Эволюция использования поэтических форм в сказках




Скачать 79,53 Kb.
НазваниеЭволюция использования поэтических форм в сказках
Дата публикации07.11.2013
Размер79,53 Kb.
ТипСказка
pochit.ru > Литература > Сказка
Шутемова В.С.
ЭВОЛЮЦИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

ПОЭТИЧЕСКИХ ФОРМ В СКАЗКАХ
Сказку писатели используют для поэтического осмысления виденного, сочетания философских раздумий о месте человека в круговороте бытия с пейзажной живописью и психологическим анализом. Таковы сказки А.С. Пушкина, А.Н. Толстого, Х.К. Андерсена, В. Гауфа, фантастические новеллы Пу Сун-лина (Китай). Примером использования сатирических возможностей сказок являются сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина. К образам сказок обращаются художники (В.М. Васнецов, И.Я. Билибин) и композиторы (П.И. Чайковский, Н.А. Римский-Корсаков, А.К. Лядов, С.С. Прокофьев и др.)

Одновременно писатели используют и поэтические формы для сказки или вкрапляют поэтические элементы непосредственно в саму сказку. Эта традиция берёт начало в русских народных сказках, в частности, в «Сказке о белой уточке», где использованы элементы народной поэзии (в виде песен, причитаний).

А.С. Пушкин, учась у классиков русской и западноевропейской поэзии, пробовал свои силы в разных жанрах — оды, элегии, баллады. По своим художественным особенностям поэтическое творчество Пушкина отличается от творчества его предшественников.

Его произведениями разрушались условные границы между различными видами поэтического творчества, установленные классицизмом. До Пушкина ода, элегия, послание и другие жанры имели свои законы, свою стилистику. Пушкин сочетал особенности различных жанров, открывая тем самым новую полосу в развитии русской поэзии.

Поэма «Руслан и Людмила», основанная на традициях русской народной сказки, носила характер демонстративного выступления: её полемические выпады против эпигонов классицизма встретили одобрение нового поколения и резкие выступления консервативной критики. «Русланом и Людмилой» был начат путь преобразования русской литературы. Поэма «Руслан и Людмила» фактически самим автором в тексте названа «сказками»… Эти тенденции прослеживаются и в других сказках Пушкина: «Сказка о мёртвой царевне…», «Сказка о золотом петушке» и др. Философские тенденции в сказках Пушкина проявились в протесте против скованности духовного мира личности и навязчивой дидактики.

Замечательным образцом поэтической сказки является произведение П.П. Ершова «Конёк-горбунок», названная «сказкой в трёх частях».

Перед каждой частью давался эпиграф: «Начинает сказка сказываться», «Скоро сказка сказывается, а не скоро дело делается» и т.д.

А начало произведения — поэтический сказочный зачин:

«За горами, за лесами,

За широкими морями,

^ Не на небе — на земле

Жил старик в одном селе…»

П.П. Ершов продолжил традицию новых отношений между автором и читателем, провозглашённых Пушкиным: эти отношения строились, в отличие от системы классицизма, на интимном общении «рассказчика» и «слушателя», которых сближает единство настроения.

Сказка П.П. Ершова является полностью поэтическим произведением, аналогичным поэме Пушкина «Руслан и Людмила».

К поэтическим формам сказок обращались поэты Корней Чуковский и Самуил Маршак.

Интересно обращение к поэтическим формам и включение их в канву современных фантастическо-философских сказок профессора английской филологии Оксфордского университета Дж.Р.Р. Толкина. Современные писатели-сказочники редко используют поэтические формы в своих работах. Однако Толкин прибегает к поэзии почти в каждом своём произведении. О его творчестве, и в частности, о поэтических вставках рассуждает сын писателя, Кристофер Толкин в предисловии к книге «Дети Хурина». Он отмечал, что его отец ещё задолго до того, как возникли первые наброски историй, начал создавать сборник легенд под названием «Книга утраченных сказаний».

Три легенды в книге оказались значительно длиннее и полнее других, и во всех трёх речь идёт как о людях, так и об эльфах. Сын отмечает, что в часто цитируемом фрагменте длинного письма, написанном за три года до публикации «Властелина Колец» и объясняющего, что представляет собой его роман, отец рассказывает о своём замысле: «Некогда… я задумал создать цикл более или менее связанных между собой легенд — от преданий глобального, космогонического масштаба до романтической волшебной сказки; так, чтобы более значительные основывались на меньших в соприкосновении своём с землей, а меньшие обретали великолепие на столь обширном фоне…» [1, с. 13]

Одному из преданий Толкин даёт характеристику, которую можно отнести ко всему его творчеству: «…История как таковая (мне она представляется прекрасной и впечатляющей) является героико-волшебным эпосом» [1, с.13].

Таким образом, свой философский взгляд на мир филолог Толкин решил представить в форме волшебного эпоса. И как истинный филолог, пытался облечь своё мировоззрение в поэтическую форму. Интересна эволюция его преданий. Кристофер Толкин отмечает, что отец в какое-то время отошёл от прозы и начал работу над длинной поэмой под названием «Турин, сын Хурина…» В данной поэме Толкин использовал древнеанглийскую аллитерационную строку. К произведениям, написанным этой строкой, относятся стих «Беовульфа» и прочих памятников англосаксонской поэзии. Таким образом, писатель попытался приблизиться к народному стихосложению. Толкин воспроизводит средствами современного английского языка жёсткие схемы ударений и аллитераций, или «начальных рифм», соблюдаемые поэтами давних времён. Аналогичные народные формы использовали А.С. Пушкин в своих сказках и М. Лермонтов в «Песне про купца Калашникова». Сын Толкина отмечает, что искусством использования древнеанглийской аллитерационной строки отец овладел в совершенстве, причём в самых разных формах — эхо и драматический диалог в «Возвращении Бефхонта», и плач о павших в битве на Пеленнорских полях. Аллитерационная поэма «Дети Хурина» гораздо длиннее всех прочих произведений, написанных тем же стихом, и насчитывала больше двух тысяч строк. Однако повествование дошло только до нападения Дракона на Нарготронд. Кристофер Толкин отмечает, что если учитывать, сколько ещё материала предстояло вместить, при такой масштабности, потребовалась бы не одна тысяча строк.

В той части легенды о детях Хурина, что пересказана в аллитерационной поэме, исходная история обогатилась новыми подробностями. Только теперь возникает подземный город-крепость Нарготронд, а также и обширные земли, ему подвластные. Идя на юг вдоль реки Нарог, Турин и его спутники обнаруживают, что земли у входа в Нарготронд, по всей видимости, покинуты:

«…Придя к владеньям, возделанным ревностно,

Затоны в цвету и тучные выгоны

^ Миновали, не видя вовсе жителей, —

И поле, и пашни, и пастбища Нарога…»

Двое путников приходят в ущелье Нарога:

«Грозных кряжей крепкие плечи

Нависли сверху над водами быстрыми;

^ Укрыта под кронами, терраса отвесная

Простёрлась просторно, истёртая гладко…»

Эльфы берут чужаков в плен, уводят внутрь — и ворота за ними закрываются:

«Со скрипом и скрежетом на крепких петлях

Врата тяжкие натужно стронулись,

^ Точно гром грянул — затворились с лязгом.

В переходах исхоженных глухое эхо

Отозвалось зловеще под сводом незримым.

Луч поблёк. Повлекли их далее

Коридорами долгими сквозь пределы тьмы…»

Однако в позднем прозаическом варианте сообщается лишь: «…направились на юг вдоль берегов Нарога; там захватили их эльфы дозорные и привели их как пленников в потаённую крепость…» [1, с. 274].

Всё, что написано о Турине аллитерационным стихом, было заброшено Толкином. Как отмечает сын, «почему — неизвестно». Писатель берётся за первую поэму под названием «Лэ о Лейтиан», «Избавление от оков», для которой выбирает другой стихотворный размер: восьмисложные парно рифмованные двустишия.

Сюжетом для «Лэ о Лейтиан» послужила легенда о Берене и Лютиэн.

Над этой второй поэмой писатель работал на протяжении шести лет, написал более 4000 строк и тоже забросил её. Подобно первой аллитерационной поэме, вторая тоже была значительно расширена и обогащена подробностями. В это же время Толкин пишет «Очерк мифологии», предназначенный для своего бывшего учителя из бирмингемской школы, «как объяснение предыстории «аллитерационной версии» «Турина и Дракона». Позднее было создано своего рода резюме, краткое изложение гораздо более обширных художественных замыслов, что отображало (хоть и схематично) «вымышленный мир» Толкина в полном объёме.

Писатель, после того, как закончил «Властелина Колец», приступил к переработке «Лэ о Лейтиан» (стихотворной поэмы), и вскоре произведение изменилось и усовершенствовалось до неузнаваемости. Но поэма опять была заброшена. Толкин задумал длинную повесть в прозе, основанную на переработанном «Лэ», но и она осталась незавершённой. Таким образом, последовательные попытки пересказать первое из «великих преданий» в нужном масштабе не осуществилось.

Можно предположить, что масштабные современные философские романы-сказки требуют прозаического изложения, хотя в древности использовались полностью поэтические формы, как у Гомера.

Толкин, таким образом, отказался от сказок в форме поэм. Однако он широко использовал поэтические формы в виде песен, плачей в своих произведениях.

Так, на эльфийском языке в стихотворении представлены абсолютное добро и абсолютное зло. Также в стихотворной форме приводится зловещее заклинание на Чёрном Наречии — языке Саурона.

Вся мифология Толкина построена на мифологии традиционной — германо-скандинавской, финно-угорской и кельтской. Однако масштаб и мировоззрение современного писателя не укладывается в рамки поэм. Поэтому Толкин и использует поэтические формы для подчёркивания отдельных мест, для усиления эмоционального влияния на читателя. То есть, то же, что делалось в русских сказках: привлечение поэтических форм — плача Белой уточки для создания определённого эмоционального фона, но не для полной масштабной философской картины.

И если мотив «проклятого золота» привлекал и Ф. Фуке, Г. Ибсена и Р. Вагнера в оперной тетралогии «Кольцо Нибелунга», то у Толкина всё гораздо прозаичнее — и вместе с тем страшнее. Ведь именно наше время отмечено таким явлением, как фашизм. Толкина беспокоило сравнение с творчеством Вагнера: он неодобрительно относился к вагнеровским толкованиям германо-скандинавской мифологии.

Динамическое развитие мифологемы и поэтических форм очевидны. Безусловно, здесь также прослеживается явное влияние христианства. Для Толкина стремление к власти порочно изначально, ибо любая власть — от Бога. И так как история не закончена, вполне возможно, что Толкин и современные писатели-сказочники — не последние, кто обращался в форме сказки с включением поэтических форм для эмоционального усиления, к метафорическому смыслу «Кольца Всевластья» и философским проблемам мироздания.

К современной поэтической сказке также относится «Сказ про Федота-стрельца» Л. Филатова. Яркий кинорежиссёр, артист, он не стремился к популяризации своих произведений. Работ, посвящённых его литературному творчеству, на сегодняшний день крайне мало. Такой статьёй является, к примеру, «Комизм сказки» Л. Лавлинского [2]. Она посвящена первому значительному произведению Л. Филатова «Сказ про Федота-стрельца». Л. Лавлинский ставит вопрос о самобытности автора, о понимании «главного смысла филатовской вещи». В сказке Филатова сочетаются традиции народной сказки (в частности, «Пойди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что…») и реалии современной жизни (например, языковые средства, используемые в ней, характеры героев). Интересно отметить, что практически все герои не идеальны, в том числе и положительные персонажи, хотя их недостатки и пороки присущи самым обычным людям. Например, такой персонаж, как Баба-Яга, скорее походит на появившихся сейчас в огромном количестве лекарей-шарлатанов, чем на привычную «злую колдунью». Строго говоря, «Сказ про Федота-стрельца» можно назвать стихотворной пародией на известную волшебную сказку. Это же относится и к таким произведениям Л. Филатова, как «Ещё раз о голом короле», «Любовь к трём апельсинам». Пьеса «Ещё раз о голом короле», основанная на сказках Андерсена и Шварца, является в большей степени пародией на современную действительность. Но, как и в большинстве современных литературных сказок, за авторской иронией — своеобразной «маской» — скрываются глубокие личные переживания писателя, его боль за людей и сочувствие им, но одновременно и критика бездушности, цинизма, жестокости в современном мире и обществе.
Литература


  1. Толкин Дж.Р.Р. Дети Хурина: Нарн и Хин Хурин: Повесть о детях Хурина / Дж.Р.Р. Толкин; под ред. К. Толкина; пер. с англ. С. Лихачёвой. — М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2008. — 313, [7] с.

  2. Филатов Л. Пестрые люди или глазами провинциала. — М., 2005.

  3. Филатов Л. Любовь к трём апельсинам. Сказки. Повести. Пародии. Киносценарии. — М.: ТРИЭН, 1998.




Шутемова Виталина Сергеевна – аспирант кафедры зарубежной литературы КубГУ

Похожие:

Эволюция использования поэтических форм в сказках iconЛитература возрождения
...
Эволюция использования поэтических форм в сказках iconОбразовательная программа 11 класса по литературе Модуль 1
Л. Н. Андреева, И. А. Бунина, А. И. Куприна. «Серебряный век» русской поэзии. Многообразие поэтических направлений, поиски новых...
Эволюция использования поэтических форм в сказках iconМарина Летарова-Гистер Психея и Купидон vs красавица и Зверь тип...
Аарне-Томпсона, получивший широкое распространение в волшебных сказках разных народов. Первая литературная фиксация этого сюжета...
Эволюция использования поэтических форм в сказках icon«Джанни Родари «Римские фантазии»»: Правда; Москва; 1987 Аннотация в «Сказках по телефону»
Ему нужно только засучить рукава, хорошо поработать, и все на земле окажется в его руках». Вчитайтесь в забавные истории, приведенные...
Эволюция использования поэтических форм в сказках iconТематика курсовых работ (проектов) Эволюция понятия «документ»
Эволюция понятия «документ» и его функций. ( Проблемы поиска и трансляции документированной информации. Способы документирования...
Эволюция использования поэтических форм в сказках iconУтвержден Постановлением Минтруда РФ от 21 августа 1998 г. N 37 квалификационный...
Квалификационный справочник рекомендован для применения на предприятиях, в учреждениях и организациях различных отраслей экономики...
Эволюция использования поэтических форм в сказках iconДоклад на тему «Пути повышения эффективности туристических занятий...
Уважаемые коллеги предлагаю вам доклад на тему «Пути повышения эффективности туристических занятий посредствам использования активных...
Эволюция использования поэтических форм в сказках iconПод энергоресурсами понимаются материальные объекты, в которых сосредоточена...
Энергия количественная оценка различных форм движения материи, которые могут превращаться друг в друга, условно подразделяется по...
Эволюция использования поэтических форм в сказках iconПрименение информационных технологий в исследованиях поэтических...
Применение информационных технологий в исследованиях поэтических особенностей стиля Ю. Левитанского 12
Эволюция использования поэтических форм в сказках iconЗаседание бюро секции. Отв. Р. Ф. Глухова, И. Д. Луковников, В. И. Горюшкин
Семинар при журнале «Эволюция»: «Универсальная эволюция и универсальная история»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница