Реан А. А., Коломинский Я




НазваниеРеан А. А., Коломинский Я
страница14/37
Дата публикации31.03.2013
Размер6,79 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Психология > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37

^ Примечание. Здесь т - среднее число выборов, а а - квадратическое отклонение, которое вычисляется по статистической формуле.

Анализ статусной структуры, полученной по результатам каждого экспери­мента, показывает, что выборы между учениками во всех классах распределяются неравномерно. Эта неравномерность сохраняется независимо от типа экспери­мента и от времени его проведения. В каждом классе есть представители всех четырех групп, то есть те, кто получил 6 и более выборов, — I группа, и те, кто имеет среднее количество выборов (от 3 до 5), — II группа, получившие 1—2 выбора — III группа, не получившие ни одного выбора — IV группа.

Следовательно, мы можем констатировать факт дифференциации всех из­ученных классов на группы учеников, занимающих разное место в системе лич­ных взаимоотношений.

Каков же характер этой дифференциации? Во всех классах наблюдается отно­сительное постоянство в количественных соотношениях групп между собой. По данным разных экспериментов, в 3 «А» классе в I группу входит от 2 до 6 учени­ков, то есть в среднем 4 ученика, что составляет 6 % класса; соответственно во II группу — от 9 до 18 учеников, в среднем 13 (38 %); в III группу — от 12 до 14 учеников, в среднем 13 (50 %); в IV группу — от 1 до 5 учеников, в среднем 2 (6 %).

В 3 «Б» классе: I группа включает от 1 до 4 школьников, в среднем 2 (6 %); П группа — от 9 до 13, в среднем 12 (36 %); III группа — от 7 до 14, в среднем Ю (39 %); в IV группа — от 5 до 8, в среднем 6 (19 %).

J3 4 «А» классе: в I группу входит от 1 до 4 учеников, в среднем 2 ученика (3 %); во II — от 11 до 14, в среднем 12 (42 %); в Ш — от 12 до 19, в среднем 16 (48 %); в IV — от 1 до 5, в среднем 3 (7 %).

В 4 «Б» классе: в I группе было от 3 до 8 учеников, в среднем 5(16%); во И — от 7 до 13, в среднем 10 (39 %); в III г- от 8 до 14, в среднем 11 (26 %); в IV — от 3 до 8, в среднем 6 (19 %).

Меньше всего школьников обычно в крайних, I и IV, группах.

Наиболее многочисленны и постоянны по количеству II и III группы. Эти группы близки друг к другу по величине и вместе составляют около 2/3 учени­ков класса.

В благоприятном положении находится около 50 % учеников класса, то есть I и II группы составляют около половины учащихся во всех изученных классах. Это число несколько выше, чем то, которое указывается Н. Гронладном и Ю. Брон-

фенбреннером.

Результаты наших исследований, как и данные, приведенные у вышеупомяну­тых авторов, свидетельствуют о том, что дифференциация по предпочтению почти не зависит от возраста школьников, тогда как в дошкольных группах она имеет несколько иной характер.

Детей старших групп детского сада также можно дифференцировать по раз­личным категориям. Как и в школьных коллективах, здесь всегда есть ребята, пользующиеся популярностью большого числа сверстников, и дети, получающие среднее число выборов, и те, кого выбирают 1—2 человека, и, наконец, малыши, к которым сверстники не питают симпатии. Характерно, что здесь эта дифференци­ация еще более резкая: почти в каждой группе встречаются дети, которые получа­ют «свехбольшое» число выборов — до 18, чего никогда не бывает в школе. Это, по-видимому, свидетельствует о так называемом «контрастном» восприятии ма­лышами своих сверстников: они либо хорошие, либо плохие, без •полутонов и оттенков. Возможно, имеет значение и влияние старших: хорошим нередко при­знается тот сверстник, которого воспитатель положительно оценивает чаще дру­гих (хотя уже в дошкольном возрасте эта внушаемость не абсолютна). Из-за того, что некоторые дети получают «сверхбольшое» число выборов, значительное по сравнению со школой число детей попадает в IV группу. Обобщенные данные о дифференциации дошкольников по положению, занимаемому в группе, представ­лены в табл. 15.

Большинство детей в изученных коллективах {аналогичные результаты по­лучены и в младших группах) получают число выборов ниже среднего и тем самым оказываются в неблагоприятном положении в системе личных отноше­ний, организующих группу.

Такая классификация дает возможность четко выделить две наиболее суще­ственные категории — членов группы с благоприятным статусом (I и II катего­рии), куда относятся испытуемые, получившие среднее и выше среднего число выборов, и членов группы с неблагоприятным статусом (III и IV категории), куда относятся испытуемые, получившие минимальное и нулевое число выборов.

Анализ экспериментального материала показывает, что соотношение суммар­ных величин благоприятных и неблагоприятных статусных категорий является существенным диагностическим показателем, который мы квалифицируем как «коэффициент благополучия взаимоотношений» (КБВ). Если большинство чле­нов группы оказываются в благоприятных статусных категориях (I и II), уровень благополучия взаимоотношений определяется как высокий; при одинаковом соот-

ношении — как средний; при преобладании в группе людей с низким статусом — как низкий.

В качестве диагностического параметра можно рассматривать также «ин­декс изолированности» — процент членов группы, оказавшихся в IV статусной категории.

Таблица 15. Статусная структура групп на разных возрастных этапах, %

Статус

Возраст испытуемых

Дошколь­ники

Младшие школь­ники

Подрост­ки

Старше­клас­сники

Учащие­ся ПТУ

Студенты

Рабочие

I

"3

9

10

15

13

21

27

II

39

30

35

34

28

29

32

III

55

41

41

36

41

34

25

IV

3

19

13

15 =

18

16

57'

1+ II

42

39

47

49

41

50

59

Ш + IV

________

58

60

__________

54

__________

51

59

50

82

Приведем усредненные данные наших исследований (Я. Л. Коломинский), в которых обобщены результаты опытов по критериям «совместное сидение», «ра­бота», «выбор в действии», «игра» и «развлечения» (табл. 15). По каждому возра­сту исследовалось 30—50 групп (ПТУ — 5 групп).

Принципиально сходные данные о статусной структуре детских коллективов в результате исследования 192 коллективов по критерию «наибольшего пред­почтения одного индивида другим» получил А. В. Киричук.

На основании всех этих данных можно сделать вывод о некоторых возрастных тенденциях в изменениях статусной структуры. Прежде всего, несомненно, что число людей в крайних статусных группах с возрастом увеличивается. По-види­мому, это связано с повышением избирательности в сфере личных взаимоотно­шений.

Дифференцированный анализ статусной структуры групп «внутри» одного возраста обнаруживает такие значительные отклонения от средних значений, что их едва ли можно считать случайными.

Как показывают экспериментальные данные, наиболее подвижными по объему и, возможно, наиболее «чувствительными» к содержательной стороне внутригруп-повых процессов оказываются крайние статусные категории.

В исследованиях отмечается, что численность этих категорий зависит от характера внутриколлективных отношений, от отношения учителя к детскому коллективу, от стадии развития коллектива, от типа школы и т. д. При этом, как показывают некоторые данные, наиболее подвижной оказывается численность статусной категории «изолированных*. Как уже указывалось, отношение ее пред­ставителей к общей численности группы квалифицируется в виде «индекса соци­альности», «индекса социальной изолированности».

В исследовании, проведенном Я. Л. Коломинским и Н. А. Березовиным, обна­ружилась связь между стилем отношения учителя к классному коллективу и личными взаимоотношениями детей. Анализ полученных результатов прежде всего свидетельствует о том, что все изученные классы имеют полную статусную структуру. Сравнение классов по уровню КБВ (коэффициент благополучия взаи­моотношений) обнаружило явную, хотя и неравномерно проявляющуюся тенден­цию, при которой в классах с устойчиво положительным стилем отношения учи­теля к детям величина КБВ близка к средней (I + II статусные категории = 47,5 %). Причем данный показатель в некоторых классах этой группы можно квалифицировать как высокий (I + II статусные категории = более 50 %).

В других классах уровень КБВ оказался более низким, особенно в классах с отрицательными стилями отношений (I + II статусные категории = менее 40 %). Еще более четко связь между стилем отношения учителя к классному коллекти­ву и характером его статусной структуры обнаруживается при сравнении «ин­дексов изолированности». При больших колебаниях индивидуальных величин в классах с устойчиво положительным стилем индекс изолированности составляет в среднем 12,5 %, в классах с отрицательным стилем — 19 и 23,5 %.

Колебания внутри каждой группы могут свидетельствовать о сложности и неоднозначности выявленных связей. Можно констатировать, что «индекс изоли­рованности» действительно отражает существенные качественные характеристи­ки внутригрупповых процессов.

Подводя итоги нашего анализа статусной структуры группы, отметим, что для нее характерно наличие всех статусных категорий (полная структура). Неполная статусная структура может выступать и как возрастная особенность, и как показа­тель, характерный для данной группы и связанный с качественными ее особенно­стями. Наиболее чувствительными индикаторами этих особенностей можно счи­тать коэффициент благополучия взаимоотношений и «индекс изолированности». Таким образом, эти методы позволяют объективно определить место каждого ребенка в системе личных взаимоотношений, которые складываются в детсадов­ских группах и школьных классах. Психологу и педагогу не составит труда вы­явить детей, наиболее предпочитаемых сверстниками, с одной стороны, и ребят, которые находятся в своеобразной психологической изоляции — с другой. Инди­видуально-психологическое изучение этих детей поможет выяснить факторы, обеспечивающие ученику и дошкольнику то или иное место в системе личных взаимоотношений, и наметить такие педагогические мероприятия, которые обеспе­чили бы каждому ребенку благоприятное место в этой системе.

Взаимность выборов

и удовлетворенность в общении

Эмоциональное благополучие, или самочувствие ученика в системе личных взаи­моотношений, сложившихся в коллективе, зависит не только от того, сколько од­ноклассников симпатизируют ему, изъявляют желание с ним общаться, но и от того, насколько эти симпатии и это стремление к общению взаимны. Иными сло­вами, для ученика важно не только количество выборов, но и то, кто именно пред­почел его другим: тот, кого он выбрал бы сам, или, напротив, некто, не вызывающий симпатии. Результаты изучения взаимных выборов, взаимных связей между уче­никами имеют существенное значение и для педагога, и для психолога. Эти дан­ные важны и для выявления структуры взаимоотношений в коллективе, и для изучения удовлетворенности ученика в общении с одноклассниками, которая мо­жет обусловить его эмоциональное самочувствие в классе.

Представим себе школьника, которому симпатизируют некоторые однокласс­ники, но все они ему более или менее безразличны, а те, к кому он тянется сам, его «не принимают». Это положение, конечно, неприятно для ученика, его потребность в общении остается неудовлетворенной. Возможна и такая ситуация, когда два или три одноклассника взаимно симпатизируют друг другу и больше ни в ком не нуждаются. Эти ребята удовлетворяют свою потребность в общении. Но возни­кает другой вопрос: не отрываются ли они от класса, не замыкаются ли в своем узком кругу? В том и в другом случаях следует искать такие педагогические воздействия, которые помогли бы одним детям удовлетворить потребность в об­щении с одноклассниками, а другим — расширить круг своего общения с ними.

Чтобы решить эти и другие подобные проблемы, надо прежде всего опреде­лить фактическое состояние личных взаимоотношений между детьми с точки зрения их взаимности. В этом педагогу могут помочь описанные выше методы изучения, которые предоставляют соответствующую информацию.

Как уже было отмечено, в наших экспериментах ученик делал три выбора. Среди них могли встречаться и взаимные. Чтобы иметь возможность сравнивать данные о взаимных выборах по результатам разных экспериментов в различных классах, можно воспользоваться применяемым в социометрии способом нахож­дения индекса «групповой сплоченности». В дальнейшем мы будем называть эту величину «коэффициентом взаимности» (KB), поскольку она, как это будет пока­зано ниже, не всегда служит показателем сплоченности. Для того чтобы вычис­лить коэффициент взаимности, необходимо найти отношение числа взаимных вы­боров к общему числу всех выборов, сделанных в эксперименте, и выразить его в процентах по следующей формуле:



где R — общее число выборов, сделанных в эксперименте, a R1 — число взаим­ных выборов.

Пусть, например, в классе из 30 человек в ходе эксперимента было сделано 30 х 3 = 90 выборов. По основной таблице определяем, что из этих выборов 45 оказались взаимными. Коэффициент взаимности будет



Так можно узнать и средний коэффициент взаимности класса. Для этого надо найти отношение общего числа взаимных выборов по данным всех экспериментов к общему числу всех сделанных выборов. В нашем исследо­вании получены следующие данные: по 3 «А» классу общий коэффициент вза­имности равен 46 %, 3 «Б» классу — 35 %, 6 «А» классу — 37 %, 6 «Б» классу — 42 %. Как видим, результаты весьма близкие. Чтобы правильно оценить значение этих величин и ответить на вопрос, может ли коэффициент взаимности характери­зовать сплоченность класса, нужно прежде всего понять психологический смысл этой величины. Что может означать высокий коэффициент взаимности? Он мо­жет свидетельствовать, например, о том, что в данном классе детей связывают прочные взаимные отношения, которые они хорошо осознают. Но эта величина ничего не говорит о той основе, на которой возникла взаимность.

Коэффициент взаимности, следовательно, может выражать различный харак­тер отношений, существующих в классе. Он может быть показателем действи­тельной сплоченности коллектива, а может свидетельствовать и о фактической разобщенности класса на отдельные пары, группки, об отсутствии выработанного общественного мнения, о круговой поруке и т. п. Бывает, что в коллективе, где ученики предъявляют друг другу более высокие требования, коэффициент взаим­ности оказывается ниже, чем в менее организованном сообществе. Ясно, что за одинаковыми количественными показателями может скрываться противополож­ное качественное содержание взаимоотношений, выявленных в эксперименте.

В некоторых исследованиях найдена положительная зависимость между уров­нем организации коллективной деятельности'и коэффициентом взаимности. Так, в работе А. В. Киричука «Формирование коллективных взаимоотношений между учениками начальных классов в процессе деятельности» показано, что в экспе­риментальном классе под влиянием определенных воспитательных мер коэффи­циент взаимности возрос с 21,5 до 43,9 %. Коллективная деятельность, — замеча­ет автор, — объективно создает условия для расширения круга взаимных симпа­тий и устойчивости эмоциональных отношений.

В изученных нами дошкольных группах обнаружилась очень интересная зави­симость в изменении коэффициента взаимности (Я. Л. Коломинский). В группах, где эксперименты проводились с интервалами в 7 дней, коэффициент взаимности составляет 31 и 30 %, в группах, где был установлен интервал в 30 дней, — 25 и 21 %. Несколько более высокий коэффициент взаимности в группах, где экспери­менты следовали друг за другом через более короткий промежуток времени, объясняется, видимо, воспитательным влиянием самих экспериментов, которые,

стимулируя осознание детьми своих симпатий, способствовали их закреплению. Это наводит на мысль о возможности на основе описанных методов разработать систему педагогических воздействий, специально направленных на улучшение взаимоотношений в коллективе, то есть перейти от диагностики взаимоотноше­ний к их активному построению.

Для дошкольной группы коэффициент взаимности может, по-видимому, слу­жить и показателем сплоченности: ведь здесь отношения более непосредственны, круговая порука вряд ли существует. Поэтому для дошкольной группы величина коэффициента взаимности может, как нам кажется, служить объективным показа­телем сплоченности детей, критерием воспитанности группы. Если в дальней­шем удастся установить определенную среднюю норму, средний уровень коэффи­циента взаимности по группам детей данного возраста (для этого необходима экспериментальная работа, охватывающая по несколько десятков групп каждого возраста), то, сопоставляя этот средний уровень с уровнем, обнаруженным в дан­ной группе, можно будет делать весьма достоверные выводы о сплоченности де­тей. Сравнивая коэффициент взаимности через определенные промежутки време­ни, можно судить о том, как меняется эта взаимность под влиянием тех или иных воспитательных воздействий.

Возможно, такие же зависимости удастся обнаружить и в школьном классе, тогда коэффициент взаимности и здесь сможет служить критерием развития вза­имоотношений. Кстати, в будущем, после соответствующей экспериментальной работы, можно будет в качестве таких критериев использовать еще ряд показате­лей, таких, как характер дифференциации класса на группы по положению учени­ков в системе личных отношений, коэффициент удовлетворенности в общении, коэффициент устойчивости разных показателей взаимоотношений, коэффициент осознанности отношений, степень соответствия положения учеников в системе личных взаимоотношений их положению в структуре коллектива. Обо всех этих показателях мы еще будем говорить и увидим, что они связаны с качеством воспи­тательной работы. Однако эта связь изучена еще недостаточно для того, чтобы на основе числовых коэффициентов судить об уровне воспитанности класса.

Итак, характеризуя положение ребенка в системе личных отношений, мы долж­ны учитывать и число выборов, полученных им в экспериментах, и взаимность этих выборов. Большой психологический интерес, как нам кажется, представляет вопрос о том, какое субъективное значение имеют эти факторы для самого ребенка.

Чтобы подойти к решению этой проблемы, с учениками всех изучавшихся классов был проведен эксперимент, в котором каждый школьник должен был отреагировать на рассказ о соответствующих ситуациях. С третьеклассниками экс­перимент проводился индивидуально, в шестых классах — с небольшими группа­ми учеников, но так, чтобы экспериментальная работа охватывала всех детей.

Вот текст экспериментальной беседы.

Экспериментатор: Ребята, я хочу узнать ваше мнение по одному вопросу.

В одном из классов учительница, чтобы правильно рассадить детей, попросила их

I Написать на листках фамилии трех учеников, с которыми они хотели бы сидеть в

следующей четверти. Собрала листки и стала смотреть, кто с кем хочет сидеть. И вот оказалось, что с Колей захотело сидеть 9 человек, но среди них не было никого из тех, кого он сам выбрал. С Васей хотел сидеть только один мальчик, но как раз тот, кого выбрал сам Вася. Обо всем этом учительница рассказала ребятам.

Как вы думаете, кто больше обрадуется; Коля, с которым захотело сидеть 9 ребят, но сам он не выбрал никого из них, или Вася, которого выбрал один мальчик, но как раз тот, кого выбрал и он сам? На чьем месте, на Колином или на Васином, вы бы хотели оказаться? Почему?

Ответы детей говорят о том, что для них более ценным оказался бы именно

взаимный выбор.

Жора С: Я бы хотел на Васином месте оказаться. Что толку, что Колю выбра­ло много детей! А вдруг они все плохие?

Таня А.: Я думаю, что Вася больше обрадовался. А Коле я не завидую. Его многие выбрали, а сесть-то ему не с кем!

Ни один школьник не пожелал оказаться на Колином месте.

Отсюда следует, что ребенок осознает взаимный выбор как нечто более значи­мое по сравнению с числом полученных выборов. Это, конечно, не значит, что для ученика не имеет значения его положение в коллективе. Однако осознается это положение (как это будет показано дальше) недостаточно четко.

Следовательно, для того, чтобы изучить удовлетворенность ученика в обще­нии с одноклассниками, надо учитывать оба показателя: число учеников, симпати­зирующих ему, и взаимность этих симпатий. Чем с ббльшим числом однокласс­ников связывает ребенка взаимная симпатия, тем полнее будет удовлетворяться его потребность в общении, тем, по всей вероятности, лучше будет его эмоцио­нальное самочувствие в классе. Данные, полученные в наших экспериментах, дают возможность найти объективную характеристику удовлетворенности в об­щении каждого ученика класса. Для этого надо подсчитать:

1) сколько одноклассников выбрали данного ученика за весь период экспери-

ментальной работы;

2) сколько из выбранных им одноклассников ответили ему взаимностью.

Таким образом, понятие «удовлетворенность в общении» включает все те показатели места ученика в системе личных взаимоотношений, о которых мы говорили выше. Для ее объективной количественной характеристики мы ввели «коэффициент удовлетворенности» (КУ). Чтобы определить его, необходимо най­ти процентное отношение числа одноклассников, с которыми у этого ученика был взаимный выбор на всем протяжении экспериментальной работы, к числу учени­ков, которых он выбрал за этот период. Так, если за весь период эксперименталь­ной работы данный школьник выбрал п одноклассников, из которых часть ребят (nf) выбрали и его (то есть число одноклассников, с которыми у данного ученика были взаимные выборы, равно я,), то коэффициент удовлетворенности выразится следующей формулой:



Например, ученик А. за все 5 экспериментов, проведенных в классе, выбрал 8 одноклассников (п = 8), из которых 4 выбрали и его (п: = 4). Коэффициент удовлетворенности ученика А. будет равен



По такому же принципу можно найти общий коэффициент удовлетвореннос­ти для учеников данного класса. Если М — это число школьников, которых вы­брали на протяжении экспериментальной работы все ученики класса, а М — число учеников, ответивших на выбор взаимностью, то коэффициент удовлетво­ренности класса можно выразить такой формулой:



Исходя из величины коэффициента удовлетворенности, мы относим ученика к одной из четырех групп. В I, высшую, группу входят ученики, КУ которых от 75 до 100 %. Такой показатель означает, что детей, входящих в I группу, выбрали либо все одноклассники, которых они выбрали сами, либо не менее 3/4 этого количества. Ко II группе относятся школьники, коэффициент удовлетворенности которых от 50 до 75 %. III группу составляют ученики с коэффициентом удовле­творенности от 25 до 50 %. К IV группе относят детей, имеющих минимальный коэффициент удовлетворенности от 0 до 25 %. Они либо совсем не имеют взаим­ного выбора ни с одним из одноклассников,, либо имеют взаимный выбор менее чем с 1/4 частью выбранных ими учеников.

Точно так же, как и распределение детей по числу полученных выборов, такое условное распределение учеников по коэффициенту удовлетворенности имеет вполне реальный психологический смысл. Ясно, что ученик, которого выбрали все или почти все одноклассники из тех, кого он сам выбрал, имеет почву для более высокого эмоционального самочувствия, эмоционального благополучия, чем тот, которого, может быть, и выбирают некоторые одноклассники, но совсем не те, к кому он сам стремится.

Перейдем к анализу экспериментального материала.

Сравнение коэффициентов удовлетворенности по классам еще более ярко об­наруживает те же зависимости, которые отмечались при анализе коэффициентов взаимности. Оказывается, одинаковый коэффициент удовлетворенности может скрывать качественно различные взаимоотношения, складывающиеся в классе. Так, в 3 «А» классе КУ — 59 %, в 3 «Б» — 32 %, в 6 «А» — 52 %, в 6 «Б» — 52 %.

Таким образом, коэффициент удовлетворенности более организованного 3 «А» класса почти в два раза ниже, чем в менее организованном 3 «Б», а коэффициен­ты далеко не равноценных шестых классов одинаковы.

Для того чтобы проанализировать полученные суммарные данные, посмот­рим, как изучаемые классы дифференцируются на группы учеников по величине ■ коэффициента их удовлетворенности в общении. Мы видим, что в 3 «А», 6 «А» и 6 «Б» классах более половины школьников относится к I и II группам по величи-

не коэффициента удовлетворенности (соответственно 56, 60, 54 % от числа уче­ников в каждом из классов). В 3 «Б» классе в первые две группы входит только 1/3 часть учеников класса (28 %).

Следовательно, в 3 «А», 6 «А» и 6 «Б» классах большее по сравнению с 3 «Б» число детей имеет хорошее эмоциональное самочувствие. Характерно при этом, что значительное число учеников 6 «А» и 6 «Б» классов находятся в I, высшей, группе по величине коэффициента удовлетворенности (соответственно 27 и 35 % от общего числа учащихся этих классов).

Таким образом, независимо от качества воспитательной работы в классе зна­чительное число школьников может находиться в благоприятном положении с точки зрения их удовлетворенности в общении. Более того, бывают случаи, когда в классе, где лучше поставлена воспитательная работа, в неблагоприятном поло­жении находится больше учеников, чем там, где воспитательная работа поставлена хуже. (Б 3 «А» классе в III и IV группах — 44 % учеников, а в 3 «Б» — 72 %.) Возникает вопрос о педагогической оценке удовлетворенности в общении. Всегда ли хорошо, когда у школьника она высока? Трудно ответить на этот вопрос в отрыве от реальной ситуации. Прежде всего надо выяснить, какие именно школьники данного класса удовлетворены общением. В коллективе, где нет пра­вильно воспитанного общественного мнения и должной требовательности .учени­ков друг к другу, зачастую довольны общением именно слабые ученики, то есть те, у кого низкая успеваемость, плохая дисциплина. Такое «эмоциональное благо­получие» может играть отрицательную роль. Ведь имея высокую удовлетворен­ность в общении, эти ребята психологически защищены от требований, предъяв­ляемых педагогами. Они удовлетворены своим положением среди товарищей, им «и так хорошо» и т. д. Подобная позиция делает их в какой-то мере нечувстви­тельными к воспитательному воздействию.

Наблюдения и специальные исследования показывают, что, если у ребенка есть хотя бы одна взаимная привязанность, он не очень переживает свое объективно плохое положение в .системе личных взаимоотношений, а затем и вовсе переста­ет его осознавать.

Таким образом, удовлетворенность ученика в общении, как и его место в системе личных взаимоотношений, зависит не только от личности самого школь­ника, но и от множества других факторов, главный из которых — общественное мнение класса, в котором он учится.

Как переживает ученик свои взаимоотношения с другими членами группы

Положение ребенка в системе личных взаимоотношений не только зависит от целого ряда факторов, но и само является существенной предпосылкой формиро­вания личности. Ведь качества личности и особенности поведения, обусловливаю­щие положение человека в обществе, могут быть поняты и обратно, а именно, как

результат воздействия на личность того статуса, который она приобретает в коллективе. Например, эффективность, почти всегда понижающая положение ре­бенка в среде сверстников, как показала Л. С. Славина, сама является следстви­ем неудовлетворенности ребенка своим положением.

Чтобы понять психологические механизмы взаимодействия между формиро­ванием личности и ее положением в группе, надо не только иметь объективные данные об. этом положении, но и представлять внутреннюю позицию ребенка, т. е. знать, как сам ребенок переживает это свое положение, как он к нему относится. Отношение человека к своему положению в группе включает в себя два основ­ных психологических компонента: переживание и осознание. Переживание и осознание теснейшим образом связаны между собой, но это разные психологи­ческие характеристики отношения к окружающему. Человек может что-то осо­знавать, но это оставляет его более или менее спокойным, эмоционально не затра­гивает. И наоборот, у него могут быть переживания, чьих истинных причин он не осознает.

Наблюдения и некоторые исследования показывают, что школьник аффектив­но, эмоционально переживает свои взаимоотношения с окружающими, свое поло­жение в группе сверстников. Неудовлетворенность в общении с одноклассника­ми сказывается и в поведении ребенка, влияет на успеваемость, толкает на раз­личные, иногда и антиобщественные, поступки. В связи с этим возникает ряд важнейших педагогических проблем, прежде'всего — проблема изолированного ребенка, ученика, которого в классе никто не выбирает, никто не любит. У такого школьника не удовлетворяется одна из важнейших социальных потребностей — потребность в общении, что является причиной формирования целого ряда отри­цательных черт личности и особенностей поведения. Особую тревогу вызывает тот факт, что именно дети-одиночки, дети, не понятые в своей группе, часто стано­вятся правонарушителями. Об этом со всей ясностью свидетельствуют результа­ты специальных исследований (М. А. Алемаскин, А. А. Реан). Подавляющее боль­шинство изученных подростков, состоявших на учете в детской комнате милиции (свыше 90 %), были в психологической изоляции среди одноклассников. Этих ребят «не от хорошей жизни» потянуло в уличную компанию: здесь они искали удовлетворения потребности в общении, потребности быть на виду, как-то про­явить себя перед сверстниками.

В некоторых исследованиях выявлено, что от положения в коллективе зави­сит характер его восприятия. В экспериментах немецкого психолога К. Готтшаль-дта детям показывали фотографии, сделанные без искажения, а также расширен­ные и суженные. Оказалось, что положение ученика в классе сказывается на восприятии собственных фотографий, на восприятии фотографий других учеников, превосходящих его, стоящих ниже его, резко отклоняющихся от массы или входя­щих в ядро класса. Ученики, удовлетворенные своим положением, выбирают свои фото с нулевым искажением. Те, кто недоволен своим положением, предпочитают искаженное фото, считая его правильным. При признании превосходства соучени­ка выбирается «широкое фото», при пренебрежительном отношении к нему — «узкое фото».

6 За*. 683

Возможно, на основе этих данных удастся разработать довольно точную мето­дику выявления того, как переживает ученик свое положение в классе, поскольку выбор той или иной фотографии можно будет считать критерием переживания. Теперь рассмотрим, как осознает человек свои взаимоотношения с другими членами группы. Это осознание принципиально отличается от осознания своего статуса в других системах отношений. Дело в том, что положение в учебе и положение в системе отношений «ответственной зависимости» непосредственно «открыты*, они характеризуются определенными объективными показателями: школьными оценками по предмету, общественными поручениями и т. д. Положе­ние в системе личных взаимоотношений, которые нигде формально не фиксиру­ются и складываются большей частью стихийно, не поддается истолкованию при помощи внешних критериев. Оно не известно школьнику так, как, например, изве­стны ему его собственные успехи и успехи товарищей в учебе или обществен­ные поручения; в одном случае ставится отметка, в другом — выносится коллек­тивная оценка. Более того, перед учеником задача такого осознания в открытой форме ставится очень редко. Как показывают наблюдения, она возникает чаще всего при каких-либо осложнениях и тогда переживается очень остро и зачастую болезненно. Дело в том, что из всех систем общения система личных отношений наиболее эмоционально насыщенна. Вряд ли у кого-либо нет достаточно высоких притязаний в этой области. Ведь они, как нам думается, связаны для субъекта с самой важной и в то же время самой общей самохарактеристикой: с оценкой себя как личности.

Особенно остро взаимоотношения с товарищами переживаются в подростко­вом и юношеском возрасте. Любое нарушение в этой сфере, действительная или мнимая потеря привычного положения нередко воспринимается человеком как трагедия. Проиллюстрируем сказанное выдержками из интереснейших и весьма достоверных психологических документов — юношеских дневников.

«Я снова занял в классе свое старое и насиженное место общепризнанного шута. Ребятам, конечно, весело, но мне это душу рвет... Класс я люблю, но люблю безнадежно. Класс живет, Ольга живет, а я стою в стороне, хотя иногда меня "пускают", чтобы, послушав несколько моих грошовых острот, посмеяться и снова оставить одного... Вообще, если я живу, то только не в классе». «Я в классе поганка-мухомор». «Меня сейчас обуревает дикое желание всеми силами и сред­ствами завоевать обратно свое положение по отношению к моим товарищам... Не остановлюсь ни перед какими средствами, чтобы добиться этого» (Дневник Пети Сагайдачного. М., 1963. С. 102).

При чтении этих взволнованных строк невольно вспоминаются слова Антуана де Сент-Экзюпери: «Никакой драмы, ничего волнующего нет ни в чем, кроме чело­веческих взаимоотношений».

Все вышесказанное еще раз доказывает и несомненную важность изучения проблем, связанных с осознанием и переживанием человеком своих личных взаимоотношений в коллективе, и чрезвычайную методическую трудность тако­го изучения. Ведь даже предельно искренние высказывания не могут служить объективным источником для научного изучения: во-первых, они взяты из

уникальных «человеческих документов», во-вторых, отражают лишь субъектив­ную сторону проблемы, оставляя совершенно неясным вопрос о действитель­ном положении авторов дневника в системе личных взаимоотношений. Кро­ме того, подобный анализ своих взаимоотношений, как показывает опыт, досту­пен далеко не всем юношам и девушкам, не говоря уже о дошкольниках и младших школьниках.

Не может быть использован для изучения осознания взаимоотношений и обычный социометрический подсчет. Для этого был применен другой разработан­ный нами эксперимент — «Выбор в действии», сущность которого уже была из­ложена. Исследование охватывало старших дошкольников (4 подготовительные группы детского сада), младших школьников и подростков (по 2 третьих и шес­тых класса), старших школьников (девятый класс) и студентов (2 студенческие группы). Всего в эксперименте участвовало около 300 человек (Я. Л. Коломинс-кий). Преимущество этого эксперимента в том, что он позволяет одновременно получить информацию и о личных взаимоотношениях ребят, и о том, как они осознают эти отношения.

Школьники разных возрастов неодинаково отнеслись к предстоящим выбо­рам. Дошкольники и младшие школьники отреагировали спокойно и не восприня­ли эксперимент сколько-нибудь эмоционально. Начиная с подросткового возраста испытуемые вели себя так, будто их поставили перед неожиданно сложной и неприятной проблемой, таящей в себе определенную опасность для их личности. Чем старше были испытуемые, тем более эмоционально воспринимали они пред­ложенный вопрос, тем более длительными, а иногда мучительными становились их раздумья. Вместе с тем, как выяснилось из последующих бесед, для них это и была самая интересная часть опыта.

Эти наблюдения свидетельствуют в пользу того, что значение взаимоотноше­ний личности с коллективом возрастает от младшего возраста к старшему.

При сопоставлении ответов испытуемых о числе ожидаемых ими выборов с числом действительных выборов были получены точные показатели, характери­зующие самоосознание личности в коллективе. Здесь выявились следующие ка­тегории:

1) человек ожидал большего, нежели действительно получил, — ошибка пре­увеличения (переоценивающие положение);

2) ожидал меньшего, нежели действительно получил, — ошибка преуменьше­ния (недооценивающие положение);

3) ожидал столько, сколько получил, — точное совпадение;

4) на вопрос об ожидаемых выборах отвечал: «Не знаю», — неопределенный ответ.

Данные о распределении испытуемых по этим категориям представлены в табл. 16.

Подавляющее большинство испытуемых, а именно: все старшие школьники и студенты — дают определенный ответ об ожидаемых выборах. Наибольшее число неопределенных ответов — у младших школьников-третьеклассников. Основная

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница