Российское философское общество секция «теория и методология творчества»




НазваниеРоссийское философское общество секция «теория и методология творчества»
страница1/18
Дата публикации08.11.2013
Размер2.46 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Культура > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

РОССИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО

СЕКЦИЯ «ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ТВОРЧЕСТВА»

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ

ПРОБЛЕМЫ ТВОРЧЕСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ



Москва 2005



ББК 87.4

М-54
Методологические проблемы творческой деятельности. (Под ред.

А.Н. Лощилина, Н.П. Французовой). – М.: РФО, 2005. – 150 с.
Научное издание
Р е ц е н з е н т ы:

доктор философских наук, профессор Титов В.А.

доктор философских наук, профессор Васильев В.А.
Сборник научных статей «Методологические проблемы творческой деятельности» является коллективной научной работой, которая посвящена систематическому обобщению, изложению идей и опыта работы членов секции «Теория и методология творчества» при Президиуме Российского Философского общества.

Работа может быть полезной для исследователей креативной проблематики, для интересующихся проблемами творчества, для студентов и аспирантов, а также для подготовки курсов и спецкурсов по философии культуры, философии творчества, которые имеют непосредственную соотнесенность с выделенной проблематикой.




Сборник научных статей «Методологические проблемы творчества» рекомендован к печати Бюро секции «Теория и методология творчества» при Президиуме Российского Философского общества.
 Российская академия наук,

Российское Философское общество,

Секция «Теория и методология творчества»

^

П Р Е Д И С Л О В И Е



Сборник научных статей «Методологически проблемы творческой деятельности» публикуется в соответствии с планом работы секции «Теория и методология творчества» при Президиуме Российского Философского общества на 2005 год. Данный сборник научных работ является продолжением коллективной работы по систематическому обобщению, изложению и развитию теоретических и методологических идей и опыта работы членов секции «Теория и методология творчества» при Президиуме ФО СССР, а затем Российского Философского общества в ХХ, начале ХХI вв.

На протяжении последних десятилетий ХХ и начала ХХI веков членами секции «Теория и методология творчества» проводилась большая работа по исследованию сущности творчества, разработке общей теории творчества, исследованию сущности и структуры творческих способностей, изучению основных предпосылок и детерминант творческой деятельности, положительных и отрицательных сторон творческой деятельности, по разработке и апробации методик обучения творческой деятельность и др. Хотя в центре внимания многих исследователей находились различные вопросы методологии, методов и методик творческой деятельности, но не было создано специальной обобщающей работы по данной теме, в связи с чем необходимость специального обращения к данной проблематике становится особенно актуальной.

Необходимость обращения к методологическим проблемам творческой деятельности связана также с тем, что методологические и методические аспекты постоянно находились в центре внимания многих выдающихся философов (Ф. Бэкон, Р. Декарт, Гегель, К.Маркс, В. Соловьев и др.). Различные методологические и методические аспекты в той или иной степени определяются и используются в любом научном исследовании, в рамках диссертационных исследований, в любом проявлении творческой деятельности. Следует особо отметить фундаментальные работы в этом направлении И.П. Мамыкина, Г.Я. Буша и др. Эвристические и методические особенности тех или иных методов научной и технической деятельности нашли свое отражение в ряде исследований отечественных и зарубежных авторов. Но, к сожалению, до сих пор нет обобщающей работы по рассмотрению проблемы соотношения методологии, методов и методик творческой деятельности. Это во многом определяется тем, что разные исследователи отдают предпочтение определенной методологии в рассмотрении творческой деятельности и определение творчества простирается от понимания его как уникальной разновидности человеческой деятельности до признания творчества в качестве атрибута материи. И поэтому можно говорить о том, что терминологический разброс в методологии вносит определенный разнобой в определении тех или иных методов творчества. В этой связи данную работу вполне можно рассматривать, как попытку найти некоторый методологический фундамент общей теории творчества, связать некоторые проблемы методологии, методов и методик творческой деятельности в общую концептуальную систему. Разумеется, что пока авторы и редакторы не ставили и не ставят перед собой задачу дать полные и исчерпывающие ответы на все вопросы по данной проблеме. Но мы надеемся, что работа в этом направлении может быть продолжена в дальнейшем, для чего и делаются пока первые шаги.

^ I. МЕТАФИЗИКА КРЕАТИВНОСТИ
Л.В. Суркова.

ВОЗМОЖНА ЛИ ФИЛОСОФИЯ

КАК МЕТОДОЛОГИЯ ТВОРЧЕСТВА?
Задуматься над этим побуждает не только существование противоречивой теоретической аргументации по данному вопросу, поддерживающей, либо отвергающей призывы к философии всерьез заняться насущными проблемами нашей инновационной цивилизации. Представляется не менее важным современное осмысление и переопределение задач и возможностей философии как методологии творчества в рамках существующей системы науки и высшего образования. Первый вопрос, который естественно возникает, это вопрос о том, в какой мере философия вообще может выступать в качестве методологии? Без ответа на этот фундаментальный метафизический вопрос мы никак не можем идти дальше в определении возможных форм нашего участия в решении проблем инновационной деятельности современного человека.

На мой взгляд, на сегодняшний день в философии существуют следующие ответы на этот вопрос, соответствующие различным типам рациональности /каждый из них имеет свое историческое оправдание и занимает свою философскую нишу, выражая с разной степенью полноты и адекватности перспективу философского развития/:

Классическая рациональность ориентируется либо на абсолютное утверждение философии в качестве методологии, как, к примеру, марксизм /философия «на службе» общества/, либо на абсолютное отрицание философии в качестве методологии, как предлагается в различных формах субъективистской философии /философия «на службе» субъекта/.

Неклассическая рациональность, в лице, к примеру, постмодернизма, вообще снимает этот вопрос, поскольку здесь размываются границы субъекта и объекта.

Постнеклассическая рациональность выявляет, очевидно, наиболее полную картину возможности методологической функции философии, показывая абсолютность и относительность философии в качестве метода. На мой взгляд, философия в качестве метода, абсолютна, как необходимая и постоянно существующая категориальная сетка, выражающая предельно общие параметры нашего бытия /если по Гегелю, то это, прежде всего, качество, количество, мера, сущность, явление, действительность…/. Хотим мы этого или не хотим, задумываемся об этом или нет, но мы видим мир, прежде всего, сквозь эту призму. И я бы хотела обратить ваше внимание на то, что философские категории, очевидно, несут в себе не только гносеологический, но и аксиологический смысл /как числа Пифагора/. Но данная призма относительна в том смысле, что не остается неизменной, она выявляет прерывность существования методологической формы в ее традиционном вербальном выражении, ее самокоррекцию в результате постоянного диалога и развития взаимосвязи предмета и метода. В результате мы получаем нелинейно развивающуюся систему методологических ситуаций.

Это и есть, на наш взгляд, та база, тот фундамент, на котором могут быть выявлены возможности современной философии в целом и философии как методологии /в том числе, методологии творчества/. Они заключаются в задании определенных методологических ситуаций как самостоятельных категориальных систем, в выявлении их границ и форм через создание их логико-визуальных моделей, отражающих как их статику, так и тенденции перехода от одной методологической ситуации к другой.

Философская методология, как было отмечено, задается, прежде всего, типом рациональности. И, принимая во внимание преимущества постнеклассического типа рациональности, который снимает ограниченности предыдущих типов, мы получаем условную модель развития взаимоотношений философии в ее методологической функции, с одной стороны, и реальности, взятой в ее многомерности, – с другой стороны. Эта модель условна в том смысле, что реальный процесс взаимодействия осуществляется в пространстве и времени и не является линейным. Тем не менее, осуществив определенную линеаризацию, мы можем представить этот процесс следующим образом.

Исходной единицей процесса взаимодействия выступает методологическая ситуация. Находясь как бы внутри исторического движения данного взаимодействия, условно выделим его фрагмент /см. схему в конце раздела/ и признаем, что философия, «пропуская» ту или иную реальную ситуацию через свою категориальную сеть, придает данной ситуации соответствующую форму, или вносит в нее определенный порядок, фиксируя ее как методологическую ситуацию со своей конкретной мерой порядка и хаоса. После этого данная ситуация приобретает новое измерение и «возвращается» в реальность, формируя новый, соответствующий контекст. По мере формирования данного контекста возрастает мера хаотизации ситуации и, наконец, осознается необходимость нового упорядочивания и задания уже новой методологической ситуации, для чего сложившаяся ситуация вновь «пропускается» через призму философских категорий. Но, будучи иной, данная ситуация вызывает к активизации иную диспозицию и иной набор категорий, она как бы вливает в них новое, более богатое содержание. Таким образом, происходит взаимное изменение и обогащение понятий и всего содержания как реальности, так и философии /см. схему в конце статьи/.

Такого рода процесс по сути описывается в диалогической концепции М.М.Бахтина. Ключом к его пониманию служит также многомерное видение сознания, развитое философами экзистенциально-феноменологической традиции XX столетия, начиная с Э.Гуссерля. Из указанной традиции вытекает, прежде всего, двоякая – вербально-невербальная - природа сознания. И это тот ключ, с которым можно пытаться решить проблему взаимодействия философии и реальности на уровне постнеклассической рациональности.

Мы уже видим, что постнекласическая рациональность – это, в сущности, уже не есть рациональность в строгом виде, ибо она включает в себя иррациональный выход за собственные пределы. Для объяснения этого феномена требуется «переключение гештальта», переход к иной системе отсчета, в данном случае, переход с позиции мышления на позицию сознания.

Философия, взятая не как способ мышления, а – шире – как установка сознания, предстает двояко: вербально – как категориальная сетка – и невербально – как особого рода матрица /у М.К.Мамардашвили она называется «технос»/, незаметно организующая смысловой и визуальный контекст. Такого рода «матрица», на мой взгляд, есть реальная форма инобытия философии, в том числе, философии как методологии. Взятые же вместе, две эти стороны бытия философии – вербальная и невербальная – составляют целостность философской практики, или философии как реальной практики философствования.

Таким образом, практика философии как методологии современной реальности может быть понята как реализация методологических ситуаций через задание идеальных моделей, в основе которых – изменяющаяся мера порядка и хаоса, механического и органического, закрытого и открытого… Для хаоса здесь характерна невербализованная, для порядка – вербализованная форма методологической «матрицы».

Новая, более развитая форма порядка, представленная в каждой новой методологической ситуации – это не «преодоление» хаоса /или неопределенности/. Это установление новой формы корреляции определенности – неопределенности. Это установление вектора, взятого, одновременно, линейно и нелинейно, с точки зрения пространственно-временного «коридора» его возможностей, определяемого на основе соответствующих ценностей.

Из сказанного вытекает и понимание возможности философии как методологии творчества.

Эта возможность задается типом рациональности.

Современная философия в этом плане представляет собой диалог как форму сосуществования трех основных парадигм рациональности.

Для классической рациональности типично объяснение творчества либо через призму становления /эволюционные теории творчества/, либо через призму субстанциальности /что характерно для работ критиков эволюционизма - например, для работ о творчестве В.Н.Кутырева/.

Для неклассической рациональности вопрос о философии как методологии творчества снимается, поскольку субъект и объект творчества теряют определенные очертания.

Постнеклассическая рациональность представляется наиболее адекватным современности подходом к пониманию возможностей философии как методологии творчества. Она дает своего рода матрицу творчества как самоорганизующегося процесса, в основе которого – дополнительность двух моментов - хаоса и порядка, определенности и неопределенности, вербального и невербального…

Философия как методология творчества двойственна в том смысле, что она соотносится с творчеством как реальным онтологическим процессом и, с другой стороны, с теорией творчества как феноменом науки. Во втором случае наша схема предстает как многомерный диалог, или полилог Реальности – Теории – Философии.

На наш взгляд, чем более прагматичной становится современная теория творчества, чем далее пытается она расширить «владения» рациональности и предложить все больше конкретных методик, тем с большим количеством трудностей ей приходится встречаться.

Чего же достигла и перед чем «остановилась» теория творчества?

Её главным, фундаментальным методологическим достижением представляется осознание факта наличия и противостояния рационального и иррационального подходов к пониманию источников творчества /Бог – Природа – Человек/ и его механизмов /детерминистское – индетерминистское – частично детерминистское объяснение механизмов творчества/.

Однако, осознавая необходимость перехода от конфронтации этих методов к их дополнительности /см., например, работы В.А.Яковлева/, теория творчества останавливается перед вопросом об основаниях и механизмах этой дополнительности, не имея концепции для одновременного исследования рациональности и неопределенности. Они представляются несовместимыми органически.

Выход из этой ситуации, на мой взгляд, не просто в плюрализации концепций творчества как увеличении их количественного многообразия, а в таком изменении их структуры и содержания, при котором «готовые рецепты» творчества смогут сочетаться с «рецептами», становящимися в процессе решения конкретных проблем реальности; имеющими вероятностный характер и не только рациональную, но и иную /интуитивную, образную/ форму выражения.

Парадокс современной теории творчества, очевидно, состоит в том, что, стремясь к самоидентификации, она не может полностью этого сделать, ибо полнота достижима только с ограничением привычной классической рациональности. В этом смысле, можно говорить о современных проблемах данной теории как проблемах ее классической формы.

На наш взгляд, ответом на современные «вызовы» могла бы стать теория творчества, в основу которой положено понимание дополнительности моментов однозначности – линейности – определенности - вербальности творчества, с одной стороны, и его неоднозначности – нелинейности – неопределенности – невербальности, с другой стороны. Мы видим, с одной стороны, неотъемлемость, необходимость научной теории творчества, с другой стороны, ее относительный характер, невозможность ее однозначного применения.

Соответственно, возможности философии как методологии творчества абсолютны и относительны. Они абсолютны в силу универсальности философского взгляда на мир, но относительны по форме своего выражения; относительны потому, что существует область невозможности их однозначной реализации в ситуации перехода с одного уровня реальности на другой /и, соответственно, от одной методологической ситуации к другой/; исходя из этого, механизм творчества может быть понят как система взаимодополняющих, развивающихся форм: вербальной, локальной /формы бытия творчества/ и невербальной, нелокальной /формы его инобытия в лоне реальной практики человека/. Диалектика их взаимодействия, как и их целостность, может быть представлена через особые, открытые логико-визуальные модели.

На наш взгляд, возможному продвижению на пути дальнейшего поиска механизма дополнительности моментов творчества могли бы способствовать: 1/ признание факта невозможности полной рационализации указанных форм дополнительности как дополнительности рационально несоизмеримых сфер; 2/ признание относительного характера всех форм дополнительности в условиях постоянной смены методологических ситуаций; 3/ отказ от отрицательного отношения к неопределенности; 4/ поиск моделей дополнительности определенности – неопределенности в ситуации творчества через выявление форм резонанса внешних «вызовов» реальности и «ответов» на эти «вызовы» в форме, если можно так сказать, «самореорганизации», изменения собственной структуры.

В решении этих проблем закономерно обращение прежде всего к философско – методологическим основам творчества. На мой взгляд, это, во-первых, современная концепция многомерности сознания, задающая многомерность понимания метода и, во-вторых, синергетическая концепция нестабильного мира и «продуктивной роли» хаоса. Идея многомерности сознания дает диалектико-феноменологический подход к пониманию неопределенности /диалектический принцип «все во всем» соотносится с необходимостью многообразия языков описания образов, феноменов неопределенной ситуации /см.: Мамардашвили М.К. Классический и неклассический идеалы рациональности. М., 1994/. Идея «продуктивности» хаоса И.Пригожина и И.Стенгерс дает осознание возможности рождения через хаос более сильной и динамичной системы /см.: Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М., 2003/.

Условия для этого можно определить с помощью механизмов, которые рассмотрим далее. Как отмечает Ю.В.Сачков, «представления о хаосе и порядке являются предельными, а реальные системы представляют собою своеобразный синтез этих полярностей» /Ю.В.Сачков. Научный метод. Вопросы и развитие. М., 2003. С. 110/.

Трудности современной теории творчества, на мой взгляд, это трудности ее классической формы, когда пытаются механически соотнести ситуации определенности и неопределенности в процессе творчества. Философия как методология может в данном случае показать, что это наивно. И речь может идти о создании идеальной модели с новой мерой определенности – неопределенности.

Философия в качестве методологии, в том числе, методологии творчества, «живет» и только и может «жить» в пространстве перманентного диалога между своей традиционной академической, вербальной, рациональной формой и формой своего «инобытия» в лоне реальных творческих процессов как процессов рождения новых смыслов. Формой этого диалога является резонансное взаимное изменение сторон, которое философия фиксирует в виде конкретных методологических ситуаций, одновременно проектируя новую идеальную логико-визуальную модель, становящуюся априорной для последующей методологической ситуации /см. схему/

Один из возможных образцов открытой логико-визуальной модели методологической ситуации, на наш взгляд, был в свое время предложен коллективом ученых под руководством академика Н.Н.Моисеева как модель «ядерной зимы».

Принципиальный вклад в создание моделей, очевидно, сможет внести современная компьютерная техника /см., например, работы М.Субботина по проблеме так называемого гипертекста и др./

Только понимание всей сложности и многомерности движения мысли и осуществления действия в социуме, которые дает нам современная постнеклассическая философия и наука, может дать ответ на вопросы возможностей и границ философии как методологии, в том числе, методологии творчества, на которую возлагаются надежды по урегулированию острейших проблем современной инновационной цивилизации.


^ I. КЛАССИЧЕСКАЯ РАЦИОНАЛЬНОСТЬ

1. Философия МетодологияНаука

/Философия «на службе» общества (марксизм)/

2. Философия МетодологияНаука

/Философия «на службе» субъекта (субъективистская философия)/

3. Философия  Методология /частично/

/до науки; до и после науки/

^ II. НЕКЛАССИЧЕСКАЯ РАЦИОНАЛЬНОСТЬ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Российское философское общество секция «теория и методология творчества» iconРоссийское философское общество секция «теория и методология творчества»
Коллективная монография является пятой коллективной работой, которая посвящена систематическому обобщению, изложению идей и опыта...
Российское философское общество секция «теория и методология творчества» iconРоссийское философское общество секция «теория и методология творчества»
Творчество в пространстве и времени культуры. Монография. (Под ред. А. Н. Лощилина, Н. П. Французовой). – М.: Рфо, 2002. – 104 с
Российское философское общество секция «теория и методология творчества» iconРоссийское философское общество секция «теория и методология творчества»
Метафизика креативности. (Под ред д ф н., проф. А. Н. Лощилина, д ф н., проф. Н. П. Французовой). – М.: Рфо, 2006. – 163 с
Российское философское общество секция «теория и методология творчества» iconИнститут философии российское философское общество секция «теория...
Лощилин А. Н. (сост и отв ред.), доктор философских наук, профессор Французова Н. П., доктор философских наук, профессор Мялкин А....
Российское философское общество секция «теория и методология творчества» iconРоссийское философское общество секция «теория и методология творчества»...
Методологические проблемы науки. Монография. (Под ред. А. Н. Лощилина, Н. П. Французовой). – М.: Рфо, 2003. – 136 с
Российское философское общество секция «теория и методология творчества» iconПрограмма курса методология истории д филос н., проф. Антипов Г. А. Новосибирск 2004
Методология как рефлексия предельных оснований научного познания. Философия и методология. Философия и наука. Методология науки и...
Российское философское общество секция «теория и методология творчества» iconПрограмма курса "История и методология физики"
Физика и производство. Физика и общество. Место физики в системе наук. Эксперимент и теория в развитии физики. Преемственность в...
Российское философское общество секция «теория и методология творчества» iconМонография рекомендована к печати Бюро секции «Теория и методология творчества»
Развитие науки и творчество. Монография. Под ред. А. Н. Лощилина, Н. П. Французовой. М.: Рфо ран, 2002
Российское философское общество секция «теория и методология творчества» iconЮжно-российское культурологическое общество гуманитарный центр краснодарского государственного
Под науч ред. Б. П. Борисова и И. В. Кочубея; American Concert Alliance, llc; Южно-Российское Культурологическое Общество; Гуманитарный...
Российское философское общество секция «теория и методология творчества» iconТематика контрольных работ по курсу «Теория и методология государственного...
Тематика контрольных работ по курсу «Теория и методология государственного управления»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
pochit.ru
Главная страница