Долгая эльфийская сказка




Скачать 278,04 Kb.
НазваниеДолгая эльфийская сказка
страница1/3
Дата публикации16.04.2013
Размер278,04 Kb.
ТипСказка
pochit.ru > Право > Сказка
  1   2   3
ДОЛГАЯ ЭЛЬФИЙСКАЯ СКАЗКА


 
На Мирквуд опустились тёплые летние сумерки. Густая листва вековых мэллорнов заискрилась весёлыми огоньками светлячков. Сладковатый, тяжёлый аромат огромных медово-золотистых цветов разлился в вечернем безветрии, одурманивая и заставляя отложить до утра незавершённые дела. Эльфийский лес, в дневное время  настороженный и почти безмолвный, вздохнул и ожил под покровом сумерек. С надёжно укрытых в раскидистых кронах мэллорнов тэлэнов зазвучали нежные переливы виол и трели тростниковых флейт, послышалось мелодичное пение и серебристый смех. Приближался всеми любимый праздник менестрелей, и в грядущее полнолуние Синдары собирались состязаться в мастерстве песнопения, а наградой победителю должна была стать изумрудная тиара и почётное звание придворного менестреля Правителя Мирквуда Аран Кэлэборна.  
Тэлэн Правителя располагался в самом центре Мирквуда, в ветвях одного из старейших мэллорнов – замок Путеводной Звезды Гэл-Ариэн, колыбель Сумеречных Эльфов, хранил историю нескольких тысячелетий рода Синдаров, и время от времени напоминал нынешним обитателям замка о величии ушедших, наполняя просторные залы отдалёнными раскатами эха голосов героев прошлого, гулким звоном оружия или отголосками давно позабытых напевов на старом Квэнья, истолковать который нынче под силу пожалуй только Ваниарам – жителям Светлого Валинора. Мириады блуждающих огоньков – Ignis Fatuum - удерживаемые заклинанием архимага Эйлорна Лесного, мягко освещали залы и галереи замка,  растворяя серую полутьму за дворцовыми окнами и заставляя искриться резные листья могучего мэллорна.  
Правитель Кэлэборн -  гордый потомок прекрасной Мелиан, переживший вместе со своим народом многолетние скитания, кровопролитные войны и лишения, умел ценить недолгие по меркам перворожденных перемирия. В этот благодатный вечер мысли его были свободны от бремени повседневных забот о безопасности рода, и Кэлэборн позволил себе вместе с сородичами наслаждаться спокойствием и предпраздничными приготовлениями. Умиротворённый, наблюдал он из высокого окна королевских покоев Гэл-Ариэна за вечерней суетой эльфийского города и вслушивался в напевные отзвуки старинных мелодий. Бесшумно приоткрылся узорчатый гобелен, и в комнату проскользнула высокая, тоненькая как тростинка, девушка. Легко ступая по мягкому ковру, приблизилась к Кэлэборну, обняла за плечи и ласково коснулась губами его щеки.  
- Meneg suilaid, atar nin, – Приветствую тебя, отец мой, - почтительно произнесла молодая  эльфийка.  
- Suilaid, aranel nin, – Привет, моя принцесса, – Кэлэборн заглянул в лицо дочери и ответил ей нежной улыбкой. – Как идут приготовления к состязаниям? Должно быть, ты совсем утомилась, в последние несколько дней я тебя почти не вижу.  
- Не беспокойся, отец – улыбнулась принцесса – эти хлопоты мне в радость. Замок готов к приёму гостей. Над большой поляной соткан магический купол и установлены столы для праздничного пиршества. Собраны лесные цветы и травы, мы сплели из них венки и гирлянды для украшения дворцовых залов и поляны состязаний.  
С соседнего тэлэна донесся тихий вздох лютни – гитарист провёл по струнам раз, другой – и полилась лёгкая, напевная мелодия. Чистый, высокий голос менестреля зазвенел над Мирквудом, устремляясь ввысь, и ночной небосвод, казалось, расступился, и звёзды засияли ярче, услышав старинную песнь перворожденных…                      
            
Тенью мелькнула расплывчатой…мысли неясен полет,
Пообещала улыбчиво: "Лишь папоротник зацветет…"
 
Поверилось мне в обещание. Надежда, увы, живет.
-Когда у нас снова свидание?, – Лишь папоротник зацветет…  
 
Верю – не верю - такая игра. Хочется верить - не верь.
Но наступает однажды пора, верить не хочется – верь…
 
Зима заморозила время. Весна растопила лед.
Лето горит от рвения, а папоротник не цветет.
 
Едино, что зерна, что плевел. Едино, что вечность, что год.
- Ах, милый, ты мне не верил…вот папоротник цветет.
 
Верю - не верю - такая игра. Хочется верить - не верь.
Но наступает однажды пора, верить не хочется - верь…
 
Отзвенели струны, последний аккорд растворился в ночной тиши, наполнив сердца светлой печалью. Кэлэборн смотрел на свою дочь – единственную наследницу, будущую королеву Мирквуда – и невольно любовался её красотой. Рождение в эльфийской семье единственного ребенка зачастую предполагает его избранность судьбой... Гэллаис на староэльфийском означает «нежность» - такой и была принцесса эльфов. Нежная, беззащитная, с чистой душой и открытым сердцем, полным теплоты. Зачарованная балладой, она стояла у распахнутого окна, подняв прекрасное лицо к звёздам, и мечты уносили её всё дальше, в запределья бесконечности.  
- О чём ты задумалась, iolli (доченька)?  
Гэллаис вздрогнула и повернулась к отцу. – Я думала о том, что к каждому празднику мы собираем множество трав и цветов, я знаю почти каждый уголок и каждую стёжку нашего леса, но нигде не встречался мне цветок папоротника.  
- Это потому, что цветёт он только раз в году, всего несколько часов. И не каждому дано его увидеть. Тому же, кто его отыщет, суждено познать великую любовь – чистую, первозданную, как пламя аватаров, но и сгореть в этом пламени, пережив безмерное горе и нестерпимую боль... Я видел его, - немного помолчав, добавил Кэлэборн. – Всего однажды. Это было в полнолуние, во время праздника менестрелей. В ту ночь я встретил твою мать.
Тень пробежала по лицу Кэлэборна, взгляд затуманился.  
Гэллаис не помнила матери – та умерла, едва успев увидеть новорожденную. Но знала, что печаль отца не утихла с годами, и он всё так же горюет о потере возлюбленной жены. – Иди, детка, - Кэлэборн провёл рукой по шелковистым волосам дочери. – Тебе нужен отдых, а мне необходимо побыть одному.  
Девушка обняла отца и тихо вышла из комнаты…

Утро следующего дня Мирквуд встретил праздничным гомоном и суетой. Торговцы с первыми лучами солнца открыли лавки и магазины в ожидании наплыва покупателей. Сапожники, портные, ювелиры и парикмахеры не знали отбоя от клиентов – в этот торжественный день каждому хотелось выглядеть особенно нарядно и респектабельно. Кулинары и кондитеры с самого рассвета трудились над приготовлением множества разнообразных блюд, чтобы не ударить в грязь лицом перед иноземными гостями и поразить воображение самых взыскательных гурманов, а в погреба Гэл-Ариэна были доставлены лучшие вина со всех концов Средиземья.
На огромной поляне, отведённой для состязаний, были разбиты причудливые цветники, пиршественные столы украшены цветочными гирляндами и букетами, так же как и лёгкий словно паутинка, но прочный магический купол, предназначенный для защиты места проведения торжества от непогоды.  
Гэллаис расставляла последние букеты, когда к ней подошёл Эйлорн – придворный маг Арана Кэлэборна. Высокий и белокожий как все Синдары, Эйлорн Лесной был одет в лёгкий эльфийский доспех, подчёркивающий грацию и изящество его точёной фигуры. Стремительная, пружинистая и бесшумная походка выдавала в нём умелого рейнджера, однако единственное оружие – лёгкий мифриловый посох - говорил о его принадлежности к магической профессии.  
- Приветствую, моя прекрасная госпожа, - Эйлорн почтительно поклонился девушке.  
- Рада видеть тебя, Gwador nin (мой названный брат), - Гэллаис приветливо кивнула Эйлорну. – Мы потрудились на славу, - она оглядела поляну и довольно улыбнулась, - такая красота не сможет оставить равнодушным даже самое холодное сердце. Думаю, этот праздник станет особенным.    
- Этот праздник без сомнения станет особенным и запомнится каждому,  - улыбнулся в ответ Эйлорн, - ведь главным его украшением будешь ты, aranel. Твой ласковый взгляд способен растопить самый крепкий лёд, а добрая улыбка – залечить душевные раны.  
- О нет, Эйлорн, - смутилась Гэллаис, - ты снова преувеличиваешь мои скромные достоинства и заставляешь меня краснеть.
- Принцесса, я пришёл просить тебя об одолжении, - в фиалковых глазах Эйлорна мелькнула тень неуверенности, но он справился с волнением  и продолжил: - ты позволишь?  
- Конечно, брат. Проси о чём пожелаешь, - ответила девушка.    
- Я хотел просить позволения стать твоим рыцарем на сегодняшнем торжестве… всё, о чём я прошу – сопровождать тебя на праздник и находиться подле тебя во время состязаний…, - Эйлорн с беспокойством смотрел на Гэллаис в ожидании ответа.  
Гэллаис чуть помедлила и заглянула в глаза Эйлорну.  
– Брат мой, - промолвила она, - я называю тебя так с самого детства, хоть мы и не связаны родственными узами. Ты всегда был рядом со мной: в играх – верный товарищ, в печали – заботливый и чуткий утешитель, в обучении – мудрый наставник. Моя душа открыта для тебя, и я доверяю тебе все переживания. Но ведь и я могу читать в твоём сердце так же, как и ты в моём. Я давно почувствовала твою тревогу и беспокойство, и пришла пора объясниться. Если ты успокоишься и сумеешь как прежде заглянуть в моё сердце, ты найдёшь там всё ту же нежность, доверие и преданность, как и на протяжении многих лет, как было всегда. Но я не могу обманывать твоих ожиданий. Моё сердце не бьётся быстрее, когда я вижу тебя. Я не чувствую трепета, когда касаюсь твоей руки или смотрю в твои глаза. И потому я не имею права подарить тебе надежду, - Гэллаис видела, как меняется взгляд Эйлорна. Надежда постепенно угасала, и теперь фиалковый взгляд был полон боли и стыда.  
- Сейчас ты огорчён и расстроен. Прости за боль, что причинила тебе. Но ещё горше самообман и разочарование, - Гэллаис протянула руку, чтобы прикоснуться к щеке Эйлорна. Но тот очнулся от оцепенения и отступил от девушки. Взяв себя в руки, он коротко поклонился Гэллаис, отвернулся и быстро зашагал прочь.    
….
 Ближе к вечеру население Мирквуда потянулось к королевскому тэлэну. Эльфы легко перебегали с одного дерева на другое по канатным мостикам, растянутым между кронами мэллорнов, почти не заметным с земли. Почётные места за праздничным столом были отведены членам правящей семьи и её высокородным вассалам, а также многочисленным гостям, прибывшим из Лориэна, Ривенделла, и Гондолина. Сумерки сгущались, и по мере наступления темноты купол начал мерцать нежно-голубоватым сиянием, освещая поляну и столы. Когда все заняли свои места, Кэлэборн приветствовал собравшихся короткой торжественной речью и объявил состязания открытыми.  
 
Один за другим выходили конкурсанты в центр поляны, и скоро прекрасная, чарующая музыка окутала волшебством эльфийский город. Стих звон бокалов и беззаботный смех, на смену весёлой суете и гомону пришло умиротворение и покой. Сердца устремились навстречу друг другу, и все собравшиеся, едва соприкасаясь кончиками пальцев, в порыве духовного единения раскрыли умы друг для друга, чтобы свободно делиться переполняющим их теплом и светом. Глубинные сомнения, страхи, и недоверие отступили, исчезнув в поглотившей их любви и надежде, и избавив души от страданий. Аура счастья и гармонии окружила Мирквуд.  

