Седентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли




Скачать 314,27 Kb.
НазваниеСедентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли
страница1/3
Дата публикации20.05.2013
Размер314,27 Kb.
ТипДокументы
pochit.ru > История > Документы
  1   2   3
Седентаризм

Назикбек Кыдырмышев
Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли

существует отдельное друг от друга население, одно оседлое, другое кочевое

Рашид ад-Дин Хамадани
Ключевые слова: эпистемология, история, кочевниковедение, постмодернизм, постколониализм, постструктурализм
Седентаризм1 - это исторический дискурс и представления оседлого мира о кочевниках. Седентаризм основан на отчуждении кочевников и формирует иерархически структурированную бинарию: оседлый (хороший, прогрессивный, цивилизованный) – кочевой (плохой, дикий, свирепый). Седентаризм возник и развивался в зоне контакта с кочевниками практически во всех оседлых евразийских летописных и исторических традициях, независимо от места и культуры, но был легитимизирован в гуманитарной науке через доминирующее европейское понимание истории и востоковедение2
^ В качестве введения хотелось бы привести несколько отрывков из разновременных источников:

Ты не понял меня, властитель Персии, – ответил Идантирсус. – Я никогда и ни от кого еще не бежал в страхе, как и теперь от тебя. Для меня ничего необычного в том, что я сейчас делаю, нет: это обычный образ жизни, который я веду даже в мирное время. Если ты хочешь знать, почему я не сражаюсь с тобой, я скажу тебе: в нашей стране нет ни городов, ни обрабатываемых земель; боязнь потерять город или вид вытоптанных полей, в самом деле, мог бы спровоцировать нас на битву – но у нас нет ни того, ни другого3
Они [хунну] передвигались в поисках воды и травы, у них не было обнесенных стенами городов и постоянного места для жилья, они не занимались обработкой полей, однако у каждого имелся отведенный ему участок земли.4
Я дал ему, Климычу, выговориться до конца и стал объяснять, почему киргизы занимаются главным образом скотоводством, какое это длительное и трудное дело – от скотоводства и непрестанных кочевий осесть на землю, взяться совсем за иное, за непривычное дело. Сказал Климычу, что и Советская власть заботится о том, чтобы кочующих киргизов превратить в оседлых… Я долго пытался внушить Климычу мысль, что исторические периоды в жизни целых народов чередуются в известном порядке с железной, неумолимой последовательностью; что каждый киргиз в отдельности ни прав, ни виноват в том, что он кочевник, что до сих пор не осел на землю, что не занимается пока земледелием и т.д. и т.д. Я все хотел ему доказать одно: что какого-то особенного, прирожденного, национального порока во все этом нет и быть не может, что все эти особенности были бы свойственны и любому другому народу, если бы только он оказался в совершенно таких же условиях как киргизы5
Of Predators and Prey6
«О духе кровожадности древних (на материалах эпоса тюркоязычных народов)» –на конференции «^ Россия и Восток: проблемы взаимодействия»7
В ряде центральноазиатских стран, и даже в отдельных республиках Российской Федерации, наблюдается любопытная тенденция в отношении к кочевникам, ставшая особенно заметной в постсоветский период. Она связана со спецификой националистических мифологий, которые, как и в других странах, стремятся к прославлению реальных или воображаемых предков. Поскольку эти предки, во всяком случае, часть их, нередко были кочевниками, некоторые ученые и особенно псевдоученые дилетанты или стремятся преувеличивать их уровень развития и достижения, или, напротив, утверждают, что они вообще не были кочевниками, а практиковали комплексное скотоводческо-земледельческое хозяйство... В подлинной науке нет места (и нужды) необузданной фантазии и идеологическим спекуляциям любого рода.8
^ Об истоках образа «чистых» кочевников. Я исхожу из мысли о том, что история кочевников – это история, написанная оседлым миром, не только рассказанный нарратив о Других,9 который изобразил их как диких и кровожадных, но и идеологически обоснованный дискурс. Героические эпосы многих оседлых народов, в том числе и русского, основаны на борьбе с кочевниками. Структурные противопоставления Себя кочевникам как к Другим, которые ведут необычный, ненормальный с точки зрения оседлых народов, образ жизни, помогали этим народам осознавать собственное превосходство. Конструирование собственной идентичности оседлых народов, знакомых с кочевниками, идет через борьбу с ними, как борьбу добра и зла, цивилизованности против дикости. Лоренс Кахун описывает это таким образом: «То, что представляется культурными элементами – человеческое бытие, слова, значения, идеи, философские системы, социальные организации – поддерживается в видимом согласии только через активный процесс исключения, оппозиции и иерархизации. Другие явления и элементы должны быть представлены как чуждые или ‘другие’ через репрезентацию иерархического дуализма, в котором собственные элементы находятся в привилегированном, преимущественном положении и чуждые элементы обесценены тем или иным образом».10 Конечно же, концепция непохожести Других может также содержать и конкурирующие отношения, сравнительные, подражательные и т.п. Любые культуры имеют свой взгляд на другие культуры, и этот взгляд может быть экзотическим и безвредным, но если это не взгляд против них. Когда такой «взгляд против» взят в основу взгляда культуры, доминирующей над другой как в военном, так и в экономическом плане, такой взгляд может привести к разрушительным результатам.11

Представления о дикости и жестокости кочевников постепенно переходят из народных преданий в письменные летописи оседлых народов, и оттуда, в свою очередь, в историческую науку оседлых народов, которая более всего доверяет собственным письменным историческим источникам. Образ кочевника, не имеющего постоянных жилищ, не занимающегося земледелием существует с самого начала возникновения кочевников и письменной истории оседлых народов. С развитием европейской исторической науки, образ кочевников, живущих скотоводством и охотой (непроизводящих, а присваивающих) приводит к научно доказанному возникновению образа “грабителей-паразитов”, “распутных кентавров”, “трутней человечества”. Неслучайно, наверное, например, в определении признаков цивилизации Гордон Чайлд, ставит, в первую очередь, зерновое хозяйство и города.12 Большинство же ученых Запада считает, что у кочевников не было ни земледелия, ни городов и, следовательно, у кочевников не было цивилизации, а культура, если и была, то была примитивной и отсталой, так как кочевничество считалось переходным состоянием от пастушества и собирательства (присваивающая экономика) к земледелию (производящая экономика).

На самом деле, все это идет от контактов с кочевниками в пограничной (наиболее близкой к летописцу и очевидцу) зоне между степью и оседлым миром, где пограничным кочевникам действительно нет никакой необходимости сеять и возделывать землю, так как они могут выменять продукты животноводства на продукты возделывания земли (взаимозависимость и временами симбиоз). Сегодня существует сотни археологических свидетельств и находок о том, что в степной зоне, в среде кочевников земледелие было обычным явлением, что у них были постоянные поселения, и другие факты которые, впрочем, успешно игнорируются. При этом следует заметить, что многие из этих работ были проведены и опубликованы еще в советское время, т.е. до периода, когда некоторые официальные национальные историографии стремились к мифологизации.13 Те же самые источники оседлых народов пишут о существовании города (Кемиджкет)14 и земледелия у кочевников даже холодной Южной Сибири: «сеют просо, ячмень, пшеницу и гималайский ячмень; муку мелют ручными мельницами, хлеб сеют в третьей, а убирают в девятой луне».15Русские источники с самого начала сбора сведений о киргизах, пишут о наличии у них земледелия. Согласно описанию Зибберштейна, относящегося к XVIII в. прииссыккульское «пространство… вмещает в себя хлебопахотные места… Во всю дорогу нашу я нигде не видел такого изобилия в хлебе, как здесь: пшеница, ядрица, овес, горох и другие произрастания имеют тут самое цветущее состояние».16

Почему подобные материалы письменных источников самих же оседлых народов, а также археологические свидетельства о наличии земледелия не только у киргизов, но и остальных кочевников, игнорируются современной европейской исторической наукой? Это имеет многовековые корни – кочевой образ кочевников подчеркивался историческими источниками оседлых народов, чтобы показать, что они являются по отношению к ним Другими. Для чего нужны «чистые» кочевники и почему игнорируются факты присутствия у них земледелия в исторической науке сегодня? Почему даже честный комиссар Фурманов игнорирует факт того, что к началу ХХ века в землях по которым он проезжал по землям кочевников, которые в силу неумолимых исторических причин еще не осели на землю, более 95% киргизских хозяйств занимались земледелием?17

«Чистые» кочевники необходимы чтобы в дальнейшем, основываясь на каком-либо евроцентричном учении (основанном на экономическом детерминизме),18 принизить уровень развития кочевников со всеми вытекающими отсюда последствиями. Постоянные поселения и земледелие, конечно же, не должны быть критериями "прогрессивного" развития культуры или наличия культуры вообще – связь материальной культуры с духовной возникает в материалистических учениях Европы. В европейских учениях, основанных на экономическом детерминизме (например, марксизм), «присваивающая экономика» кочевников лежит в основе последующего выведения «присваивающей» культуры номадов: бедный материальный базис не соответствует надстройке – существовавшей относительно богатой культуре кочевников, которая поэтому становится заимствованной.

Таким образом, хотелось бы еще раз отметить, что образ «чистого» кочевника, и, самое главное, его культивирование, было необходим для самого оседлого мира с самого появления самих кочевников, для его отчуждения от категории нормальных людей, построения иерархических бинарных оппозиций с целью осознания собственной доброты, великодушия и цивилизованности. Дикий и кровожадный кочевник существует не сам по себе, а как часть собственного конструкта самости, Себя – как цивилизованного и хорошего. Из народной памяти, сказок, преданий все это переходит в письменные источники оседлых народов, которые сегодня имеют непосредственное влияние на тех историков, которые игнорируя археологические свидетельства, в написании историй кочевников используют авторитеты историков оседлого мира. Такое явление я называю седентаризмом.

Седентаризм. Образы диких и жестоких кочевников присутствуют в сказаниях и летописях практически любых других оседлых народов, столкнувшихся с евразийскими степными кочевниками, однако проблема, на которую еще обращал внимание сам Л. Н. Гумилев в том, что данный образ был легитимизирован в современной исторической и археологической науке.19 На самом деле, я, воспользовавшись ситуацией, просто соединил его, полюбившиеся тюрко-монгольским народам идеи, с идеями Саида,20 постколониальной теории21 и просто дал название данному явлению и постарался, насколько это возможно в рамках одной статьи, дать критику подобного явления.

Я использую термин дискурс, как форму политически или идеологически мотивированной подачи информации, которая превозносится как истинное знание. Дискурс – это явление, которое присутствует в той или иной сфере гуманитарного знания, и обычно доминирующее в какой-либо гуманитарной науке. Несмотря на новейшие работы в западной и российской историографии, седентаризм явственно выявляется при обращении к классическим текстам авторитетных тюркологов и востоковедов и это, в свою очередь, не может не влиять на формирование мышления молодых исследователей.

Критика седентаризма является критикой основанной на постколониальном подходе, вобравшем в себя постмодернистскую и постструктуралистскую критику. Многие в постколониализме видят политику, а не научный подход, который выявляет европоцентристскую или любую другую идеологически обоснованную науку или науку, основанную на предубеждениях, иерархически построенных структурах. Один из основателей постструктурализма, Жак Деррида, писал, что вопрос состоит в том, как оградить этноцентричного Субъекта от осознания самого себя через селективно определяемого Другого. И программа деконструкции подобной иерархической связи в европейской науке, где существует этноцентричная тенденция конструирования Другого как маргинала, скорее всего не для Субъекта, как такового, – это программа для доброжелательного Западного интеллектуала. Будучи европейским философом, он считал, что это является не общей проблемой, но европейской.22Однако, пожалуй, никто не станет отрицать, что мы живем в мире, где господствует европейская наука с ее таким бинарным подходом, поэтому эта проблема становится общей. Потому что через доминирующую европейскую науку, она постепенно завладевает умами и сердцами большинства. В общем потоке доминирующего направления исторической или любой другой гуманитарной науки, становится довольно-таки трудно услышать альтернативные мнения. Следование мнению большинства ведет к появлению осознания собственной правоты и истинности науки у людей, живущих в тот исторический период, когда в таких дисциплинах, как математика и физика, их основы поменялись несколько раз за столетие, несмотря на то, что эти направления науки, в отличие от исторической науки, считаются точными.

В отличие от ориентализма, который, по мнению Саида, возник в период зарождения востоковедения и колониальных захватов европейцев на Востоке, седентаризм возник в самом начале письменной истории, с начала контактов оседлых народов с такими непохожими на них кочевниками. Поэтому в отличие от ориентализма, который можно считать двухвековым продуктом европейской научной мысли, седентаризм еще в стародавние времена плавно перешел из народной памяти в письменные источники оседлых народов. Это стало и главной причиной легитимизации седентаризма в научной среде европейцев, для которых использование источников становится важной частью принципа историзма. Проблема становится долгое время незаметной, прежде всего потому, что методы исследований остаются формально соблюденными.

Считаю нелишним вставлять в текст оговорки, что, по мнению автора, седентаризм является общей проблемой научного подхода в исторической науки в целом, независимо от принадлежности к какому-либо государству или научной школе. Это касается и самих тюрко-монгольских исторических исследований, которые восприняли европейскую методологию, подход и терминологию в изучении кочевников. Только теперь в рамках европейской методологии и подхода кочевники возвеличиваются. Это является последствиями, интеллектуальной иерархии, когда используется авторитетная европейская научная теория. Однако использование европейской теории не может не привести к тому, что исследования неевропейских народов будут приводить к отрицательным для них же результатам. Хорошо об этом написал один из основателей постколониализма Франц Фэнон, который получая европейское образование, постепенно заметил, что все, что было связано с его расой, стало ассоциироваться с символом греха, пока он не осознал, что он сам принадлежит к этой расе.23

^ Ориентализм, постколониализм и постсоветское пространство. Термин седентаризм является дупликацией термина ориентализм, введенного Эдвардом Саидом, для обозначения дискурса, присутствующего, по его мнению, в востоковедческой науке Англии и Франции. Саид сделал исключение для российского и германского востоковедения, поэтому я счел необходимым ввести термин седентаризм, так как, по моему мнению, в случае с Россией (и, скорее всего, с Китаем)24 имеет место быть частичный ориентализм, направленный именно на кочевников, так как их континентальные завоевания распространялись на территории занятые кочевниками. Поэтому седентаризм, по мнению автора, хотя и является явлением весьма распространенным во всей мировой науке, для России и Китая, он, скорее всего, по моему мнению, является идеологическим дискурсом. В западной литературе идет дискуссия о том можно ли применять постколониальную теорию и критику ориентализма по отношению к постсоветскому пространству вообще и к странам Центральной Азии в частности.25Я хотел бы пояснить, для чего в рамках описания седентаризма, как представлений и предубеждений оседлых народов о кочевниках, я также использую термин ориентализм – как представлений Запада о Востоке и постколониальную теорию.

Ориентализм для Э. Саида это «стиль мысли, основанный на онтологическом и эпистемологическом различии ‘Востока’ и (в большинстве случаев) ‘Запада’. Ориентализм может быть описан как корпоративный институт, который имеет дело с Востоком – формулирует утверждения о нем, придает им авторитет, описывая его, путем его обучения, регулирования и управления. Ориентализм – это западный путь доминирования, управления на Востоке, его перестройки (реструктурирования). Ориентализм является авторитетной презентацией Востока, как для Запада, так и для самого Востока. Восток не существует сам по себе, все его прошлое и настоящее «ориентализировано» ориентализмом (Orientalizing the Oriental). Ориентализированный взгляд на Восток, может ретранслироваться на сам Восток, людьми с Востока, которые учились в западных колледжах и стали смотреть на себя глазами Запада.26

В рамках доминирующего понимания истории, которая видится как поступательное движение на пути к Прогрессу, многим приходится определять свое собственное место в подобной Истории. Для России на данном этапе, это становится важной историко-философской проблемой. Евразийская ориентация России, хотя и приближает ее к своим стратегическим интересам в регионе, отдаляет ее от Европы и, следовательно, от Истории. Эту проблему хорошо обозначил западный историк пакистанского происхождения Адиб Халид:

Естественным следствием провозглашаемого отличия от Европы, часто является тезис о том, что Россия имеет особое родство с Азией. Здесь важно признать, что этот тезис – да и весь российский дискурс в отношении Азии – имеет слабое отношение к Азии, а в гораздо большей степени – к сложным и лишенным взаимности отношениям России с Европой. При этом «родство» с Азией не просто служило оправданием восточных завоеваний России, но всегда было тесно переплетено с тревогами в отношении Европы. Часто цитируются слова Достоевского: «В Европе мы были прихлебателями и рабами, но в Азии мы хозяева. В Европе мы были татарами, но в Азии мы сами европейцы».

Далее Халиб показывает, что в исследованиях российского материала, на предмет ориентализма, никак не отражены вопросы ориентализации – зачисления той или иной культуры в разряд «восточных» (т.е. недоразвитых). По его мнению, проблемы ориентализации самой России лежат в дискуссиях об отношения со степными кочевниками.

Те, кто утверждает, что у Киевской Руси с Ордой было только противостояние, или, что московиты ничего не заимствовали у монголов, стремятся, по сути, смыть с России клеймо ассоциаций с Востоком и утвердить, таким образом, ее место в “Европе”. С другой стороны, признание более сложных отношений Московии с монголо-татарами является не просто признанием сложности истории, но в первую очередь признанием “восточности”27

Таким образом, для самосознания и самопрезентации России, взаимоотношения с кочевым миром становятся на первый план, потому что из-за сложности взаимоотношений, именно по отношению к ним «она должна была стать Западом». И если изначально «научно доказать» отсталость кочевников, то в рамках существовавших и существующих представлений о Прогрессе, Россия (и Китай), без каких-либо оговорок по Чернышевскому, вполне могла автоматически быть «Западом» (т.е. носителем Прогресса и Просвещения) по отношению к кочевникам.

В случае с Россией и ее степным окружением, эти взаимоотношения становятся продолжением многовековых взаимоотношений «Руси» и «Степи», которые должны показать сущность самой России и ее место в мире. Потому что на самом деле и без научно-политического института ориентализма, Россия (и Китай) всегда самопрезентировали себя носителями добра и цивилизации по отношению к кочевникам, используя, например, идею Третьего Рима (или Срединного государства). К сожалению, в постколониальной критике данное важное, по моему мнению, обстоятельство, остается незамеченным, что и стало причиной выделения седентаризма из общего курса ориентализма.

Когда идеи модернизма захватили умы, идет постепенный переход от осознания самих себя добрым началом как таковым, к более «гуманистической» роли носителя цивилизации Прогресса и Развития. Из-за этого я, с другой стороны, рассматриваю седентаризм как часть ориентализма. И если по отношению к оседлым народам, России, которая сама страдала от мысли об отставании от Запада, испытывала некоторые затруднения, то по отношению к кочевникам, Россия вполне могла выступать в роли «носителя света цивилизации», еще и в силу своих культурных корней.

В российской тюркологии и кочевниковедении данный дискурс седентаризма-ориентализма наиболее развит в силу основного направления завоеваний царской России и последующей политики коммунистов, которые были уверены в том, что их реформы несут благо кочевникам, населяющим подвластную им территорию. Разрушительные для кочевой культуры преобразования должны были оправдываться не только идеями прогрессивного движения вперед, но и исторической отсталостью кочевых народов. К этому стоит прибавить, одну немаловажную деталь. Многовековые отношения России и кочевников, после развала СССР становятся новым водоразделом для отношений между Россией, ее национальными окраинами и новыми независимыми тюркоязычными странами, официальные идеологии которых выбрали для себя вектор культурного развития как потомков «кочевой цивилизации Великой Степи».
  1   2   3

Похожие:

Седентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли iconИнтеллектуалы/интеллигенция
Не в последнюю очередь это произошло потому, что само слово “методология” в 1980-е годы звучало сомнительно, поскольку, прежде всего,...
Седентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли iconСравнительная характеристика психомоторного развития ребёнка первого...
С. На каждом возрастном эта­пе формируются специфические функции, которые служат показателями возрастного развития и опреде­ляют...
Седентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли iconК слову «информация» люди привыкли очень давно. Если спросить вас,...
Именно здесь чаще всего употребляются такие выражения, как «информационное сообщение» или «оперативная информация». Цель таких сообщений...
Седентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли iconНаука как призвание и профессия*
В настоящее время отношение к научному производ­ству как профессии обусловлено прежде всего тем, что наука вступила в такую стадию...
Седентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли iconА. М. Горький писал: Ребёнок до десятилетнего возраста требует забав,...
Он хочет играть, играет всем и познаёт окружающий мир, прежде всего и легче всего в игре, игрой. Именно на игре словом ребёнок учится...
Седентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли iconМоя педагогическая философия
В мире довольно людей, которым никто не помог пробудиться. Пробудить в человеке истинно человеческие начала, любовь ко всему прекрасному,...
Седентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли iconДульная, Ствольная, Штыковая, Литейная, Арсенальная
Ведущий: Друзья, 2012 год объявлен Годом российской истории. Мы все должны знать и помнить историю нашей страны, и, прежде всего,...
Седентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли icon«правовая памята» для детей и подростков
Чтобы защищать права человека, недостаточно знать их на бумаге, прежде всего необходимо желание и стремление человека защищать свои...
Седентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли iconШуплецова Лариса Николаевна, учитель русского языка и литературы, мбоу «Контошинская сош»
Работа Учителя – это труд, прежде всего, творческий. Найти рецепт учительского успеха – мечта педагога. Задача Учителя – пробудить...
Седентаризм Назикбек Кыдырмышев Прежде всего, надлежит знать, что в каждом поясе Земли iconКонсультация для родителей
Как же составить, индивидуальный комплекс особенностей гимнастики? Прежде всего, необходимо знать: утренняя зарядка предназначена...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница