Реан А. А., Коломинский Я




НазваниеРеан А. А., Коломинский Я
страница5/37
Дата публикации31.03.2013
Размер6,79 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37
мощ­ных факторах, повышающих вероятность риска противоправного поведения, как об особенностях, повышающих вероятность такого поведения.

Итак, нельзя согласиться с тем, что термин «криминальная личность» является ошибочным и что не существует никаких личностных образований, отличающих антисоциальную личность от правопослушного гражданина. Нам определенно ясно представляется, что понятие «криминальная личность» — это не абстракция, а отражение объективно существующей реальности. Множество эксперименталь­ных исследований убедительно показывают различия между криминальной и не­криминальной личностью. Центральные, определяющие различия лежат в сфере отношений личности к действительности, в системе ее социальных установок и ценностей. Кроме этого, обнаруживаются некоторые дополнительные отличия даже на уровне характерологических особенностей. Например, некоторые виды акцентуаций характера определенно могут рассматриваться в качестве фактора риска делинквентного поведения.

Второй из вышеназванных нами вначале тезисов имеет принципиально иную основу. Он ставит под сомнение понятие «криминальная личность» в связи с идеей о ситуативной {а не личностно-устойчивой) обусловленности поведения человека.

Дело в том, что в последнее время интенсивно обсуждается вопрос об устойчи­вости {трансситуативности) поведения человека. Высказываются полярные точки зрения о его детерминации поведения устойчивыми характерологическими осо­бенностями, с одной стороны, и ситуативными факторами, с другой стороны. В основе этих дискуссий лежат не только различные теоретические платформы авторов их участников, но и результаты экспериментальных исследований. Уста­новлено, например, что существует так называемая фундаментальная ошибка атри­буции, которая состоит в завышении оценок трансситуативности поведения и недооценке влияющих на него ситуативных факторов (R. Nisbett, L. Ross, 1982). На основе этого делаются радикальные выводы об отсутствии личностной обус­ловленности поведения человека. Однако такой вывод является как слишком ра­дикальным, так и мало обоснованным. Конечно, совсем не учитывать влияния ситу­ативных факторов на поведение некорректно. Но разве более корректно не учиты­вать обусловленности поведения личностными особенностями? То, что трансситуа-тивность, устойчивость поведения существует в объективной реальности (а не является лишь одним из теоретических подходов), подтверждено сотнями эмпи­рических исследований как в классической, так и в современной психологии личности. Да собственно и сама фундаментальная ошибка атрибуции состоит лишь в констатации завышениия значения трансситуативности поведения и недо­оценке ситуативных факторов. Речь, таким образом, не идет об отказе от рассмот­рения устойчивых особенностей личности.

Мы полагаем, что продуктивным является подход, основанный на использо­вании принципа дополнительности: взаимодействие трансситуативных и ситу­ативных факторов. Причем в большинстве случаев детерминирующими факто-

рами являются личностные факторы, тогда как ситуативные играют роль моду­лятора (определяя вариативность проявления личностных факторов). В некото­рых, гораздо более редких на наш взгляд, случаях иерархия факторов может меняться.

В соответствии с концепцией социальной обусловленности противоправного поведения понятию «личность» принадлежит здесь совершенно особое место. Личность занимает центральное место в причинной цепочке: социальные причи­ны преступлений—личность преступника—преступное поведение (А. Р. Ратинов, 1988). Многочисленные экспериментальные исследования подтверждают наличие психологической реальности, соответствующей понятию «криминальная (делинк-вентная) личность» (М. М. Коченов, 1977; С. Б. Кудрявцев, 1988; А. Р. Ратинов, 1988; А. А. Реан, 1991 и др.). При этом, конечно, не следует отрицать и значения ситуативных факторов. Не случайно поэтому вошло в профессиональный язык специалистов и такое понятие, как «криминогенная ситуация» — такая ситуа­ция, которая в силу своего фактического содержания способствует соверше­нию преступления. Однако в любом случае личностный фактор остается од­ним из важнейших, поскольку противоправному поведению предшествует отра­жение данной объективной ситуации субъектом правонарушения. Объективно одна и та же ситуация одну личность приводит к совершению правонарушения, а другую — нет.

Таким образом, и в случае с криминальным поведением справедлив обобща­ющий подход, который мы сформулировали ранее, учитывающий взаимодействие трансситуативных и ситуативных факторов (принцип дополнительности). При этом личностные факторы играют роль детерминирующих, а ситуативным при­надлежит роль выступать в функции модуляторов.

Заметим, что теоретическая позиция, связанная с ошибочным преувеличением роли ситуативных факторов и недооценкой личностных особенностей в их вли­янии на поведение, может привести к особо негативным последствиям именно в случае с делинквентным и криминальным поведением. Рассмотрение ситуатив­ных факторов в качестве основных причин, детерминант (а не модуляторов) де­линквентного поведения логически приводит к снятию ответственности с лично­сти за такое поведение. Практические негативные последствия такого подхода легко предсказать, но трудно представить. Совершенно очевидно, что предвидение правовых последствий санкций (или их отсутствия) не может не воздействовать на личность. Юридический контекст требует от человека более внимательно отно­ситься к последствиям своих поступков, и наоборот — его отсутствие ослабляет внимание (Ж. Карбонье. 1986). Психологические эксперименты в области детер­минации агрессивного поведения подтверждают это. По крайней мере, установле­но, что снятие анонимности поведения и необходимость отчета за свои агрессив­ные действия в какой-то мере снижают проявление агрессивности личности (J. Rabbie, Ch. Goldenbeld, 1989).

В качестве заключения рассмотрим следующую схему (табл. 1). Она пред­ставляет собой системно-структурное описание деформации центральных образо­ваний криминальной (делинквентной) личности.

Таблица 1. Характеристики центральных («ядерных») образований криминальной личности (по А. Реану)




Доминирующая система отношений

Шкала

Социальные

к другим

к себе

к труду

ценностей

установки

Характе­ристика

НЕГАТИВ­НЫЕ. Отношение насторожен­ности, конку­ренции, не­приятия, ожидания враждебно­сти

Самооценка может быть любой: как неадекватно завышенной, так и неадекватно заниженной. ГЛАВНОЕ: наличие конфликта самооценки и оценки социума (интерак-ционный конфликт самооценки)

НЕГАТИВ­НЫЕ.

Отношение пренебреже­ния, незна­чимости, неприятия, отвержения. Труд как атрибут не­удачников и «слабаков»

Контрнорма­тивные, не­гативные, асоциальные, эгоцентрич­ные

Агрессив­ность, физи­ческое наси­лие как нор­ма, контр­норматив­ность как стиль пове­дения, контрнорма­тивность как позитивная характери­стика лично­сти, скрытая а социаль­ность боль­шинства чле­нов общест­ва, негати­визм в отно­шении офи­циальных властей (в особенности правоохра­нительных)

Различия с норма­тивной

группой

Значитель­ные. Менее значимы на этапе делин-квентности

Значитель­ные. Пуско­вой меха-низмделинк-вентности

Очень зна­чительные. Существен­но менее значимы на этапе де-линквент-ности

Значитель­ные

Значитель­ные. Значи­мы уже на этапе делин-квентности. Механизм защиты «Я» и готовности к крими­нальному действию.













Возмож­ности коррек­ции

Имеются. Психокоррек­ция и из­менения в реальном социальном взаимодей­ствии

Только через достижение успешности в значимой сфере де­ятельности и изменение в социаль­ном оцени­вании. Роль психокоррек­ции вспомо­гательная

Значитель­ные, но на раннемэта-пе делинк-вентности. Психокоррек-ционная и психопедаго­гическая работа (в том числе семейная)

Имеются. Ранняя коррекция предпочти­тельна. Усло­вия — дея­тельности ый подход, опо­ра на реаль­ность. Психо-коррекцион-ная и лсихо-педагогиче-ская работа. Тренинг {групповая психокор­рекция)

Имеются. Значитель­ные на этапе делинквент-ности. Пси­хопедагоги­ческая кор­рекция, Психокоррек­ция. Спе­циальный рефлексивно-перцептив­ный тренинг

^ Я-КОНЦЕПЦИЯ И САМООЦЕНКА ШКОЛЬНИКА

Я-концепция — это обобщенное представление о самом себе, система установок относительно собственной личности или, по выражению немецкого психолога W. Neubauer, «теория самого себя». Важно заметить, что Я-концепция является не статичным, а динамичным психологическим образованием. Формирование, разви­тие и изменение Я-концепции обусловлены факторами внутреннего и внешнего порядка. Социальная среда (семья, школа, многочисленные формальные и нефор­мальные группы, в которые включена личность) оказывает сильнейшее влияние на формирование Я-концепции. Фундаментальное влияние на формирование Я-концепции в процессе социализации оказывает семья. Причем это влияние сильно не только в период самой ранней социализации, когда семья является единственной (или абсолютно доминирующей) социальной средой ребенка, но и в дальнейшем. С возрастом все более весомым в развитии Я-концепции становит­ся значение опыта социального взаимодействия в школе и в неформальных груп­пах. Однако вместе с тем семья как институт социализации личности продолжает играть важнейшую роль и в подростковом, и в юношеском возрасте.

В самом общем виде в психологии принято выделять две формы Я-концепции — реальную и идеальную. Однако возможны и более частные ее виды, например,

профессиональная Я-концепция личности или Я-профессиональное. В свою оче­редь, профессиональная Я-концепция личности также может быть реальной и иде­альной.

Понятие «реальная», как справедливо замечает X. Ремшмидт, отнюдь не пред­полагает, что эта концепция реалистична. Главное здесь — представление лично­сти о себе, о том, «какой я есть». Идеальная же Я-концеп­ция (идеальное «Я») — это представление личности о себе в соответствии с желаниями («каким бы я хотел быть»). Конечно, реальная и идеальная Я-концепции не только могут не совпадать, но в большинстве случаев обязатель­но различаются. Расхождения между реальной и идеаль­ной Я-концепцией могут иметь различные, как негативные, так и позитивные следствия. С одной стороны, рассогласо­вание между реальным и идеальным Я может стать источ­ником серьезных внутриличностных конфликтов. С другой стороны, несовпадение реальной и идеальной Я-концепции является источником саморазвития и самосовершенство­вания личности. Можно сказать, что многое определяется мерой этого рассогласования, а также его внутриличност-

ной интерпретацией. В любом случае безосновательно ожидать полного совпаде­ния Я-реального и Я-идеального, особенно если речь идет о подростковом и юно­шеском возрасте.

По существу на представлении о том, что статистической нормой является закономерное несовпадение реальной и идеальной Я-концепции, построены и не­которые методики измерения адекватности самооценки. В качестве иллюстрации рассмотрим одну из таких методик.

Зрелый и плодотвор­ный индивид черпает свое чувство иден­тичности в ощуще­нии себя творцом, когда он сам и его силы — это нечто единое; такое самоощущение можно выразить короткой фразой: "Я — то, что я делаю».

Э. Фромм

Методика исследования самооценки

На бланке (табл. 2) перечислены 20 различных качеств личности, В левой ко­лонке (идеал) испытуемый ранжирует эти качества по привлекательности, в той мере, в какой они ему импонируют, какими он хотел бы обладать. Затем в правой колонке (Я) ранжирует эти качества по отношению к себе. Между желаемым и реальным уровнем каждого качества определяется разность (d), которая возводит­ся в квадрат (d2) Затем подсчитывается сумма квадратов (d2) и по формуле г = = 1 — 0,00075Σ d2 определяется коэффициент корреляции.

Чем ближе коэффициент к 1 (от 0,7 до 1), тем выше самооценка, и наоборот. Об адекватной самооценке свидетельствует коэффициент от 0,4 до 0,6.

Заметим, что если при применении данной методики исследователь пожелает использовать не 20 качеств, а какое-то иное их количество, то формулу подсчета необходимо изменить. При всяком изменении количества качеств меняться бу­дет коэффициент при Σ d2, то есть будет не 0,00075, а какое-то иное число.

В связи с этим полезно знать, что указанная выше формула есть просто частный случай общей формулы вычисления коэффициента ранговой корреляции:



Здесь п — число используемых при ранжировании качеств. Именно по этой формуле и необходимо проводить расчеты, если изменено число ранжируемых качеств. Нетрудно убедиться, что когда используется вариант с 20 качествами (то

есть п=20), то коэффициент — ,_ . становится равным 0,00075, а общая форму­ла превращается в тот упрощеный вариант, который и приведен вначале.

Таблица 2

Идеал

Качества личности

Я

Раз d

ность

d2




Уступчивость













Смелость













Вспыльчивость »













Настойчивость













Нервозность













Терпеливость













Увлекаемость













Пассивность













Холодность













Энтузиазм













Осторожность













Капризность













Медлительность













Нерешительность













Энергичность













Жизнерадостность













Мнительность













Упрямство













Беспечность













Застенчивость










Несмотря на очевидную близость психологические понятия самооценки и Я-концепции имеют отличия. Я-концепция представляет набор скорее описатель­ных, чем оценочных представлений о себе. Хотя, конечно, та или иная часть Я-концепции может быть окрашена положительно или отрицательно. Напротив, уже сам термин «самооценка» непосредственно указывает на свое понятийное содержание, предполагающее оценочный компонент. Например, осознание челове­ком того, что по темпераменту он является сангвиником, или того, что он высокого

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница