Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система,




НазваниеКнига посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система,
страница1/60
Дата публикации26.04.2013
Размер11 Mb.
ТипКнига
pochit.ru > Право > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   60
Обязательственное право /

О. С. Иоффе.


Иоффе, О. С.
1975





Аннотация: Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права - обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система, исполнение, ответственность за неисполнение), вслед за которым рассматриваются отдельные виды обязательств (купля-продажа, поставка, другие договоры, обязательства из причинения вреда и т. д.).

ОБЩЕЕ УЧЕНИЕ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ
РАЗДЕЛ I

^ ВОЗНИКНОВЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Глава 1.

ПОНЯТИЕ И ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
§ 1. Понятие и элементы обязательства

Понятие обязательства. К обязательствам относятся разнообразные гражданские правоотношения. Их основ­ную массу составляют гражданско-правовые договоры: купля-продажа, поставка, подряд, комиссия, поручение, хранение, экспедиция и т. д. Недоговорные обязатель­ства возникают из административных, в том числе пла­новых, актов, например предписаний компетентных орга­нов власти о передаче предприятий, зданий и сооружений от одного госоргана другому. Особое место отводится обязательствам по возмещению вреда и по возврату неос­новательно приобретенного или сбереженного имущества.

Разнообразен и характер общественных отношений, на урегулирование которых направлены обязательства. В форму обязательств облекаются и нормальные отноше­ния между субъектами гражданского права, связанные с реализации продукции, производством работ, оказанием услуг и т. д. и отношения, возникающие вследствие ненормальных, недозволенных действий — причинения вреда, не­основательного приобретения или сбережения имущества. Столь же широк и круг возможных участников обязатель­ственных правоотношений. Обязательства устанавлива­ются между социалистическими организациями, между ними и гражданами, а также между самими гражданами.

И все же, несмотря на многообразие обязательств по их характеру, целевому назначению и субъектному составу, они обладают определенной как экономической, так и юридической общностью. Это позволяет рассма­тривать их в качестве единого вида правоотношений, охватываемого общим понятием обязательства, и сформулировать в законе общие правила, которым подчиняются различные разновидности обязательств наряду с тем, что к каждому из них применяется ряд специальных юридических норм.

Экономическая функция обязательства состоит в опо­средствовании перемещения имуществ и иных результа­тов труда из сферы производства в сферу обращения и через последнюю — в сферу потребления (производительного или личного). Такой характер носят, например, обязательства по поставке или купле-продаже, при по­мощи которых производитель реализует в сфере обраще­ния изготовленную им продукцию, а потребитель извле­кает из той же сферы предметы, необходимые ему для производственных или личных потребительских нужд. Обязательства могут также опосредствовать перемеще­ние имущества в пределах одной только сферы обраще­ния, как это, например, происходит в обязательственных отношениях по реализации товаров между оптовой и розничной торговой сетью. Иногда при помощи обяза­тельств осуществляется переход имущества из производ­ственной или потребительской сферы одного лица в про­изводственную или потребительскую сферу другого, ми­нуя сферу обращения. Это характерно, например, для обязательств по возмещению вреда, когда в целях его ликвидации часть имущества причинителя передается в натуральной или денежной форме потерпевшему и, сле­довательно, не попадая в сферу обращения, выходит 513 производственной или потребительской сферы одного субъекта и поступает в имущественную сферу другого. На почве обязательственных отношений может про­исходить перемещение не только имущества в веществен­ной форме, но и иных результатов труда, также нося­щих имущественный характер. Например, приобретение поверенным по договору поручения прав и обязанностей. для доверителя не всегда влечет передачу последнему тех или иных вещей, но порождает для него имуществен­ные права и обязанности как результат действий, совер­шенных поверенным. Таким образом, если экономическая сущность права собственности заключается в том, что оно выступает как право присвоения, то обязательственные правоотношения по своему экономическому содержанию выступают как способ перемещения уже присвоенного имущества. Целью этого перемещения может служить реализация присво­енного, и тогда обязательство возникает как результат осуществления права собственности. Но его цель может состоять в создании предпосылок для нового акта при­своения, и тогда обязательство явится основанием воз­никновения права собственности. На практике достиже­ние обеих указанных целей чаще всего обеспечивается одним и тем же актом. Так, для отчуждателя купля-про­дажа есть средство реализации продукта, а для приоб­ретателя — предпосылка его присвоения.

Двуединое действие купли-продажи обусловлено тем, что право собственности и обязательственные права не только отличаются друг от друга, но и тесно друг с дру­гом связаны. Это предопределено природой экономичес­ких отношений, обслуживаемых правом собственности, с одной стороны, и обязательственным правом — с другой. Тем же источником порождены и юридические особен­ности обязательств как специфического вида граждан­ских правоотношений.

Во-первых, обязательства опосредствуют процесс пе­ремещения имущества или иных результатов труда, также носящих имущественный характер. Они всегда высту­пают поэтому как имущественные гражданские правоот­ношения. Отмеченный признак отграничивает обязатель­ства от личных неимущественных гражданских право­отношений. Но он не выявляет специфики обязательств по сравнению с другими гражданско-правовыми иму­щественными отношениями.

Во-вторых, поскольку обязательства опосредствуют процесс перемещения имущества, которое может быть передано лишь строго определенным, а не вообще всем третьим лицам, они всегда устанавливаются с каким-либо конкретным субъектом и, следовательно, носят относи­тельный характер. Этим обязательства отличаются от гражданских абсолютных имущественных правоотноше­ний, в частности от правоотношений собственности. Но такое разграничение опирается только на субъектный состав, не затрагивая особенностей ни содержания, ни объекта тех же правоотношений.

В-третьих, если юридическим объектом права собст­венности является пассивное поведение обязанных лиц, то в обязательствах, опосредствующих перемещение иму­щества, они призваны к определенным активным поло­жительным действиям. Лишь изредка на участника обя­зательства возлагается выполнение пассивной функции. Так, собственник имущества, сданного внаем, не должен препятствовать его нормальному использованию нани­мателем. Но в отличие от правоотношений собственности пассивная функция никогда не исчерпывает юридичес­кого объекта обязательства, а обычно выступает в ка­честве результата или дополнения к положительным дей­ствиям его субъектов. Так, обязанность наймодателя не мешать нанимателю пользоваться имуществом есть след­ствие уже ранее совершенного им положительного дейст­вия по передаче имущества в пользование. В этом и за­ключается специфика обязательств с точки зрения их юридического объекта.

В-четвертых, если в юридическом содержании право­отношений собственности на первый план выступает воз­можность совершения определенных действий самим собственником, то решающее значение для юридичес­кого содержания обязательств имеет предоставленная управомоченному возможность требовать определенного поведения от обязанного лица. Именно поэтому в обя­зательственных правоотношениях субъективное право именуется правом требования, а обязанность — долгом; управомоченный — кредитором, а обязанный — должни­ком. Поскольку эти термины отражают специфику юри­дического содержания обязательственного правоотноше­ния, они должны быть также учтены при формулирова­нии общего понятия обязательства.

Обязательство есть закрепленное гражданским законом общественное отношение по перемещению имуще­ства и иных результатов труда, в силу которого одно лицо (кредитор) вправе требовать от другого лица (должника) совершения определенных действий и обус­ловленного этим воздержания от совершения опреде­ленных других действий.

Приведенное теоретическое определение опирается на соответствующую легальную формулу. Она гласит: «В силу обязательства одно лицо (должник) обязано со­вершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить ра­боту, уплатить деньги и т. п. либо воздержаться от опре­деленного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности» (ч. 1 ст. 158 ГК 1).

Определяя понятие обязательства, многие авторы считают воз­можным ограничиться той формулировкой, которая содержится в самом законе. Так было в период действия прежних граждан­ских кодексов2. То же самое наблюдается и сейчас, после проведе­ния новой кодификации советского гражданского законодательства: формула ст. 158 ГК в одних работах воспроизводится буквально3, а в других — лишь с некоторыми словесными изменениями4.

Между тем формулы закона нередко сами нуждаются в со­вершенствовании. Так, ст. 107 ГК 1922 года, определявшая понятие обязательства, акцентировала внимание только на правах креди­тора, а прямое упоминание об обязанностях должника в ней вовсе отсутствовало. Впервые оно появилось лишь в ст. 33 Основ и было воспроизведено в новых ГК всех союзных республик. И если бы в то время теория ограничилась простым следованием буквальному тексту закона, она не смогла бы выполнить важной роли, отводи­мой ей в совершенствовании советского законодательства.

Нельзя, как это делают отдельные авторы, и прибегать лишь к некоторым словесным отступлениям от текста закона. Например, понятия «кредитор» и «должник», как уже отмечалось, весьма ха­рактерны для самой сущности обязательств, и потому они обосно­ванно включались в соответствующее определение как прежними, так и ныне действующими гражданскими кодексами. Но в теоре­тических работах речь идет зачастую не о кредиторе и должнике, а вообще о лицах или субъектах правоотношения5, и вследствие этого оказывается утраченным существенный признак, как раз и позволяющий выделить обязательства из числа других граждан­ских правоотношений.

Отдельные приемы, используемые для легальных определений, при разработке научных понятий вообще неприемлемы. В частности, для обеспечения общедоступности законодательного текста в ст. 158 ГК включен примерный перечень тех действий должника, на которые вправе притязать кредитор (передать имущество, вы­полнить работу, уплатить деньги). Но поскольку научное понятие должно отражать определяемые явления в наиболее общих приз­наках, самая его природа не допускает использования как при­мерного, так и исчерпывающего перечня. Кроме того, если в законе можно говорить, что кредитор вправе требовать от должника либо совершения действия, либо воздержания от него, то подобная альтернатива, воплощенная в научном понятии, страдала бы известной неточностью. В реальной жизни не существует обязательств, обращенных лишь к пассивному поведению должника. Должник всегда обязывается либо только к активным действиям, либо также к воздержанию от определенных действий, но непременно сопутствующих активной деятельности должника, а не заменяющих ее. Любое правовое явление обладает как юридическим, так и мате­риальным содержанием. Признаки, характеризующие его юридиче­ское содержание, закрепляются в законе. Теория же обязана на­ряду с юридическими признаками выявить определяющие данное явление материальные факторы, которые цементируют его глубин­ное содержание и служат объективной основой его правового конструирования. Такой основой для обязательственных право­отношений является экономический процессе перемещения иму­щества и иных результатов труда, также носящих имущественный характер. По понятным причинам эта сторона дела не освещается и не может быть освещена в законе. Но ее не должно игнорировать научное понятие обязательства, рискующее в противном случае превратиться из практически действенной теоретической категории в оторванную от реальности бесплодную абстракцию.

По этим причинам и необходимо отразить в определении по­нятия обязательства такое сочетание юридических и материальных признаков, которое присуще самим обязательственным отношениям в их законодательном нормировании и реальном осуществлении.

Вступая в обязательство, его участники ставят перед собой определенные цели общие и непосредственные. Общие цели обязательств ничем не отличаются от общих целей правоотношений собственности или других гражданских правоотношений в социалистическом обществе. Все социалистические гражданские правоотношения, как и самое советское гражданское законодательство, подчинены решению задач строительства коммунизма (см. Преамбулу к Основам и ГК).

Но наряду с этим отдельные виды социалистических гражданских правоотношений, в том числе и отдельные разновидности обязательств, устанавливаются для до­стижения определенных непосредственных целей.

Во-первых, обязательства устанавливаются для того, чтобы обеспечить выполнение заданий народнохозяйст­венного плана. Этой цели подчинены обязательства, обеими сторонами которых являются социалистические ор­ганизации. Ее достижению служат также обязательства, устанавливаемые социалистическими организациями с гражданами. Но в этом случае непосредственное значе­ние приобретает и другая цель обязательства — удовлет­ворение личных потребностей гражданина.

Во-вторых, обязательства могут быть направлены на удовлетворение индивидуальных материальных и куль­турных потребностей. Такие обязательства устанавли­ваются между гражданами. Но наиболее широко они распространены в отношениях между гражданами, с од­ной стороны, и социалистическими организациями (тор­говыми, хозяйственными, культурными и т.д.) — с другой. В-третьих, некоторые обязательства служат обеспе­чению оплаты труда, а также распределению между гражданами уже полученных ими трудовых доходов. Примером обязательств первой группы являются отноше­ния по выплате вознаграждения авторам и изобретате­лям, а ко второй группе относятся алиментные обяза­тельства. Однако и те и другие отношения выходят за пределы обязательственного права в собственном значе­нии этого слова и включаются соответственно в сферу авторского, изобретательского и семейного права.

В-четвертых, особое положение занимают обязатель­ства, цель которых заключается в обеспечении охраны социалистической и личной собственности, имуществен­ных прав организаций и граждан. Эта задача выпол­няется обязательствами, возникающими вследствие причинения вреда, спасания социалистического имуще­ства, неосновательного приобретения или сбережения имущества.

Указанные цели, разумеется, не изолированы друг от друга. Совершенно очевидно, например, что выполне­ние плановых заданий социалистическими организаци­ями оказывает определяющее влияние на степень удов­летворения потребностей граждан и на размеры их тру­довых доходов, а охрана социалистической и личной собственности существенна для нормального развития как плановых, так и неплановых отношений. Но, постоянно имея это в виду, можно все же выделить для различных групп обязательств в качестве их непосредственных целей выполнение заданий народнохозяйственного дана, удовлетворение материальных и культурных потребностей граждан, распределение трудовых доходов или обеспечение охраны отношений социалистической и личной собственности6.

В капиталистическом обществе основное назначение обязательств определяется тем, что они выступают в качестве юридического средства реализации произведенной рабочими и присвоенной капи­талистами прибавочной стоимости, а также правового способа извлечения из оборота элементов, необходимых для повторения производственных циклов, каждый из которых служит источником новых прибылей. Тем самым буржуазное обязательственное право в такой же мере подчиняется целям капиталистической эксплуата­ции, как право собственности, как вообще все институты и отрасли буржуазного законодательства. Именно поэтому буржуазная юрис­пруденция всегда стремилась в своих теоретических построениях представить обязательства капиталистического общества в классово обезличенном виде, как бы это ни противоречило реальной действи­тельности. На различных этапах развития капитализма указанные устремления проявлялись по-разному.

В XIX в., например, выдвигается теория, согласно которой не только правоотношения собственности, но и обязательственные правоотношения представляют собой не общественные отношения людей, а отношения человека к вещи, отношения между субъектом и имуществом. Так, французский юрист Годэмэ писал: «Единствен­ное отличие (обязательственного права. — О. И.) от вещного права состоит в том, что оно обременяет не в отдельности определенную вещь, а все имущество в целом»7. Но если обязательство есть от­ношение человека к вещи, то из этого следует, что не только извле­чение капиталистической прибыли, но даже ее реализация лишена каких-либо общественных качеств. В результате фетишизация ка­питалистического способа производства при помощи соответствую­щих конструкций права собственности еще более усиливается благодаря использованию концепций, овеществляющих обязатель­ственные правоотношения.

В XX в. та же цель извращения подлинной направленности обязательственного права при капитализме достигается противопо­ложным способом — распространением на обязательства социаль­но-демагогических концепций, первоначально приуроченных к праву капиталистической собственности. Так, немецкий юрист Гедеманн утверждал, что «обязательственное право есть право оборота, которое связывает людей друг с другом. Оно особенно указывает нам на значимость людей как социальных существ, связанных в обороте с другими лицами»8. Объявив обязательственное право, как и право собственности, «социальной функцией», Гедеманн спра­шивает: «Должно ли обязательственное право здесь (в обороте. — О. И.) предоставить вещи своему собственному ходу или оно должно осуществлять регулятивное вмешательство и тем самым внести в оборот более высокую нравственную ноту?» И отвечает: «Решение должно быть, безусловно, принято в последнем смысле. Можно лишь спорить о степени вмешательства»9. Характерно, что социально-демагогические установки Гедеманна и ныне не сходят со страниц цивилистической литературы ФРГ. Имея в виду обязательственное, прежде всего договорное, право, западногерманский юрист Ларенц пишет, что как раз «здесь на передний план выступают социальные задачи частного права: установить условия и дать правила, которые содействуют здоровому уравновешению общественных сил и групповых интересов, а также учитывают потребности, испытываемые слабейшим в социальном отноше­ний»10.

В системе норм современного буржуазного законодательства нормы обязательственного права являются одним из сильнейших средств упрочения позиций капиталистических монополий. Как признают даже некоторые официальные политики капиталистиче­ских стран, основное назначение договора в буржуазном обще­стве — служить средством подчинения рынка, захвата сфер влия­ния и вытеснения конкурирующих производителей11.

Для этого используется прежде всего самая структура договорных связей, применяемая в капиталистических странах. Так, при распространенной в США системе государственных заказов основ­ными контрагентами в отношениях с государством являются моно­полии, которые могут привлечь для выполнения таких договоров мелких предпринимателей, вынужденных соглашаться на любые предлагаемые им условия12. Тем же целям, далее, подчинен порядок заключения договоров на монопольном рынке. Так, при системе «продиктованных договоров», содержание которых выражено в заранее заготовленных формулярах, лицо, вступающее в обязатель­ство с монополией, может заключить договор лишь на условиях, определенных в формуляре, т. е. продиктованных экономически сильнейшей стороной13. На это направлена, наконец, и система от­ветственности за неисполнение заключенного договора. Так, при­нятый в 1941 году в Англии Liabilities act установил, что если должник по денежному обязательству не в состоянии погасить долг, то при посредстве специального должностного лица (adjust­ment officer) с кредитором заключается соглашение о замене де­нежного долга выплатой ренты14. В результате зависимость должника от кредитора из кратковременной превращается в постоянную.

Эти и другие аналогичные явления вынуждают современную буржуазную цивилистику к отказу от трактовки договора как сво­бодного индивидуального акта, основанного на автономии сторон. Одни говорят, что индивидуалистическое понимание договора, гармонировавшее с экономическими условиями начала XIX в., про­тиворечит новой организации общества, и в этом, по их мнению, «состоит один из аспектов социализации гражданского права»15, которое обязано считаться с тем, что «вследствие постоянного прогрессирующего технического развития осуществляется... пе­реход от индивидуального изготовления к массовому производству материальных благ, имеющих для хозяйственной жизни определя­ющее значение»16. Другие, не исключая применения в известных пределах договоров обычного типа, отмечают вместе с тем, что ныне, когда достигнутый высокий уровень производства не может довольствоваться активностью отдельных лиц и требует усилий многих людей или даже всего общества, ключевые позиции начи­нают занимать государственные контракты, «коллективные», «пред­писанные», «направляемые» и т. п. договоры17. Третьи либо вовсе отвергают волевую природу договора, либо ограничивают ее та­кими рамками, которые по сути дела не оставляют места для сво­боды воли. С их точки зрения, воля сторон если и имеет значение, то лишь для решения вопроса о том, нужно ли заключать договор, но не для формирования его содержания18, и диспозитивные нормы сохраняются не для обеспечения контрагентам свободы выбора договорных условий, а всего лишь как способ санкционирования стандартизированных пунктов массового договора19.

Очевидно, однако, что ни откровенные признания, к которым буржуазные цивилисты иногда прибегают, ни тем более их стрем­ление извратить сущность капиталистических обязательств ни в какой мере не меняют экономической и классовой направленности норм буржуазного обязательственного права, стоящих на службе монополистического капитала и используемых в целях обеспечения и охраны его хищнических интересов.

^ Элементы обязательства. Обязательству присущи те же элементы, что и любому гражданскому правоотно­шению. Они обладают, однако, определенными особенностями, отражающими специфику самих обязательств.

^ Субъектами обязательства, как и всякого иного гражданского правоотношения, могут быть и граждане, и юридические лица. Но в отличие от других право­отношений управомоченный участник обязательств именуется кредитором, а обязанный — должником, при­чем, как уже говорилось, эти наименования выражают определенную их юридическую позицию именно как субъектов обязательственных правоотношений.

В некоторых обязательствах один из их участников становится только кредитором, а другой — только должником. Например, в обязательстве по возмещению вреда функцию кредитора выполняет потерпевший, а функцию должника — лицо, причинившее вред.

Однако в подавляющем большинстве обязатель­ственных правоотношений каждый из их участников выступает одновременно и в качестве кредитора, и в качестве должника. Возьмем, например, обязательство, возникающее из ведения чужих дел без поручения. Тот, кто вел чужие дела, имеет право на возмещение про­изведенных расходов, но обязан передать все выгоды заинтересованному лицу, которое, в свою очередь, имеет право на их получение, но обязано компенсировать все произведенные в его интересах расходы. Аналогичный ха­рактер носят обязательства, возникающие из договоров купли-продажи, имущественного найма, подряда и т. п. В таких обязательствах важно установить, в отноше­нии какого именно объекта данное лицо следует считать кредитором или должником. Это необходимо потому, что в законе содержится ряд правил, относя­щихся к должникам либо распространяющихся на кредиторов, и, чтобы не ошибиться при их применении, нужно предварительно выяснить, в каком качестве отно­сительно рассматриваемого объекта участник обяза­тельства выступает. Например, ст. 225 ГК определяет последствия просрочки должника, а ст. 227 ГК преду­сматривает уже последствия просрочки кредитора. В таком договоре, как поставка, каждая из приведен­ных норм может быть применена и к поставщику, и к покупателю в зависимости от того, кто из них и в отношении какого именно объекта допустил про­срочку.

^ Юридическим объектом обязательства, как и вся­кого иного гражданского правоотношения, признается определенное поведение обязанного лица. Но в отличие от многих других правоотношений на первый план здесь выступают положительные действия, а чисто негатив­ное поведение (воздержание от совершения каких-либо (действий) может явиться лишь дополнением или следствием выполняемой должником активной функции. Кроме того, если оба участника обязательства высту­пают в качестве кредиторов и должников одновременно, налицо два юридических объекта — действия каждого участника, совершаемые им при выполнении функции должника.

Что касается материального объекта, то в ряде обязательств он вообще отсутствует. Его нет, например, в некоторых договорных обязательствах по выполне­нию работ и оказанию услуг. Иногда, при наличии двух юридических объектов, в обязательстве имеется только один материальный объект. Так, единственный мате­риальный объект безвозмездного договора хранения воплощается в имуществе, сданном на хранение, но клиент имеет право на сохранение имущества храните­лем, а последний — на своевременное получение имуще­ства клиентом. Помимо этого, встречаются обязатель­ства, в которых двум юридическим объектам соответ­ствует такое же количество материальных объектов. Так, в договоре купли-продажи действия продавца по передаче имущества и действия покупателя по уплате денег будут юридическим, а самое имущество и упла­чиваемые деньги — материальным объектом правоот­ношения.

^ Юридическое содержание обязательства, как и вся­кого иного гражданского правоотношения, образуют правомочия и обязанности его субъектов. Но в отличие от других правоотношений, правомочие здесь облекается в форму права требования, а обязанность — в форму долга. С точки зрения материального содержания обяза­тельство представляет собою имущественное отноше­ние. В литературе предпринимались попытки доказать возможность установления обязательственного правоот­ношения неимущественного характера. В качестве при­мера приводилось заключение с адвокатом соглашения о бесплатной защите в судебном процессе с условием взыскания с него при неисполнении им принятой на себя обязанности либо заранее определенной неустойки либо возмещения вызванных этим убытков20. Но, не говоря уже о нежизненности подобных правоотношений21, их юридическая сила, а значит, самое существование всецело зависят от имущественного обеспечения (в форме неустойки или возможности взыскания причи­ненных убытков). Если бы его не было, не образовалось бы имущественное отношение и потому не возникло бы обязательство.

Среди элементов обязательства особое место занимает санкция. Термин «санкция» многозначен. В качестве структурного подразделения юридической нормы санкция определяет общие последствия, которые могут наступить, если норма будет кем-либо нарушена. В качестве элемента обязательства она должна основы­ваться на юридической норме и соответствовать ей, во­площаясь уже в конкретных мерах, применяемых к нарушителю обязательства. Меры, охраняющие всякое обязательство, состоят в том, что, если должник не выполняет своей обязанности добровольно, кредитор вправе добиваться ее исполнения в принудительном порядке. Охрана обязательства может опираться и на другие меры принуждения.

^ Принудительные меры, охраняющие обязательство на случай его нарушения, называются санкцией в обя­зательстве.

Хотя определенные принудительные меры охраняют от возможных нарушений любые гражданские правоотно­шения, санкция в качестве особого элемента специально выделяется только в обязательственных правоотноше­ниях. И это вполне объяснимо. Обязательство сопряжено не только с обязанностью соблюдать право другого лица, а с долгом, исполняемым при помощи активных, положи­тельных действий. Чтобы побудить к таким действиям, если обязанный не совершает их добровольно, нужно иметь возможность в необходимых случаях прибегнуть к мерам, которые не только устраняют последствия уже допущенного нарушения, но одновременно понуждают к исполнению самого обязательства. Обусловленная этим специфика принудительных мер, охраняющих обяза­тельственные правоотношения, и отражена в присвоенном им специальном наименовании санкции в обязательстве. И подобно тому, как «право есть ничто без аппарата, спо­собного принуждать к соблюдению норм права»22, так и обязательство утрачивает силу, перестает быть обяза­тельством, лишь только оно лишается обеспечивающей его санкции.

Непосредственным способом приведения в действие санкции, обеспечивающей исполнение обязательства, является гражданский иск. Но с истечением давности право на иск погашается, а значит, в тот же самый момент обязательство утрачивает свойственную ему санкцию. Поскольку же без санкции обязательство суще­ствовать не может, надлежит прийти к выводу, что оно прекращается фактом истечения исковой давности. Правда, не всегда дело ограничивается одним лишь прекращением обязательства. Так, если в отношениях между социалистическими организациями хотя бы одна из сторон — госорган, то в соответствии с Положением о бухгалтерских отчетах и балансах государственных, кооперативных (кроме колхозов) и общественных пред­приятий и организаций взамен прекратившегося в связи с истечением давности обязательства возникает обязан­ность должника внести задолженность в доход государ­ственного бюджета. Если же на данное отношение распространяются правила ст. 89 ГК, то в случае добро­вольного исполнения обязанности должником по истече­нии срока исковой давности обязательство рассматрива­ется как не прекращавшееся. Но какие бы новые право­вые явления ни влек за собой факт истечения давности и какие бы прежние юридические последствия ни сохра­нялись после его наступления, раз давность истекла, значит, данное обязательство утратило санкцию, а это равносильно его прекращению.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   60

Похожие:

Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система, iconУчебной дисциплине «Гражданский процесс» для студентов фгу мгу им....
Система гражданского процессуального права. Взаимосвязь гражданского процессуального права с другими отраслями права
Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система, iconЭкзаменационные билеты по гражданскому праву для II курса понятие...
Экзаменационные билеты по гражданскому праву для II курса понятие гражданского права как отрасли права
Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система, iconВыносимых на итоговый государственный междисциплинарный экзамен
Понятие, предмет и метод гражданского права как отрасли частного права. Система и источники гражданского права
Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система, iconВопросы для государственных экзаменов по гражданскому праву
Понятие и виды источников гражданского права. Действие и применение гражданского законодательства
Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система, iconПрактикум по гражданскому праву часть I
Тема Понятие гражданского (частного) права. Гражданское право как отрасль права
Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система, iconВопросы к Государственному экзамену по курсу
Понятие, виды и система источников гражданского права. Действие актов, содержащих нормы гражданского права во времени, в пространстве...
Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система, iconВопросы по предмету Гражданское право
Понятие, виды и система источников гражданского права. Действие источников гражданского права. Способы устранения пробелов в регулировании...
Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система, iconВопросы по предмету Гражданское право
Понятие, виды и система источников гражданского права. Действие источников гражданского права. Способы устранения пробелов в регулировании...
Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система, iconУчебной дисциплины «Гражданский процесс» для студентов фгу мгу им. М. В. Ломоносова
Понятие гражданского процессуального права. Предмет, метод и система гражданского
Книга посвящена важнейшему разделу советского гражданского права обязательственному праву. В ней излагается общее учение об обязательствах (понятие, система, iconПрограмма курса «Гражданское право рф»
Понятие и признаки закономерностей развития гражданско-правовых явлений: характеристика правовых явлений в гражданской (имущественной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
pochit.ru
Главная страница