Семьсновополкуигорев е




Скачать 291,82 Kb.
НазваниеСемьсновополкуигорев е
страница1/4
Дата публикации01.04.2013
Размер291,82 Kb.
ТипДокументы
pochit.ru > Литература > Документы
  1   2   3   4
С Е Р Г Е Й М О Г И Л Е В Ц Е В

С Е М Ь С Н О В О П О Л К У И Г О Р Е В Е


Князь Игорь уходит в безнадежный поход против половцев, потому что Ярославна изменяет ему. По той же причине он не хочет возвращаться из плена домой. Сама же Ярославна, устав от измен, поднимается на высокую башню в Путивле, и бросается с нее вниз на землю. Все это утверждает безумный профессор университета Кандинский, во многом повторяя со своими учениками судьбу героев «Слова о полку Игореве».


драма

У ч а с т в у ю т:
В и к т о р, студент.

А н н а, его жена.

С и л ь в е с т р, студент.

Л и д и я, его жена.

К а н д и н с к и й, профессор.

М а р г а р и т а, его любовница.

У х т о м с к и й, психоаналитик.

Л е б е д е в, продюсер.

З о я, официантка.
Небольшое университетское кафе. Посередине, ближе к зрителям, стол, сзади по бокам два таких же стола. Возможно, передний стол круглый и на одной ножке, за которым надо стоять, но это не обязательно. За передним столом К а н д и н с к и й, нервничает, поглядывает на часы. Заходит У х т о м с к и й.
У х т о м с к и й. Извините, что опоздал, проводил сеанс с пациенткой, которой время от времени кажется, что она превращается в апельсин, и ее обязательно должны съесть, предварительно аккуратно содрав кожу. Представляете, каково выслушивать эти бредни, а потом терпеливо расспрашивать о ее детстве, и о том, не изнасиловал ли ее родной отец, или, того хуже, родная мать в трехлетнем возрасте, когда она еще не могла им сопротивляться?

К а н д и н с к и й. Но почему обязательно в трехлетнем возрасте? Почему не в десятилетнем, или, допустим, в пятнадцатилетнем?

У х т о м с к и й. Потому, что к этому возрасту человек подвергается насилию уже множество раз, и общая картина настолько запутывается, что невозможно докопаться до первоначальной причины психоза. Поэтому опытный психоаналитик, вроде меня, пытается копнуть как можно глубже, и залезть человеку в душу так далеко, как это только возможно. В идеале было бы хорошо, если бы людей насиловали еще в материнском чреве, когда они были всего лишь зародышами, и напоминали не человека, а какую-нибудь рыбу, или дракона с гребнем на голове. Это было бы идеальным изнасилованием с точки зрения психоаналитика, причем изнасилованием в особо извращенной и циничной форме, поскольку насильник в этом случае совокуплялся бы не с человеком, а с некоей зверушкой, которой еще предстоит вырасти в будущего человека.

К а н д и н с к и й. А такое возможно?

У х т о м с к и й. Помилуйте, разумеется, возможно! Более того, такое происходит сплошь и рядом, когда насилуют беременных женщин, ибо насильник бессознательно стремиться изнасиловать не мать, а ее недоношенный плод, который еще не похож на человека, а напоминает не то доисторическую рыбу, не то дракона с острова Борнео. Я, кстати, собираюсь писать монографию на эту тему, в которой буду доказывать, что беременных женщин насилуют не ради них самих, а ради их недоношенных эмбрионов!

К а н д и н с к и й. Да, глубоко вы копнули, я, впрочем, тоже докопался до многих любопытных вещей, только в своей области. А что стало с этой вашей сегодняшней пациенткой?

У х т о м с к и й. С какой?

К а н д и н с к и й. С той, которая воображает, что она апельсин, и что с нее обязательно должны содрать кожу.

У х т о м с к и й. Ах, с этой! Я терпеливо ей объяснил, что кожа у нее в полном порядке, причем везде, включая руки, ноги, лицо, живот, ягодицы, и все остальное, и на ней не видно абсолютно никаких шрамов, которые бы остались в случае, если бы ее очищали. Она, правда, мне не поверила, и долго доказывала, что всякий раз, как ее кто-то очищает, кожа на ней вновь вырастает, и на ней не остается ни малейшего, даже микроскопического, рубчика. Пациентки, подобные ей, очень упрямы, и психоаналитику приходится тратить на них уйму времени, отнимая его у остальных психов.

К а н д и н с к и й. У таких, как я?

У х т о м с к и й. Помилуйте, профессор, вы вовсе не псих, особенно по сравнению с этой неуравновешенной дамой, с которой я сегодня в конце сеанса готов был собственноручно содрать ее золотистую кожу! Вы просто слегка переутомились.

К а н д и н с к и й. Не спешите с диагнозом, вполне возможно, что в конце этой встречи вы тоже будете готовы содрать с меня кожу. Кстати, прошу прощения за то, что назначил ее в этом университетском кафе. Я, видите - ли, не готов еще идти на прием к психоаналитику, и подробно рассказывать обо всем у него в кабинете. Мне бы хотелось предварительно обсудить мою ситуацию где-нибудь в тихом и нейтральном месте.

У х т о м с к и й. Пустое, профессор, можете не беспокоиться, раз вам так удобно, то давайте поговорим именно здесь. Мне совершенно безразлично, где проводить сеанс психоанализа, я пользовал своих пациентов в самых разных местах, таких, как салон летящего в небесах самолета, каюта океанского лайнера, гинекологическое кресло, тюремная камера, и даже электрический стул за несколько минут до того, как в него ударил заряд в один миллион вольт. Университетское кафе – необыкновенно приятное место для предварительной беседы, которых, я уверен, у нас с вами будет еще немало!

К а н д и н с к и й. Почему?

У х т о м с к и й. Потому, что тот, кто однажды попал в мои лапки, или, если хотите, когти, не выберется из них уже никогда! Впрочем, успокойтесь, успокойтесь, это я всего лишь шучу, а истинная причина заключена в совершенно другом.

К а н д и н с к и й. В чем же?

У х т о м с к и й. А в том, дорогой мой профессор, что когда вы узнаете истинную причину своих неприятностей, когда мы с вами докопаемся до самых глубин, до изнасилования в трехлетнем возрасте, а возможно, и в чреве вашей почтенной матушки, вы и шагу ступить без меня не сможете. Вот тогда мы будем встречаться с вами не в каком-то университетском кафе, в двух метрах от вашей кафедры, а в моем респектабельном кабинете, куда вы будете попадать, отстояв несколько часов в очереди, в компании таких же отчаявшихся бедолаг, как вы сам!

К а н д и н с к и й. Вы меня пугаете!

У х т о м с к и й. Ну что вы, я вам помогаю. Более того, я вас жалею, ибо того, кто подвергся насилию в трехлетнем возрасте, не говоря уже о возрасте эмбриональном, остается только жалеть. Или безболезненно усыплять, как усыпляют безнадежно больных собак.

К а н д и н с к и й. Значит, моя проблема в том, что меня изнасиловали?

У х т о м с к и й. Разумеется, это вообще проблема всех современных людей, включая и нас, психоаналитиков, которых вообще насиловали множество раз. Психоаналитики – это люди с крайне травмированной психикой, именно поэтому они и пытаются помочь остальным. Кстати, как тут тихо.

К а н д и н с к и й. Где, здесь, в кафе? Это ненадолго, скоро здесь станет так шумно, что нашу предварительную беседу придется закончить.

У х т о м с к и й. Тогда давайте быстрее начнем. Итак, профессор, вы здесь работаете?

К а н д и н с к и й. Да, на кафедре древнерусской литературы. Читаю студентам лекции об особенности древнерусской поэтики, о былинных сказителях и певцах, таких, как легендарный Баян, или не менее легендарный, к тому же безымянный, автор «Слова о полку Игореве». Собственно говоря, «Слово о полку Игореве» является моей главной специализацией, я, можно сказать, собаку на нем съел, а заодно и помешался, причем так глубоко, что в порыве отчаяния пригласил на помощь психоаналитика, то есть вас.

У х т о м с к и й. Если можно, поясните подробней.

К а н д и н с к и й. Охотно. Видите - ли, доктор, - я, кстати, могу вас называть доктором?

У х т о м с к и й. Называйте меня кем угодно, хоть вашим превосходительством, хоть генералом Бонапартом, мне от этого ни холодно, ни жарко, я на больных не обижаюсь. Итак, на чем вы помешались?

К а н д и н с к и й. На древнерусской поэме «Слово о полку Игореве». Это, кстати, очень странная вещь, в которой больше загадок, чем ясных ответов. Начать хотя бы с того, что у нее нет автора, точнее, автор есть, но имя его неизвестно. Многие вообще считают, эту поэму подделкой, написанной столетия спустя, или даже посвященной не известному военному походу против половцев князя Игоря, а татаро – монгольскому нашествию, которое было гораздо позже. Да и относительно самого похода против половцев Северского князя Игоря есть много вопросов: то ли этот поход был, то ли его не было вовсе, то ли было что-то другое, о чем мы сейчас точно не знаем. Древнерусская литература – вообще очень сложная вещь, не менее сложная, чем ваш психоанализ!

У х т о м с к и й. Не думаю, что может быть что-то сложнее психоанализа!

К а н д и н с к и й. А вот и может, дорогой доктор, а вот и может! Что ваш психоанализ? – главное, установить, в каком возрасте кого изнасиловали, и был ли он к этому времени уже человеком, или напоминал доисторическую рыбу, плывущую навстречу своему рождению в чреве родной матери. А уж в зависимости от этого, если я вас правильно понял, человек считает себя или золотым апельсином, который сейчас кто-то очистит, или видит такие страшные сны, о которых нельзя никому рассказывать. Я, собственно говоря, доктор, из-за своих снов и пригласил вас сюда.

У х т о м с к и й. Вы пригласили меня из-за снов?
Мимо них проходит З о я, улыбается, как знакомому, К а н д и н с к о м у, исчезает.
К а н д и н с к и й. Да, из-за них. В «Слове о полку Игореве» одному из героев, киевскому князю Святославу, снится крайне неприятный и крайне странный сон.

У х т о м с к и й. Вы заинтриговали меня. Что это за сон?

К а н д и н с к и й. Сон, как я сказал, очень странный. Святослав видит себя мертвым, накрытым на своей кровати черным покровом, которому из половецких колчанов сыпят на грудь крупный жемчуг, и вслух горюют о нем. А вокруг над его златоверхим теремом, из конька которого выскочили доски, кружат несметные стаи воронов, и летят потом с криком в сторону моря.

У х т о м с к и й. То есть вы видите себя во сне этим самым киевским князем, который умер, и которому из колчанов сыпят крупный жемчуг на грудь?

К а н д и н с к и й. Да, вижу. Вижу себя мертвым в облике киевского князя Святослава, который лежит на кипарисовом ложе, накрытый тяжелым черным покрывалом, весь усыпанный крупным жемчугом, а вокруг его терема с мерзкими криками кружатся черные вороны!

У х т о м с к и й. И часто вам снится, профессор, этот странный сон?

К а н д и н с к и й. Каждую ночь, доктор, в том-то и дело, что каждую ночь. Он мучает меня из ночи в ночь вот уже семь дней подряд, я совсем изнемог от этого сна, и не знаю, куда от него спрятаться. Не помогает ни снотворное, ни алкоголь, ни, извините, любовницы, которых здесь, в университете, найти не проблема. Не помогает вообще ничего, я мучусь уже семь дней подряд, точнее, семь ночей подряд, и восьмую ночь просто не переживу. Я совершенно уверен, что в следующий раз я умру, и останусь лежать там, во времени киевского князя Святослава, а также Игорева похода на половцев, отделенных от нас восьмью веками. Останусь лежать на кипарисовой кровати, накрытый тяжелым и мрачным покрывалом, усыпанным сверху крупным блестящим жемчугом, привезенным сюда из далеких экзотических стран. Помогите мне, доктор, помогите сейчас и немедленно, иначе я просто сойду с ума, и не доживу до вечера, и вам придется отвозить меня в сумасшедший дом!

У х т о м с к и й. Теперь нет сумасшедших домов, теперь есть психушки, в которые, впрочем, попадают совсем отчаянные и безнадежные люди!
^ В кафе заходит В и к т о р, кивает, как знакомому, К а н д и н с к о м у.
Знаете что, давайте пересядем за соседний столик, дело серьезное, а сеанс психоанализа не терпит присутствия посторонних!

К а н д и н с к и й. Давайте, доктор, но вы действительно сможете мне помочь?

У х т о м с к и й. Разумеется, зачем же я явился сюда? Помогать пациентам – моя прямая обязанность. Тем более таким интересным и практически безнадежным, как вы!
^ Пересаживаются за соседний столик. Их место занимает В и к т о р. Следом за ним

в кафе заходит А н н а. Подходит к В и к т о р у.
А н н а. Хорошо, что ты здесь, я теперь замужняя женщина, и не люблю одна находиться в кафе.

В и к т о р. Мы поженились всего лишь пол – года назад, а до этого ты просиживала здесь целыми днями, а иногда и ночами, и, насколько я помню, ничего не боялась.

А н н а. Я изменилась. Замужество изменило меня, я теперь стала спокойная и осторожная, и с улыбкой вспоминаю о былых славных денечках.

В и к т о р. А также о былых славных подвигах.

А н н а. У тебя тоже было немало подвигов. К концу пятого курса у всех накапливается целый мешок таких славных подвигов, который лучше всего оставить в старой квартире, и переехать налегке в новый просторный дом.

В и к т о р. Хорошая метафора, но мы с тобой пока что живем в общежитии, в тесной комнате на седьмом этаже¸ и новый просторный дом остается для нас всего лишь красивой сказкой. Или, если хочешь, несбыточной мечтой.

А н н а. Но если тебе заплатят за сценарий фильма, мы сможем купить себе небольшую квартиру, и несбыточная мечта станет реальностью.

В и к т о р. У меня слишком серьезные конкуренты. Точнее – конкурент. Ты знаешь, что Сильвестр тоже написал сценарий фильма об авторе «Слово о полку Игореве»?

А н н а. Не может быть! Неужели Сильвестр тоже взялся за эту практически неподъемную тему?

В и к т о р. Представь себе, да. Теперь продюсеру фильма придется выбирать между мной и им, между моим сценарием, и сценарием этого наглеца. И я не уверен, чью сторону примет продюсер. Вполне возможно, что он выберет сценарий Сильвестра, и тогда о собственной уютно квартирке можно забыть на долгие годы. А учитывая, что через несколько месяцев мы закончим институт, можешь забыть и о нашей комнате в общежитии на седьмом этаже, из которой нас с тобой попросту выгонят.

А н н а. Но что же нам делать?

В и к т о р . Убедить продюсера, что мой сценарий к фильму лучше, чем у Сильвестра.

А н н а. Но как это сделать, как заставить продюсера поверить в то, что твой сценарий лучше, чем у Сильвестра?

В и к т о р. Если ты мне поможешь, если ты мне подыграешь, то продюсер наверняка в это поверит!

А н н а. О чем ты говоришь, чем я могу помочь тебе, и тем более подыграть?

В и к т о р. А вот чем. У меня как раз сейчас назначена здесь встреча с Лебедевым, ты о нем слышала, это продюсер многих современных фильмов, и именно он согласен финансировать съемки фильма об авторе «Слова». Не знаю, чем ему понравилась эта довольно сложная и абсолютно далекая от современности тема, но упустить такой шанс мы не можем. Подыграй мне во время нашего с ним разговора, завлеки его в свои сети, как завлекла ты когда-то в них меня. Очаруй его, очаруй своим обаянием, своим шармом и своей красотой. Соблазни, если хочешь, даже переспи с ним один раз, но внуши этому денежному мешку мысль, что мой сценарий намного лучше, чем у Сильвестра!

  1   2   3   4

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница