Д. В. Филин Методологические проблемы




Скачать 107.74 Kb.
НазваниеД. В. Филин Методологические проблемы
Дата публикации25.04.2013
Размер107.74 Kb.
ТипДокументы
pochit.ru > Право > Документы
Д.В.Филин
Методологические проблемы

процессуально-правовых

исследований


Особую актуальность научные исследования процессуальных отраслей права и процессуальной деятельности приобретают в период судебно-правовой реформы. Как свидетельствует законодательная деятельность парламентов России и Украины, нередко законодательные работы ведутся без четкого плана, нет единых подходов к видению той или иной отрасли процессуального права. Это обусловлено недостаточным вниманием со стороны науки к разработке целостных теорий гражданского процессуального, уголовно-процессуального, административно-процессуального, конституционно-процессуального и других отраслей процессуального права. Разработка таких теорий невозможна в отсутствие единой теории процессуального права, которая в своей структуре содержала бы общий понятийный аппарат для отдельных процессуальных теорий, способствующий не только единообразному пониманию и объяснению процессуальных феноменов, но и рационализации междисциплинарного общения ученых-процессуалистов.

Современное состояние отраслевых процессуальных наук, а также теории и философии права, позволяет разработать основы теорий процессуального права, ее принципы, отраслевые институты, единообразный понятийный аппарат. Теория процессуального права призвана создать понятийный аппарат, соответствующий философской категории "общее". Общее понятие теории процессуального права при помощи дедукции позволяет более четко определить основные понятия и институты отдельных отраслей процессуального законодательства, преобразовав "общее" в "особенное и частное".

Однако на первом этапе создания теории процессуального права, разумеется, преобладает метод индукции - движение от частных понятий отдельных процессуальных отраслей через особенные теоретические конструкции к общим, представляющим в системе интегративный понятийный аппарат теории процессуального права. Поэтому, при декларируемом методологическом плюрализме, необходимо найти общие принципы и подходы к построению такой теории.

Первой проблемой процессуального права, на наш взгляд, является определение того, что же представляет собой процессуальное право: метатеорию для всех отраслей процессуального права либо методологию процессуальной науки. Для этого необходимо рассмотреть две близкие по смыслу теоретические конструкции - судебное право и юридический процесс. Проблемой судебного права ученые юристы начали заниматься еще в XIX веке и достигли значительных результатов. Усилиями И.В. Михайловского, И.Я. Фойницкого, Д.Г. Тальберга, В.А. Рязановского, Н.Н. Полянского и других теория судебного права получила довольно широкое распространение в юридической науке. Она способствовала выявлению сущностных, общих для всех отраслей процессуального законодательства, свойств и понятий. Получили признание такие межотраслевые институты как институт иска, сторон, стадий судопроизводства и т.п. Была разработана система принципов судебного права. Вместе тем, ученые прекрасно понимали, что общие понятия судебного права представляют собой теоретические конструкции, дающие возможность более глубокого проникновения ( как выразился философ М.М. Бахтин)1 в предмет правового регулирования каждой процессуальной отрасли. Таким образом, судебное право, будучи процессуальной метатеорией, имеет огромное методологическое значение, позволяющее более подробно и детально исследовать отдельные процессуальные отрасли.

Безусловной заслугой ученых-юристов XIX века является совершенный ими методологический поворот от индукции (создания теории судебного права) к дедукции (превращению этой теории в общепроцессуальную методологию своего времени). Теория судебного права оказала влияние не столь на совершенствование научных методов познания правовой процессуальной реальности, сколь преобразовала стиль процессуального научного мышления, создав целостную картину "процессуальной реальности".

Отметим, что судебное право, на наш взгляд, относится к статично-институциональным теориям. Цели и задачи такой теории состоят в создании единого понятийного аппарата, способного представить любую процессуальную отрасль права как целостное образование, направить усилия на исследование общезначимых процессуальных явлений, обеспечить междисциплинарное общение ученых-процессуалистов. Эти же цели преследуют и современные исследователи судебного права2. Э.М.Мурадьян в своей монографии акцентирует внимание на аспектах судебного права как доказательства, принципы и методы судопроизводства, рассмотрение дела в разумные сроки, обязательность участия адвоката и т.п3. Сама структура монографии свидетельствует об институциональном подходе к исследованию проблем судебного права.

Видя недостатки статично-институционального подхода, используемого в теории судебного права, В.М. Горшенев и его научная школа4, а также В.Н. Протасов5, М.В.Максютин6 и другие занялись разработкой динамично- процедурной теории, дающей возможность исследовать юридическую процессуальную деятельность. При всей полезности и научной актуальности теории юридического процесса предмет ее исследования выходит далеко за рамки осуществления правосудия, хотя разработанные в недрах этой теории признаки юридического процесса, понятие процессуальных отношений и их сущностная характеристика, процессуальное доказывание, понятие и характеристика стадий процесса, процессуального режима во многом дополнили теорию судебного права, придав ей динамизм и определив новое направление научных исследований - праксиологию юридической процессуальной деятельности.

Между тем, с точки зрения метологической, теория представляет собой не совокупность методов и средств познания реальности, а, напротив, является результатом такого познания. Любое научное знание всегда стремится приобрести форму научной теории - системы научных утверждений, дающей целостное представление о закономерностях или существенных связях изучаемой области действительности. В чисто логическом смысле теория - это совокупность высказываний, замкнутых относительно логического следования7. Из этого определения теории видно, что ценность последней для методологии состоит в том, что теория позволяет четко определить объект дальнейших научных исследований. Поэтому теория судебного права и теория юридического процесса развивались параллельно по отношению друг к другу: первая изучала процессуальное законодательство, вырабатывая общие понятия процессуального права, вторая выявляла закономерности юридической процессуальной деятельности, стремясь ее оптимизировать. Такие подходы вполне оправданы.

Итак, возникает вопрос: нельзя ли объединить эти две теории в целях получения собственно методологического эффекта? Представляется, что простое объединение этих двух теорий невозможно, исходя из тезиса Дюэма-Куайна, в соответствии с которым высказывание, верное в одной теории, является неверным в другой теории. Действительно, статично-институциональная теория судебного права и динамично-процедурная теория юридического процесса имеют свои собственные предметы исследования, понимая и объясняя их своеобразно. Однако, невозможное на первый взгляд, простое объединение этих двух теорий вполне осуществимо на уровне методологии. Качественное объединение элементов теории судебного права и теории юридического процесса могут породить новое интегративное качество - процедурно-процессуальную парадигму.

В качестве концептуального модуля в науке необходимо брать не отдельную теорию, а совокупность теорий, составляющих некоторое метатеоретическое единство - парадигму, которая базируется на особых онтологических и гносеологических идеализациях и установках, распространенных в определенных научных сообществах8. Приведенное высказывание В.Ю.Кузнецова подтверждает корректность объединения теорий процессуального права и юридического процесса в единую парадигму, дающую возможность получить в научных исследованиях мультипликационный эффект, переинтерпретировать основные научные результаты и достижения в области отраслевых процессуальных наук, принципиально видоизменить главные стратегии научных исследований, способствовать использования результатов научных исследований одних отраслей процессуального права при исследовании других его отраслей.

Объединение указанных двух теорий в процессуально-правовую парадигму стимулирует и разработку исследовательских программ как процессуального права в целом, так и отдельных его отраслей.

По общим методологическим правилам исследовательские программы должны состоять из "твердого ядра" (основной концепции) и "защитного пояса" (вспомогательных гипотез)9. Твердое ядро исследовательских программ, входящих в процессуально-правовую парадигму, само сложно структурировано и требует дальнейшей детализации. Поэтому в ходе процессуально-правовых исследований может "защищаться" не только сама концепция процессуального права, но и отдельные ее элементы. Так, например, "твердым ядром" исследовательской программы в рамках процессуально-правовой парадигмы может быть категория процессуальной стадии. "Защитный пояс" в этой ситуации будут составлять отраслевые теории процессуальных стадий. Опровержение (фальсификация по К.Попперу) "твердого ядра" может состоять только в том случае, только если опровергнуты гипотезы (отраслевые теории) "защитного пояса". Это методологическое правило имеет значение для исследователей метатеории, т.е. теории процессуального права.

Не менее любопытная ситуация возникает при конструировании исследовательских программ в отраслевых процессуальных науках. Представляется, что здесь в качестве "твердого ядра" будет выступать отраслевая теория, а в качестве "защитного пояса" - теория процессуальных стадий общепроцессуальная. Фальсификация отраслевой теории будет успешной, если удастся поставить под сомнение теорию общепроцессуальную. Назовем такую фальсификацию макроаргументированием. Вместе с тем, для отраслевых процессуальных наук более характерно микроаргументирование - ссылки на несоответствие отраслевой теории действующему праву. Такая аргументация вполне пригодна для "спокойных" периодов развития отраслевых процессуальных наук. Однако в моменты "возмещений", к которым относится время судебно-правовых реформ, микроаргументация непригодна, веди наука обязана разработать критерии реформирования как отдельных отраслей процессуального права, так и создать новую метатеорию процессуального права, способную обеспечить методологические запросы не только науки, но и также правотворчества и правоприменения.

Само понятие процессуального права относится к понятиям конвенциональным. Представляется некорректным ограничивать процессуальное право совокупностью отдельных процессуальных отраслей, как это делает Е.Г.Лукьянова10. Процессуальное право представляет собой именно метатеорию. Вместе с тем, наряду с процессуальным правом в юридической науке существует ряд метатеорий, являющихся результатом исследования как догмы процессуальных отраслей права, так и процессуальной деятельности. Эти метатеории можно представить в виде пар, охватывающих статический и динамический аспекты. Первую пару представляют собой судебное право (институционально-статическое образование) и судебный процесс (образование процедурно-динамическое). Вторая пара - процессуальное право и юридический процесс. Нетрудно заметить, что первая пара метатеорий не охватывает полностью предметов "классических" процессуальных наук гражданского и уголовного процессов. Они относятся только к их судебным стадиям. В свою очередь процессуальное право и юридический процесс выходят далеко за пределы "классических" и "новых" процессуальных наук (конституционного и административного правосудия). Они являются результатами исследования не только собственно процессуальной материи, но и любой юридической процедуры как с точки зрения ее законодательного регулирования, так и характера правоприменительной деятельности. Кроме "классических" и "новых" процессуальных отраслей они (процессуальное право и юридический процесс) обнимают собою процедурные части финансового, налогового, и других подотраслей права. Поэтому важно разграничить понятия процесса и процедуры. Как правило, различие этих двух понятий видят в том, что процесс регулируется только законом, а процедура может регулироваться и подзаконными актами. С такой позицией трудно согласиться. Ведь порядок регулирования относится к формально-юридическому моменту. Однако решающее значение имеет не формально-юридический признак, а сущность правовых явлений. Поэтому, на наш взгляд, граница между процедурой и процессом пролегает в сфере коммуникативных и познавательных возможностей. Процедура может осуществляться в виде диалога. В ней участвуют две стороны, одна из которых познает юридически значимые обстоятельства, необходимые для принятия законного и обоснованного решения. В отличие от процедуры процесс строится на основе триалога11. Триалогичность присутствует только там, где есть три субъекта, интересы которых не совпадают. Триалогичность особенно рельефно проявляется в судебных стадиях любого процесса12. Между тем триалогичность не связана непосредственно с участием в юридическом производстве суда. Основное требование к триалогичности - участие в производстве трех субъектов, не связанных единством интересов и решаемых задач. Поэтому при независимости следственного аппарата от прокуратуры на досудебных стадиях уголовного процесса триалогичность может обеспечиваться участием в производстве прокурора, например, при рассмотрении жалоб на действия и решения следователя. Если же прокурор и следователь представляют собой сторону обвинения и следственный аппарат входит в структуру прокуратуры, то триалогичность досудебного производства может обеспечиваться судебной проверкой жалоб на действия и решения стороны обвинения. Из сказанного следует, что "классические" виды процессов в действительности представляют собой сочетание процедурных и процессуальных норм и институтов. На досудебных стадиях всегда преобладают процедурные свойства юридического производства. Но жалобы на действия и решения стороны обвинения всегда рассматриваются на основе триалога, т.к. эти действия и решения могут ограничить конституционные права участников судопроизводства. Что касается судебного производства, то оно всегда триалогично.

Применяя критерии диалогичности и триалогичности, стоит заметить, что так называемые налоговый, финансовый и ряд других "процессов" в действительности являются юридическими процедурами и построены на диалогической основе.

Подводя итог сказанному, отметим, что процедурно-процессуальная парадигма является единственной эффективной методологией, позволяющей исследовать статику и динамику правоприменительной деятельности, а также разработать единый понятийный аппарат и выявить закономерности онтогенеза и филогенеза процедурных и процессуальных институтов, подотраслей и отраслей права.



1 Бахтин М.М. Автор и герой. К философским основам гуманитарных наук. СПб.,1998. С.228.

2 Здесь нельзя не упомянуть фундаментальную работу Н.Н.Полянского, М.С. Строговича, В.М.Савицкого, А.А.Мельникова "Проблемы судебного права", вышедшую в издательстве "Наука" в Москве в 1983 году.

3 Мурадьян Э.М. Судебное право (в контекстах трех процессуальных кодексов). М., 2003.

4 Теория юридического процесса. Харьков, 1985.

5 Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. М., 1991.

6 Максютин М.В. Теория юридического процесса. М., 2004.

7 Ивин А.А. Современная философия науки. М., 2005.

8 Кузнецов В.Ю. Понять науку в контекстах культуры/Структура научных революций. М., 2002. С.5.

9 Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ/ Структура научных революций. М., 2002. С.323.

10 Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. М., 2003. С.114 - 137.

11 О триалоге см. Бачинин В.А. Достоевский: метафизика преступления (Художественная феноменология русского протомодерна). СПб., 2001. С.36.

12 Ю.Глазер замечает, что процессуальная деятельность сторон начинает совершаться вне суда, даже до начала процесса (выделено мною - Д.Ф.). Глазер Ю. Руководство по уголовному процессу. СПб., 1884. С.28.

Похожие:

Д. В. Филин Методологические проблемы iconРоссийское философское общество секция «теория и методология творчества»...
Методологические проблемы науки. Монография. (Под ред. А. Н. Лощилина, Н. П. Французовой). – М.: Рфо, 2003. – 136 с
Д. В. Филин Методологические проблемы iconСтратегия деятельности администрации в ситуации неопределенности...
Инновационные подходы в науке. Теоретические и методологические проблемы социогуманитарного познания. Ростов н/Д. 1995. (В соавторстве...
Д. В. Филин Методологические проблемы icon«вилси» «Факел»: история встреч 2006
«вилси»: Галченков (Цурпиков, 72), Абрамов (к), Матюхин (Филин Е., 90+2), Бровченко, Королев, Копейкин, Кузнецов, Филин А., Савин,...
Д. В. Филин Методологические проблемы icon«факел» «вилси»: история встреч 2006
«вилси»: Галченков (Цурпиков, 72), Абрамов (к), Матюхин (Филин Е., 90+2), Бровченко, Королев, Копейкин, Кузнецов, Филин А., Савин,...
Д. В. Филин Методологические проблемы iconФилин Яков Иванович
Яков Иванович Филин родился и вырос в селе Саполга. Отсюда уходил в Красную Армию, сюда вернулся после войны с победой
Д. В. Филин Методологические проблемы iconМетодологические проблемы описания коммуникативных сигналов у птиц
Методологические проблемы описания коммуникативных сигналов у птиц: попытка решения
Д. В. Филин Методологические проблемы iconТематика лекций Методологические проблемы изучения китайской философии....
...
Д. В. Филин Методологические проблемы iconМетодологические проблемы разработки целостной теории учебно-воспитательного процесса
Вопрос №16 Методологические проблемы разработки целостной теории учебно-воспитательного процесса
Д. В. Филин Методологические проблемы iconТеоретико-методологические проблемы исследования языка как социального явления
Ведущая организация Новосибирский государственный технический университет, кафедра философии
Д. В. Филин Методологические проблемы iconПсихолого-педагогическое обеспечение деятельности образовательных...
Успех социальной работы в образовательном учреждении зависит от уровня ее психолого-педагогического обеспечения. В понимании сущности...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
pochit.ru
Главная страница