Из славянского эпоса




НазваниеИз славянского эпоса
страница1/5
Дата публикации07.04.2013
Размер0.66 Mb.
ТипСказка
pochit.ru > Литература > Сказка
  1   2   3   4   5
Уроки 8 - 10
Задание на дом. Прочитать «Сказку о Василисе Золотой косе, непокрытой красе и об Иване-Горохе».
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ ЕВРОПЕЙСКОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
ИЗ СЛАВЯНСКОГО ЭПОСА
Урок 8. Мифы и их реконструкция


Тексты к уроку.

Русские народные сказки.

Сказка о Василисе Золотой косе, непокрытой красе и об Иване-Горохе». Запись А.Афанасьева.

Иван-горошко. Записано И.Карнауховой от П.Чемокина.

А. Афанасьев. Древо жизни. Великаны и карлики. Фрагмент.

Б. Рыбаков. Язычество древних славян. Фрагмент.


^ Реконструкция – восстановление чего-нибудь по сохранившимся остаткам, описаниям.

Из словаря
У. Второй год вы изучаете историю литературы. Вы познакомились с произведениями жителей Древнего Египта, Шумера, Вавилонии, Древней Греции; узнали, что уже в глубокой древности появились разные роды художественной литературы — эпос, лирика, драма. Узнали вы и о том, что истоки литературы тесно связаны с религией: сначала рождались религиозные (плачи, гимны), а потом уже чисто художественные жанры.

Познакомились вы и с особой религиозной книгой Библией. Изучение всех этих древних памятников было сопряжено с определенными трудностями. С какими?

Д. Мы не понимаем некоторые слова, не понимаем картину мира в понимании древних людей, расходимся с ними в оценках некоторых событий, поступков, характеров.

^ У. Почему вам бывает непонятно значение слов — это ясно. Но почему вам может быть непонятна картина мира?

Д. Потому что в древности люди представляли происхождение и устройство мира иначе, чем в наше время. И эти картины мира у разных народов были разные: у греков — одна, у египтян — другая, у древних евреев — третья.

^ У. Да. Ученые говорят, что у них было разное мировоззрение. Что вам пришлось сделать, чтобы понять картину мира, скажем, в «Илиаде»?

Д. Надо было узнать взгляды древних греков на мир, изучить их мифы.

^ У. А что такое миф?

Д. Слово «миф» происходит от греческого слова и означает «сказание», «предание». Миф — это рассказ, передающий представления древних народов о происхождении мира, явлений природы, о богах и легендарных героях. Миф — это способ понимания мира и самого себя, рассказ о прошлом и средство объяснения настоящего.

У. В основе древних литератур, как и в основе знаний о мире вообще, лежит мифология.

Мифология — система первобытного мировосприятия, миропонимания, средство поддержания природного и социального миропорядка. Мифология — это особое мышление, условный «язык» символов, знаков, особый «код», к которому современному человеку нужен «ключ». Мифы передавались устно, жили как бы вне формы. Для выявления первоначальных мифологических представлений ученым приходится реконструировать по различным письменным и археологическим источникам культуру древних людей, их взгляды на мир.

Особенность древних литератур состоит в том, что они значительно ближе к мифологии, чем произведения позднейших времен, и поэтому, чтобы понять художественное произведение, нам приходится восстанавливать мифологические представления того или иного народа. А как вы это делаете? Что вам помогало, например, при изучении литературы Древней Греции?

^ Д. Тексты. Например, мы читали, как Гесиод описывал процесс рождения мира. Еще мы читали книгу Н.Куна, который пересказал много разных мифов.

У. Да. Вы воспользовались результатами трудов Гесиода и Куна. Гесиод — носитель мировоззрения греков позднего периода, он дал позднюю систематизацию. А Кун — наш современник. Как он работал?

Д. Он читал Гесиода, Гомера, Эсхила, других греческих авторов и пересказывал мифы, которые лежали в основе созданных ими художественных произведений.

У. Воссозданием мировоззрения древних народов сегодня занимаются ученые — историки культуры, этнографы, фольклористы. На основе изучения древних текстов, произведений искусства, предметов материальной культуры, дошедших до нас народных праздников, поверий, обрядов они как бы собирают из частей целостную картину мира, стараются представить себе, как видели ее в глубокой древности люди той или иной культуры. Как, по-вашему, можно ли с уверенностью говорить о том, что ученым удается до конца понять взгляды людей, живших в стародавние времена?

^ Д. (наперебой). Это трудно. До конца, наверное, нет.

У. Тем не менее мы, простые читатели, вынуждены опираться на их реконструкции, хотя разные ученые часто по-разному воссоздают одну и ту же культуру. А иногда их мнения относительно одного и того же резко расходятся. Для того, чтобы понимать художественные произведения прошедших эпох, необходимо знать мифологию создавших их народов. И сделать это можно либо опираясь на реконструкции ученых (которые могут не совпадать), либо самостоятельно читая текст.

Дома вы должны были прочитать две русские народные сказки. Кто догадался, словесностью какого народа вы теперь будете заниматься?

^ Д. Мы будем заниматься литературой древней Руси.

У. Почти угадали. Вам предстоит познакомиться с фольклором древних славян. Славяне — крупнейшая в Европе группа народов, объединенная общностью происхождения и родством языков.

Славянские народы, которые в древности принадлежали к одной культуре, имели общие взгляды, язык, фольклор, сегодня делятся на восточных славян (русские, украинцы, белорусы), западных славян (поляки, чехи, словаки) и южных славян (болгары, сербы, хорваты, словенцы, македонцы, боснийцы). Сказки, которые вы читали дома, являются еще одним подтверждением культурной общности всех славян: эти же герои и сюжеты встречаются и у других славянских народов.

Как и при знакомстве с литературами других народов, вам необходимо будет попытаться посмотреть на мир глазами древних славян, попробовать понять их мировоззрение, воссоздать их мифологию.

Славянская мифология –это мифологические представления древних славян (праславян) времени их единства (до конца I тыс. н.э.)

Мифология родных нам славян сохранилась намного хуже, чем мифология далеких от нас древних египтян и греков.

Восстановить славянскую мифологию непросто, потому что почти полностью отсутствуют свидетельства о ней до VI в, а количество сведений о ней периода VI - XI в. чрезвычайно мало. Собственно славянские мифологические тексты не сохранились прежде всего потому, что религиозно-мифологическая целостность «язычества» (поклонение многим богам) была разрушена в период христианизации славян (с IХ в.)

Вы будете пытаться воссоздать мифологические взгляды древних славян по дошедшим до нашего времени художественным текстам. И «Сказка о Василисе Золотой косе, непокрытой красе и об Иване-Горохе», которую вы читали дома, поможет вам в этом.
^ СКАЗКА О ВАСИЛИСЕ ЗОЛОТОЙ КОСЕ, НЕПОКРЫТОЙ КРАСЕ И ОБ ИВАНЕ-ГОРОХЕ

Запись А. Афанасьева

Жил-был царь Светозар. У него, у царя, было два сына и красавица дочь. Двадцать лет жила она в светлом тереме; любовались на нее царь с царицею, еще мамушки и сенные девушки, но никто из князей и богатырей не видал ее лица. А царевна-краса называлась Василиса Золотая Коса; никуда она из терема не ходила, вольным воздухом царевна не дышала; много было у ней и нарядов цветных и каменьев дорогих, но царевна скучала: душно ей в тереме, в тягость покрывало! Волосы ее густые, златошелковые, не покрытые ничем, в косу связанные, упадали до пят, и царевну Василису стали люди величать: Золотая Коса - Непокрытая Краса. Но земля слухом полнится: многие цари узнавали и послов присылали царю Светозару челом бить, царевну в замужество просить. Царь не спешил; только время пришло, и отправил он гонцов во все земли с вестью, что будет царевна жениха выбирать, чтоб цари и царевичи съезжались, сбирались к нему пировать, а сам пошел в терем высокий сказать Василисе Прекрасной. Царевне на сердце весело; глядя из окошка косящатого1, из-за решетки золотой, на сад зеленый, лужок цветной, захотела она погулять; попросила ее отпустить в сад — с девицами поиграть. «Государь батюшка! — она говорила. — Я еще свету Божия не видала, по траве, по цветам не ходила, на твой царский дворец не смотрела; дозволь мне с мамушками, с сенными девушками в саду проходиться». Царь дозволил, и сошла Василиса Прекрасная с высокого терема на широкий двор. Отворились ворота тесовы, очутилась она на зеленом лугу пред крутою горой; по горе той росли деревья кудрявые, на лугу красовались цветы разновидные. Царевна рвала цветочки лазоревые; отошла она немного от мамушек — в молодом уме осторожности не было; лицо ее было открыто, красота без покрова... Вдруг поднялся сильный вихрь, какого не видано, не слыхано, людьми старыми не запомнено; закрутило, завертело, глядь— подхватил вихорь царевну, понеслась она по воздуху! Мамки вскрикнули, ахнули, бегут, оступаются, во все стороны мечутся; но только и увидели, как помчал ее вихорь! И унесло Василису Золотую Косу через многие земли великие, реки глубокие, через три царства в четвертое — в область змея лютого. Мамки бегут в палаты, слезами обливаются, царю в ноги бросаются: «Государь! Неповинны в беде, а повинны тебе; не прикажи нас казнить, прикажи слово молвить: вихорь унес наше солнышко, Василису-красу Золотую Косу, и неведомо — куда». Всё рассказали, как было Опечалился царь, разгневался, а и в гневе бедных помиловал.

Вот наутро князья и королевичи в царские палаты наехали и, видя печаль, думу царскую, спросили его: что случилося? «Грех надо мною! — сказал им царь. — Вихрем унесло мою дочь дорогую, Василису косу золотую, и не знаю — куда!» Рассказал все, как было. Пошел говор меж приезжими, и князья и королевичи подумали, перемолвились, не от них ли царь отрекается, выдать дочь не решается? Бросились в терем царевны — не нашли ее. Царь их одарил, каждого из казны наделил; они на коней, он их с честию проводил; светлые гости откланялись, по своим землям разъехались. Два царевича молодые, братья удалые Василисы золотой косы, видя слезы отца-матери, стали просить родителей: «Отпусти ты нас, государь-отец, благослови, государыня-матушка, вашу дочь, а нашу отыскивать!» — «Сыновья мои милые, дети родимые, — сказал царь невесело, — куда же вы поедете?» — «Поедем мы, батюшка, везде — куда путь лежит, куда птица летит, куда глаза глядят; авось мы и сыщем ее!» Царь их благословил, царица снарядила; поплакали, расстались. Едут два царевича; близко ли путь, далеко ли, долго ль в езде, коротко ли — оба не знают. Едут год они, едут два, проехали три царства, и синеют-виднеются горы высокие, между гор степи песчаные: то земля змея лютого. И спрашивают царевичи встречных: не слыхали ли, не видали ли, где царевна Василиса Золотая Коса? И от встречных в ответ им: «Мы ее не знали; где она — не слыхали». Дав ответ, идут в сторону. Подъезжают царевичи к великому городу; стоит на дороге предряхлый старик — и кривой и хромой, и с клюкой и с сумой, просит милостыни. Приостановились царевичи, бросили ему деньгу серебряную и спросили его: не видал ли он где, не слыхал ли чего о царевне Василисе Золотой Косе - Непокрытой Красе? «Эх, дружки, — отвечал старик, — знать, что вы из чужой земли. Наш правитель лютый змей запретил крепко-накрепко толковать с чужеземцами; нам под страхом заказано говорить, пересказывать, как пронес мимо города вихрь царевну прекрасную». Тут догадались царевичи, что близко сестра их родимая; рьяных коней понукают, к дворцу подъезжают. А дворец тот золотой и стоит на одном столбе на серебряном, а навес над дворцом самоцветных каменьев, лестницы перламутровые, как крылья в обе стороны расходятся-сходятся.

На ту пору Василиса Прекрасная смотрит в грусти в окошечко, сквозь решетку золотую, и от радости вскрикнула — братьев своих вдалеке распознала, словно сердце сказало. И царевна тихонько послала их встретить, во дворец проводить; а змей лютый в отлучке был. Василиса Прекрасная береглася, боялася, чтобы он не увидел их. Лишь только вошли они, застонал столб серебряный, расходилися лестницы, засверкали все кровельки, весь дворец стал повертываться, по местам передвигиваться. Царевна испугалась и братьям говорит: «Змей летит, змей летит, оттого и дворец кругом повертывается. Скройтесь, братья!» Лишь сказала, как змей лютый влетел, и он крикнул громким голосом, свистнул молодецким посвистом: «Кто тут живой человек?» – «Мы, змей лютый! — не робея, отвечали царевичи. — Из родной земли за сестрой пришли». — «А, это вы, молодцы! — вскрикнул змей, крыльями хлопая. -- Незачем бы вам от меня пропадать, здесь сестры искать; вы братья ее родные, богатыри, да небольшие!» И змей подхватил на крыло одного, ударил им в другого и свистнул и гаркнул. К нему прибежала дворцовая стража, подхватила мертвых царевичей, бросила обоих в глубокий ров! Залилась царевна слезами. Василиса Коса Золотая ни пищи, ни питья не принимала, на свет бы глядеть не хотела; дня два и три проходит — ей не умирать стать, умереть не решилася — жаль красоты своей, голода послушала, на третий покушала. А сама думу думает, как бы от змея избавиться, и стала выведывать ласкою. «Змей лютый! — сказала она, — Велика твоя сила, могуч твой полет, неужели тебе супротивника нет?» — «Еще не пора! — молвил змей. — На роду моем написано, что будет мне супротивник Иван-Горох, и родится он от горошинки».

Змей в шутку сказал, супротивника не ждал. Надеется сильный на силу, а и шутка находит на правду. Тосковала мать прекрасной Василисы, что нет весточки о детях; за царевною царевичи пропали. Вот пошла она однажды разгуляться в сад с боярынями. День был знойный, пить царица захотела. В том саду из пригорка выбегала струею ключевая вода, а над ней был колодезь беломраморный. Зачерпнув золотым ковшом воды чистой, как слезинка, царица пить поспешила и вдруг проглотила с водою горошинку. Разбухла горошинка, и царице тяжелешенько; горошинка растет да растет, а царицу все тягчит да гнетет. Прошло несколько времени — родила она сына; дала ему имя Иван-Горох, и растет он не по годам, а по часам, гладенький, кругленький! Глядит, усмехается, прыгает, выскочит, да в песке он катается, и все прибывает в нем силы, так что лет в десять стал могуч богатырь. Начал он спрашивать царя и царицу, много ли было у него братьев и сестер, и узнал, как случилось, что сестру вихрь унес -~ неведомо куда; два брата отпросились отыскивать сестру и без вести пропали. «Батюшка, матушка, — просился Иван-Горох, — и меня отпустите; братьев и сестру отыскать благословите». — «Что ты, дитя мое! -— в один голос сказали царь и царица. — Ты еще зеленехонек-молодехонек; братья твои пошли да пропали, и ты как пойдешь -- пропадешь!» — «Авось не пропаду! — сказал Иван-горох. — я братьев и сестры доискаться хочу». Уговаривали и упрашивали сына милого царь с царицею, но он просится, всплачет, взмолится путь-дорогу снарядили, со слезами отпустили.

Вот Иван-Горох на воле, выкатился в чистое поле; едет день, едет другой, к ночи в лес темный въезжает. В лесу избушка на курьих ножках, от ветра шатается, сама перевертывается. По старому присловью, по мамкину сказанью — «Избушка, избушка, — молвил Иван, подув на нее, ~ стань к лесу задом, ко мне передом». И вот повернулась к Ивану избушка, глядит из окошка седая старушка и молвит: «Кого Бог несет?» Иван поклонился, спросить торопился: «Не видала ли, бабушка, вихря залетного? В какую он сторону уносит красных девиц?» — «Ох-ох, молодец! -- отвечала старуха, покашливая, на Ивана посматривая. — Меня тоже напугал этот вихрь, так что сто двадцать лет я в избушке сижу, никуда не выхожу: неравно налетит да умчит! Ведь это не вихорь, а змей лютый!» — «Как бы дойти к нему?» -- спросил Иван. «Что ты, мой свет, змей проглотит тебя». — «Авось не проглотит!» — «Смотри, богатырь, головы не спасти; а если вернешься, дай слово из змеиных палатводы принести, которою всплеснешься — помолодеешь!» — молвила она, через силу шевеля губами. «Добуду — принесу, бабушка! Слово даю». — «Верю на совесть твою. Иди же ты прямо, куда солнце катится; через год дойдешь до Лисьей горы, там спроси — где дорога в змеиное царство». — «Спасибо, бабушка!» — «Не на чем, батюшка!» Вот Иван-Горох пошел в сторону, куда солнце катится. Скоро сказка сказывается, не скоро дело делается. Прошел он три государства, дошел и до змеиного царства. Перед городскими воротами увидел он нищего — хромого, слепого старика с клюкой, и, подав милостыню, спросил его, нет ли в том городе царевны, молодой Василисы Косы Золотой. «Есть, да не велено сказывать!» — отвечал ему нищий. Иван догадался, что сестра его там; добрый молодец смел, прибодрился и к палатам пошел.

На ту пору Василиса-краса Золотая Коса смотрит в окошко, не летит ли змей лютый, и приметила издалека богатыря молодого, знать об нем пожелала, тихонько разведать послала: какой он земли, из какого он рода, не от батюшки ли прислан, не от матушки ль родимой? Услышав, что пришел Иван меньшой (а царевна его и в лицо не знавала), Василиса к нему подбежала, встретила брата со слезами. «Беги поскорее, — закричала, — беги, братец! Скоро змей будет, увидит — погубит!» — «Сестрица любезная! — отвечал ей Иван. — Не ты бы говорила, не я бы слушал. Не боюсь я змея и всей силы его». – «Да разве ты — Горох, — спросила Василиса коса золотая, — чтоб сладить с ним мог?» – «Погоди, друг-сестрица, прежде напой меня; шел я под зноем, приустал я с дороги, так хочется пить». – «Что ты пьешь, братец?» — «По ведру меду сладкого, сестрица любезная!» Василиса коса золотая велела принести ведро меду сладкого, и Горох выпил ведро за один раз, одним духом; попросил налить другое. Царевна приказать торопилась, а сама смотрела-дивилась. «Ну, братец, — сказала, — тебя я не знала, а теперь поверю, что ты Иван-Горох». — «Дай же присесть немного — отдохнуть с дороги». Василиса велела стул крепкий придвинуть, но стул под Иваном ломается, в куски разлетается; принесли другой стул, весь железом окованный, и тот затрещал и погнулся, «Ах, братец, — вскричала царевна, — это стул змея лютого». — «Ну, видно, я потяжеле!» — сказал Горох, усмехнувшись, встал и пошел на улицу, из палат в кузницу. И там заказал он старому мудрецу, придворному кузнецу, сковать посох железный в пятьсот пуд. Кузнецы за работу взялись-принялись, куют железо, день и ночь молотами гремят, только искры летят; через сорок часов был посох готов. Пятьдесят человек несут— едва тащат, а Иван-Горох взял одной рукой бросил посох вверх — посох полетел, как гроза загремел, выше облака взвился, из вида скрылся. Весь народ прочь бежит, от страха дрожит, думая: когда посох на город упадет, стены прошибет, людей передавит, а в море упадет— море расхлестнет, город затопит. Но Иван-Горох Спокойно в палаты пошел, да только сказать велел, когда посох назад полетит. Побежал с площади народ, смотрят из-под ворот, смотрят из окон, не летит ли посох? Ждут час, ждут другой, на третий задрожали, сказать прибежали, что посох летит. Тогда Горох выскочил на площадь, руку подставил, на лету подхватил, сам не нагнулся, а посох на ладони согнулся; Иван посох взял, на коленке поправил, разогнул и пошел во дворец.

Вдруг послышался страшный свист — мчится змей лютый, конь его вихорь стрелою летит, пламенем пышет; с виду змей — богатырь, а голова змеиная. Когда он летит, еще за десять верст весь дворец начнет повертываться, с места на место передвигаться; а тут дворец с места не трогается. Видно, седок есть! Змей призадумался, присвистнул, загаркал; конь вихорь тряхнул черною гривою, размахнул широкие крылья, взвился, зашумел; змей подлетает ко дворцу, а дворец с места не трогается. «Ого! — заревел змей лютый, — Видно, есть супротивник; не Горох ли в гостях у меня?» Скоро пришел богатырь. «Я посажу тебя на ладонь одною рукою, прихлопну другою — костей не найдут!» — «Увидим!» — молвил Иван-Горох; с посохом выходит, а змей с вихря кричит: «Расходись, Горох, не катайся!» — «Лютый змей, разъезжайся!» — Иван отвечал, посох поднял. Змей разлетелся ударить Ивана, взоткнуть на копье — промахнулся; Горох отскочил — не шатнулся. «Теперь я тебя!» — зашумел Горох, пустил в змея посох и так огорошил, что змея в куски разорвал, разметал, а посох землю пробил, ушел через два в третье царство. Народ шапки вверх побросал, Ивана царем величал; но Иван тут, приметя кузнеца-мудреца, в награду, что посох скоро сработал, старика подозвал и народу сказал: «Вот вам голова! Слушайте его, на добро радея, как прежде на зло слушали вы лютого змея». Иван добыл и живо-мертвой воды, спрыснул братьев; поднялись молодцы, протирают глаза, сами думают: «Долго спали мы; бог весть, что сделалось!» — «Без меня и век бы вы спали, братья милые, други родимые!» — сказал им Иван-Горох, прижимая к ретивому сердцу. Не забыл он взять и змеиной водицы; корабль снарядил и по реке лебединой с Василисой-красой Золотою Косой поплыл в земли свои через три царства в четвертое; не забыл и старушки в избушке, дал ей умыться змеиной водицей: обернулась она молодицей, запела-заплясала, за Горохом бежала, в пути провожала. Отец и мать Ивана встречали с радостью, с честью; гонцов разослали во все земли с вестью, что возвратилась дочь их родная, Василиса Коса Золотая. В городе звон, по ушам трезвон, трубы гудят бубны стучат, самопалы гремят. Василиса жениха дождалась а царевичу невеста нашлась. Четыре венца заказали, две свадьбы пировали, на веселье на радостях пир горой, мед рекой! Деды дедов там были, мед пили, и до нас дошло, по усам текло, в рот не попало; только ведомо стало, что Иван по смерти отца принял царский венец, правил со славой державой, в роды родов славилось имя царя Гороха.
А сейчас я вам прочитаю еще одну сказку. Она называется «Иван-горошко». Записана она И.В. Карнауховой от П.Е.Чемакина.

Сравните обе сказки.

(Читает.)
ИВАН-ГОРОШКО

Записано И.В.Карнауховой

^ От П.Е.Чемакина

В одном селе жила старушка. У ней было три сына и дочь, дочь до того прекрасная, что даже приезжали смотреть бояре.

Вот раз она вышла в сад погулять. И неподалеку жил волшебник-змей: он ее и охитил1. Мать и братья здорово плакали, когда он ее охитил.

Вот братья и говорят: «Напеки, мамаша, нам хлебов, пойдем искать сестру». Мать напекла, они отправились в лес, напали на тропку и пошли до пастуха, который пас сто штук баранов. Доходят они до него и поздоровались: «Здравствуй, дедушко!» — «Здравствуйте, внучатки, куда путь держите?» — «А не видели ли, не слыхали ли сестры нашей?» — «Ой, милые детки, ее мой хозяин унес, а он очень ретив и силен и вас убьет». — «Ничего, — говорят, — хошь2 одним глазом выглянем». – «Если, — говорит, — этих сто штук баранов съедите и сорок бочек вина выпьете, то сестру получите, а то убьет».

Они велели одного поджарить, он поджарил, а они даже одного не могли съесть. Посидели, приотдохнули, с дедом простились и отправились по тропке дальше. Идут-идут, стало вечереть, и видят кострик. У костра дедушка, пасет сто пятьдесят штук поросят. «Здравствуй, дедушко». — «Здравствуйте, детки, далеко ли путь держите?» — «А вот, дед, сестру искать». – «Трудно вам, детки». — «Ничего, хоть одним глазом выглянуть». — «Вот если этих сто пятьдесят поросят съедите да сто бочек водки выпьете... А то — вернитесь».

Поросенка одного поджарили, ну они ничего не могли: ни поесть, ни попить. Посидели, приотдохнули и в путь отправились. Вот идут по тропке дальше — видят кострик. У костра дедушка пасет двести штук быков. «Здравствуй, дедушко» – «Здравствуйте, детки, далеко ли правитесь?» — «Да вот, дедушко, сестру искать». — «Трудно вам, детки». — «Да нам хоть бы глазком посмотреть». — «Съешьте двести быков, выпьете сто пятьдесят бочек водки, так добудете».

Он им быка зажарил, но они ничего не могли ни поесть, ни попить. Идут-идут, видят каменно строение стоит за каменными воротами громадными. Заходят в квартиру, видят, ихняя3 сестра сидит. Ну, она к ним бросилась:

— Куда вы, братцы, вас мой хозяин убьет.

Вот они сели, приотдохнули. Вдруг зашумело. Они и спрашивают: «Это что шумит?» — «Это не шум шумит, не гроза идет, это мой хозяин летит. Полезайте под печку!»

Вот змей заходит в квартиру и спрашивает: «Кто у тебя есть?» — «Да братья пришли навестить меня». — «Поила-кормила ты их?» — «Нет, они только зашли». — «Ну, веди их сюда и ставь есть».

Она из-под печки их вывела и стала ставить есть. А змей открыл две двери — из одной хлеб ковригами катает, из другой вино бочками. «Ну, садитесь, закусим».

Они сели. Змей целую ковригу да поросенка в рот, а им ничего не хочется — подкусили в дороге. Змей и говорит: «Ну, можно выйти побрататься нам». Вывел их на чистое поле и немного от них отошел и с размаху всем им оторвал головы, А тулова занес в подвал. Занес в подвал, там было две бочки крови: кровь срастающая да кровь оживляющая. Трупы туда и бросил, да ушел.

А мать дома плачет и плачет всё. Да и пошла сама искать. Вот идет по тропке, а ей навстречу катится горошинка, она ее подняла, раскусила и пошла, и стала беременная, и вернулась домой, и родила сына, и пока за попом ходили, он вырос на семнадцать лет. Поп пришел и имя дал ему Иван. Вот Иван и спрашивает. Она ему все рассказала, что у него сестру волшебник охитил и три брата пошли ее искать, да назад не вернулись. А она пошла искать, и увидала горошину, и съела, и стала беременна, и его родила. «А что если мне сходить поискать их?» Она его и отпустила. Вот он и пошел, выпросил у матери пять рублей денег и пошел к кузнецу, сковал трость. «Извиняюсь, — говорит, — скуй мне трость пятьдесят пудов. Держать я буду, только вы сделайте».

Он ту трость получил, приходит домой ко крыльцу, бросил кверху, она и скрылась с глаз. Сам приходит в избу: «Нать4 мне, мама, квасу напиться». Он взял чашку и напился и вышел, да увидел трость — подставил мизинец — мизинец не дрогнул, не то что рука. Он опять попросил пять рублей денег и пошел к кузнецу к тростке прибавить еще пятьдесят пудов. «Я, — говорит, — буду держать, вы только делайте».

Ну, кузнец приделал ему еще пятьдесят пудов. Он приходит ко крыльцу, бросил трость кверху и пошел в избу квас пить. Выпил квасу, вышел вон, подставил межименный палец — рука не дрогнула. Попросил он у матки еще десять рублей, пошел к кузнецу: «Ну, кузнец, набавь мне еще пятьдесят пудов».

Кузнец набавил. Он выходит, идет к дому, закидыват тростку и квасу пьет. Выходит на улицу — трость летит. Он подставил ладонь — рука немного почувствовала. И пошел он по той тропке. Дошел до первого пастуха. «Здравствуй, дедушко!» – «Здравствуй, дитятко, далеко ли правишься?» – «А вот, дед, сестру да братьев искать». — «Трудно, дитятко, вот если сто баранов съешь да сорок бочек вина выпьешь, найдешь их. А нет, так не ходи». Он и говорит: «Я есть захотел, могу пообедать». — «Жарить или нет?» — «Я и так могу». — «У меня завсегда хозяин так ест». Ну, он всех этих баранов да сорок бочек водки и околеснул1. «Если б еще столько, я бы хорошо дал», — говорит.

Дедушка и стал его благодарить, потому что он теперь его освободил. Потому, если одного барана не доест, то делается столько же. Ну, он дальше пошел. Второго пастуха встретил. «Здравствуй, дедушко». — «Здравствуй, дитятко, далеко ли правишься?» — «А иду искать сестру да трех братьев». — «Их мой хозяин унес. Если у меня съешь сто пятьдесят поросят да сто бочек вина выпьешь, так можешь достать, а нет, так и не ходи лучше». — «Ничего, я, — говорит, — пообедаю». — «Как вам, жарить или сырком? Мой хозяин сырком все ест». — «И я сырком».

Съел поросят да выпил вино и дальше пошел. Идет-идет, видит третий старик. «Здравствуй, дедушко!» — «Здравствуй, дитятко, куды правишься?» — «За сестрой да братьями, не слыхал ли, дедушко?» — «И слыхал, и видал, дитятко; если моих двести быков съешь да сто пятьдесят бочек вина выпьешь, найдешь их. А нет, так ворочайся». — «Я бы, — говорит, — пообедал». Ну и съел всех быков и выпил все вино. «Хорошо, говорит, — еще бы немножко, и сыт был».

Ну, с дедом пораспрощался. Идет по тропке, видит каменно строение. Он посмотрел, ногой толкнул, все строение повалилося. Он с другой стороны — оно и вновь встало. Зашел в горницу, сидит девица: «Здравствуй, сестра!» — «Я вам не сестра, не мои братья здесь убиты».

Зашумело вдруг, загудело. Он и спрашивает: «Это что гудит, как комар пищит?» Она и говорит: «Это не шум шумит, не гроза идет, это мой хозяин летит, полезайте под печку». — «Нет, -говорит, — я и здесь посижу».

Тут заходит змей: «Здравствуй, дружище!» — «Здравствуйте!» — «Ну, хозяйка, ставь есть!»

Змей и стал ковриги да бочки накатывать. Накатал больши вороха. Ивана зовет. А Иван без трости не садится: «Это мой верный друг, без него есть не буду». Ну, змей порос ковригу целиком в рот, а Иван по парочке. Им и не хватило. Змей снова подкатил. Поели. «Ну, теперь можно выйти побраться».

Привел в чисто поле. Иван в змея тростью кинул, шесть голов отвалил. Змей и стал проситься: «Не бей меня, давай братаемся!» — «А где мои братья?» — «А они лежат в подвале, там есть две бочки – в одной кровь срастающая, в другой оживляющая».

Иван поднял трость и змея убил насмерть, а сам пошел в подвал, трупы взял. Из одной бочки плеснул — головы приросли, из другой плеснул — стали живые, поклонилися. Они и пошли отдыхать, а Иван пошел по двору, зашел в темный коридор, видит двери, сшиб и золота очень много видит. Ну, он взял бычьи кожи, связал из двести штук суму, нашел цепь большую и наклал полну суму золота.

И отправились, и всем было тяжеленько, и задумали приотдохнуть, подзакусить. И Иван о толстый дуб оперся. А братья взяли да к дубу цепью его и привязали, А он как был могучий, так меньше трех суток не спал. Они ушли, а он через трое суток проснулся и видит, что он не шутя привязан к дубу. Он раскачался, да как хватил по-хорошему, дуб и выскочил. Он так с дубом и пошел. Пришел, суму бросил и кричит: «Мама, неси кошелек, я тебе долг верну». Она вынесла свой кошелек, а он говорит: «Это мне не кошелек, мне неси побольше!» Она вынесла ему кошель из лучины, а он говорит: «Это мне не кошелек, нет ли избы свободной?» Она ему подвал и отвела.

А братья его пир пировали. И говорят: «Будем строиться и разделимся».

Они на лошади ехали, а он пешком ходил да лес носил, а как братья его ненавидели, он и отправился куда глаза глядят. Шел-шел, видит дедушко сидит у дуба и плачет. «Чего ты, дед, плачешь?» — «Да как я этот дуб сверну, так и жизни решусь!» — «Ну, не плачь, а отступись, побратаемся и пойдем дале».

Ну, побратались Иван с Вернидубом, пошли. Шли-шли, сидит человек у горы, плачет. «Чего плачешь?» — «Как мне не плакать -- эту гору сворочу и жизни лишусь!» — «Не плачь, пойдем вместе!»

Пошли втроем. На одной горе поселилися. Задумали срубить хатку, срубили. Двое уходили расчистки чистить, а один оставался обед делать. Перва очередь Вернидубу пала. Вдруг у дверей затрещало, запищало: «Открой, открой, перездынь2 через порог, накорми меня!» Вылез маленький старичок, охватил Вернидуба и давай трепать. Натрепал, натрепал да под лавку бросил, из печки все повытаскал. «Ну что, обед готов?!» — «Нет, угорел очень, весь день пролежал»

Назавтра очередь Вернигора, и он дверь открыл, и его старичок натрепал да под лавку бросил, обед из печи повытаскал. Ну, а Иван-горошко дело смекнул, что не угар. Назавтра очередь оставаться Ивану. Он обед наварил. У порога запищало-затрещало. «Открой, открой, перездынь через порог, накорми меня!» — «Не велик пан — откроешь и сам!» Ну, он хотел в суп лезть, а Иван его за бороду и схватил. Да об пол стукнул, да в угол защемил за бороду, а сам посмеялся: «Вот какой у братьев угар был! Я, — говорит, — вам ваш угар покажу!»

А старик вырвался. Они пошли его следить и видят камень большущий и под камнем дыра. Вернигора и спустил Ивана-горошка. Иван отправился. Идет, видит дворец красивый. Красивая девица сидит: «Здравствуй, девица!» — «Здравствуй, у меня хозяин ретивый. Его здесь не взять. У него два чана, один с ослабительной водой, другой с осилительной водой».

Иван взял да чаны смешал. Пришел маленький мужичок, да Ивана сцапал, да завозились. Иван стал его побивать, а он в чан и опять на Ивана. А он сделался вдвое слабже. Иван его убил. А девица ему рассказала, что впереди еще две есть. Иван пошел, видит дворец, у окна красавица. «Здравствуй, девушка, пришлось попасть и вас выручать!» Пошел дальше -- самая красивая девушка. «Ну, — говорит, — пойдем, я вашего хозяина давно убил». Она срядилась и отправилась. У ямы он сказал: «Первая пойдешь за старшего брата, вторая за среднего, а младшая за меня».

У дыры Иван старшую посадил, братья потянули да задрались, а девица говорит: «Там еще есть». Они вторую вытянули, да в драку, а она говорит: «Там еще есть!» Они и третью вытянули, да задрались и не захотели Ивана доставать. Девицы уговорили, так они ремни хотели перерезать. А он им камень привязал. Он закричал, тогда девицы сами спустили ремни и доставали Ивана. Тут они все разделились и отправились в разные стороны.
  1   2   3   4   5

Похожие:

Из славянского эпоса iconПредоставления администрацией славянского городского поселения
Славянского городского поселения от 27. 04. 2011 n 108 о порядке разработки и утверждения административных регламентов предоставления...
Из славянского эпоса iconИз героического эпоса народов россии
Примечание. В качестве примера героического эпоса народов России мы выбрали карело-финский эпос «Калевала». Желательно познакомить...
Из славянского эпоса iconСовета анастасиевского сельского поселения славянского района
Кз «Об административных правонарушениях», в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории...
Из славянского эпоса iconПредоставления администрацией славянского городского поселения
Славянского городского поселения от 27. 04. 2011 г. N 108 "О порядке разработки и утверждения утверждении порядка разработки и утверждения...
Из славянского эпоса iconПоложение о республиканском фестивале этнокультурной рукотворной...
Республиканский детский центр «Кэскил» мо рс(Я) и фбгну «Институт национальных школ рс(Я)» объявляет о проведении республиканского...
Из славянского эпоса iconСлавянского городского поселения хасанского муниципального района приморского края постановление
Об утверждении Муниципальной целевой программы Создание условий для предоставления транспортных услуг и организация транспортного...
Из славянского эпоса iconПриморского края постановление
Федеральным законом от 06. 10. 2003 n 131-фз "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", Уставом...
Из славянского эпоса iconСлавянского городского поселения хасанского муниципального района приморского края постановление
«О федеральной целевой программе «Жилище» на 2011-2015 годы», постановлением администрации Приморского края от 7 декабря 2011 года...
Из славянского эпоса iconМуниципальная целевая программа энергосбережение на территории славянского городского поселения
Муниципальная целевая программа «Энергосбережение на территории Славянского городского поселения на 2010-2013 годы»
Из славянского эпоса iconПостановление от 01. 12. 2011 г. №319 п. Славянка Об утверждении...
Об утверждении Муниципальной целевой программы Развитие малого и среднего предпринимательства на территории Славянского городского...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
pochit.ru
Главная страница