...
Огромная луна серебрилась над Средиземьем, далёкие звёзды, так любимые Синдарами, приветливо улыбались из черноты небес, тёплая летняя ночь увлекала за собой лёгким дуновением ветерка, а многовековой лес манил таинственными звуками и шелестами, вспыхивающими то тут, то там огоньками светлячков, затейливым пересвистом ночных птиц.    
Сердце Гэллаис пело, напитавшись всеобщей радостью и светом. Ей хотелось раствориться в бесконечности ночи, и казалось, достаточно всего лишь чуть оттолкнуться, чтобы взлететь. Знакомая с детства тропка, петляя, уводила всё дальше в лесную чащу, но Гэллаис, как все эльфы, не боялась темноты, чувствуя себя в безопасности под покровом сумерек, благодаря острому зрению и врождённой кошачьей ловкости.  
 
Вдруг издалека, будто из самой чащи леса,  донёсся плач свирели – невидимый музыкант умело сплетал звуки в кружево грустной мелодии, и девушка остановилась, охваченная внезапной тоской. Тонкий голосок, приглушённый расстоянием и шелестом ночного леса, затянул странную, не похожую на эльфийскую, песню, полную отчаяния и мольбы.      
       
 Между мной и тобою тьма, между мной и тобою Враг.
     Не проси о жертвах меня, не гони за собой во мрак.
 
     Между мной и тобой века, между мной и тобой Судьба.
     Тихо катит волны река... Отпусти, мне грозит беда.
 
     Между мной и тобою боль, между мной и тобою путь.
 Не проси остаться с тобой, если любишь меня - забудь.  
     
     Обернулся - и нет любви, гневом, болью пылает взгляд.
     Ты не смог отпустить, увы. Значит нет мне пути назад...
     
Совсем рядом послышался шорох. Голосок задрожал и сорвался, музыка стихла. Гэллаис резко обернулась и встретилась взглядом с парой горящих в темноте глаз. Прямо за её спиной стоял высокий незнакомец, окружённый странной тёмной аурой – словно дымкой, мешающей разглядеть его. Фигура укутана длинным, почти до самой земли, плащом-пивафви. На голову накинут капюшон, скрывающий черты лица. Однако даже магическая аура тьмы не могла скрыть пристального, сверлящего взгляда бездонных чёрных глаз с заключёнными в них язычками пламени, и не было от него защиты.  
- Vendui, mzilst ssin’urne, - произнёс незнакомец на странном наречии. Его негромкий бархатный голос поразил Гэллаис глубиной и тембром – все её сородичи, с детства обученные музыке и пению, обладали высокими, звонкими и мелодичными голосами.    
- Кто ты, чужестранец? – спросила девушка на всеобщем Квэнья. – Я не понимаю тебя.
Незнакомец опустился на одно колено и почтительно преклонил голову перед Гэллаис. Девушка заметила, что из его руки к её ногам выпал маленький странной формы кинжал.
- Приветствую тебя, прекраснейшая, - незнакомец поднял голову, и снова пылающий взгляд обжёг её. – Моё имя Морн До’Баерн.  
Гэллаис вскрикнула и отшатнулась, услышав фамилию одного из знатнейших и, безусловно, самого могущественного рода Мензоберранзана – столицы подземного государства…
Дроу поспешно поднялся, произнёс несколько слов заклинания – и магическая аура, скрывающая его от самого зоркого взгляда, растаяла. Откинув с лица капюшон, он приветливо улыбнулся Гэллаис.  
- Я не причиню тебе зла, прекрасная эльфийка, и меня огорчает твой страх. Прошу всего лишь выслушать.- дроу снова покорно склонился перед девушкой.  
Мягкий голос успокаивал и завораживал. Гэллаис почувствовала, как страх постепенно отпускает её, и осмелилась взглянуть на Морна. Высокий юноша с благородной осанкой и правильными чертами лица. Кожа – светлее, чем обычно у дроу – имела не иссиня-чёрный, а бронзово-коричневатый, как у лесных эльфов, оттенок. Цвет глаз также не был красным, как у обитателей подземного королевства, однако в их чёрной глубине то и дело вспыхивали и угасали пламенные искорки. Единственное, что выдавало в нём представителя расы дроу – редкого, белоснежного оттенка волосы, свободно ниспадающие на широкие плечи.  
Гэллаис кивнула, не в силах отвести взгляда от необычных глаз дроу.  
- Итак, я вижу, ты наслышана о моей семье, и должно быть, тебе известны законы, царящие в нашем государстве, - горько улыбнулся Морн. - Я – потомок одного из благороднейших родов подземного королевства, и был магистром дома До’Баерн. Но много лет назад мне пришлось покинуть мою родину. Отказавшись подчиниться распоряжению матроны – единовластной управительницы дома До’Баерн, я навлёк на себя гнев могущественного божества дроу, коварной и жестокой Ллот, и был приговорён к смерти. Чудом удалось мне вырваться из Мензоберранзана. Долгие скитания выпали на мою долю, прежде чем посчастливилось разыскать моих сородичей, обитающих на поверхности земли. Несмотря на многовековую вражду и недоверие, Ллитиири, поклоняющиеся прекрасной и справедливой Эелистраее, приняли меня в свою общину, где долгое время я выполнял обязанности верховного мага Клана Ягуара. Но до меня дошли сведения, что мстительная Ллот отправила своих приспешников по моему следу. Чтобы не навлечь беду на моих новых товарищей Ллитиири, принявших меня в семью вопреки опасениям и недоверию, мне пришлось оставить их. С тех пор я вынужден жить вдали от друзей и скрываться от жестоких сородичей, совершенствуясь в магии и боевых искусствах. В эту ночь я бродил по лесу в поисках компонента, необходимого для составления одного эликсира. И встретил тебя… Вот вся моя история, - Морн внимательно смотрел на Гэллаис.
  1   2   3

Похожие:

Долгая эльфийская сказка iconСписок книг на лето для самостоятельного чтения
А. С. Пушкин «Сказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о царе Салтане», «Сказка о мёртвой царевне»
Долгая эльфийская сказка iconСказка ложь. Но, как всякая сказка, эта сказка тоже бывает местами...
Читайте. Радуйтесь. Негодуйте. Делайте, что хотите. Хотите – верьте, хотите – нет. Дело ваше. Право и слово – моё
Долгая эльфийская сказка iconУрока, дата Тема Часы
Фольклорные традиции в литературе. «Во лбу солнце, на затылке месяц, по бокам звезды». Русская народная сказка. Литературная сказка....
Долгая эльфийская сказка iconВлияние русской народной сказки на воспитание дошкольников
Сказка – это одно из основных произведений народного фольклора, который включает в себя разные по жанру произведения. Почти такая...
Долгая эльфийская сказка iconСказка «Курочка Ряба» 2 место 1 в класс. Сказка «Репка»

Долгая эльфийская сказка iconСказка. I. Орг момент
Урок внеклассного чтения по сказке А. С. Пушкина «Сказка о попе и о работнике его Балде»
Долгая эльфийская сказка iconСерия «Школьная хрестоматия»
Александр Пушкин поэмы «Цыганы», «Полтава», сказки «Сказка о царе Салтане…», «Сказка о рыбаке и рыбке»
Долгая эльфийская сказка iconЧто читать рекомендательные списки для чтения
Д. Хармс «Удивительная кошка»; русская народная сказка «Лиса и журавль»; индийская сказка «Ссора птиц»
Долгая эльфийская сказка iconА. С. Пушкин «Сказка о золотом петушке» Бр. Гримм «Белая змея»
Д. Н. Мамин-Сибиряк «Сказка про храброго зайца – длинные уши, косые глаза, короткий хвост»
Долгая эльфийская сказка iconСказка о мертвой царевне и семи богатырях» 14 слайд. «Сказка о рыбаке и рыбке»
Ребята, сегодня наше занятие посвящено А. С. Пушкину. Я расскажу и покажу вам биографию А. С. Пушкина
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница