«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа)




Скачать 174,13 Kb.
Название«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа)
Дата публикации24.04.2013
Размер174,13 Kb.
ТипИсследовательская работа
pochit.ru > Журналистика > Исследовательская работа
«Сияет свет неизреченным словом»

(научно- исследовательская работа)
Поэзия Сагировой – сгусток

философской мысли,

предназначенная всем читателям,

но прежде всего читателям мыслящим.

Алевтина Сагирова - поэт волею Божией, дар поэтического видения и слова она несет через всю жизнь, прислушиваясь к шелесту берез, шепоту ру­чья, пению матери, голосам детей, затаенному мол­чанию малой родины и гомону, крикам, стонам Ро­дины большой. И все это - в глубине того, что со стороны видится как судьба обыкновенной женщи­ны, жены, матери, журналистки, верного друга мно­гих людей: и простых тружеников Советского райо­на, и творческой интеллигенции нашей республики. Две судьбы - поэта и человека - неразрывно слиты и наиболее полно представлены в ее поэзии.

Поэтизация обыкновенной жизни - определяю­щая черта лирики Алевтины Сагировой. В этом вы­ражается приятие мира таким, каким он дан нам свыше, ведь жизнь наша - день: работа ради куска хлеба, заботы о родителях и детях, но день этот - золотая скорлупка, внутри которой - целая вселен­ная наших чувств, страстей, желаний, порывов.

О Алевтине Александровне Сагировой, как человеке и женщине, я узнала из статьи Н. Виногорова «В моем доме пахнет пирогами». Само название статьи говорит о многом: поэтесса хорошая домохозяйка, добрая мама, мудрая жена и просто душевная, чуткая, романтичная женщина. Обо всем этом мы узнаем из статьи журналиста Николая Виногорова.

Имя Алевтины Сагировой, думаем, хорошо знакомо нашим читателям и поклонникам поэзии. Два ее поэтических сборника «Дом на юру» и «Зеркало» разошлись, едва выйдя в свет, и уже стали библиографической редкостью. А в творческих планах А. Сагировой - третий сборник. Когда наша газета решила преподнести милым женщинам поэтический подарок - подборку стихов Алевтины, я с удовольствием встретился с поэтессой и журналисткой (она работает в редакции советской районной газеты).

- Алевтина Александровна, когда же было написано самое первое стихотворение?

- Я его не написала, а просто сочинила. В нашей семье жила бабушкина тетушка, старая и слепая. Я знала, что она меня не сможет вывести на чистую воду, и часто просила ее послушать, как я читаю. Хотя букв я еще не знала, а просто брала книжку с цветными картинками и сочиняла к ним тексты. Придумывала, как могла. Старушке было интересно, и она меня поощряла: то похвалит, то угостит чем-нибудь. Возможно, с этого все и началось.

Потом я стала немножко рифмовать слова. Позже появились подражательные
строки. В старших классах, были обычные стихи о первой влюбленности, Первых чувствах, все доверяла бумаге - и никому больше. Даже родители ничего не знали. И открылась "обществу" только в 25 лет.

- Неужели до тех пор нигде не было напечатано ни одного стихотворения?

- Была всего лишь одна публикация. Однажды в школе я написала сочинение о любимой учительнице истории и закончила его стихами. Сочинение заняло первое место на районном конкурсе, его напечатали в санчурской районной газете. Причем две строки тогда исправили без моего ведома. По этому поводу я сильно переживала.

- А как же произошло рождение поэтессы Алевтины Сагировой?

- Я тогда уже ушла из школы, где преподавала, и работала в поселке Алексеевский в сельсовете. Нашу районную газету не выписывала. Но, видимо, судьба есть судьба: однажды в газете литературная страница вышла с объявлением, в котором всех, кого посещает муза в дневные или ночные часы, просили присыпать в редакцию свои творения. И надо же было так случиться, что именно этот номер газеты кто-то по ошибке положил в мой почтовый ящик. Я увидела приглашение и решила послать в редакцию пару стихов. Правда, потом переживала. Целый месяц! Казнила себя: зачем я это сделала?!

Потом ведущий литстраницы Георгий Прохорович Пирогов пришел в сельсовет - поговорить, познакомиться.

Задели, видимо, его эти стихи, и он решил со мной поработать. Я считаю его своим первым учителем, который "жестоко" со мной обращался и о общем-то дал азы. Потому что одно дело что-то там сочинять, другое - написать настоящее стихотворение. Пирогов научил работать со словом, чувствовать музыку слога. В духовном плане этот человек сделал для меня очень много.

- Когда вам лучше всего пишется - вечерами, ночами, утром или ... ?

- Когда уж, как говорится, "прижмет", тогда и пишется. Молодая была - сочиняла и на уроках, и на лекциях, особенно на лекциях по высшей алгебре.

- По алгебре? А кем вы мечтали стать в детстве?

- Археологом, мечтала проводить раскопки, копаться в предметах старины. Читала об этом в газетах, журналах. Но такой факультет был только в Московском университете, и я посчитала, что с моей базой (сельская школа) туда не поступить. И тогда я поддалась инерции и вместе с подругой пошла на физмат. Математика не была в числе моих любимых предметов. Просто давалась мне легко.

- Значит, до сих пор жалеете, что пошли на тот факультет?

- Жалею в том плане, что пять лет я в общем-то потеряла. Надо было идти на какой-то гуманитарный. Мне вот сейчас приходится наверстывать: много читать. Хочется пошире знать зарубежную литературу, живопись, философию.

- От философии давайте перейдем к земной жизни. Расскажите о своей семье.

- Родители живут в сельской местности, в Санчурском районе Кировской области. Муж работает в школе, у нас трое детей.

- Готовить любите?

- Особенно пироги печь. От души чтоб получилось. Пеку с разными начинками. Полдня чтоб провозиться. И чтоб дух был по всему нашему подъезду.

- А любимый поэт у вас есть?

- С возрастом привязанности меняются. Какое-то время была без ума от Пастернака, причем юного. Лермонтова очень любила, зачитывалась им - был такой период. Потом у меня наступила "эпоха Евтушенко", запоем читала и учила его. В самой ранней юности любила читать со сцены стихи Асадова. До сих пор знаю многие наизусть.

- Говорят, вы любите цветы?..

- В детстве я не могла без умиления, без дрожи душевной смотреть на незабудки. Обычные цветы, растущие где-нибудь у речки, у меня вызывали чуть ли не слезы. Я не знаю, почему. Потом стала так же умирать от нежности к ромашкам, когда их много-много на лугу. Представляете? Сама люблю выращивать на садовом участке гладиолусы.

- А какому цвету отдаете предпочтение, скажем, в одежде? Не секрет, в представлении многих женщина, пишущая стихи, и в одежде немного не от мира сего...

- Здесь все зависит от настроения. Бывают меланхолические дни, когда хожу только в черном. Если же хорошее настроение, предпочитаю яркие цвета, даже ярко-красное платье могу надеть. А так люблю тона более спокойные - перламутровые, серо-голубые, сиреневые.

- Мы желаем вам, Алевтина, чтобы ни вдохновение писать стихи, ни желание печь пироги не покидали вас, поэтессу и вполне земную женщину.
Алевтина Александровна родилась 29 июля 1954 года в д. Малое Притыкино Санчурского района Кировской области. Первые стихи начала складывать еще до школы, а записывать их в особую тетрадь - лет с одиннадцати. Занятия стихосложением держались в тайне от родных, педагогов и друзей, первая публикация в районной газете состоялась только в 10 классе.

В 1976 году после окончания физико-математического факультета Марийского педагогического института была направлена учителем в Алексе­евскую среднюю школу Советского района. В те годы началось тесное со­трудничество с литературными страницами районной газеты «За коммунизм» (ныне «Вестник района»).

В 1983 году впервые была приглашена на республиканский семинар «Литературная осень» и тепло принята писательским сообществом респуб­лики, а особенно Н.И.Жибрик и В.М.Пановым.

Подборки стихов в разное время публиковались в литературно-художественном сборнике «Дружба», журнале «Ончыко», газетах «Марий­ская правда», «Молодежный курьер», «Республика». По рекомендации Сою­за писателей республики в Марийском книжном издательстве в 1989 году вышла в свет первая книга стихов «Дом на юру», в 1993 году вторая - «У зеркала».

В годы перестройки возникли неизбежные трудности с изданием книг, но они все-таки выходили на средства меценатов и друзей как в Йош­кар-Оле, так и в Санкт-Петербурге. В 1996 году - сборник стихов «Я приду­мала тебя», в 1998 - 1999 годах - «Полынная горница» и «Песенка про моль».

В декабре 1998 года была принята в члены Союза писателей России.

В 2003 - 2005 годах отдельные произведения опубликованы в коллек­тивных сборниках «Детвора» и «Поэтический дуэт», выпущенных Йошкар-олинским городским управлением образования и литературным клубом «Патриот», «Сотовый мед» и «Русское слово в Марий Эл». В песенной анто­логии о марийском крае «Марий Элем», посвященной 85-летию образования Марийской автономии, опубликован гимн Советского района (музыка С.Макова, слова А.Сагировой).

В 2005 году подготовлена к изданию книга стихов «В золотой скор­лупке дня». Она выиграла грант в конкурсе на издание социально значимой литературы, проводимом Министерством культуры Республики Марий Эл, и вышла в свет в 2006 году в издательстве «Периодика Марий Эл».

За годы творчества состоялось множество встреч со школьниками, студентами, ветеранами, рабочими, творческой интеллигенцией Советского района и республики. Многие стихи положены на музыку и вошли в репертуары самодеятельных и профессиональных исполнителей.
Удивительно все-таки человек устроен: постоянно его память к прошлому тянет. Сколько уж лет минуло, а вот помнится - точно это вчера было - одна из встреч с автором "Малахитовой шкатулки". Слышу его степенный и приглушенный окающий уральский говорок:

- Слово больно уж баловства с ним да безоглядного озорства не терпит. Оно - что малахит наш уральский: только живинке да особинке приветливо. В нем душа человечья выпевается...

Согласитесь, сколько стихов на Руси о грозе сложено, а нас вот к майской тютчевской тянет. А все потому, что там эта самая "живинка-особинка" в самом слове сокрыта: она образ грозы на себе держит, авторскую душу "выпевать" заставляет.

Кажется, после Ф. И. Тютчева о грозе уж никто и написать не решится - стоит ли перепевать сказанное? Ан - нет! Передо мной - крохотное, всего-то в восемь строк, стихотворение «Ночная гроза». Приведу лишь последнюю строфу:

Убегу в ревущую безбрежность,

Знать, во мне потребность эта есть:

У грозы-пантеры гладить нежно

На загривке вздыбленную шерсть.

Смотрите, как тут все ладно к месту пригнано: и слово с его раскатистостью, и ритмический лад стиха. И как смыслоемок образ грозы!

Принадлежат стихи Алевтине Сагировой, а взяты они из ее первого сборника «Дом на юру» (Йошкар-Ола, 1989). Здесь что ни стихотворение, то новое обнажение электродов чувств неспокойной женской души. И, признаться, когда недавно раскрыла обложку нового сборника ее стихов, брала какая-то коварная опаска: а состоится ли внове встреча с этой самой душевной обнаженностью внутреннего авторского «я» и его двойника - лирического героя?

А поэт, по очень точной метафоре Новалиса (XVIII в.), - это «Вселенная в малом преломлении». Именно это «малое вселенское преломление» всегда тревожит и бередит внимание и душу читателя; и если этого нет, «не состоится» и сам поэт. Сборник стихов «У зеркала» к тому же еще и особенный: он поистине женский во всем - и в выражении психологии любви, и в манере поэтического видения действительности. Действительность же - это само время: его не обойти, не объехать. Читая стихи А. Сагировой, мы словно бы глядимся в зеркало, в котором отражается и наша душа с ее миром чувств, и время, в котором мы живем. Отражается наша смутная пора с ее растерзанностью, неустойчивостью бытия и искаженной нравственностыо. И зеркалу не скрыть всей этой кривизны:

Ах, Расея-матушка, что с тобой?

Кто в разгул ударился, кто в разбой.

Сказано сурово, но точно. Мы стоим у бездны на краю, и потому сливаются воедино и голос самого поэта, и голос лирического героя его стихов, выступающего, по М. М. Пришвину, сотворенным «я»: «Не наша ль совесть уплыла за тридевять морей?» Вопрос обращен ко всем нам:

И чахнет дух, как хлебный злак,

посеянный в подзол.

А мы живем. Нам ложь не в счет,

Предательство не срам.

Но кто же камни соберет

Построить новый Храм?

И этот Храм - наша совесть. А она ослеплена сегодня рутиной бытия, когда уживаются в нас, казалось бы, несовместимые вещи – «взлет душевный и надлом». Ох же и страшно это «души искривленье»!

Душа не может быть крылатой,

Когда в себе скрывает зло.

И тут ключевым выступает стихотворение «Уж лучше бы это во сне». Да, страшно, когда не во сне, а наяву «мужи изменяют стране, а жены мужьям изменяют», когда «вершится циничный размен квартирами, совестью, смыслом». Поэтессой движет вовсе не смятение, а здоровая боль, когда она сетует, что «душа разучилась петь и быть разучилась сильной», и спрашивает и себя, и каждого из нас: «Неужто веру заложить в ломбард?»

Нет, такой рационализм не помеха сердечному вулкану поэтессы. Он - и в ее интимной лирике, где мудрая печаль любви («ты будешь счастлив, мой единственный, ценою счастья моего»)

соседствует с гармонией души («будем мы намывать годами наших встреч золотой песок»). Но жизнь - штука капризная, и даже «под куполом ясным любви» мы ломаем ей крылья. А женская душа даже в твердости своей так легко ранима. И «невстречею изувечить душу ждущую так легко». Тогда-то и наступает «зима души», а затем «змейкой по душе» ненароком и трещина пробежит.

«У женщин, - писал Г. Гейне, - не бывает второй любви; их природа слишком нежна, чтобы быть в состоянии дважды перенести это страшное потрясение чувств». А может, это просто поэтическое преувеличение великого гения? Не знаю. Каждый из нас волен здесь судить по-своему. Но, читая стихи А. Сагировой, лишний раз убеждаешься: женщина даже в поэзии отдает предпочтение скорее душе, чем разуму. Тоска и нежность чувства точнее шлифуются на оселке женских стихов:

То ль намеренно, то ли случайно.

Но как долго мы вместе с тобой

Унижали трусливою тайной

Эту гордую птицу - Любовь.

В стихах А. Сагировой целый спектр ярких, самобытных изобразительно-стилевых средств. Но две речевые стихии здесь особенно выразительны: с одной стороны - необычная, идущая, пожалуй, от импрессионистов, метафоричность слога, а с другой"- народно-сказовый его лад. Импрессионизм в сагировских стихах незрим, 'размыт", но все равно его чувствуешь - как соль в морской воде: это и перенасыщенность символами, выступающими в одежде намеков, нелегко уловимых читателем и потому требующих от него напряжения и работы мысли; это и слова-<штрихи>, мгновенно фиксирующие каждое впечатление, и недосказанность: «Теплый солнечный шар, напоследок алмазом сверкнувши, прикоснулся лучом к пролетевшим, как птицы, годам» или «Целуется дождь с заостренными лицами крыш»... Флер импрессионизма лежит на многих стихотворениях сборника: «Ушел далече лет гусарский полк», «Когда живу вне времени и сути», «Я буду помнить» и др.

Но самый мощный речевой пласт в сборнике стихов А. Сагировой - стихия народного стихового сказа: то озорство, то тихая грусть, сливаясь воедино, создают удивительно яркий словесно-музыкальный колорит, придают слову полетность и напевность. Читатель не пройдет мимо таких сказов, как «Ключевой воды попью», «Я в кольце твоих рук», «До чего же я стала смелая», «На роду написано». Любовные переживания нередко облекаются в форму древнего заговора-присушки. Вслушайтесь в ритм стиха, в звуковую и смысловую вязь слов, всмотритесь в его структуру:

Что ж теперь печалиться

О цветочке аленьком

И о том, что жаркую

Птицу не словить?

Алевтина Сагирова как поэтесса очень требовательна к своим стихам, и каждое из них, что называется, «по росту мысли». Хотелось бы лишь уберечь ее от соблазна прибегать к образам-клише, как сталось это с кочующим по многим страницам сборника - причем в разных ипостасях - образом-символом звезды. И стоит ли еще увлекаться сверхоригинальными сравнениями и метафорами вроде «Я искалеченную суть из лет прошедших извлекаю»?

Видать, читатель заметил, что в стихах А. Сагировой много печали и «грусти в оковах». Но эта грусть-печаль особенная - светлая и, если хотите, созидающая. «Отшатнешься от черноты... обернешься на Русь нечаянно, удивишься - светла!» И разве эта вечная светоносность матери-России не есть наша общая надежда?

Так уж получилось, дотоле прочитала норный сборник стихов Алевтины Сагировой "Дом па юру" и солидарна с мнением рецензента И. Карпова ("Л.С", выи XIII, 1990) о книжке-малютке, которая умещается в ладошке. Духовный же вес гораздо ощутимее. Воистину пробуждаются "чувства добрые", даже когда говорится о покинутой деревне, иных разбойных вехах истории.

Вот так и в стихах без переплета. Это хорошо, когда есть умение понять и полюбить людей, ибо раздражение, коим нынче страдают даже те, на кого уже работает имя, вызывает ответное неприятие, если не более того...

Даже говоря о репрессиях, в которых "нынешних бедствий первопричины", поэтесса обращается к нам от накинувшего поколения: "Не повторите, живущие, нас!" Да, да - поэтесса, так как стихи вполне зрелые, а поэзии местного масштаба не существует. Их мягкий говорок, несмотря ни на что, приводит к согласию, вселяет надежду на лучшее.

Добрый и бодрый внутренний зов чувствуется и в философских размышлениях о других искривлениях, известных нам. Любовь и боль переплелись у родника с мертвой водой. Сагирова приглашает к нему "умника из столицы", ругающего свою родину:

А спустись, очисти жилу

Да поставь смолистый сруб...

Все выше берут струны тугих строф о звонящих по нашей совести колоколах соборов:

...И мы живем, нам ложь не и счет,

Предательство не срам,

Но кто же камни соберет

Построить новый храм?

Смаковать факты, улюлюкать, эдаким залихватским словцом будоражить не мысль, но озлобленность не в правилах Сагировой. Популярности ожесточения она предпочитает обыкновенную человеческую досаду. Ее отношение к противоречиям, к эпохе, которая по В.Гордеичеву «...в ухо дышит, палит и леденит», иное - прямое и светлое, тепловатое, даже и зыбко-нежное. Имеете с тем, стихи не грешат против истины, по-настоящему честны и волнующи. А главное, они не мудрены и очень понятны.

Пишет Сагирова легко, не в смысле самого процесса творчества. И это - достоинство. Есть крепко выверенное чувство меры, уживающееся с полной раскованностью. В обычное видение мира привносится какая-то одухотворенная надежда на лучшее. Таковы свидетельства своеобразной одаренности автора.

Сколь близко и понятно каждому желание дойти до детства через те же земляничные овраги и острую осоку. Многим знакомо и это возвращение к памяти:

В кухнях разных общежитий,

снятых комнат и углов...

Она заметила, что в родительском доме «подголубил наличники отец», что «при свечах так прекрасны усталые женские лица». А стихотворение "Охотник" - находка целиком! Разговор с сыном о... старой дырявой кастрюле. И еще: до смешного обычная вещь: "Я суп сварю и вымою посуду", но это все жизнь, ее былое и настоящее, непохожесть и тождество, что всегда взвешеннее вымученных кем-то ямбов и хореев.

Сколь же приятны стихи о любви без слов о ней! Вот картинка: увяз каблук в рыжей глине и ее искреннее: ты ждал этого, милый?

"Как страшно, если навсегда

К неволе сердце привыкает".

Таковы переживания человека, способного на большое чувство...

Однако на гребнях истинного стиха мелькнет вдруг что-то отнюдь не сагировское. "Звездой бы сгореть на лету", "девственно чист", "дышу как воздухом" - все эти романтические клише уже где-то встречались. Неоправданно часто вплетается в тугие косы строф ветер как физическая величина.

Поэзия А. Сагировой при всей видимой непосредственности и простоте – это поэзия высочайшего мастерства, тонкого художественного вкуса, поэзия естественности, которая достигается соединением природного таланта со знанием и опытом. Ее поэзия поражает необъятностью горизонтов слова, его пространством, вмещающим поистине целые миры. Каждое слово поэтессы обладает просторностью и вместительностью. В ее стихах нет ограничения, какого-то предела, в ее стихе – целый мир. Посмотрите, как просторны описания окружающего мира:

Бродит солнце в сквозном сосняке,

По хвоинкам опавшим ступает,

На протянутом в небо стволе

Золотистой слезой выступает.

Слово Сагировой родилось под высоким голубым русским небом, вместило в себя и тревожные всполохи, и радости, и мятущуюся ширь. В ее слове – поистине покоряющая сила. Вдумайтесь в такие строки:

Снег сошел, ушла вода,

Отзвенели крыш капели,

Но внезапно холода

Как шальные налетели.
Снова ветер рвет с петель

Дверь, захлопнутую наспех,

И летит, летит метель

За окном, промытым к Пасхе.
Как сошедшая с ума

От бессилья стать моложе,

Все бросает снег зима

На травы зеленый ежик.
Злясь, бесчинствует она,

Студит комнаты и души,

По ночам почти до дна

Вымораживает лужи.
Так и люди. Зло храня,

Наполнял сердце ядом,

Ненавидя и кляня,

Студят тех, кто с ними рядом.

Опять о жизни человеческой, бедах людских взяты так крупно, «вселенски», что для мелочной изобразительности уже не остается места. Художник слова не «конкретизирует», не привязывает чувство, настроение к бытовым подробностям жизни, а могучими ударами слова через пейзажные детали показывает людские печали и неурядицы.

Говорит ли поэтесса о любви или радости, о страдании или печали, говорит ли о смерти или старости, о Боге или суете жизни – она всегда находит такие слова и такие сочетания, где выявляется самое главное, корневое, вековое сущности жизни. И это важно, потому что мощь слова определяется прежде всего способностью соединять в себе миры; подтверждением к сказанному служит стихотворение «Троица»:

Ах, не царственными розами,

Не шелками, не парчой,

Церковь убрана березами

И травою-муравой.
Пахнет лугом свежескошенным,

За окном церковным – синь,

Не беда, что на пол брошены

И крапива, и полынь.
Рядом с травкой серафимовой

Как сердечко-лопушок.

Отзвук песни херувимовой –

Незабудки лепесток.
Так и в жизни: радость с горечью,

Боль и нежность – так близки!

Что ж вы, люди, из-за мелочи

Из друзей – да во враги?

Свечи теплятся янтарные,

И молитва, как родник,

Благодати силу дарует

Тем, кто сердцем к ней приник.

Я не знаю другого примера, когда эпическими, по сути, средствами создавался бы тончайший и глубоко личный мир лирического героя, когда жизнь конкретного человека, вобрав в себе столько «вселенского», оставалась бы конкретной человеческой жизнью, не утрачивала бы примет индивидуальности, времени, места.

Нельзя не сказать и об особенности стихов Алевтины Сагировой. Ее поэзия исходит из особенностей русского национального характера. Русский человек любит деревню, природу, дорогу, Родину, поэтому предметами изображения прежде всего являются: лес, река, поле, дом, деревня, ветровые дали, зоревые рассветы и закаты. Это постоянные детали лирических излияний в творчестве талантливой поэтессы

Сагирова любит природу, полную буйства, печали, своевольства, тайны. Она тоскует в четырех стенах своего дома, ее куда-то тянет, зовет неизведанное…

Как мне кажется, Алевтину Сагирову можно отнести к самым сильным и талантливым выразителям этой беспокойной русского национального характера, этого вечного русского «порывания» в неведомое, в новое, дальнее:

Друзья торят дорогу в небеса,

Оглядывая путь земной печально.

Все тише их родные голоса,

Просящие молитвы поминальной.
Под их ступнями Млечный путь пылит,

Земных страстей рассыпаны оковы.

С далеких и неведомых орбит

Сияет свет неизреченным Словом.

Поэзия Сагировой – «тихая», неброская, душевная. Когда читаешь ее стихи, то кажется воскресают перед нами во всей могучей силе и ароматной свежести русские дали, простор, отчий дом, без которых не мыслит себя счастливым ни один человек. Жажда свободы воли, тяга к отчим просторам переполняют поэзию Алевтины Сагировой. Ее поэзия – это песня, исторгнутая из души, обвевающая нас запахом гроз, весны, цветов, запахом жизни.

Когда живу вне времени и сути

Земных печалей и земных волнений,

Я становлюсь бесплодно-невесомой,

Вся зренье, обонянье, чуткий слух.

Я растворяюсь в воздухе и камне,

Бегу водой прозрачной по протокам,

Блуждаю в лабиринтах подземелий,

Скольжу пылинкой в солнечном луче.

И ощущаю ясно нераздельность

Себя с природой, с Бесконечным Миром,

М Космос неразгаданный читаю

Без перевода на земной язык.

Алевтина Александровна Сагирова обладает даром поэтического самораскрытия, даром улавливать и передавать в музыке стиха тончайшие оттенки своего поэтического видения, сложной гаммы настроений и чувств, которые теснятся в ее груди, этот «песенный плен» покоряет и захватывает нас словом, мыслью, образом, единством внешнего рисунка стиха с внутренней эмоциональностью, душевностью. Этим «лирическим чувствованием» проникнуто все творчество талантливой поэтессы: раздумья о судьбе деревни, родины, о любви, о природе. Именно эта проникновенность «лирического чувствования» заставляет сильнее биться наши сердца, страдать, радоваться, плакать, смеяться.

Светлы березовые рощи,

А неба край в закат одет,

И женщина белье полощет

В речной воде, в речной воде.
На свете нет работы проще,

Зачем тогда подкралась грусть,

И будит детство в старой роще

Опавших веток громкий хруст?
А памяти неровный почерк

Ведет туда, где рябью гладь,

Где с песнею белье полощет

Еще не старенькая мать.

Похожие:

«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа) iconНаучно-исследовательская работа на VIII городскую конференцию молодых...
...
«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа) iconРайонная научно-практическая конференция молодых исследователей
Научно- исследовательская работа: Истоки православной культуры жителей села Першино
«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа) iconНаучно-исследовательская работа по теме «Кубанские товары только отличного качества!»
Научно-исследовательская работа по теме «Кубанские товары только отличного качества!» в рамках месячника «Качество»
«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа) iconНаучно-исследовательская работа

«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа) iconНаучно-исследовательская работа в мбоу сош №3 осуществляется в рамках...
Научно-исследовательская работа в мбоу сош №3 осуществляется в рамках реализации проектов «Школьное научное общество учащихся», а...
«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа) iconНаучно-исследовательская работа ученицы 10 класса Ефремовой А. «Тайна нежной фиалки»
Приложение Научно-исследовательская работа ученицы 10 класса Ефремовой А. «Тайна нежной фиалки»
«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа) iconИсследовательская работа по теме: «Любовь в жизни и в творчестве И. А. Бунина»
Республиканская научно-практическая конференция к 140-летию И. А. Бунина. Исследовательская работа по теме: «Любовь в жизни и в творчестве...
«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа) iconБиологическое обоснование приемов снижения инфекционного потенциала...
Диссертационная работа выполнена в гну "Всероссийский научно-исследовательский институт защиты растений" Россельхозакадемии и филиале...
«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа) iconНаучно-исследовательская работа на тему: «Геометрия в абстракции»
Математические законы изобразительного искусства
«Сияет свет неизреченным словом» (научно- исследовательская работа) iconЛекция Марка Л. Профета 05. 04. 1969 Наша сегодняшняя лекция называется «Теперь мы видим Свет»
Ибо свет и энергия это практически синонимы в том смысле, что энергия может быть использована, чтобы производить свет, а свет, как...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница