию, которой пришлось в одиночку вести боевые действия с наиболее могущественной из всех армий Европы. Эта война делится современными истори­ками на два периода: первый — с осени 1700 г. (начало осады Нарвы) до лета 1709 г. (Полтавская битва); второй — с середины 1709 г. до 1721 г. (заключение Ништадтского мира).

В октябре 1700 г. Пётр I осадил город-крепость Нарву, считавшуюся ключом к Ингерманландии, расположенной на восточном берегу Финского залива. Падение Нарвы открыло бы России путь к морю. Казалось, что взять эту крепость не составит большого труда, ведь гарнизон её насчитывал всего 3 тыс. человек. В русской же армии было 34 тыс. человек и 145 орудий. Однако за полтора месяца русским так и не удалось сломить сопротивление шведского гарнизона. А к середине ноября на помощь осаждённым прибыли основные силы шведов во главе с Карлом XII. Это была армия, в которой под ружьём находились от 23 тыс. до 35 тыс. солдат; их поддерживало 37 орудий.

19 ноября 1700 г. под Нарвой произошло крупное сражение.

После победы под Нарвой Карл XII решил, что разгромленная им русская армия более не сможет продолжать войну. И, оставив для охраны Нарвы, Дерпта (Тарту) и всей Ингерманландии часть своих войск под командованием генерала Шлиппенбаха, он в конце июля 1701 г. ушёл с главными силами в Польшу, где в течение следующих трёх лет воевал против Августа II, вытесняя его из балтийских провинций. Затем Карл добился низложения законного государя и возведения на польский престол своего ставленника Станислава Лещинского. Правда, большая часть польской шляхты по-прежнему поддерживала Августа II и в даль­нейшем оказывала помощь русской армии.

Между тем поражение под Нарвой не обеску­ражило россиян. Наоборот, оно, по словам Петра I, «леность отогнало и ко трудолюбию и искусству день и ночь принудило». Русский царь энергично взялся за воссоздание и переустройство своей армии, улучшение системы обучения солдат и офицеров. Менее чем за год была восстановлена артиллерия, причём для литья пушек по приказу Петра I использовались церковные колокола. И уже в 1701 г. армия получила 268 орудий, в том числе 100 полковых, а в 1702 г. было отлито ещё 140 пушек.

Мало того, в течение целого года после нарвской «конфузии» Пётр I, обучая новобранцев, вёл «малую войну» с отдельными отрядами шведов в Ингерманландии и Лифляндии. А уже в 1702 г. обновлённая русская армия появилась под Нотебургом (Орешком) и предприняла генеральное наступление на охранявшие этот район шведские войска Шлиппенбаха. Штурмом взяв эту, счи­тавшуюся неприступной, крепость, русские войс­ка, развивая успех, в следующем году взяли Ниеншанц, а вскоре освободили Ям и Копорье. На месте Яма немедленно была заложена крепость Ямбург. В устье Невы, неподалёку от Ниеншанца, на острове начала строиться Петропавловская крепость, положившая начало Санкт-Петербургу, а на острове Котлин в Финском заливе выросла крепость Кронштадт. В 1704 г. под ударами русской армии пали Нарва и Дерпт. Шведские войска Шлиппенбаха были окончательно раз­громлены. Россия получила выход к морю, и Санкт-Петербург был объявлен её новой столицей. Несколько попыток шведского флота взять её успеха не имели. И Пётр I даже предложил Карлу XII заключить мир. Но, упоённый своими успехами в Польше, шведский король заставил своего польского ставленника Лещинского отка­заться от союза с Россией, а на предложение Петра I выдвинул столь унизительные условия капитуляции, что русскому царю оставалось решать дело только силой оружия.

Понимая, что Карл XII задумывает поход на Россию, Пётр I созвал в декабре 1706 г. в местечке Жолкиеве военный совет для разработки плана ведения будущей кампании. Решено было не давать шведам генерального сражения, а измотать их в оборонительных боях, создав тем самым выгодные условия для последующего контр­наступления. Пётр принял срочные меры для охраны северо-западной границы, а защиту Киева и Украины поручил гетману Мазепе, которому безгранично верил. В помощь малороссийским казакам гетмана Пётр послал отряд своих регу­лярных войск.

1707 год прошел в ожидании шведского вторжения. Основные силы русских — так называемая полевая армия численностью 57,5 тыс. человек под командованием Шереметева — были на­целены на главную армию шведов, насчитывавшую 30—35 тыс. человек, во главе с самим Карлом XII. Помимо этого существо­вало еще две группировки войск. 16-тысячному корпусу Левенгаупта в Риге противостоял равной численности корпус русского генерала Боура, расположенный между Дерптом и Псковом. Действия финляндского корпуса Либекера (15 тыс. человек) должен был парализовать ингерманландский корпус Ф. М. Ап­раксина (24,5 тыс. человек).

Карл XII покинул Саксонию в августе 1707 г. Полевая армия Шереметева начала откатываться на восток. Отступление было нелегким. Фельдмаршал извещал Меншикова: «Нужда велика, взять негде; деревни, которые есть, все пусты; не токмо что про­вианту сыскать невозможно, но и жителей никого нет». Еще боль­ше испытаний выпало на долю армии противника: она двигалась по территории, опустошенной отступавшими.

Карл XII страстно желал генеральной баталии. Русское коман­дование, напротив, всячески уклонялось от нее, во-первых, пото­му, что неприятель, по мнению царя, еще недостаточно был под­вержен воздействию «томления», а во-вторых, потому, что Петр в своей стратегии строго руководствовался правилом: «Искание боя генерального суть опасно — в единый час все испровержено, того для лучше здоровое отступление, нежели безмерный газард».

Наступил 1708 год. Новогодие Петр встретил в Москве и пять дней спустя отбыл из столицы в армию. «Молю бога,— писал он Меншикову,— чтобы в этом году он даровал благополучный исход дела нашего».

Время вторжения неприятеля на русскую землю приближа­лось. Но каков путь движения войска шведского короля? Пойдет ли он на северо-восток отвоевывать искони русские земли, возвра­щенные России, и стирать с лица земли Петербург или двинется на восток, чтобы после победы с триумфом войти в русскую сто­лицу и продиктовать там условия мира? Ответить на этот вопрос никто не мог, включая, кажется, и самого шведского короля.

Между тем осведомленность о намерении неприятеля, как писал Петр, «есть главнейшая вещь на войне». Знание этих на­мерений для Петра было тем более «главнейшей вещью», что инициативой владел Карл XII, а не он, царь, и последнему при­ходилось свои действия сообразовывать с действиями короля, парировать его выпады ответными мерами. Короче, царю на первых порах приходилось быть готовым к движению шведов в любом из двух направлений.

Прояснились планы короля в начале февраля 1708 г., когда он из Гродно двинулся не в сторону Петербурга, а на восток, в направлении к Москве. Двигался он туда медленно, с продол­жительными остановками. Русская армия начала претворять в жизнь жолквиевский план обороны — на пути своего отступления она уничтожала провиант и фураж, уводила скот, устраивала засеки, затруднявшие движение. Весной 1708 г. произошло важное событие: шведы перешли русскую границу.

В июле 1708 г. Петр I находился в действующей армии. Будучи в пути, Петр получил донесение Шереметева о первом столкно­вении со шведами. Если верить реляции, то русские, если и не одержали победы, то нанесли противнику урон. Петр рассматри­вал сражение под Головчином как репетицию перед генеральным сражением, позволившую новобранцам понюхать пороху: «Я зело благодарю бога, что наши прежде генеральной баталии виделись с неприятелем хорошенько и что от всей его армии одна наша треть так выдержала и отошла». На поверку оказалось, что реляция отразила события неточно и что в действительности не шведы, а русские понесли значительные потери. Проверка обна­ружила неприглядный факт: многие полки дивизии Репнина «при­шли в конфузию», беспорядочно отступили, оставив неприятелю пушки, а те, которые оказывали сопротивление, сражались, как писал царь, «казацким, а не солдатским боем».

Головчинское сражение в летописи Северной войны занимает особое место: во-первых, это был последний успех шведов; во-вторых, итоги сражения Петр использовал в воспитательных целях. Царь распорядился двух генералов, виновных в пораже­нии, Репнина и Чамберса, отдать под суд, Репнин принадлежал к числу боевых и лично уважаемых царем генералов. Но сколько он ни просил о милосердии, Петр оказался глухим к этим прось­бам: виновнику пришлось сменить генеральский мундир на мун­дир солдата и, кроме того, возместить казне убытки за пушки, утраченные во время сражения. Наконец, в-третьих, изучение опыта Головчинского дела позволило Петру составить «Правила сражения», определившие поведение солдат и офицеров в бою.

Любопытная деталь в поведении Карла XII после Головчин­ского сражения. Казалось бы, что азартный король, для которого поле брани, артиллерийская канонада и стоны раненых являлись родной стихией, должен был развить успех и искать нового сра­жения с русскими. Но Карл XII проявил несвойственную своему характеру и непонятную на первый взгляд пассивность: он отпра­вился в Могилев и простоял там почти месяц.

Все станет на свои места, если мы вспомним про жолквиевский план борьбы с агрессором: неприятельские войска испы­тывали недостаток в продовольствии. А в Могилеве Карл задер­жался в ожидании прибытия обоза Левенгаупта. Этот обоз, организованный в Риге, должен был доставить королевской армии запасы продовольствия, фуража, пороха, обмундирования. Обоз сопровождал 16-тысячный корпус Левенгаупта, который должен был влиться в состав главной армии шведов.

Не дождавшись обоза, Карл тронулся с места, но пошел не на север, навстречу Левенгаупту, а в противоположную от него сторону, к Смоленску. Под селом Добрым на Смоленщине 30 ав­густа состоялось сражение, закончившееся блестящей победой русских. Петр по случаю этой победы ликовал, его привели в восторг организованные и четкие действия русских войск. Сра­жение происходило в присутствии короля, что дало повод царю писать: «Сей танец в очах горячего Карлуса изрядно станце­вали». Радовала Петра и высокая боевая выучка его войск: «Я как начал служить, такого огня и порядочного действа от наших солдат не слыхал и не видал».

Противник оставил на поле боя около трех тысяч убитых, в то время как потери русских войск составили всего 375 человек.

В сентябре противник потерпел еще одно поражение под Раевкою, причем в бою была убита лошадь короля и тот едва не попал в плен. После этого король круто повернул на юг.

Петру стало известно, что обоз Левенгаупта вышел из Риги. Царь принимает дерзкое решение организовать подвижный отряд, состоящий из драгун, а также солдат, посаженных на коней, и налегке, без обоза, двинуться навстречу Левенгаупту.

1.3.Битва у деревни Лесной

Отряд под командованием Петра настиг неприятеля в бело­русских топях и болотах у деревни Лесной. Началось сражение. «Гистория Свейской войны», в написании которой царь принимал живейшее участие, сообщает любопытную деталь: через не­сколько часов боевых действий «на обе стороны солдаты так устали, что более невозможно биться было, и тогда неприятель у своего обоза, а наши на боевом месте сели и довольное время отдыхали, расстоянием линий одна от другой в половине пушеч­ного выстрела полковой пушки, или ближе».

Отдых продолжался часа два; набравшись сил, противники возобновили борьбу. Она велась с переменным успехом, и, не подоспей подмога русским,— неизвестно, чем бы она закончилась. Успех решила кавалерия, с марша ринувшаяся в битву. Против­ник дрогнул. Шведов спасли от полного уничтожения ночь и ранняя для тех мест вьюга.

Утром следующего дня русские не обнаружили шведов - под покровом темноты Левенгаупт бежал, оставив на поле боя обоз в две тысячи телег и восемь тысяч незахороненных трупов.

Петр вполне оценил значение одержанной победы. Его радо­вало и то обстоятельство, что 10 тысяч русских одолели 16 тысяч шведов, и то, что шведская армия лишилась так необходимого ей провианта и фуража, и, наконец, то, что Карл XII вместо бое­способного подкрепления в 16 тысяч солдат и офицеров получил 6700 оборванных и деморализованных вояк.

Победа имела стратегическое значение, ее царь называл матерью Полтавской виктории. «Сия у нас победа,— писал Петр в «Гистории Свейской войны»,— может первая назваться, понеже над регулярным войском никогда такой не бывало, к тому же еще гораздо меньшим числом будучи пред неприятелем».

Известие об итогах битвы у Лесной было получено в ставке Шереметева раньше, чем в став­ке шведского короля,— майор, отправленный Левенгауптом с рапортом о катастрофе, попал в плен к русским. Карлу поэтому вначале пришлось довольство­ваться устным рассказом сол­дата, который 1 октября пове­дал ему, что битва длилась с утра до позднего вечера и Левенгаупт покинул поле боя.

Карл не поверил невразуми­тельному рассказу солдата. То­го не могло статься, рассуждал король, чтобы его опытнейший генерал, возглавлявший отбор­ные войска, потерпел пораже­ние от московитов, он пытался убедить окружающих и прежде всего самого себя, что солдат все перепутал и наговорил не­суразностей от страха.

Когда последние сомнения относительно катастрофы у Лесной развеялись, король ут­ратил покой. Его одолела бес­сонница, и он ночью заходил то к одному, то к другому прибли­женному и сидел в грустном молчании. 12 октября прибыл и Левенгаупт.

До потери корпуса Левенгаупта и обоза король располагал широким выбором направлений, по которым он мог двигаться: он мог пойти на север, в сторону Петербурга, мог отправиться на восток добывать Москву; третьим направлением могла стать Украина, то есть движение на юг. Наконец, Карл мог не испыты­вать судьбу и благополучно возвратиться в края, откуда он при­шел непрошеным гостем.
После катастрофы у Лесной король мог двинуться только в двух направлениях: либо отступить, либо отправиться на юг, к изменнику Мазепе. Маршруты на Москву и Петербург отпадали из-за отсутствия продовольствия, фуража, недостатка артил­лерии и т. д. Практически у Карла XII оставался единственный путь — на Украину, ибо вопреки всем разумным доводам король считал отступление порухой своей славы непобедимого полко­водца.

На юге Карл XII намеревался получить все то, чего он не получил от Левенгаупта: продовольствие, впрок заготовленное Мазепой в своей резиденции Батурине, там же находившуюся артиллерию и запасы пороха. Мазепа, кроме того, обещал пере­дать в распоряжение короля 30-тысячную армию казаков.

Измена Мазепы являлась следствием едва ли не самых значительных промахов Петра и его окружения. Ни царь, ни его сподвижники за слащавыми улыбками, подобострастной речью, уснащенной комплиментами, и выражением внешней покорности не разглядели подлинное лицо гетмана. Напротив, Петр считал его своим верным слугой, а Ментиков и другие вельможи отно­сили его к числу своих друзей.

После того как измена Мазепы стала точно установленным фактом, главное внимание воевавших сторон было приковано к Батурину. Именно туда, в свою резиденцию, гетман свез вдосталь то, в чем крайне нуждались шведы. Об этом Мазепа не преминул сообщить шведскому королю, и тот был полон желания овладеть городом, а вкупе с ним и всем добром.

Ключевое значение Батурина понимал и Петр. Если запасы попадут к неприятелю, то он станет намного сильнее и обстановка на Украине осложнится настолько, что поставит под угрозу успех всей кампании. Кто раньше проникнет в Батурин, тот останется в выигрыше, стоившем и риска, и перенапряжения сил. Именно поэтому к Батурину одновременно спешили шведы с мазепинцами и русские войска. Время исчислялось не сутками, а часами.

У стен гетманской резиденции первым оказался Меншиков. На предложение князя открыть ворота сторонники Мазепы, укрывшиеся в крепости, давали уклончивые ответы, заявляя, что им ничего не известно об измене гетмана. Меншикову стало ясно, что комендант Батурина в надежде на подход Мазепы и главных сил шведов тянет время. Отряд Меншикова предпринял ожесточенный штурм и в ночь на 2 ноября овладел Батуриной. От изменнического гнезда он оставил руины: все, что можно было вывезти, он взял с собою, а остальное предал огню.

В итоге шведы не получили обещанного Мазепой ни продо­вольствия, ни артиллерии, ни фуража. Не получил шведский король и обещанной Мазепой помощи в живой силе. Вместо 30 тысяч гетман привел в шведский лагерь горстку казаков, боль­шинство из которых пошли за ним только потому, что он заявил им, что они идут сражаться с неприятелем.

Рухнули надежды Мазепы и на враждебные действия украин­ского народа против России. Идея подчинения Украины Польше, перспектива наплыва на украинскую землю алчных магнатов, ожидаемые притеснения православной церкви сплачивали разные социальные слои населения — крестьян, горожан, казаков, духо­венство — на борьбу и с Мазепой, и с шведскими захватчиками. Мазепа, таким образом, стал политическим банкротом, не вы­полнившим ни одного из своих обещаний. Он и примкнувшие к нему предатели оказались в изоляции.

В обстановке необычайно суровой для этих мест зимы армия Карла XII нуждалась в зимних квартирах, отдыхе и продоволь­ствии. Ни того, ни другого, ни третьего шведы на Украине не обрели. Они находились в окружении русской армии и подвер­гались постоянным нападениям конницы и украинских партизан. Вместо теплых квартир им пришлось довольствоваться открытым небом.

На Украине велась так называемая малая война. Крупных сра­жений царь велел избегать, оберегая главные силы от возможных неудач. В «деле» находились небольшие отряды, охотившиеся за языками и дерзко нападавшие на обозы и фуражиров.

Во время одного из таких нападений небольшого русского отряда шведский король едва не оказался в плену. Не заметив отступления своих рейтар, он с несколькими солдатами должен был искать спасения в мельнице, «которая, как написано в «Гистории Свейской войны», нашими людьми была окружена и ежели б не застигла ночная темнота, то б он, конечно, тут взят был».

Конец 1708 г. и половину следующего года Петр находился вдали от армии. Тому были веские причины. По традиции на театре военных действий в зимние дни, а также во время весен­него половодья наступало затишье, и враждовавшие армии, отдыхая, готовились к грядущим сражениям. Впрочем, Карл XII, вопреки традиции, стремился к генеральной баталии, полагая, что ему посчастливится одним ударом добиться уничтожения русской армии, доставлявшей ему столько хлопот, и завершить войну победоносным миром. Петр, напротив, не намечал генерального сражения ни в зимние, ни в весенние месяцы 1709 г., так как полагал, что время к тому не приспело — неприятель еще не­достаточно измотан. Рисковать царь не хотел, ибо, как он говорил, можно утратить «на одной баталии главной счастие и благо­состояние всего государства».

Около полутора месяцев царь провел в Сумах, затем в фев­рале отправился в Воронеж, где пробыл без малого два месяца, а оттуда — в Азов и Таганрог. В армию он прибыл в начале июня, в разгар безуспешных попыток Карла XII овладеть Полтавой.

В Сумах Петра можно было наблюдать за просмотром на­печатанных книг, чтением переводов, составлением указа об организации губерний, совершенствованием гражданского шрифта.

Из Сум царь, как было сказано выше, отправился в Воро­неж. Что его туда влекло? Личная страсть к кораблестроению или интересы государства?

Цель поездки — наблюдение за строительством и спуском кораблей. Эта забота на первый взгляд кажется странной, ибо у России не было более важной задачи, чем изгнание шведов. Но война с захватчиками велась не на море, а на суше.

При ближайшем рассмотрении обнаружим, что Петр, заботясь о флоте, проявил завидную дальновидность. Он рассудил, что в связи с походом Карла XII на Украину у Османской империи и крымских татар наступил самый благоприятный момент для на­падения на Россию.

Задача состояла в том, чтобы предостеречь южных соседей от совместных действий со шведами.

В Азове царь не был свыше десяти лет. Увиденное оказало на него самое благоприятное впечатление. Распорядившись о постройке новых кораблей и углублении гавани в Азове, Петр 27 мая отправился к армии.

В месяцы, проведенные царем в Сумах, Воронеже и Азове, армия Карла XII в жестокую стужу бродила по заснеженным степям Украины. Русские отряды и население не давали этой армии ни отдыха, ни крова, ни пищи. Каждый населенный пункт шведы брали штурмом. Героическое сопротивление шведам оказала ничтожная крепость Веприк, наспех окруженная валом, возведенным в зимнюю стужу. Карл сначала велел подвергнуть городок артиллерийскому обстрелу, но, истратив уйму снарядов и обнаружив бесплодность затеи, велел штурмовать его. Мало­численный гарнизон русских и украинцев, располагавший всего тремя пушками, трижды отбивал приступы. Шведы ворвались в крепость 6 января 1709 г. лишь после того, как осажденные израсходовали весь порох. Королевская армия недосчиталась при этом свыше 1200 солдат и офицеров. Путь на северо-восток был усеян такими же городами, которые надо было осаждать, неся потери, тратя боеприпасы.

В феврале Карл достиг крайнего восточного пункта Слобод­ской Украины — Коломака. Жесткие морозы сменились внезапной оттепелью. 12 февраля разразилась гроза и сильный ливень. Реки и речушки выступили из берегов, так что русской и шведской пехоте пришлось передвигаться в ледяной воде.

II. Полтавская битва

2.1. Планы сторон

С первых чисел апреля внимание Карла XII было приковано к Полтаве. Он решил во что бы то ни стало овладеть этой крепостью, обнесенной всего лишь дубовыми стенами, ибо вполне оценил ее стратегическое значение. Если бы королю удалось принудить гарнизон Полтавы к сдаче, то в этом случае облегчились бы коммуникации с Крымом.

Значение Полтавы в стратегических замыслах Карла XII вполне разгадал Петр, когда писал Меншикову.

Генерал-квартирмейстер шведской армии Гилленкрок записал свой разговор с Карлом XII, состоявшийся в двадцатых числах апреля. В диалоге столько же королевской самоуверенности, сколько полнейшего пренебрежения к русским. За это королю придется жестоко поплатиться, а пока он не принимал никаких доводов, противоречивших его замыслу.

Гилленкрок. Разве ваше величество намерен осаждать Полтаву?

Король. Да, и вы должны составить диспозицию осады и сказать нам заранее, в какой день мы завладеем городом; так делает Вобан во Франции, а вы здесь маленький Вобан.

Гилленкрок. Я полагаю, что и сам Вобан, великий инже­нер и генерал, увидел бы себя в немалом затруднении, потому что не имел бы под рукой того, что нужно для осады.

^ Король. У нас довольно всего, что может быть нужно против Полтавы. Полтава крепость ничтожная.

Гилленкрок. Крепость, конечно, не из сильных; но по многочисленному гарнизону из 4000 русских, кроме казаков, Пол­тава не слаба.

Король. Когда русские увидят, что мы хотим атаковать, то после первого выстрела сдадутся все.

Гилленкрок долго убеждал короля, что осада Полтавы свя­зана с огромным риском, что у стен города может полечь вся пехота, если дело дойдет до штурма.

Король твердил свое: «Говорю наверное, что дело не дойдет до штурма. Они сдадутся».

Гилленкрок. Не вижу и не понимаю, как это может слу­читься без особого счастья.

Король. Мы совершим необыкновенные дела и приобретем славу и честь.

Дальнейшие события показали, что прогнозы короля были абсолютно беспочвенными.

Сосредоточение шведской армии у стен Полтавы было завер­шено к концу апреля, а первый штурм ее Карл XII предпринял 29 числа этого месяца.

Уверенность короля, что гарнизон крепости капитулирует, как только обнаружит подготовку к штурму, оказалась банальным бахвальством. Шведы чередовали осадные работы со мно­жеством штурмов, но гарнизон, руководимый полковником Алек­сеем Степановичем Келиным, устоял. Число защитников города постепенно уменьшалось, тем не менее осажденные не только отбивали штурмы, но и совершали вылазки.

2 июня к коменданту крепости в восьмой раз явился барабан­щик с предложением сдать город на самых выгодных условиях. Шведы грозили в случае отказа всех защитников истребить. Парламентер ушел со следующим ответом Келина:

— «Мы уповаем на бога, а что объявляешь, то мы чрез при­сланные, коих 7 имели, известны; тако же знаем, что присту­пов было восемь и из присланных на приступе более 3 тысяч человек головы положили.

И так тщетная ваша похвальба; побить всех не в вашей воле состоит, но в воле божией, потому что всяк оборонять и защи­щать себя умеет».

Связь с русским командованием Келин осуществлял при по­мощи ядер, «начиненных» вместо пороха письмами, донесениями, просьбами. Выстреленное из крепости ядро не разрывалось и благополучно достигало расположения русских войск, занимав­ших противоположный от шведов берег реки Ворсклы.

Русскому командованию даже удалось восполнить потери гарнизона крепости — в ночь на 15 мая туда проник отряд в 900 человек. Пришедшие в город солдаты «не токмо что платье все, но и штаны ради болотных зело глубоких переправ поски­дали». Они доставили в крепость свинец и порох.
2.2. Подготовка к Полтавской битве

Петр прибыл к Полтаве 4 июня 1709 г. С этого дня он взял в свои руки непосредственное руководство армией. Оценив обста­новку на месте, он решил, что настало время дать противнику генеральное сражение. 7 июня Петр писал Федору Матвеевичу Апраксину: «Сошлись близко с соседьми, с помощью божиею, будем конечно в сем месяце главное дело с оными иметь». Под «главным делом» подразумевалось генеральное сражение.

Заслуга Петра как выдающегося полководца состояла, в частности, в умении выбрать для решающего сражения такое время, когда противник оказался слабее его собственных войск. Шведы были ослаблены изнурительными переходами, потерями от налетов партизан и небольших отрядов русской армии, болез­нями солдат и офицеров. Холодная зима 1708/09 г. нанесла зна­чительный урон шведским войскам. Напротив, русская армия, постоянно пополнявшаяся рекрутами и овладевшая основами современного военного искусства, стала неизмеримо сильнее, чем в начальный период вторжения неприятеля в Россию.

Русские войска переправились через Вореклу 20 июня. Карл не сомневался, что Петр решил дать у стен Полтавы главную битву войны. Чтобы обезопасить тыл, король предпринял два отчаянных штурма Полтавы, но ни 21, ни 22 июня успеха не добился.

Защитники крепости выстояли и на этот раз — ранним утром 21 июня на площади у Спасской церкви они дали клятвенное обещание сражаться со шведами до последней капли крови и сдержали эту клятву.

Начиная с 20 июня в русском лагере кипела напряженная работа: стучали топоры, солдаты работали лопатами — готовили укрепления. Петр, как и у Лесной, для предстоящего сражения избрал закрытую местность. Оба фланга русского лагеря упи­рались в густой лес, в тылу — крутой берег реки Ворсклы, через которую были наведены мосты. Открытая равнина находилась лишь перед фронтом русского лагеря. Именно оттуда Петр ждал наступления шведов. Он велел соорудить шесть редутов на рас­стоянии ружейного выстрела один от другого. Перпендикулярно к ним намечалось строительство еще четырех редутов, из которых только два оказались готовыми к началу сражения. Назначение шести редутов состояло в том, чтобы ослабить силу наступатель­ного порыва шведов. Четыре перпендикулярных редута должны были рассечь их боевые порядки.

25 июня Петр произвел смотр войскам, в этот же день воен­ный совет разработал диспозицию сражения. Командование пер­вой дивизией Петр взял на себя, а прочие дивизии распределил между генералами. Кавалерия была поручена Меншикову, коман­дование артиллерией Петр возложил на генерал-лейтенанта Брюса, снабдив его планом размещения мортир и гаубиц. В «Гис-тории Свейской войны» записано: «Фельдмаршал и генералитет просил его царское величество, чтоб в баталию не приобщаться (то есть не участвовать в сражении), на что изволил сказать, чтоб ему о том более не говорили».

День 26 июня Петр провел в непрерывных хлопотах. В этот день царю сообщили неприятную новость: из Семеновского полка к неприятелю бежал унтер-офицер. Царь понимал, что изменник сообщит королю о слабых местах обороны и посоветует нанести удар по необстрелянному полку, укомплектованному новобран­цами. Петр велел обрядить в форму этого полка опытных и за­каленных в боях солдат Новгородского полка.

В преддверии генеральной баталии, в тот же день 26 июня, Келину было переброшено ядро с новым предписанием Петра: «Ныне инако вам повелеваем, чтоб вы еще держались до поло­вины июля и далее, понеже мы лучшую надежду отселя, с по­мощью божиею, имеем вас выручить, о чем паки подтверждаем: держитесь, как возможно, и нам давайте знать о себе».

Шли последние приготовления к сражению. Петр в мундире гвардейского офицера из темно-зеленого сукна, с красными обшлагами, с развевающимся на ветру офицерским шарфом появлялся то среди драгунских полков, то среди пехотинцев, строивших редуты, то среди артиллеристов.

26 июня было памятным и для Карла XII. В этот день он при­нял решение атаковать русский лагерь. Он спешил, так как узнал, что помощи ждать ему неоткуда: из Константинополя пришло известие, что османское правительство не намерено вмешиваться в конфликт между Россией и Швецией; другое известие, столь же неутешительное, Карл получил от Станислава Лещинского, извещавшего, что ни он, Лещинский, ни шведский генерал Крассау не появятся у стен Полтавы — у них у самих хватает забот, чтобы отбиваться от налетов кавалерии русского генерала Гольца.

Раз надежды на помощь извне отсутствовали, то Карлу ни­чего не оставалось, как очертя голову ринуться в бой, ибо он знал, что завтра его армия будет слабее, нежели сегодня.

26 июня король тоже обратился с речью к армии, но как рази­тельно отличалась речь Карла от речи Петра! Русский царь обращался к патриотизму солдат и офицеров, призывал их за­щищать независимость Родины и ее целостность, в то время как речь шведского короля была типичной речью завоевателя и маро­дера. Офицеров он приглашал в шатры московского царя на роскошный обед.

— Он приготовил нам много кушанья. Идите же завтра туда, куда ведет вас слава.

Знаменитая Полтавская битва началась на рассвете 27 июня.

План шведского короля состоял в том, чтобы пехота, предво­дительствуемая Левенгауптом, овладела русскими редутами. За­вершить дело на начальном этапе сражения король поручил кон­нице: ей надлежало, двигаясь между редутами, разгромить рус­скую кавалерию. В заключительной фазе сражения пехота и конница, соединившись в тылу редутов, должны были нанести удар по основным силам русской армии.

Действительность опрокинула планы короля, и сражение про­текало не в соответствии с его волей, а по воле Петра. Уже в самом начале сражения королю не удалось застигнуть русских врасплох: конница Меншикова уследила движение шведов к русскому лагерю, и там были сделаны необходимые приготовления.

Шведской пехоте все же удалось овладеть двумя недост­роенными редутами. Среди атаковавших уже раздавались ра­достные возгласы: «Победа! Победа!»

Развить успех неприятелю не удалось. Он оказался под гу­бительным огнем артиллерии, расстреливавшей его в упор и с флангов.

Превосходство русской артиллерии было подавляющим — против 4 стволов шведов действовали 102 русские пушки.

Опьяненному успехом Меншикову казалось, что еще одно усилие — и неприятель будет сломлен. Он трижды просил царя прислать ему подкрепление, чтобы разгромить шведов. Петр, однако, обоснованно придерживался ранее разрабо­танного плана сражения и велел Меншикову вывести конницу с поля боя. Отвод конницы шведы приняли за отступление, броси­лись ее преследовать и приблизились к русским орудиям транжемента (главного лагеря), потерпев существенный урон.

Около 8 часов утра Петр решил вывести свою армию из лаге­ря. В центре построения находилась пехота, между ее боевыми порядками размещалась артиллерия. Кавалерия была располо­жена на флангах.

Шереметеву царь велел вывести шесть драгунских полков с передовой линии, непосредственно противостоящих неприятелю, подойти к стоящим в стороне войскам Скоропадского и наблю­дать за ходом сражения; в случае если шведы двинутся против украинских войск гетмана, то оказать им помощь. «А о вступле­нии в баталию ожидать указу»,— заключил свое распоряжение Петр.

Ослабление передовой линии встретило возражение Шереме­тева, его поддержал князь Репнин. Они говорили: «Надежнее иметь баталию с превосходным числом, нежели с равным». Петр им ответил: «Больше побеждает разум и искусство, нежели мно­жество».

Царь, готовясь пустить в дело главные силы, располагавшиеся позади редутов, выступил перед пехотой со знаменитой речью, известной под названием приказа Петра:

— Ведало бо российское воинство, что оной час пришел, ко­торый всего Отечества состояние положал на руках их: или пропасть весьма, или в лучший вид отродитися России. И не помыш­ляли бы вооруженных и поставленных себя быти за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за народ всероссий­ский.

Царь закончил свою речь словами:

А о Петре ведали бы известно, что ему житие свое недо­рого, только бы жила Россия и российское благочестие, слава и благосостояние.
2.3. Ход Полтавской битвы

Началась долгожданная генеральная баталия.

Карл попытался концентрированным ударом прорвать центр построения русских войск, состоявший из солдат Новгородского полка. Шведам удалось потеснить первую линию полка. Заметив это, Петр сам повел второй батальон новгородцев в контратаку и восстановил положение. Между тем конница, находившаяся на флангах, ринулась в атаку на шведскую кавалерию и прогнала ее с поля битвы. Огромное опустошение рядов атаковавших шведов производила артиллерия. Вот как описывает ее действия современная хроника: «Первой залп учинен от войска царского величества так сильно, что в неприятельском войске от падших тел на землю и ружья из руки убиенных громкой звук учинился, которой внушал, якобы огромные здания рушились».

Шведы дрогнули. Карл, поднятый на руках, сколько ни при­зывал бегущих остановиться, не смог предотвратить паники. При­мерно через два часа сражения шведская армия была наголову разбита. Победа была полной. О напряженности битвы свиде­тельствует то обстоятельство, что под азартным Меншиковым было убито две лошади, а фетровая шляпа Петра была пробита пулей, другая пуля застряла в седле царя.

Еще не подсчитаны трофеи, еще неизвестны потери свои и не­приятельские, еще неясно, что сталось с королем и где он, «с нами или с отцы нашими», а разгоряченный сражением Петр, не чувст­вуя усталости после нескольких бессонных ночей, берется за перо, чтобы известить «о зело превеликой и нечаемой виктории».

Среди восьми тысяч шведов, навеки оставшихся под Полта­вой, искали и короля. Основанием для поисков послужили найден­ные на поле носилки Карла, разбитые ядром. «Неужели не увижу сегодня
  1   2

Похожие:

Конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней» iconКонкурс исследовательских работ старшеклассников «Человек и война. Цена Победы»
Краевой конкурс исследовательских работ старшеклассников «Человек и война. Цена Победы» (в рамках шестого Всероссийского исторического...
Конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней» iconМежрегиональный историко-просветительский конкурс исследовательских...
Межрегиональный историко-просветительский конкурс исследовательских и творческих работ
Конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней» iconГородской конкурс исследовательских работ и творческих проектов дошкольников...
Городской конкурс исследовательских работ и творческих проектов дошкольников и младших школьников
Конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней» iconКонкурс реферативных, научно-исследовательских, проектных и творческих...
Конкурс реферативных, научно-исследовательских, проектных и творческих работ «Озарение»
Конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней» iconКонкурс исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия ХХ век»
Шестой всероссийский конкурс исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия ХХ век»
Конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней» iconКонкурс исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек...
Второй всероссийской конкурс исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия –хх век»
Конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней» iconКонкурс творческих и исследовательских работ «Новые таланты 2011»
Областной краеведческий конкурс творческих и исследовательских работ «Новые таланты – 2011»
Конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней» iconКонкурс Воспитательных систем
Всероссийский заочный конкурс научно-исследовательских, изобретательских и творческих работ
Конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней» iconКонкурс реферативных, научно-исследовательских, проектных и творческих работ учащихся «Озарение»
Краевой открытый конкурс реферативных, научно-исследовательских, проектных и творческих работ учащихся «Озарение»
Конкурс творческих и исследовательских работ старшеклассников «От Петра до наших дней» iconПоложение о проведении районного фестиваля научно- исследовательских работ старшеклассников
Настоящее положение определяет порядок организации и проведения областного фестиваля научно- исследовательских работ старшеклассников...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница