Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим




НазваниеБезусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим
страница1/11
Дата публикации01.09.2013
Размер1,65 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Право > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
От автора.

Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим юмором. Эта книга на это и не претендует. Она серьезна, и это обусловлено тем, что повествует о нелегких моментах в жизни героя, связанных с суровыми страницами в истории отчизны. Какая уж тут легкость, юмор, когда рассказывается горькая правда о нашей непростой жизни, да еще народных трагедиях?

Иной читатель, прочитавший только это, может отложить книгу, воскликнув: «Бог мой! Тут и своих проблем выше крыши, от всеобщего кошмара деваться некуда, а мне еще предлагается навалить на себя чужое горе, чтобы окончательно сойти с ума»! Действительно, наша жизнь, а вернее сказать, существование оставляет настоятельно желать лучшего. Мы все просто устали от плохих известий и того ужаса, который появляется тогда, когда начинаешь задумываться над тем, что же со всеми нами происходит? А может в этом-то и скрыты причины наших собственных проблем, если мы черствеем душой и становимся равнодушными к чужым бедам? Может, стоит поискать ответы на вопросы, не дающие покоя тебе и твоим близким? Попытаться отыскать правду, которую от нас тщательно скрывают, успокаивая сказками о лучшей жизни, искусно отвлекая от тяжелых раздумий над истинными причинами нашего неблагополучия. На самом деле, а почему бы не поразмышлять вместе? Недаром народ говорит: «одна голова хорошо, а две лучше»?

Конечно же, невозможно обещать, что после этого станет легче и лучше. Никто этого и не обещает, но даже сама попытка стоит того, чтобы, по крайней мере, найти направление, в котором нужно искать. Вот автор и предлагает задуматься, поделиться своим опытом, объединить усилия в поиске. Единение – великая сила, а если это единение единомышленников, вообще можно сворачивать горы. Может быть, а скорее, вернее всего, так истина и постигается, трудно, в бесконечных, жарких спорах, после которых остается горькая оскомина. Кто-то их великих мыслителей сказал однажды: «Истина, как горькое питье, лекарство, пить которое неприятно и противно. Но, выпивая эту горечь, исцеляешь душу, и начинается прозрение».

Да, книга серьезна, в какой-то степени назидательна, требует вдумчивости, внимания, но это совершенно не означает, что именно этот сюжет и эти события не окажутся интереснее самого захватывающего романа или детектива. Ведь наш интерес, как правило, просыпается тогда, когда это касается нас лично. И может статься, что среди героев книги вы вдруг увидите себя или своих друзей, знакомых, близких, а описанные события когда-то взволновали вас до глубины души и волнуют до сих пор. Однако не будем предвосхищать событий и скажем так. Мы, коллектив редакции свой шаг навстречу сделали, а остальное за вами.

Мухамеджанов Мухамеджан Абидович
Таджик, 1951г. р., проживает в Москве с женой и сыном.

Высшее образование получал в трех столичных ВУЗах. Физик, инженер-экономист и литератор.

Трудиться начал с 1966 г. в Таджикистане. Работал на нескольких предприятиях Москвы и М. О., начиная с должности инженера до заместителя генерального директора авиационного объединения. Занимался научной деятельностью, предпринимательством.

^ Член-корреспондент РАН, заслуженный авиастроитель, мастер спорта СССР, изобретатель СССР, воин-интернационалист, член Союза писателей России.

Неоднократно отмечался правительственными наградами и премиями, среди которых: Государственная, Ленинского комсомола, «золотая медаль ВДНХ», орден «За заслуги перед отечеством 2 степени».

В 1995 г. в результате тяжелого заболевания и операции на сердце активную трудовую деятельность вынужден был прекратить, после чего занялся общественной и литературной деятельностью.

В 1997г. организовал Клуб любителей поэзии и авторской песни при Физическом институте РАН. С этого времени пишет статьи, рассказы, стихи, музыку к ним и исполняет свои песни.

Активно участвует в деятельности многих национальных диаспор, обществ и землячеств. Является почетным членом таких организаций, как Союз еврейских религиозных общин при хоральной синагоге, Союз армян России, Культурный центр Таджикистана в России.

^ Дважды успешно участвовал в качестве журналиста в выборах мэров Подмосковных городов Юбилейного и Климовска.

В 1998г. вышел в свет первый сборник его стихов «Городские напевы». С этого времени публикуется в различных российских издательствах. В 2005г. вышел аудиодиск с песнями «Покуда Господь не призвал нас к ответу». В этом же году стал лауреатом фестиваля авторской песни «Голубые озера».

^ Комендант ада.

повесть
Предисловие.
Вот уже больше месяца необычайно жаркое, испепеляющее зноем солнце нещадно палило над Россией. На большей ее части образовалась тревожная пожароопасная обстановка. Старшее поколение россиян помнило, как таким же жарким летом 1972 года горели торфяники, кто-то даже участвовал в их тушении, но даже их поражали масштабы сегодняшних возгораний. Сегодня, спустя почти сорок лет после тех событий, в дополнение к торфяникам полыхали уже целые лесные массивы, выжигая поля, сады, огороды, и что самое ужасное, огонь уничтожал дома, целые деревни и поселки. Отовсюду постоянно поступали тревожные, пугающие сообщения, больше походившие на сводки Совинформбюро времен Великой отечественной войны, когда наша армия терпела поражение на всех фронтах. С каждым днем увеличивалось число погорельцев, а количество погибших в борьбе с огнем уже исчислялось сотнями.

Отчаянные потуги прославленного МЧС по организации достойного отпора огню все чаще оказывались несостоятельными. Битвы были долгими, жестокими, изнуряющими, часто проигрывались, а не слишком частые победы доставались нелегкой, кровавой ценой, большей частью за счет самих потерпевших. Положение становилось угрожающим.

Правительству ничего не оставалось, как отложить другие, не менее важные дела и принимать экстренные меры по выходу из критической ситуации, оказанию помощи пострадавшим, что обидно и горько, просить помощь у других стран, пострадавших от стихии не меньше. Оказалось, что службы, еще недавно славившиеся способностью оперативно и с честью выходить из подобных ситуаций, щедро раздававшие помощь другим, не могли быстро справиться со стихией самостоятельно. В который раз перед лицом очередной беды Россия снова оказалась неподготовленной.

Неподготовленность давно вошла в привычку руководителей этой огромной, необозримой страны, стала их основной чертой. Народ уже перестал шутить на эти темы и с ужасом думал, вернее, уже боялся думать о своем непредсказуемом будущем.

Еще совсем недавно, в тех же восьмидесятых хотя и в упадочном состоянии, но все это еще как-то сохранялось. Всегда находились ответственные чиновники, хотя бы подгоняемые страхом наказания за нерадивость, халатность, и порой даже лихо исправляли свои ошибки и просчеты. Выстраивали и возглавляли народ на борьбу со стихией, подключали армию, и беда отступала. Со временем все это рвение стало быстро затухать, а безнаказанность, казнокрадство, попустительство все чаще стали открывать широкую дорогу безответственности и исконно российскому «авось».

План развала СССР, составленный еще в конце сороковых годов Уильямом Донованом и Алленом Даллесом, медленно, но верно осуществлял мечты и чаяния американских стратегических спецслужб, а сама Россия упорно и активно помогала ему осуществиться. А что, очень даже неплохо было придумано.

Окончательно убедившись, что победить Россию сторонним вмешательством невозможно, американские стратеги предложили действовать хитрее и изощреннее. Уж больно силен и неистребим был дух этой непонятной, сильной державы, где народ научился воевать так, что мог обломать зубы любому, даже самому могучему агрессору.

Действительно, зачем себя утруждать, устраивать кровавую бойню, когда все это можно сделать совершенно безболезненно и довольно просто. Дружески улыбаясь, налаживая добрососедские отношения, связи, даже оказывая помощь, отыскивались слабые места противника, внимательно изучались, чтобы использовать их себе во благо, во имя победы? А «Империя зла», так называли нашу родину на Западе, должна была развалить себя сама, и сама же преподнести себя на блюдечке в дар победителю. Самое печальное, что этот человеконенавистнический план, что называется, стал срабатывать. Уж чего-чего, а «слабостей» у России всегда было предостаточно.

Взять, к примеру, те же воровство, беспробудное пьянство, тупость и алчность чиновников. Это же было просто подарком для врага! Тут и исследовать-то ничего особенно не нужно, думать, ломать голову, бери, как говориться, хотя бы это за основу и действуй! Воруют? И пусть себе воруют еще больше, до потери в себе всего человеческого, чтобы в государственных закромах мышь повесилась. Пьют? Еще лучше, пусть упьются до смерти, чтобы дома и нитки не осталось, чтобы жен, детей повыгоняли, матерей родных на помойки вынесли, а потом и дом пропили вместе с родиной.

А ведь и на этом дурь российская не заканчивалась. Много ее скапливалось веками в широко распахнутой, так и не понятой никем русской душе. Славно погуляла эта душа по миру в поисках правды, счастья и праздника, непонятно, что празднуя, не понимая, что теряя, да еще не ведая, что творя. И происходило это оттого, что ну никак не желала она думать о прошлом и заглядывать в будущее. Самое грустное, что плохо, если не сказать большее, чему-то училась она даже на своем собственном горьком опыте, постоянно оставляя лазейки, ниточки, за которые можно было потянуть и вытащить канаты, которыми ее окончательно можно было опутать и задушить.

Вот так с позволения самой жертвы за эти ниточки и предлагалось потянуть алчным, ненасытным, слетевшимся на поживу стервятникам. Начать к примеру с исконной тяги русского народа ко всему иностранному. Конечно же, в первую очередь, необходимо было посадить на крючок молодежь, что с успехом и было сделано. Ей же абсолютно все запрещали, одевали так, что в гроб краше кладут, да еще так бессовестно врали, что тут уж волей-неволей поверишь первому честно сказанному слову, а уж протянутой руке да еще с подарком обрадуешься, как самому настоящему чуду. И что особенно приятно, от своего барахла избавишься, которое уже девать некуда. Они же, как папуасы, все эти обноски и объедки из рук вырывали бы, да на части рвали с превеликой радостью. Главное, чтобы ярлычок был написан на непонятном им языке. Вот так глядишь, и этих оборванцев осчастливишь, и благодатный, необозримый рынок сбыта образуется.

Получалось, что такой гениальный план позволял загребать жар не только после победы, можно было совместить приятное с полезным. А из этих нитей наматывался клубок от шмоток до культуры, незаметно превращая подрастающую поросль в «пятую колонну», уже не желающую помнить и признавать отчизну, свое исконно родное, национальное. Да и что помнить, когда в этой несчастной стране завтра все могло быть перевернуто с ног на голову. И ведь что интересно, никто бы не мешал осуществлению этих коварных замыслов, наоборот, чуть ли не всей страной помогали бы, чтобы улов врага был жирнее и слаще.

Уж с властями этой земли, чиновниками, сановниками, всей этой продажной публикой, вырвавшейся из грязи в князи, вообще проблем бы не было. Ведь они же сами проповедовали лозунг: «разделяй и властвуй», уже давно предавали эту землю, используя ее только в качестве средства для личной наживы, превращаясь в самых настоящих временщиков. Ну, какой другой народ позволил бы им, так издеваться над собой? Только этот, свой родной, бездумный и бессловесный. Советская власть неплохо постаралась, уничтожив весь его цвет, ум и гордость, а уж с остальным, обезглавленным, да еще старательно причесанным можно было делать все, что угодно. Вот эти горе - вожди и творили с ним, что вздумается, понакупив землицы и жилья за Рубежом, отправив туда же своих отпрысков, так сказать, строя запасные аэродромы. Нет, все они действительно уже не представляли никакой проблемы, больше того с их помощью можно было быстрее развалить эту державу до кирпичика.

А дальше можно было приступать к главному - развалу самой социалистической империи. Для начала необходимо было помочь перессориться братским народам, тем более условия для этого создались самые благоприятные. Одна национальная политика наворошила столько, что все эти малые народы до конца дней своих должны были помнить «благодеяния» своих обожествленных вождей. Ну, а дальше все само бы пошло, как по маслу. Главное, не давать особенно высовываться этим патриотам – умникам, призывающим к единству, честности и человеколюбию, хотя даже по этому поводу особенно волноваться тоже было не нужно. К ним же никто особенно не прислушивался, а свои же травили и гноили так, что отдышаться они все равно выезжали на Запад.

Получалось, что даже это было под контролем будущих победителей, но для верности стоило еще больше заглушить патриотические силы. Еще чего доброго, наслушаешься их голосов, и самих потянет к гуманистическим идеям, жалости к этим оборванцам и неумехам. Всю свою историю они мечтали, стремились к воле, вот пусть теперь ее и получат во всей своей красе, с вседозволенностью, кровавым насилием, пошлостью, развратом, отсутствием страха и всяких принципов, чтобы даже игрушки у детей не вызывали ничего кроме страха, озлобления и ненависти. И чем ужаснее и страшнее все это-то бы осуществлялось, легче и быстрее можно бы было навсегда избавиться от этой непонятной, как кость в горле, застрявшей у всего мира России.

Конечно же, план такой захватнической войны был одобрен и принят на вооружение прожорливыми хищниками Запада. Их не пугало и не останавливало, что требовалось набраться терпения, быть предельно осторожными, внимательными и настойчивыми. Точь-в-точь как у настоящих, матерых хищников. Главное, выждать, когда жертва будет ослаблена, разделена со своими союзниками и застигнута врасплох. Вот тогда и можно наносить смертельный удар, праздновать победу. А за такой приз, как Россия, стоило, и побороться, и набраться терпения. Ведь в итоге она доставалась вся, со всеми своими несметными, сказочными богатствами, союзниками и народами, которые, естественно, превращались в прислужников и рабов.

И ни о каком самосознание, национальной гордости, самобытной культуре и прочей подобной чепухе уже не могло быть и речи. Все это должно было выжигаться каленым железом. Кому нужен раб, помнящий великие ратные подвиги своих предков и мечтающий, даже изредка вспоминающий о некогда былом, утерянном могуществе своей родины?

В дальнейшем план стал изменяться, совершенствоваться, привлекать внимание других хищников. Так родилась идея разодрать «Империю зла» на части. Дальний восток отдавался Японии, Кавказ и Крым – Турции, социалистические страны с Прибалтикой возвращалось в цивилизованную Европу, что-то кидалось на растерзание стервятникам помельче, ну, а главный, самый жирный, лакомый кусок, Россия, конечно же, доставался Великой Америке.

И нужно было спешить. Мировые сырьевые и энергетические источники уже находились на пределе, а вместе, скопом задрать русского медведя легче, да и с Военно-промышленным комплексом сладить проще. А то еще покажет зубы, как делал это в том же Вьетнаме, Корее, на Кубе…. И это было бы хорошей компенсацией за все те поражения.

Интересно, как предполагалось поступить с населением бывшей державы? А его всего-навсего полагалось сократить, то есть оставить такое количество, которое могло бы обслуживать сырьевые и энергетические источники. Причем, под строжайшим контролем победителя. Уж больно ненадежными были все эти побежденные, хитрыми, вороватыми, изворотливыми, как черти. А как полагалось поступить с остальными? План из гуманных соображений предполагал оставить какую-то небольшую часть интеллигенции, так для разживы, а вот всех остальных, особенно городских, избалованных и искушенных, тех же политиков, хозяев жизни, чиновников в резервацию, да такую, что им даже Гулаг показался бы раем. Уж чего-чего, а такого опыта у Запада, той же Америки было, что называется с лихвой.

Прочитав эти строки, кто-то гневно бы воскликнул, что это же самый настоящий фашизм в чистом виде! Никто на это не пойдет, мировая общественность этого просто не позволит!

Что же? Может, это было бы и не совсем так, а американские стратеги забыли о своем плане, и он перестал существовать. В конце концов, можно даже допустить, что никакого плана не было вообще, все эти страхи и мнимые заговоры родились в стенах Лубянки, чтобы создать и расцветить яркий образ некого злобного врага. Спецслужбы, особенно наши доблестные чекисты всегда грешили этим, чтобы доказать в оный раз необходимость своего существования, да еще предоставив доказательства существования большого сионистского заговора. Ведь когда найден общий враг, легче удержать народ в узде, осуществлять за ним контроль и оправдывать любые, даже самые неблаговидные действия.

Все эти сложные вопросы можно было бы оставить на совести политиков, историков, всех тех, кто в этом лучше разбирается и сможет дать правильный ответ. Увы, жизнь показала, что как раз у них такое понятие как совесть находится в страшном дефиците, и именно им можно верить в последнюю очередь. Недаром по нашей бывшей державе в народе бродит меткая поговорка, что благодаря всей этой лживой, трусливой и подленькой братии «наше прошлое, да и настоящее тоже непредсказуемо». Вот и приходится брать на вооружение другую мудрость, высказанную нашими классиками Ильфом и Петровым: «спасение утопающих, дело самих утопающих».

А вопросы эти злободневны, не дают спокойно жить и осуществлять свои планы. Ведь от их решения зависит будущее России, наших детей и внуков. И главным из них встает вопрос, почему же эти коварные замыслы милитаристов-стервятников так старательно осуществляются самой Россией, причем, пункт за пунктом, не отступая от них ни на шаг в сторону? Даже сроки, намеченные еще в конце сороковых прошлого столетия, соблюдаются нашими политиками и вождями с точностью до года. Получается, что это нужно самой России, и она действительно стремится к тому, чтобы ее считали «Империей зла». Но в таком случае можно было бы оправдать новые, направленные на ее уничтожение планы.

Интересно, как бы отнеслись соседи, скажем, садовых, дачных участков или квартир к тому, что появилась реальная возможность избавиться от одного из самых скандальных, неблагополучных, угрожающих миру и спокойствию, да еще обладающему реальной силой владельцу? Думается, ответ был бы однозначным. Не перевоспитывать же закоренелого хулигана, а если и воспитывать, то это слишком сложное, долгое, хлопотное занятие с неизвестным концом. Тем более он бы это время наделает таких дел, что впору самим побросать свои жилища, да еще спасать от пагубного влияния детей. Скорее всего, выбралось бы самое оптимальное и единодушное решение: такому нерадивому хозяину один путь - в тюрьму, пусть там его и перевоспитывают.

Вероятнее всего, так же поступили бы и народы стран завоевателей. И у них было бы веское основание, чтобы упрекнуть побежденных в том, что они не сумели сохранить и навести порядок у себя дома, в конце концов, потерять его совсем. И как таких нерадивых дурней, да еще в таком количестве допускать до себя, до своей жизни? Мир и так наелся лихих русских молодцев, которым только приоткрыли щелочку, а проблем появилось столько, что не расхлебаешь до конца существования мира. И все это в дополнение к своим проблемам, своим бандитам, мафиям, которых изощренная русская братва подмяла под себя только так, в одно касание.

Действительно, зачем они нужны той же Америке, всеми силами пытающейся откреститься от своего не слишком благовидного прошлого? Ей самой бы разобраться со своими флибустьерами, которых она нахватала за все время своего существования. Она же не резиновая, наивно полагать, что она допустит до своего мира целую армию взяточников, мародеров и нечистых на руку дельцов, которых, в отличие от нас, научилась распознавать без особого труда, о чем свидетельствует постоянно ужесточение трудностей с получением визы. Деньги, конечно же, сыграют свою роль, она их примет с радостью, а вот осуществление чаяний и надежд останется под очень большим вопросом, хотя, как говорится, «пробуйте, а вдруг да получится»?

Однажды чешский патриот Юлиус Фучек сказал: «Люди, будьте бдительны, берегите мир»! Об этом же предупреждали герои Великой отечественной, погибая под Москвой, Сталинградом, замерзая в блокадном Ленинграде. Не желая отдавать и пяди родной земли, совершая даже невозможное во имя победы, они защищали своих детей, внуков, мечтая и свято веря, что их потомки будут жить лучше, а небо над их головами не будут застилать пикирующие «мессеры» и «юнкерсы».

Вроде бы свершилось то, о чем мечтали наши деды. Жить стало лучше, небо над Россией вроде бы стало безоблачным, а вот с заветами дедов – ну просто беда. Память будто отшибло. Нет, конечно же, что-то такое вспоминается по праздникам, в часы каких-то невзгод, а вот думать долго, анализировать, да еще извлекать выводы, это уж слишком. Видно, с кровью дедов мы получили способность собираться и мобилизовать все свои мысли, усилия только в экстремальных условиях, когда, как говорится, «петух в задницу клюнет». Вот и получается, что в погоне за лучшей жизнью, импортными шмотками и мечтами о заокеанских райских кущах, мы умудрились растерять, не только души, но и элементарную осторожность, бдительность. Забыта самая главная заповедь отцов и дедов, своими жизнями доказавшими, что «умирать нужно там, где стоишь», и мы никому и нигде не нужны кроме как своей отчизне.

В конце концов, врагами и агрессорами могли быть даже и не капиталисты – милитаристы. Врагов и завистников у России всегда хватало с избытком, и бдительность не помешала бы хотя бы из чувства самосохранения.

Печально, что всего этого не желают помнить и признавать даже те, кто считает себя хозяевами этой земли и жизни. Они упорно игнорируют то, что история просто пестрит примерами, когда, сдаваясь на милость победителю и преподнося ему свою отчизну на блюдечке, предатели уничтожались чуть ли ни первыми. Недаром народная молва гласит: «предателю первый кнут». Их услуги требуются лишь до тех пор, пока они помогают расправляться с инакомыслием и героями - патриотами, а дальше уже законы устанавливает победитель. И маловероятно, что предателю и всем его потомкам вообще будет дозволено жить. И в этом даже можно понять и оправдать агрессора, который будет вынужден защищать интересы своей отчизны.

Обидно и горько говорить все это о своем народе, но еще обиднее и горше об этом молчать, делать вид, что всего этого не замечаешь, если действительно считаешь себя патриотом, любишь родную землю и свой народ таким, какой он есть. И возникает вопрос, рвущий сердце и душу на части. Так кто же мы и наша Россия - «Империя зла», как нас считают и упорно называют на Западе, или последний оплот, не позволяющий стервятникам установить свой новый, фашиствующий порядок на земле?

^ Пролог.

Начало августа 2010 года, Москва.
Глядя на густой, едкий, удушливый дым, окутавший столицу, генералу хотелось выть от боли, вот уже последние лет двадцать не покидавшей его измученное, изношенное сердце. Именно выть, слез даже скупых мужских не осталось. Они давно были иссушены горькой обидой за родную, терзаемую невзгодами, врагами и своими собственными недоумками землю.

Его не страшила ни эта жара, ни эта невыносимая гарь. Он выдерживал и не такое. Он был воином, привыкшим стойко переносить вся тяготы нелегкой службы советского офицера. К этому обязывала профессия – защищать свой народ, свою отчизну, если потребуется – умереть за них, не раздумывая и не сожалея ни о чем. И он не жалел, что выбрал именно эту профессию, ставшую смыслом его жизни. Ведь именно она, эта нелегкая доля военного сделала из него настоящего мужчину, способного на решительные, смелые поступки, научила ничего и никого не бояться, терпеть, любить, дружить и побеждать.

Да! Он привык не бояться и не боялся ничего. Трудно было выискать тот страх, который заставил бы его расчувствоваться, потерять самообладание и всплакнуть. Чувство ответственности за порученное дело и нелегкая служба вытравили в нем все подобные страхи. Он не имел на это право только лишь потому, что сам обладал правом посылать людей на самые опасные задания, на смерть.

И все же он был человеком, самым обычным, со всеми человеческими чувствами и слабостями. В душе он гордился тем, что не позволил себе превратиться в служаку, машину, бездумно выполняющую и отдающую приказы. Это было трудно, но он сумел сладить и с этим. И это было не только его мнение. Так думали и говорили о нем, и не только на словах множество умных, честных и порядочных людей, многие из которых впоследствии стали его настоящими, верными друзьями. Одно только то, что на протяжении тринадцати лет он сумел сохранить дружеские отношения с таким человеком, как Александр Иванович Лебедь, говорило о многом. Во всяком случае, он мог считать себя достойным этой дружбы.

Вот и теперь его сердце болело оттого, что страдали люди, родные, близкие и друзья, жители страны, которых он должен был защищать, а он и его товарищи по оружию оказались бессильными перед разгулом очередной беды. Им просто обрубили руки. От этого хотелось не только выть и реветь от отчаяния. Появлялось страшное желание, схватить в руки автомат, поднять в атаку всех верных и верящих в него сослуживцев и выпускать обоймы до последнего патрона в тех, кто до этого допустил. Он знал, да что там знал, был уверен, что если бы народ и армия, как и прежде, помогали пожарной службе, то и с этой бедой сладили бы быстрее, да и не с такими потерями, по крайней мере, эта трагедия не имела бы такого масштаба. Навались бы «всем миром», костьми бы легли, а такого безобразия не допустили.

Армия и народ всегда помогала пожарным, причем, даже очень неплохо. Их так учили. Опять же помогали, не лезли наперед, слушалась советов спецов и бывалых, а те всегда боролись до победного конца, до самопожертвования, до самой последней непотушенной искорки и предательского дымка. Им и помогать-то было незазорно. И ведь справлялись. Во всяком случае, в 1972 году пораженные площади были не меньше, а справлялись с ними и меньшими силами, и довольно успешно. Эти злополучные торфяники, которые какие-то уроды учудили осушать, горели не в первый раз. Со временем стала появляться и отрабатываться методика тушения, накапливался опыт, и вдруг доблестная пожарная служба, на протяжении целого столетия успешно боровшаяся с огнем, верой и правдой служившая России прекратила свое существование, как отдельное подразделение.

Конечно же, методы российских пожарных в чем-то устарели, требовали пересмотра и усовершенствования, стали предметом для нареканий, насмешек и анекдотов, но все их действия, как оказалось, были верными и необходимыми. И чтобы в этом убедиться, потребовалось не так много времени. С их исчезновением неожиданные и совершенно непредсказуемые пожары стали возникать там, где прежде их не должно было быть в принципе. И большинство из них уж никоем образом не были связаны с повышением активности солнца. Чаще всего причинами возгораний стали обычное разгильдяйство, халатность, а главное - отсутствие всякой профилактики.

Генерал хорошо помнил, как навещая друга в начале восьмидесятых, жившего под городом Тума Рязанской области, он был удивлен, увидев узкоколейку, ведущую, как шутил народ, «в никуда». Ему пояснили, что она была проложена на несколько десятков километров прямиком в Мещерские леса и болота специально для тушения пожаров. Ее берегли, постоянно ремонтировали, держали штат обходчиков, ремонтников и два дизельных локомотива с девятью прицепными тридцатитонными цистернами для воды. Поинтересовавшись у друга о состоянии дороги в начале XX1 века, генерал не удивился, узнав, что она уже не функционирует больше пятнадцати лет. О ней, как и о многих других подспорьях пожарных служб, тех же просеках и противопожарных рвах благополучно забыли и оставили заброшенными памятниками о некогда славном прошлом доблестных, советских пожарников и лесников.

Трудно оспаривать необходимость создания такой организации как МЧС. Возможно, время этого потребовало, но зачем же так бездумно и поспешно ломать старые, налаженные, показавшие себя с лучшей стороны системы? Неужели ничему не научил даже собственный опыт, и Россия немало пострадала в те годы, когда торжествовал лозунг «Мы старый мир до основания разрушим…»?

Настоящий, вдумчивый и требовательный хозяин, прежде всего, проверит новоявленную организацию на деле, терпеливо подождет, пока она встанет на ноги, разовьется. И только потом встанут вопросы, стоит ли реформировать, сливать службы, решающие однотипные задачи, и какой из них отдавать первенство?

Генерал прекрасно понимал цену таких решений. Как человек военный, он знал, что развал такой службы, как пожарная, был равносилен развалу армии или той же железнодорожной службы, где последствия для страны могли стать самыми непредсказуемыми и страшными. Хотя, чему тут удивляться, когда одним из таких решений развалили некогда великую державу.

Генерал положил валидол под язык, поморщился, вздохнул и, потирая рукой грудь, усмехнулся про себя:

« Слава Богу, что МЧС вместе с войсками ПВО не прихватило еще и скорую помощь! А что? Они ведь тоже людей спасают. Спасатели, твою мать!.. От них самих Россию спасать нужно».

Немного подумав и поостыв, он понял, что был не прав и погорячился. Люди были не виноваты. Они честно, добросовестно и отважно делали свое дело. Ведь там же были собраны лучшие силы, а вот руководящую верхушку хотелось задушить собственными руками.

Нет бы, подумать, взвесить, прислушаться к советам бывалых и опытных. А ведь некогда думать, да еще вникать в суть вопросов, когда носишься, как угорелый, да дела делаешь наскоком, впопыхах, да еще с показухой: «Смотрите, мол, какие мы бравые орлы»! Да Бог с ней, показухой, хотя и скромности стоило бы поучиться у тех же пожарных или войск ПВО, но ведь так и выходит. Лихо прискакал, еще быстрее сделал, вернее, замазал, залатал, даже не проверив, нет ли какой искорки, уголька, способных возродить новый пожар, и поскакал дальше.

О каких системных подходах, знаниях и накопленном опыте могла идти речь, когда дел выше крыши, да еще самых разнообразных? А тут еще и о себе подумать нужно. В России ведь как? Дорвался до власти и лопай быстрее все, что удается ухватить и отхватить. А то завтра пнут под зад, да еще всех собак навешают, и будешь нищим и озлобленным зализывать раны. И никто о былых заслугах не вспомнит, а если и вспомнят, то только для того, чтобы отобрать и пнуть еще больнее. Вот и приходится хватать все, что только попадет под руку, чтобы хоть не обидно было, а уж разбираться с этим времени действительно не хватало.

И произошло так, нахватали, навешали на себя, и все мало. Так и подавиться недолго, что собственно и произошло. Выехали на пожар без подготовки, и пришлось громить магазин, чтобы добыть инвентарь. Больше всего удивляло и раздражало искажение, порой отсутствие информации и заверение руководства МЧС, что не стоит предаваться панике, преувеличивать опасность.

Это и понятно. Трудно найти другую, такую службу в России, кто был бы так «обласкан» и оснащен. Еще бы, ведь они были поставлены на стражу спокойствия людей, страны, рубеже опасности, а для этого ничего не жалко. И теперь, когда стала явно проглядываться неспособность справиться своими силами, могли потребовать и отчета – как расходовались выделенные средства, куда и на что они были истрачены? Недаром руководством МЧС был предусмотрительно убран сайт, куда сливалось возмущение, отчаяние и слезы российских граждан, которые оставались с бедой один на один. И Россия имела немало таких суровых, печальных уроков, одним из которых был и остается Чернобыль.

Может так и нужно, и правильно сосредоточить все в одних руках, но тогда это требует особого внимания, вдумчивости, осторожности, строжайшего контроля государства и общественности. В качестве такого примера можно было привести Правительственную комиссию, собранную для ликвидаций последствий Чернобыльской аварии. Там были собраны специалисты из всех отраслей народного хозяйства, с мнением которых считались, по крайней мере, выслушивали и выносили общее решение. Опять же общее, обдуманное, ответственное и контролируемое решение. Видимо именно поэтому им удалось справиться с той, страшной бедой в апреле 1986 года и предотвратить еще большую трагедию. И все-таки главное, им удалось поднять на борьбу весь народ. А теперь же, перешагнув рубеж прошлого тысячелетия, народ просто шарахался от этой новоявленной организации, справедливо опасаясь, что за такую помощь с него же еще и потребуют оплаты.

Увы, отношения стали рыночными, за услуги установлен прейскурант, или, как принято говорить теперь, прайс-лист. Например: вскрытие замка забывчивыми гражданами обходится где-то в две-три тысячи рублей, не говоря уже о лицензирование противопожарных мероприятий, которое исчисляется десятками тысяч долларов. Интересно, сколько бы денег потребовалось от жителей за тушение их деревни или поселка? Еще интереснее, какую неустойку и моральный ущерб можно было бы выставить службе, отвечающей за пожары, за всю сожженную Россию? А ведь это тоже законы рыночной экономики. И может над этим стоило бы задуматься, хорошенько задуматься, как и над тем, что, сосредотачивая средства в одних руках и выращивая монополиста, создаются очень даже вольготные условия для халатности, безответственности и того же воровства. Уж в этом-то российские чиновники преуспели, как никто. Если уж они ухитрялись сколачивать баснословные состояния на бездомных собаках, то поживившись на людском горе, они и вовсе могли переплюнуть всех самых невероятных толстосумов мира. И не лучше ли было оказать помощь своему народу, тем же русским беженцам из бывших республик или военнослужащим расформированных частей? Россия огромна и места нашлось бы всем. Вот уж кто бы точно навел порядок и встал на защиту родной земли, и никакого бы МЧС не потребовалось. Вернее, потребовалась бы служба, координирующая и возглавляющая силы, ту же армию и народ на борьбу со стихийными бедствиями и чрезвычайными ситуациями. Ну, и конечно, если сил хватит, помогать другим, но только не за счет обобранного до нитки народа. А то ведь может случиться и так, что помогать будет просто нечем и некому.

Генерал имел право так думать, говорить и задавать именно такие вопросы. Он любил эту землю, и ему была небезразлична ее судьба. А кроме того за его плечами был опыт, Белоруссия, Приднестровье, в результате развала армии наводнившее и обеспечившая криминальный мир, отморозков всех мастей самым современным оружием, ну и, конечно же, Чернобыль – последнее предупреждение человечеству. И ему было, что сказать людям, рассказать, дать совет с полной ответственностью, без которой он не делал ни одного шага. Он должен был поведать правду, какой бы горькой она ни была, во имя того, чтобы люди не испытали и тысячной доли того, что пришлось пережить ему и его соратникам. Его, как молнией, поразила страшная мысль, что могло произойти, если бы сегодняшнее МЧС оказалось на месте аварии? Да что там произойти тогда? Последствие трагедии в Чернобыле были живы до сих пор, и возгорание брянских лесов, пострадавших от радиоактивного загрязнения больше других и лишенных, как уже говорилось, противопожарной защиты, могли снова сурово напомнить о себе. А потом напомнили бы о себе другие атомные станции, как раз и расположенные в таких местах, где требуется чистота, хороший свежий воздух. И все это находилось именно в лесных массивах, которыми были так богаты необозримые российские просторы.

Генерал знал, что завтра погода изменится, отступит эта жара и пойдет долгожданный дождь. Природа-матушка сменит гнев на милость, в который раз простив и защитив своих нерадивых детей. И люди обрадуются, вздохнут, все потихоньку начнет улаживаться и забываться. И снова забудутся истинные виновники за исключением стрелочников, попавших под горячую руку, и многое, как обычно, спишется на объективные обстоятельства, те же аномальные явления, всемирное глобальное потепление. Люди должны радоваться, быть счастливыми и верить в светлое будущее. Так было и так будет. Жизнь не может и не должна останавливаться на эпизодах, даже если они принесли много горя и страданий. И все же человек не должен, не имеет права забывать их, как и своего прошлого. Он должен помнить эти горькие, суровые уроки, если только хочет остаться человеком и сохранить жизнь на земле.

Казалось бы, сколько можно воевать, тратя свое последнее здоровье, силы? В конце концов, можно подумать и о себе. Так говорили, жалея и уговаривая его, близкие, друзья, любимая супруга. Его никто не мог упрекнуть в том, что он служил плохо, нечестно, и мог смело уйти на заслуженный покой. Да и здоровье, крепко пошатнувшееся в Чернобыле постоянно, настойчиво напоминало о себе и уже не уговаривало, а требовало покоя и отдыха. И все же он не мог оставить службы, считая, что и дальше должен служить отчизне до последнего вздоха. Кто, если не он, мог сказать ей правду, помочь в трудную минуту, смог бы достучаться до властей? И он имел на это право. За его плечами стояли погибшие в Чернобыле, родном Приднестровье товарищи, люди, за которых он держал ответ перед Богом, отчизной и совестью.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим iconНародный детектив
Закрути роман с Дарьей Донцовой! В результате совместной работы Дарьи Аркадьевны и читателей мк появился новый и увлекательный детектив....
Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим iconРго, 2012-13 уч год. Турышева О. Н. Зарубежная литература Средних...
Куртуазный роман: К. де Труа «Ивейн, или рыцарь со львом» читать один роман на выбор
Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим iconЭто был чудесный вечер. Такого блаженства я не испытывал уже давно....
И когда ты это получаешь, становишься счастливым? Возможно. Но пока стремишься к цели, то ты больше обеспокоен, ждешь чего-то, а...
Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим iconСказка это вымышленная история со счастливым концом и обязательной победой добра над злом
Оформление зала: сцена оформлена в виде русской избы: деревянный домик, печь, скамеечка, кухонная утварь, рядом с домиком – искусственная...
Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим iconУрок по теме: Когда жили динозавры
Сегодня на уроке мы с вами опять должны узнать что-то новое, интересное. С хорошим настроением это делать гораздо приятнее, поэтому...
Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим icon«батакакумба ru, или полосатое лето» повесть для подростков, их родителей,...
Сайкин когда-то был пионером, и то, что снимать телерепортажи – необычайно тяжелый труд
Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим iconНовые поступления литературы за 1 квартал 2011 года «Говорящие» книги
Золушка в шоколоде [Звукозапись] : роман; Советы от безумной оптимистки Д. Донцовой : советы / Д. Донцова; читает Н. Грачева. М.,...
Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим iconФеодальная Европа 11-первая половина 14 вв
То есть, конечно, рыцари. В легком или тяжелом доспехе. На лошади также легкий или тяжелый доспех. Можно Большой или малый щит
Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим iconСказками дети начинают заслушиваться примерно с двух лет, хотя можно читать и раньше
Тот способ каким информацию передает сказка (с помощью образов) есть самый легкий для восприятия и усвоения информации
Безусловно, приятнее читать легкий любовный роман со страстными переживаниями, счастливым концом, или детектив с круто закрученным сюжетом, да еще и с хорошим iconПрограмма воспитания и развития «Я и моя маленькая страна»
Научить человека быть счастливым — нельзя, но воспитать его так, чтобы он  был счастливым, можно
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница