Реан А. А., Коломинский Я




НазваниеРеан А. А., Коломинский Я
страница7/37
Дата публикации31.03.2013
Размер6,79 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   37

- Таблица 3

А

Б

1. Важнейшая для общества профессия.

1. Мало оценивается важность труда.

2. Работа с людьми.

2. Не умею работать с людьми.

3. Работа требует творческого подхода.

3. Нет условий для творчества.

4. Работа не вызывает переутомления.

4. Работа вызывает переутомление.

5. Большая зарплата.

5. Небольшая зарплата.

6. Возможность самосовершенствования.

6. Нет условий для самосовершенствования.

7. Работа соответствует моим способностям.

7. Работа не соответствует моим способностям.

8. Работа соответствует моему характеру.

8. Работа не соответствует моему характеру.

9. Небольшой рабочий день.

9. Большой рабочий день.

10. Отсутствие частого контакта с людьми.

10. Излишне частый контакт с людьми.

11. Возможность достичь социального признания, уважения.

1!. Невозможность достичь социального признания, уважения.

Обработка

По каждому,из 11 факторов подсчитывается коэффициент значимости (КЗ). Коэффициент значимости определяется по следующей формуле:



где N — объем выборки (количество обследуемых);

п+ — количество обследуемых, которые отметили данный фактор в колонке А;

п~ — количество обследуемых, которые отметили данный фактор в колонке Б.

Коэффициент значимости может измениться в пределах от —1 до +1. Резуль­таты диагностики по группе заносятся в табл. 4.

Таблица 4

Название выборки___________________i_______

Объем выборки N =

Факторы 1 количество of

2 1следуек

3

1ЫХ

4

5

6

7 1

! 9

10

11

n+ п" КЗ




























Иногда при интерпретации результатов допускают серьезную методичес­кую ошибку, рассматривая только окончательный показатель КЗ и не учитывая соотношения п+ и п—. Необходимо строить интерпретацию с учетом как пер­вого, так и второго аспектов. Продемонстрируем это на простом примере.

Низкий коэффициент значимости фактора (близкий к нулю) еще не означает его полной незначимости. Необходимо прежде всего понять, каким образом этот низкий коэффициент получился.

Совершенно ясно, что два невысоких коэффициента значимости



хотя и равны между собой количественно, но качественно отражают различные типы реальности.

Второй случай действительно свидетельствует о низкой значимости данного фактора в определенной выборке: 90 % респондентов вообще не назвали его в числе значимых, не обратили на него внимания.

В первом же случае все 100% опрашиваемых отметили этот фактор как значимый. Низкий КЗ свидетельствует не столько о низкой значимости фактора, сколько о его противоречивой оценке респондентами: для одних он значим пози­тивно (привлекает в профессии), а для других — негативно (соответственно не привлекает).

Данная методика использовалась учеными (включая авторов этой книги) для серии исследований, проводившихся в основном на материале высшей школы. Гораздо менее активно она применяется там, где предметом анализа служит про­цесс обучения в начальной профессиональной школе.

Исследования, проведенные нами в начальной профессиональной школе на различных выборках (отражающих тот или иной профиль обучения и состав выборки по полу), позволяют сделать некоторые обобщения. В табл. 5 приводятся по различным выборкам пять наиболее значимых факторов. Положение, которое они занимают в таблице, соответствует величине коэффициента значимости.

Как видно из табл. 5, структура значимых факторов, определяющих отношение учащихся к профессии, достаточно идентична в различных училищах, хотя имеет место и определенная специфика, очевидно, связанная с профилем училища, осо­бенностями контингента, в том числе и с половыми различиями. Так, установле­но, что фактор зарплаты входит в число наиважнейших, что согласуется с дан­ными других, в том числе и зарубежных, исследований (И. Данч, 1985). В одной

Таблица 5. Ведущие факторы, определяющие отношение к профессии учащихся

Выборка

Факторы и их значимость

А

Важнейшая для обще­ства профес­сия

Негативный фактор: ра­бота вызыва­ет переутом­ление

Работа соот­ветствует способ­ностям

Работа с людьми

Работа тре­бует посто­янного твор­чества

В

Большая зарплата

Негативный фактор: слишкомчас-тый контакт с людьми

Работа соот­ветствует способ­ностям

Важнейшая для общест­ва профес­сия.

Возможность сомосовер-шенство-вания

С

Большая зарплата

Негативный фактор: ра­бота вызы­вает пере­утомление

Важнейшая для обще­ства профес­сия

Работа с людьми

Работа соот­ветствует способно­стям

выборке (см. в табл. выборку А) фактор зарплаты не вошел в число значимых, что связано, по нашему мнению, со спецификой данной выборки по полу, — абсо­лютное большинство здесь составили девушки. Отметим, что в упоминавшемся выше исследовании венгерского психолога, Данча сведения по половому составу выборки отсутствуют.

Из табл. 5 видно, что устойчивое высокое значение во всех выборках уча­щихся имеет фактор общественной важности профессии. Таким образом, объек­тивное признание и субъективное понимание учащимися общественной важнос­ти профессии существенным образом влияют на удовлетворенность сделанным выбором, а следовательно, способствуют профессиональной стабилизации. Дру­гой важный фактор связан с мотивом творчества в будущей профессиональной деятельности, тягой к творчеству и теми возможностями, которые представляет для этого работа по специальности. Как показал проведенный нами дополнитель­ный анализ, данный фактор занимает разные места в подгруппах успевающих и неуспевающих учащихся (более значим для первых, менее значим для вторых). В целом его субъективная значимость высока в обеих подгруппах: в первом случае — второй ранг, во втором — четвертый. Эти результаты недвусмыслен­но свидетельствуют о четко выраженной ориентации учащихся на творческий подход к будущей профессиональной деятельности, независимо от ее специфики и содержания. Ожидание и поиск творческих элементов в будущей профессии обусловливают особое к ней отношение," существенно влияют на ее выбор. При этом, как показывают исследования, такие тенденции проявляются на различных

уровнях профессионального образования: как в средней, так и в высшей школе. Конечно, разные профессии и разные «трудовые посты» <Е. А. Климов) предос­тавляют неравные возможности для творчества. Однако, как справедливо под­черкивает Б. Ф. Ломов, творчество — это не исключительное состояние художе­ственной, научной и изобретательской сфер деятельности. Любая деятельность включает момент творчества. В этой связи представляется глубоко обоснован­ной указанная Е. А. Климовым необходимость воспитания равного уважения к разным видам профессионального труда, недопустимость превознесения одних профессий, как творческих, увлекательных, за счет других, якобы лишенных этих качеств.

Приобретет ли профессиональная деятельность оттенок творчества, во многом зависит от самой личности. А потому формирование творческого отношения к различным видам профессиональной деятельности, стимулирование потребно­сти в творчестве и развитии способностей к профессиональному творчеству — необходимые звенья системы профессионального обучения и профессионального воспитания личности.

Несмотря на то что удовлетворенность профессией обусловлена множеством .факторов, ее уровень поддается вероятностному прогнозированию. Очевидно, эффек­тивность такого прогноза определяется тем комплексом методик, которые будут при­менены для диагностики интересов и склонностей личности учащегося, его устано­вок, ценностных ориентации, а также характерологических особенностей.

Правильное выявление профессиональных интересов и склонностей является важным прогностическим фактором удовлетворенности профессией в будущем. Причиной неадекватного выбора профессии могут быть как внешние (социальные) факторы, связанные с невозможностью осуществить профессиональный выбор по интересам, так и внутренние (психологические) факторы, связанные с недостаточ­ным осознанием своих профессиональных склонностей или с неадекватным пред­ставлением о содержании будущей профессиональной деятельности. Результаты одного из наших исследований (А. А. Реан) хорошо иллюстрируют факт, что даже самый простой анализ профессиональных интересов, осуществленный своевремен­но, может повлиять на удовлетворенность профессией и ее адекватный выбор. В спе­циально отобранной группе учащихся полиграфического училища, общей особеннос­тью которых оказалась низкая удовлетворенность избранной профессией, была проведена диагностика профессиональных интересов. Обобщенные результаты исследования приведены в таблицах 6 и 7. Как видим, низкую удовлетворенность учащихся избранной профессией можно было вполне надежно спрогнозировать еще до их поступления в училище. Действительно, ведущими для данной группы интересами оказались профессии типа «человек—художественный образ» и «че­ловек—человек», то есть лежащие вне избранной ими сферы, ^оторая включает профессии типа «человек—знаковая система» и «человек—техника» (машинные и ручные наборщики, печатники и т. д.). Как раз оба этих типа оказались для данной группы наименее привлекательными, более того, профессии, связанные с техникой, У 55 опрошенных вызывают активное неприятие. Были выявлены лишь двое учащихся, доминирующие интересы которых были связаны с техникой; столько же

учащихся имели преимущественную ориентацию на профессии типа «человек— знаковая система». Таким образом, у 90 % учащихся доминирующие профессио­нальные интересы лежат вне сферы избранной и осваиваемой ими специальности. Совершенно очевидно, что это скажется не только на уровне профессионального обучения, но и впоследствии на эффективности профессиональной деятельности.

В ходе проведения данного исследования, в процессе бесед и интервью выяс­нилось, что во многих случаях выбор был осуществлен при наличии очень смут­ных представлений о профессии. Показательно курьезное высказывание учащей­ся М.: «Я думала, что профессия печатника связана с работой на пишущей машин­ке». Такое понимание профессии делало ее выбор всецело субъективным и невер­но обоснованным, так как профессия секретаря-машинистки на деле относится одновременно к типу «человек—знаковая система» и к типу «человек—человек». Ведущими для М. оказались интересы, связанные именно с последним типом профессий, тогда как специальность печатника-полиграфиста имеет мало общего с профессией секретаря-машинистки.

Таблица 6. Общая структура профессиональных интересов в группе учащихся с низкой удовлетворенностью профессией

Показатель

Тип профессии

Человек— природа

Человек— техника

Человек— человек

Человек— знаковая система

Человек— художествен­ный образ

Сумма рангов

131

156,5

91

148,5

56

Итоговый ранг

III

V

11

IV

1

Примечание. Результаты каждого листа ответов дифференциально-диагностичес­кого опросника ранжировались, затем находилась сумма рангов для всей группы. Итоговый ранг есть результат вторичного ранжирования.

В настоящее время уже проведены исследования, из которых следует, что между профессиональными интересами и характерологическими особенностями личности существует определенная связь. Так, установлено (И. Данч, 1985), что учащиеся, проявляющие интерес к сфере «человек—человек» (по опроснику ДДО Е. А, Климова), обнаруживают большую потребность в общении (фактор А по опроснику Кэттела), лучше работают в группе, нежели по отдельности (фак­тор Q2).

Проявляющие интерес к сфере «человек—техника» имеют более высокую стойкость и ригидное поведение, более реалистичны и независимы (фактор О, более радикальны и склонны к экспериментам (фактор Q{).

Таблица 7. Полярные выборы (максимальная привлекательность отрицательное отношение) в профессиональных интересах учащихся с низкой удовлетворенностью профессией

Показатель

Тип профессии

Человек— природа

Человек— техника

Человек— человек

Человек— знаковая система

Человек— художествен­ный образ

Доминирование интересов (число случаев)

5

2

12

2

20

Доминирование интересов (в процентах)

12,5

5,0

30,0

5,0

50,0

Отрицательное отношение к про­фессии (число случаев)

14

22

5

24

2

Отрицательное отношение к профессии (в процентах)

35,0

55,0

12,5

60,0

5,0

^ Примечание. Сумма процентов больше 100. так как возможны случаи одновременно­го доминирования двух типов профессии.

Для выбравших сферу «человек—художественный образ» характерными яв-ляюется лабильность эмоций и потребность в общении, высокая импульсивность, большая эмоциональная чувствительность.

Для сферы «человек—знаковая система» характерны высокая ригидность по­ведения и стойкость эффекта, реалистичность и независимость.

У выбравших сферу «человек—природа* ярко выражена сензитивность — высо­кая эмоциональная чувствительность в сочетании с большой уравновешенностью.

Эти и подобные им данные позволяют, на наш взгляд, утверждать, что за резуль­татами диагностики по ДДО стоят не только осознаваемые профессиональные интересы, но и другие личностные образования: склонности, способности, соответ­ствие характерологических особенностей личности требованиям профессии. Профессиональные интересы кристаллизуются и четко определяются в опреде­ленной степени по механизму позитивного подкрепления. Успешные начина­ния личности в определенных видах деятельности способствует развитию и зак­реплению интереса к этим видам деятельности.

Думается, что именно в связи с такими представлениями трудно согласить­ся с существующей рекомендацией, согласно которой прогнозирование успешно­сти будущей профессиональной деятельности должно в большей мере опи­раться на характерологические особенности личности, чем на результаты ди­агностики профессиональных интересов. Вообще мы бы осторожнее подходи­ли к утверждению, что характерологические особенности всегда доминируют над профессиональными интересами. С одной стороны, действительно харак­терологические особенности в целом более ригидны, чем интересы. Но, с другой стороны, ярко выраженные профессиональные интересы — как эле­мент в общей структуре мотивации личности — часто оказываются чрезвы­чайно устойчивыми и всегда существенным образом влияющими на удовлет­воренность профессией в процессе обучения и на успешность дальнейшей деятельности. Отношение к профессии, мотивы ее выбора (отражающие по­требности, интересы, убеждения, идеалы) являются чрезвычайно важными (а при некоторых условиях и определяющими) факторами, обусловливающими успешность профессионального обучения. Принципиальный характер имеет замечание В. Д. Шадрикова о том, что «принятие профессии порождает жела­ние выполнить ее определенным образом, порождает определенную детерми­нирующую тенденцию и служит исходным моментом формирования психоло­гической системы деятельности» (В. Д. Шадриков, 1982). При этом понятно, что и отрыв интересов от возможностей3 неоптимален. Поэтому не случайно в процесс принятия профессии включаются как анализ мотивов, так и анализ собственных способностей. Дело облегчается тем, что профессиональные ин­тересы и характерологические особенности личности, как мы только что видели, вполне определенным образом связаны друг с другом.

Проблема формирования устойчивого позитивного отношения к профессии является одним из актуальных вопросов педагогической психологии. Здесь еще немало нерешенных задач. В современных условиях динамичного развития про­фессиональных знаний, в силу предъявляемых к личности требований о не­прерывном профессиональном образовании и совершенствовании, дальнейшая разработка указанной проблемы приобретает все большую значимость. Ее кон­кретное решение во многом зависит от совместных усилий педагога и психо­лога _ Как на стадии профориентационной работы в школе, так и в процессе профессионального обучения. Эти усилия в основном сводятся к оказанию личности компетентной психолого-педагогической помощи в ее поиске профес­сии для себя и себя в профессии. Конечно, задача эта нелегкая, но зато важная и благородная, ибо ее успешное решение поможет человеку предотвратить пре­вращение своей будущей профессиональной судьбы в путь без цели и ориен­тиров.
ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЕ «ПУНКТИКИ» ЛИЧНОСТИ Понятие акцентуации

Понятие акцентуации впервые ввел немецкий психиатр и психолог, профессор Неврологической клиники Берлинского университета Карл Леонгард (К. Leon-hard). Им же была разработана и описана известная классификация типов акцен­туации личности. В нашей стране получила распространение иная классификация, предложенная известным детским психиатром, профессором А. Е. Личко. Однако и в том и в другом подходе сохраняется общее понимание смысла акцентуации. В наиболее лаконичном виде акцентуацию можно определить как дисгармо­ничность развития характера, гипертрофированную выраженность отдельных его черт, что обусловливает повышенную уязвимость личности в отношении опреде­ленного рода воздействий и затрудняет ее адаптацию в некоторых специфичных ситуациях.

При этом важно отметить, что избирательная уязвимость в отношении оп­ределенного рода воздействий, имеющая место при той или иной акцентуации, очень часто может сочетаться с хорошей или даже повышенной устойчивостью к другим воздействиям. Аналогично затруднения с адаптацией личности в не­которых специфичных ситуациях (сопряженных с данной акцентуацией) могут сочетаться с хорошими, и даже повышенными, способностями к социальной адаптации в других ситуациях. При этом эти «другие» ситуации сами по себе могут быть объективно более сложными, но не сопряженными с данной акцен­туацией.

В работах К. Леонгарда используется как сочетание «акцентуированная лич­ность», так и «акцентуированные черты характера», причем главным остается все-таки понятие «акцентуация личности*. Сама классификация К. Леонгарда есть классификация акцентуированных личностей. В свою очередь, А. Е. Личко полагает, что правильнее было бы говорить об акцентуациях характера, потому что в действительности именно об особенностях характера и типологии харак­тера идет речь. Скорее всего, справедливо использовать оба сочетания — и «ак­центуированная личность», и «акцентуация характера». В отечественной психо­логии сложилась традиция четко, а иногда и резко подчеркивать различие поня­тий «личность» и «характер». При этом имеется в виду, что понятие личности — более широкое, включающее в себя направленность, мотивы, установки, интел­лект, способности и т. д. Между тем западные психологи, говоря о «личности», часто имеют в виду ее характерологию. Для этого есть определенные основа­ния, поскольку характер — это не только базис личности (так считают многие, хотя это и дискуссионно), но прежде всего интегративное образование. В харак­тере находят свое выражение система отношений личности, ее установки, ориен­тации и т. д. Если же обратиться конкретно к описаниям различных акцентуа­ций (безразлично, в какой типологии — К; Леонгарда или А. Личко), то легко

увидеть, что существенная их часть характеризует именно личность в различ­ных ее аспектах. В дальнейшем мы в равной степени и в равном значении будем использовать оба термина — «акцентуированная личность» и «акцен­туация характера».

Одной из распространенных практических ошибок, от которой нам хотелось бы предостеречь, является трактовка акцентуации как установленной патологии. Очень часто такую интерпретацию можно не только услышать в устных выступ­лениях и на лекциях, но и обнаружить в весьма солидных академических публи­кациях. Так, в одном (в целом очень неплохом) учебном пособии, адресованном школьным психологам, читаем: «В массовой школе среди "трудных" подростков акцентуированные встречаются не чаще, чем среди остальных. Из этого следует вывод, что психопатологические (выделено мной. — А. Р.) особенности харак­тера не являются фактором, непосредственно обусловливающим школьные труд­ности» (Психологическая служба школы. М., 1995. С. 148). Однако отождествле­ние акцентуаций с психопатологией характера неправомерно. Возможно, этот ошибочный стереотип был закреплен и получил столь заметное распространение потому, что само понятие «акцентуация» появилось и поначалу употреблялось преимущественно в клинической психологии. Впрочем, уже в работах К. Леон­гарда специально подчеркивалось, что акцентуированная личность не синонимич­на патологической. В противном случае нормой следовало бы считать только среднюю посредственность, а любое отклонение от нее рассматривать как патоло­гию (К. Леонгард, 1981). Автор даже полагал, что человек без намека на акценту­ацию хоть и не склонен развиваться в неблагоприятную сторону, но столь же маловероятно, что он сколько-нибудь отличается в положительную. Акцентуиро­ванным личностям, напротив, присуща готовность к особенному развитию, будь оно социально положительно или же, напротив, социально отрицательно. Обобщая сказанное, можно заключить, что акцентуация является не патологией, а край­ним вариантом нормы.

По различным данным, распространенность акцентуаций в обществе сильно варьируется и зависит от многих факторов, таких, как социокультурные особенно­сти среды, половые и возрастные отличия и др. По данным К. Леонгарда и его сотрудников, доля акцентуированных личностей во взрослом населении составля­ет приблизительно 50 %. При этом авторы специально подчеркивают, что в дру­гих странах соотношение акцентуированных и неакцентуированных людей может быть иным.

Хотя в целом вопрос о динамике акцентуаций разработан еще недостаточно, уже сейчас можно определенно говорить о заострении черт акцентуированного характера в подростковом возрасте. В дальнейшем, очевидно, происходит их сгла­живание или компенсация, а также переход явных акцентуаций в скрытые. По данным Н. Я. Иванова (табл. 8), распространенность акцентуаций в подростко­вом возрасте, а также в ранней юности различна у мальчиков и девочек. Кроме того, доля акцентуированных варьирует в зависимости от типа и особенностей учебного заведения.

Таблица 8. Частота акцентуаций характера в популяции подростков (по данным Н. Я. Иванова, 1976).

Контингент

Пол




мужской

женский

Возраст 14 — 15 лет







8-й класс средней школы

52

42

Возраст 16 — 17 лет







9—10-й классы средней школы

50

38

1—2-й курсы ПТУ

73

62

9—10-й классы математической школы

52

67

9—10-й классы английской школы

88

79

Морское училище

33



Педагогическое училище



35

Физкультурный техникум

68

58

Описание типов акцентуаций

В приводимых ниже описаниях (табл. 9) мы опираемся на классификацию ак­центуаций, предложенную К. Леонгардом.

ГИПЕРТИМИЧЕСКИЙ ТИП. Заметной особенностью гипертимического типа личности является постоянное (или частое) пребывание в приподнятом настроении, даже при отсутствии каких-либо внешних причин для этого. Припод­нятое настроение сочетается с высокой активностью, жаждой деятельности. Для гипертимов характерны общительность, повышенная словоохотливость. Они смотрят на жизнь оптимистически, не теряя этого качества и при возникновении препятствий. Трудности часто преодолевают без особого труда, в силу органич­но присущей им активности и деятельности.

ЗАСТРЕВАЮЩИЙ ТИП. Застревающий тип личности отличается высокой устойчивостью аффекта, длительностью эмоционального отклика, переживаний. Оскорбление личных интересов и достоинства, как правило, долго не забывается и никогда не прощается просто так. В связи с этим окружающие часто характери­зуют их как злопамятных и мстительных людей. К этому есть основания: пережи­вание аффекта часто сочетается с фантазированием, вынашиванием плана мести обидчику. Болезненная обидчивость этих людей, как правило, хорошо заметна. Их также можно назвать чувствительными и легкоуязвимыми, хотя и в сочетании с вышесказанным.

ЭМОТИВНЫЙ ТИП. Главными особенностями эмотивной личности являются высокая чувствительность и глубокие реакции в области тонких эмоций. Харак­терны мягкосердечие, доброта, задушевность, эмоциональная отзывчивость, высоко-

развитая эмпатия. Все эти особенности, как правило, хорошо видны и постоянно проявляются во внешних реакциях личности в различных ситуациях. Характер­ной особенностью является повышенная слезливость (как принято говорить, «гла­за на мокром месте»).

ПЕДАНТИЧНЫЙ ТИП. Хорошо заметными внешними проявлениями этого типа являются повышенная аккуратность, тяга к порядку, нерешительность и осто­рожность. Прежде чем что-либо сделать, долго и тщательно все обдумывают. Очевидно, за внешней педантичностью стоят нежелание и неспособность к быст­рым переменам, к принятию ответственности. Эти люди без нужды не меняют место работы, лишь в самых крайних случаях, и то с большим трудом. Любят свое производство, привычную работу, добросовестны в быту.

ТРЕВОЖНЫЙ ТИП. Главной особенностью этого типа является повышенная тревожность по поводу возможных неудач, беспокойство за свою судьбу и судьбу близких. При этом объективных поводов к такому беспокойству, как правило, нет или они незначительны. Отличаются робостью, иногда с проявлением покорнос­ти. Постоянная настороженность перед внешними обстоятельствами сочетается с неуверенностью в собственных силах.

ЦИКЛОТИМИЧЕСКИЙ ТИП. Важнейшей особенностью циклотимического типа является смена гипертимических и дистимических состояний. Такие переме­ны нередки и систематичны. В гипертимической фазе поведения радостные собы­тия вызывают у циклотимов не только радостные эмоции, но и жажду деятельно­сти, повышенную словоохотливость, активность. Печальные события вызывают не только огорчение, но и подавленность. В этом состоянии характерны замедлен­ность реакций и мышления, замедление и снижение эмоционального отклика.

ДЕМОНСТРАТИВНЫЙ ТИП. Центральной особенностью демонстративной личности является потребность и постоянное стремление произвести впечатле­ние, привлечь к себе внимание, быть в центре. Это проявляется в тщеславном, часто нарочитом, поведении, в частности в таких чертах, как самовосхваление, восприятие и преподнесение себя как центрального персонажа любой ситуации. Значительная доля того, что такой человек говорит о себе, часто оказывается пло­дом его фантазии или же значительно приукрашенным изложением событий.

ВОЗБУДИМЫЙ ТИП. Особенностью возбудимой личности является выра­женная импульсивность поведения. Манера общения и поведения в значительной мере зависит не от логики, не от рационального осмысления своих поступков, а обусловлена порывом, влечением, инстинктом или неконтролируемыми побужде­ниями. В области социального взаимодействия для представителей этого типа характерна крайне низкая терпимость, что может расцениваться и как отсутствие терпимости вообще.

ДИСТИМИЧЕСКИЙ ТИП. Дистимическая личность — антипод гипертими­ческой. Дистимики обычно сконцентрированы на мрачных, печальных сторонах жизни. Это проявляется во всем: и в поведении, и в общении, и в особенностях

Таблица 9. Сравнительно-сопоставительный анализ классификации акцентуированной личности (по К. Леонгарду) и классификации акцентуаций характера (по А. Личко)

Тип акцентуации по К. Леонгарду

Соответствие типов по А. Личко классификации К. Леонгарда (по мнению А. Личко)

Анализ соответствия двух классификаций (по А. Реану)

Демонстративный

Истероидный

Истероидный

Педантичный

Психастенический

Нет прямого соответствия. Частично психастениче­ский и сенситивный. Не­основные элементы эпи-лептоидного

Застревающий



Соответствия нет. Частич­но — эпилептоидный

Возбудимый

Эпилептоидный

Эпилептоидный {неполное соответствие)

Гипертимический

Гипертимный

Гипертимный

Дистимический






Циклотимический

Циклоидный

Циклоидный. Частично лабильный

Экзальтированный

Лабильный

Нет прямого соответствия. Частично лабильный

Эмотивный

Лабильный

Непрямое соответствие — лабильный и сенситивный

Тревожный

Сенситивный

Непрямое соответствие — сенситивный и психасте­нический

восприятия жизни, событий и других людей (социально-перцептивные особенно­сти). Обычно эти люди по натуре серьезны. Активность, а тем более гиперактив­ность им совершенно несвойственны.

ЭКЗАЛЬТИРОВАННЫЙ ТИП. Главной чертой экзальтированной личности является бурнаа, экзальтированная реакция на происходящее. Они легко приходят в восторг от радостных событий и в отчаяние от печальных. Их отличает край­няя впечатлительность по поводу любого события или факта. При этом внутрен­няя впечатлительность и склонность к переживаниям находят в их поведении яркое внешнее выражение.

Особенности психологической

и психопедагогической работы с акцентуантами

ГИПЕРТИМНЫЙ ТИП. Важнейшими особенностями гипертимов являются их большая подвижность, активность, склонность к озорству, неугомонность, общи­тельность, болтливость. В учебном процессе все это проявляется в виде неусид­чивости и недисциплинированности. Поведение гипертимов очень часто вызыва­ет неудовольствие и резкую реакцию педагогов. Неудовольствие может перерас­тать в устойчиво негативное отношение педагога к такому учащемуся. Формиро­вание жесткого негативного отношения часто может проходить незаметно, облег­чаясь за счет того, что именно гипертим больше всего мешает педагогу в прове­дении занятий. Со временем это может начать восприниматься искаженно, как злонамеренное поведение, демонстрация со стороны ученика неуважения и непри­язни к педагогу. Такая искаженная интерпретация причин поведения гипертима педагогом подкрепляется также такой свойственной гипертимам особенностью поведения, как недостаточное осознание дистанции между собой и старшими (по положению или по возрасту). Крайней формой негативного отношения к учаще­муся может быть тотальное неприятие его поведения и игнорирование причин такого поведения. В качестве примера приведем следующий факт из нашего опы­та практического психологического консультирования (А. Реан, 1988). Педагогам одного из учебных заведений была предложена помощь в проведении психолого-педагогической коррекционной работы с учащимися. В силу ограниченности воз­можностей мы попросили отобрать для психологического консультирования толь­ко тех учащихся, которые оценивались бы педагогами как «очень трудные», вызы­вающие чрезвычайную тревогу, даже как имеющие криминальный потенциал. Из восьмисот (!) учащихся педагогами было отобрано только двадцать таких «осо­бых». Наша последующая работа с ними показала, что все 100 % оказались гипер-тимами. При этом у большинства из них не было обнаружено каких-то дополни­тельных признаков делинквентного поведения, кроме характерной для гиперти­мов неусидчивости, недисциплинированности и вообще повышенной активности.

Все вышесказанное ставит перед школьным психологом одну специфичную задачу. В целях предупреждения формирования у педагогов устойчивого негатив­ного отношения к учащемуся-гипертиму психологу целесообразно проводить кор-рекционную работу не только с учащимися, но и с самими педагогами. Практика показывает, что часто оказывается достаточно одного лишь разъяснений сущности, особенностей и-механизмов гипертимного поведения. При этом следует особо акцентировать внимание на том, что в основе недисциплинированности и неусид­чивости (а также иных аналогичных поведенческих реакций) лежат определен­ные характерологические особенности, а вовсе не негативная учебная мотивация или, тем более, неприязненное отношение учащегося к педагогу.

При работе с гипертимами педагогам следует иметь в виду, что особые труд­ности возникают у таких учащихся в ситуациях строгой регламентации, жесткой дисциплины, постоянной навязчивой опеки и мелочного контроля. В таких ситуациях

не только повышается вероятность нарушения дисциплины со стороны учаще­гося, но и возникает опасность внезапных вспышек гнева и, как следствие, конф­ликта с педагогами (воспитателями, родителями).

Делинквентность гипертимов обусловлена не столько четко выраженными антисоциальными установками, сколько легкомыслием, гиперактивностью, реакци­ей группирования и склонностью к риску. Однако и этих «легких* причин доста­точно для формирования делинквентного поведения. По данным А. Личко, гипер-тимный тип входит в пятерку наиболее «рискованных» с точки зрения делинк-вентности. Наряду с близким ему неустойчивым типом, они прочно занимают лидирующее положение по этому критерию (А. Личко, 1983). Гипертимный тип в совокупности с неустойчивым (в своем исследовании мы не дифференцировали эти близкие характеры) является наиболее значимым фактором опасности де­линквентного поведения по сравнению с другими акцентуациями. В группе под­ростков-делинквентов, состоящих.на учете за различные правонарушения, гипер-тимная и неустойчивая акцентуация составляет 76 % (А. Реан, 1991).

ВОЗБУДИМЫЙ ТИП. Психолого-педагогические рекомендации по взаимодей­ствию с возбудимым акцентуантом полностью обусловлены его особенностями. Главое отличие — нерациональность, импульсивность поведения, его обусловлен­ность влечениями и неконтролируемыми побуждениями. В области социального взаимодействия это проявляется как крайне низкая терпимость. Знание педаго­гом этих особенностей, их антиципация, готовность к проявлению соответствую­щих им поведенческих реакций — все это уже само по себе имеет позитивное значение. Такая готовность может играть роль превентивного фактора, предуп­реждая возможные срывы педагога по схеме «импульсивность на импульсив­ность», «нетерпимость на нетерпимость» и т. д.

Поэтому важной задачей психологической службы является не просто диаг­ностика возбудимых акцентуантов, но и соответствующее информирование педа­гогов. При этом наиболее целесообразно проводить повышение психологической компетентности педагогов по вопросам акцентуации не вообще, а решая конкрет­ную психолого-педагогическую задачу, проводя анализ личности и поведения кон­кретного учащегося.

Что касается вырабатывания у педагога готовности к проявлению неконтро­лируемых действий, импульсивности или агрессивности со стороны акцентуанта, то эту задачу может решить лишь сам педагог. Для ее успешного решения педа­гогу необходима коррекция некоторых собственных личностных установок и при­вычных поведенческих реакций. По существу это работа по самосовершенствова­нию, повышению уровня своего профессионализма. Психолог может здесь только помочь педагогу в формировании соответствующей мотивации, а также в обуче­нии некоторым методам саморегуляции и техники эффективного общения.

Возбудимый тип акцентуации входит в группу особого риска делинквентного поведения. По данным А. Личко, называющего такой тип «эпилептоидным», он занимает второе место по частоте делинквентности среди всех типов акцентуа­ций (А. Личко, 1983). По нашим данным, возбудимой акцентуации принадлежит третье место (36 %) по распространенности в группе делинквентов (А. Реан,

1991). На этом фоне то, что в 56 % случаев педагоги не замечают в личности возбудимой акцентуации, представляется слишком большой величиной. Возбуди­мый тип не только один из наиболее часто встречающихся среди делинквентов. Дело в том, что именно возбудимые акцентуанты — наиболее частые участники насильственных деликтов, крайне опасных с социальной точки зрения и имеющих, кроме того, самые суровые правовые последствия.

ЭМОТИВНЫЙ ТИП. Во взаимодействии с эмотивной личностью чрезвычай­но важны эмоциональная открытость, чувствительность и эмоциональная отзыв­чивость педагога. В силу того что потребность в сочувствии и сопереживании у такого подростка актуализирована и ярко выражена, соответствующее эмпатий-ное поведение педагога оказывается более чем желательным. Эмоциональной отзывчивостью, сочувствием и сопереживанием в данном случае можно достичь того, что не удается сделать никакими другими, даже самыми отчаянными, усилия­ми. Как правило, проявление педагогом эмпатии ведет к быстрому установлению позитивных и доверительных отношений. Однако следует учитывать высокую эмоциональную чувствительность эмотивных акцентуантов и, следовательно, из­менчивость их настроения. Фальшь, а тем более безразличие и черствость эмо-тивные личности чувствуют чрезвычайно тонко и быстро реагируют на подобные изменения поведения.

Как это ни странно, доля эмотивных акцентуантов в группе делинквентов достаточно высока и составляет величину порядка 36 % (А. Реан, 1991). Анало­гичные цифры дают и авторы других исследований, в которых доля эмотивных (или, по другой терминологии, «лабильных») акцентуантов составляет 36 % (А. Личко, 1983). Однако особо тревожным нам представляется другой факт, а именно то, что, как правило, эмотивные пики в характере подростка чаще всего остаются для педагога незамеченными (А. Реан, 1991). Иначе говоря, педагоги игнорируют такие особенности подростка-делинквента, как повышенные чувстви­тельность и впечатлительность, характерные для эмотивного типа, представители которого наиболее чувствительны к тому, что «их не понимают», остро реагируют на различные оплошности в поведении педагога. Этот факт тревожен еще и пото­му, что, как показывают исследования, значительное число «трудных» подростков проходит через эмоциональную депривацию, которая часто может оказаться од­ним из пусковых механизмов делинквентности. Для эмотивных подростков эмо­циональная депривация может иметь особо негативные последствия. И наоборот, наличие эмоционального контакта между таким подростком и педагогом может дать самые положительные результаты. Мы полагаем, что не случайно педагоги чаще всего просто не замечают в подростках-делинквентах элементов эмотивно-сти. Очевидно, адекватное восприятие личности подростка блокируется в данном случае за счет действия определенного стереотипа делинквентно-сти (А. Реан, 1990, 1991).

В качестве примера приведем психолого-педагогическую характеристику, на­писанную классным руководителем на имя' Леонида Я., 14,5 лет, состоящего на учете в ИДН. В процессе нашего исследования у подростка была диагностирована

повышенная эмотивность, оказавшаяся одной из его важнейших индивидуально-психологических особенностей. Кроме того, знакомство с материалами дела и с самим подростком показало, что обстановка в семье психологически неблагопри­ятная: подросток испытывает эмоциональную депривацию, неоднократно совер­шал побеги из дома. Повышенная эмотивность Леонида Я. могла бы стать суще­ственным подспорьем для эффективного педагогического общения, направленно­го на коррекцию девиантного поведения. По крайней мере, учитывать эту особен­ность в процессе педагогического общения было совершенно необходимо. На­сколько индивидуальные особенности Леонида Я. учитывались педагогом или, по крайней мере, были ему знакомы, видно из нижеприведенного текста:

«Леонид учится в шестом классе второй год. Способности есть, но системати­чески не работает. На уроках занимается посторонним делом. На замечания отве­чает резко, грубит, старается создать конфликтные ситуации: ходит по классу, пе­ресаживается с места на место, мешает одноклассникам. На уроки постоянно опаздывает, много прогулов без уважительных причин, курит. В коллективе авто­ритетом не пользуется, в общественной жизни класса участия не принимает.

Типичные нарушения: опоздания, курение, создание конфликтных ситуаций, прогулы уроков, драки, грубость, побеги из дома.

Поведение обсуждалось на совете отцов, на совещании при директоре, роди­тельском комитете и при детской комнате милиции. Мать по вызову в школу не приходит, выгораживает сына, с поведением сына не справляется».

Совершенно очевидно, что столь однозначное отношение прямо или косвенно проявляется и в реальном взаимодействии с подростком. С таким отношением вряд ли можно рассчитывать на продуктивное педагогическое взаимодействие с любым подростком, а тем более — если речь идет об эмоционально чувствитель­ном, ранимом, испытывающем дефицит сочувствия и сопереживания.

ЗАСТРЕВАЮЩИЙ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   37

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница