Данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет




Скачать 209,69 Kb.
НазваниеДанной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет
Дата публикации03.04.2013
Размер209,69 Kb.
ТипДокументы
pochit.ru > История > Документы


Придворные дамы эпохи Хэйан.

Работа студента

III курса

Макеевой Елены.

Самара 2007

Оглавление


Введение С.1.
Глава I. Духовная жизнь придворных дам С.7.
Глава II. Быт и повседневность С.11
Список используемых источников и литературы С.18

Введение

Тема данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняется рядом объективных причин. Далёкое прошлое оставляет следы в современных социальных отношениях которые могут быть объяснены лишь на основе исторического подхода. Эпоха Хэйан – время расцвета японской культуры, до сих пор привлекающая к себе внимание потомков. Связанная с творческой активностью узкого круга столичной аристократии, она стала выражением национального гения японского народа. Эти общенациональные традиции легли в основу развития японской культуры. В эту эпоху завершается процесс переосмысления старых традиций, связанных с Китаем, и происходит становление национальных форм во всех областях духовной жизни, прежде всего в искусстве: музыке, живописи, каллиграфии.

Не все этапы и не все стороны истории японского раннефеодального общества, неотъемлемой частью которого были придворные дамы, не в равной степени обеспечены письменными источниками. В данной работе используются следующие группы источников:

Первая группа – лирические дневники. В данной работе использовались отрывки из трёх женских дневников хэйанской эпохи. Первый из них принадлежит Митицуна-но хаха1. В нем героиня повествует о своей приватной жизни2 на фоне повседневной столичной придворной жизни. «Дневник Мурасики Сикибу»3 принадлежит кисти прославленного автора «Повести о Гэндзи». В целом дневник охватывает период с 1008 по 1010г4. Он подробно описывает нам события и придворные церемонии хэйанской эпохи, а так же многих представителей придворной аристократии. Последний по времени написания – «Одинокая луна в Сарасино» (Сарасино никки)5. Автор известен как «дочь Сугаваро-но Такасуэ». Произведение было создано около 1060г6. Оно носит характер воспоминаний автора о прожитой жизни и охватывает период протяженностью в 38 лет.

Вторая группа – художественные произведения эпохи Хэйан, значение которых не исчерпываются изучением собственно истории литературы. Они содержат множество сведений о социальной истории, материальной и духовной культуре, а так же о политических событиях того времени. К данной группе относится «Повесть о Прекрасной Отикубо»7, возникшая во второй половине X века. Хотя повесть и написана на основе фольклора, в ней уже нет волшебных, сказочных элементов. Через несколько десятилетий после повести о «Прекрасной Отикубо», в самом начале XI века была создана «Повесть о Гэндзи» (Гэндзи моногатари)8 – наивысшая точка развития раннесредневековой японской культуры. Повесть принадлежит кисти Мурасики Сикибу. А так же произведение, написанное в жанре дзуйхицу (записки): «Записки у изголовья»9,автором которых является придворная дама Сей-Сёнагон. Записки являются собранием оригинальных психологических этюдов, житейских наблюдений.

Историография данной проблемы весьма многопланова. Описание императорского двора Хэйанской эпохи в своих обобщающих работах приводят М.В. Воробьёв 10, Гаро Ханни11, Д.И. Гольдберг12, Н.И. Конрад,13 Е.М. Жуков14, а так же В.Н. Никифоров15.

Наиболее тщательно и полно мир дам эпохи Хейан рассматривает С.С. Пасков16 в своих исторических очерках. Они написаны на основе оригинальных источников и исследований японских авторов. Анализируются основные проблемы социально-экономической истории, политики, обычаи и быт средневековой Японии. Многоплановый анализ императорского двора можно найти в приложении к «Повести о Гэндзи»17, так как помимо обширной исследовательской статьи и свода цитируемых в «Повести» пятистиший помещены схемы, таблицы, рисунки, помогающие ориентироваться в сложном мире данного произведения.

В данной работе использовались статьи Т.Л. Соколовой - Делюсиной18 и Н.А. Мещерякова19 для более детального источниковедческого анализа. А также несколько трудов по истории культуры. Среди них книга избранных трудов известного российского литературоведа и доктора филологических наук Т.П. Григорьевой20. Анализ музыкальных произведений рассматриваемого периода представлен Н.А. Иофаном21 в работе «Из истории японской музыки VII-IX вв.». Помимо этого в работе использована статья Джоан Скотт «Генднр: полезная категория исторического анализа»22для более детального гендерного исследования. Как составной элемент социальных отношений, основанный на воспринимаемых различиях между полами, гендер четыре взаимодействующих культурных элемента:


^ Духовная жизнь придворных дам

Начало эпохи Хэйан относят к 794 году, когда в провинции Ямасиро завершилось строительство новой столицы, получившей имя «Столица мира и спокойствия» - Хэйан23.

IX – XII века оставили богатое культурное наследие, к изучению которого часто обращаются специалисты и в самой Японии, и за её пределами, а произведения, написанные в хэйанскую эпоху, переведены на многие языки. Не меньшую ценность представляет хэйанская живопись, в том числе в свитках (эмакимоно), синтезировавшая собственно живопись, поэзию и искусство каллиграфии. Однако специальных гендерных исследований по этой теме нет. Особый момент в изучение средневековой Японии – положение придворной дамы. Тема мало изучена вследствие того, что долгое время считалась не актуальной.24 Как составной элемент социальных отношений, основанный на воспринимаемых различиях между полами, гендер - это четыре взаимодействующих культурных элемента: культурно доступные символы, нормативные концепции, родовые системы и субъективная идентичность.

По характеру и содержанию хэйанская духовная культура - аристократическая25. Но стоит учесть, что во многом власть и культурные традиции в средневековой Японии конструировал гендер.26 Культура создавалась знатью и для знати, отражала её жизнь и мировоззрение. Число аристократических семей, приближенных ко двору, было не так уж велико – не более двадцати. Вокруг них сосредотачивались другие, менее знатные семьи. Взгляды же столичной аристократии были обращены на императорский дворец – средоточие культурных ценностей того времени. Он стал местом процветания всех видов искусств. Покои соперничающих между собой за влияние на императора наложниц были украшены произведениями лучших живописцев, там собирались выдающиеся поэты и музыканты столицы. Описание их великолепия приводит в своих «Записках» Сей Сёнагон.27

Политическая история, в некотором смысле, разыгрывается на поле гендера. Это поле, кажется фиксированным, и все же его значение постоянно изменяемо.28

Гендерные традиции составили образ придворной дамы, которому должна была соответствовать аристократка. В своей «Повести» Мурасики Сикибу показывает, какими достоинствами должна обладать женщина, чтобы победить в борьбе за продвижение наверх. С самого раннего детства девочку готовили к будущей брачной жизни, надеясь, что ей удастся вступить в такой брачный союз, который упрочит положение семейства. Счастливыми считались семейства, имевшие много дочерей. За исключением китайских наук, она должна была усвоить все, что знал мужчина. Девушка из благородного семейства играла на музыкальных инструментах, рисовала, красиво писала и, конечно, не только знала наизусть образцы японской поэзии, но и сама умела складывать стихи. Подтверждение этому можно найти в дневнике Митицуна – но хаха.29 С малолетства девочка была окружена специально подобранными дамами, которые развивали в ней навыки, необходимые для благородной особы. Как уже говорилось, основными предметами обучения были музыка, каллиграфия, поэзия и живопись. Кроме этого, девочку учили подбирать одежды по цвету и составлять ароматы – искусство, которое в эпоху Хэйан стало занимать значительное место в жизни знати.

Одним из необходимых достоинств женщин являлся поэтический дар (пятистишье вака было основным средством общения мужчины и женщины на любом этапе любовных отношений). Женщины в отличие от мужчин были удалены от непосредственного участия в общественной жизни. Хэйанская женщина (принадлежавшая к родовитому семейству) почти никому не показывалась. Только очень немногие самые близкие из ее прислужниц имели право непосредственно общаться со своей госпожой30. Однако придворные дамы не всегда выполняли условия, предписанные им обществом.31

Одним из способов развлечения (а одновременно и воспитания) молодых девиц из аристократических семейств было рассматривание свитков с картинками и чтение текстов к ним. Сначала это были картины китайского типа с китайскими же надписями, которые по существу не читались, а пересказывались воспитанницам прислуживающими дамами.

Китайской литературы женщина могла и не знать, излишняя осведомлённость в этой области могла производить скорее невыгодное впечатление. Исключение составляли императрицы, но и они предпочитали заниматься изучением китайской литературы тайно32.

Если мужчины писали иероглифами, причём чаще всего по-китайски, то женщины, наоборот, писали исключительно по-японски, употребление ими иероглифов считалось дурным тоном. Такое разделение было необходимо, дабы отгородить женщин от проникновения во властные структуры, так как все государственное делопроизводство велось на китайском языке.

Специального религиозного образования придворные дамы не получали. Углублённое изучение религиозно-философских трактатов, как китайских, так и японских было уделом монахов. Положение монаха так же было приоритетно мужским. Дамам достаточно было чисто практических знаний, связанных с проведением тех или иных обрядов.

Историки искусства открыли новую теорию, найдя социальные подтексты в литературных описаниях мужчин и женщин.33 Подобные описания мы находим в японской поэзии, которая к X веку почти уровнялась в своём значении с китайской, до того времени доминирующей во всех областях общественной жизни. Формировались и совершенствовались приёмы собственно японской поэтики, происходило становление японских эстетических категорий.34 Конец X – начало XI века отмечены возникновением и бурным развитием Японской прозы. Одна из важных особенностей японской прозы заключается в том, что она возникла и существовала по преимуществу в женской среде, её создавали, переписывали и читали, как правило, женщины. Поэтому автор первого известного нам дневника – «Дневник путешествия из Тоса в столицу» («Тоса никки») – знаменитый поэт Ки-но Цураюки (около 862 – 945) - был вынужден скрываться за женским псевдонимом.35

Объединяющим для всей прозы эпохи Хэйан становится понятие «моноготари» - разговор - воспоминание, рассказ о разных предметах, событиях. Впервые оно появилось в «Записках у изголовья» («Макура-но соси») Сей Сёнагон36 и в «Повести о Гэндзи» уже уверенно используется именно в этом значение.

В середине X века достигла своего расцвета музыка «гагаку», заимствованная ещё в эпоху Нара из Китая и Кореи.37В условиях изоляции в Японии создавались собственные музыкальные произведения (разумеется, по китайским образцам) и переделывались на свой лад уже имеющиеся. Одновременно увеличился интерес к национальным музыкальным традициям.

Характерной чертой всей Хэйанской культуры стало ослабление китайского влияния. Из Китая по-прежнему заимствовались отдельные формы культуры, но вкладывалось в них японское содержание. В Хэйан аристократическая культура придворных дам, достигает пика своего развития, дальнейшее же развитие многих видов искусства стали лишь подражанием раннесредневековым образцам.

^ Быт и повседневность

Материальная культура и быт хэйанской знати были отчётливо кастовыми. Кугэ – придворная киотоская (столичная) аристократия – родственники императора и потомки родовой аристократии периода формирования японского государства (III-VI вв.).

Столичная аристократка - жила в просторном, удобном доме, окруженном парками и садами. Не сохранилось целиком не одной раннесредневековой усадьбы хэйанской знати. Они реконструированы японскими историками по произведениям литературы и живописи.38 Описание дворцов и усадеб можно найти в дневниках придворных дам эпохи Хэйан.39 Жилой дом располагался в северной части квадратной или прямоугольной территории усадьбы. В центре его находилась большая главная комната (омоя), за которой с четырёх сторон располагались длинные жилые комнаты. С внешней стороны дома находились смежные с ним комнаты, а затем открытая веранда (суноко), опоясывавшая весь дом. Ворота усадьбы находились с восточной и западной стороны.40

Гостиная служила также и столовой. Питание в Хэйан было двухразовым – обычно в 10 и 16 часов. Основу питания составлял не только рис, но так же мясо, рыба, морепродукты, овощи и фрукты.41 Национальная кухня японцев только зарождалась, способы приготовления, виды блюд, их вкусовые качества были ещё довольно просты.

Одежда хэйанских аристократок (сёдзоку) была сложной и неудобной, сковывающей движения.42 Женское парадное платье состояло из недлинной с широкими рукавами китайской накидки (карагину), украшенного вышивкой складчатого шлейфа (мо), подвязывающегося сзади к тали, верхнего платья с широкими рукавами (уваги), нескольких (от трех до двенадцати) нижних платьев (утики) широких штанов (хакама), привязывающихся у талии шнурами. Этот костюм называли обычно дзюнихитоэ – двенадцатислойным.43 В особо торжественных случаях аристократки украшали волосы (в Хэйан было принято носить длинные волосы – длиннее тела)44. Цвета могли быть разнообразными. Запретными считались синий и красный цвета – их могли носить только очень важные особы. Все платья, за исключением самого нижнего (хитоэ), были двуслойными: лицевая сторона украшалась вышивкой или тканым узором, была одного цвета, а гладкая изнанка - другого.

Парадное платье должны были носить все дамы в присутствии императора, в домах знати его носили прислужницы. Подтверждение этому факту мы можем найти в различных источниках – дневниках придворных дам и «Повести о Гэндзи »45.

Повседневный женский костюм отличался от парадного, прежде всего, отсутствием шлейфа, сверху же надевалась вышитая шелковая накидка (коутики) или накидка с прорезями (хосонага). Во всех случаях снизу надевалось тонкое однослойное нательное платье с широкими рукавами (хитоэ), которое носилось и зимой и летом.46

Повседневным обычаем хэйанских аристократок было использование косметики – преимущественно румян и белил, накладывавшихся густо, чтобы скрыть следы оспы – одной из наиболее распространенных болезней. Известно, что в Хейан пользовались свинцовыми белилами, о вреде которых не знали. Румяна накладывались на губы и лицо, брови выщипывали и подводили. Вплоть до XX века в Японии был распространен обычай окрашивать зубы в черный цвет (охагуро);47 в Хэйан так делали женщины и сыновья придворной знати.

Но не один наряд не говорил о женщине столько, сколько ее стихи. Недаром в Хэйан самыми совершенными красавицами считались прославленные поэтессы. Это отличительная особенность восточного типа взаимоотношений мужчины и женщины, несвойственный западу.

Вообще внешность женщины не на одном этапе любовных отношений не имела особого значения. На первых порах воображение мужчины воспламенялось изящной скорописью писем, утонченными стихами, намекающими на чувства. При более близком знакомстве – звуками струн, случайно доносившихся из внутренних покоев.

«Подглядование» («уаймами» - букв. «взгляд сквозь щели изгороди») – одна из первых стадий сближения. Подглядывать можно было с улицы, если ты не имел доступа в дом, или из сада, если ты был в близких отношениях с хозяином.48 Поскольку во внутренних помещениях царил тусклый полумрак, и чаще всего они были закрыты внешними занавесями, мужчине удавалось увидеть лишь смутные очертания девушки.

Если у мужчины возникало желание добиться большего, он стремился завести знакомство с прислужницей девушки. Заручившись поддержкой какой-нибудь дамы, мужчина передавал своей избраннице письмо.49 Некоторое время продолжался обмен письмами и, если ни одна из сторон не начинала испытывать разочарования, делался следующий шаг к сближению. Мужчина наносил первый визит своей избраннице.50 Несколько раз он посещал её дом, переговариваясь с ней через прислужниц, затем после обмена новыми письмами, получал возможность беседовать с предметом своей страсти.51Мужчина, как правило, сидел на галерее, а женщину сажали за опущенными занавесями, к которым приставляли ещё переносной занавес.52

Брак в эпоху Хэйан не считался чем-то постоянным, мог легко разрываться, и долговечность его зависела, прежде всего, от достоинств женщины. Таким образом, стоит сказать об особом типе гендерных контрактов в средневековой Японии, которые, как и брак, не были постоянными и часто видоизменялись. Замкнутость столичной аристократии обусловила распространенность брачных союзов между близкими родственниками, что, в свою очередь, эту замкнутость усиливало. Таким образом, мы видим, что восточная система гендерных отношений во многом отличается от западной.53 Хотя и здесь разделение между мужским и женским достаточно четкое. Если мы рассматриваем оппозицию мужчины и женщины как проблематичную, а не как известную, как непрерывно конституируемую, то мы должны должны задаться вопросом о том что, как задействуется понимание гендера.54

Хорошо известная из хэйанской литературы свобода отношений полов была присуща, прежде всего, высшему свету и императорскому двору. Чуть приоткрытая вуаль, кокетливый взмах веером давал мужчине повод к ухаживанию. Нередко столичный аристократ фактически был многоженцем.55 Подоплёкой таких отношений были типичные для знати браки по расчёту, заключая которые родители невесты или жениха преследовали свои собственные политические, имущественные или карьерные цели и вынуждали своих детей вступать в брак вопреки личным симпатиям.

В X веке стал преобладать матрилокальный брак (сёсейкон, мукоторикон). При матрилокальном браке сыновья покидали дом отца, с родителями оставались дочери, их мужья и дети. Если же муж разводился и вступал в новый брак, дети от первого брака оставались в доме родителей жены. Следовательно, братья по отцу жили в разных домах и прочных родственных связей не имели. Женщина, вступая в брак, фамилию не меняла, но дети носили фамилию отца. Родители жены, принимая в дом зятя, брали на себя полную заботу о нем.56 В дальнейшее брак стал патрилокальным в следствие того, что женщина теряла права на наследование имущества.

Тщательно соблюдались свадебные обычаи: объявление о вступлении в брак и переселение в дом жены (токороараваси), церемония расставания молодоженов после брачной ночи (кинугину-но фуми). В первые три дня тесть и тёща ложились спать, держа в руках обувь мужа, чтобы привязать его к дочери. Через три дня зять надевал приготовленное для него новое кимоно и подносил теще и тестю рисовые лепешки (мика-но Моти). После завершения данных ритуалов родственники жены устраивали пиршество на котором происходило оглашение брака (токоро-араваси – букв. «обнаружение места»), после чего он считался официальным и муж мог открыто посещать дом жены в любое время57. Однако постепенно эти обычаи превращались в формальные церемонии. Данный характер брачных отношений объясняется тем, что личное имущество наследовалось по женской линии, в отличие от высших государственных должностей и императорского трона. В целом положение женщины в хэйанском аристократическом обществе было весьма высоким.58

В жизни аристократок большое место занимали устраиваемые по разным поводам церемонии и празднества. Иногда в один день проводилось несколько. Дамы к ним готовились задолго и тщательно: шили праздничные одежды, подбирали свиту, украшали кареты. Особенно почетным считалось, непосредственное участие в церемонии – в роли исполнителя ритуальных танцев или музыканта.

В императорском дворце и домах вельмож часто устраивались поэтические турниры, в которых нередко участвовали и женщины.59 Хотя женщины были невидимы как исторические субъекты, они участвовали во многих событиях японской истории.60 Так по средствам закулисных интриг наложницы императора могли менять ход внешней и внутренней политики.

Помимо участия в общих для всех празднествах и церемониях придворной даме предписано было соблюдать обряды, связанные с определёнными этапами ее собственной жизни. Наиболее значимые праздники, описанные в работе Т.Л. Соколовой-Делюсиной, так же выливались в великолепные празднества с многочисленными гостями, музыкой и состязаниями поэтов. Такие обряды можно разделить на четыре группы, приуроченные к тому или иному возрасту:

  1. обряды, связанные с рождением. Их начинали проводить за несколько месяцев до родов (выбирали благоприятный день, место и т.д.) и заканчивались обрядом нарекания (первым кормлением, обрезанием пуповины)61.

  2. совершеннолетие. Обряд надевания мо (12-14 лет), после которого девочка считалась взрослой и пригодной для брака;

  3. особыми обрядами отмечалось достижение сорока, пятидесяти, шестидесяти, семидесяти, девяносто лет;

  4. погребальные и поминальные обряды.

Из этого следует, что жизнь хэйанской дамы была значима в системе социальных отношений. Положение дамы ценилось и уважалось, но лишь в социальном плане. В политической жизни, официально, женщина прав не имела.

Подводя итоги, следует сказать что, замкнутый мир высшей хэйанской аристократии, череда похожих развлечений и повседневный быт были строго подчинены вековым традициям и канонам, которые были следствием прямого влияния Китая. Положение придворной дамы чётко определял ее облик, манеру поведения и материальное положение. А гендерная проблематика в этом исследование затрагивает вопросы, которые даст новые перспективы для изучения данной эпохи. Кроме того, эта новая история оставит возможности для размышления о существующем социальном положение женщин в Японии.


^ Список используемых источников и литературы

Источники


  1. Дочь Сугавара-но Такасуэ. Одинокая луна в Сарасина /Пер. с япон. И.В. Мельниковой // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005. С.200.

  2. Мурасики Сикибу. Дневник /Пер. с япон. А.Н. Мещерикова // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005.

  3. Мурасики Сикибу. Повесть о Гэндзи. Приложение /Вступ. ст., пер. с яп. Т.Л. Соколовой-Делюсиной. – М., 1992.

  4. Митсуна-но хаха. Дневник летучей паутинки /Пер с япон. В.Н. Марковой // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005. С.202.

  5. Сей-Сёнагон. Записки у изголовья /Пер с древнеяп. В.Н. Марковой // Классическая японская проза XI-XIV веков. М., 1988. С.86.


Литература

    1. Воробьёв М.В. Древняя Япония. М., 1958.

    2. Джоан Скотт .Генднр: полезная категория исторического анализа// Введение в гендерное исследование. Часть 2, Харьков, СПб., 2000.

    3. Жуков Е.М. История Японии. Краткий очерк. М., 1974.

    4. Горо Хани. История японского народа /Пер. с япон. А.А. Искендерова, И.И. Киселева – М., 1957

    5. Гольдберг Д.И. Япония в III-XII вв. – История стран зарубежной Азии в средние века. М., 1970.

    6. Мещеряков А.Н. Лирическте дневники // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005. С.186.

    7. Конрад Н.И. Древняя история Японии. – Конрад Н.И. Избранный труды. История. М., 1974

    8. Мурасики Сикибу. Повесть о Гэндзи.Приложение /Вступ. ст., пер. с яп. Т.Л. Соколовой-Делюсиной. – М., 1992.

    9. Никифоров В.Н. Восток и всемирная история. М., 1975.

    10. Пасков С.С. Япония в раннее средневековье VII – XII века. Исторические очерки. М., 1987. С. 125.

    11. Соколова – Делюсина Т.Л. «Повесть о Гэндзи» // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005.




1 Митсуна-но хаха. Дневник летучей паутинки /Пер с япон. В.Н. Марковой // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005.

2 Мещеряков А.Н. Лирическте дневники // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005. С.185.

3 Мурасики Сикибу. Дневник /Пер. с япон. А.Н. Мещерикова // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005.

4 Там же.

5 Дочь Сугавара-но Такасуэ. Одинокая луна в Сарасина /Пер. с япон. И.В. Мельниковой // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005.

6 Мещеряков А.Н. Лирическте дневники // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005. С.186.

7 Повесть о прекрасной Отикубо. Старинные японские повести /Пер. с древнеяп. В.Н. Марковой. М., 1988.

8 Мурасики Сикибу. Повесть о Гэндзи /Пер с древнеяп. Т.Л Соколовой-Делюсиной // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005.

9 Сей-Сёнагон. Записки у изголовья /Пер с древнеяп. В.Н. Марковой // Классическая японская проза XI-XIV веков. М., 1988.

10 Воробьёв М.В. Древняя Япония. М., 1958.

11 Горо Хани. История японского народа /Пер. с япон. А.А. Искендерова, И.И. Киселева – М., 1957

12 Гольдберг Д.И. Япония в III-XII вв. – История стран зарубежной Азии в средние века. М., 1970.

13 Конрад Н.И. Древняя история Японии. – Конрад Н.И. Избранный труды. История. М., 1974

14 Жуков Е.М. История Японии. Краткий очерк. М., 1974.

15 Никифоров В.Н. Восток и всемирная история. М., 1975.

16 Пасков С.С. Япония в раннее средневековье VII – XII века. Исторические очерки. М., 1987.

17 Мурасики Сикибу. Повесть о Гэндзи.Приложение /Вступ. ст., пер. с яп. Т.Л. Соколовой-Делюсиной. – М., 1992.

18 Соколова – Делюсина Т.Л. «Повесть о Гэндзи» // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005.

19 Мещеряков А.Н. Лирическте дневники // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005.

20 Григорьева Т.П. Движение красоты: размышление о японской культуре / Т.П. Григорьева; Ин-т востоковедения. – М., 2005.

21 Иофан Н.А. Из истории японской музыки VII-IX вв. – Искусство Японии. М., 1965.

22 Джоан Скотт .Генднр: полезная категория исторического анализа// Введение в гендерное исследование. Часть 2, Харьков, СПб., 2000.

23 Конрад Н.И. Древняя история Японии. – Конрад Н.И. Избранный труды. История. М., 1974. С.73.

24 Джоан Скотт .Генднр: полезная категория исторического анализа// Введение в гендерное исследование. Часть 2, Харьков, СПб., 2000. С.406.

25 Жуков Е.М. История Японии. Краткий очерк. М., 1974. С.117.

26 Джоан Скотт .Генднр: полезная категория исторического анализа// Введение в гендерное исследование. Часть 2, Харьков, СПб., 2000. С.429.

27 Сей-Сёнагон. Записки у изголовья /Пер с древнеяп. В.Н. Марковой // Классическая японская проза XI-XIV веков. М., 1988. С.86.

28 Джоан Скотт .Генднр: полезная категория исторического анализа// Введение в гендерное исследование. Часть 2, Харьков, СПб., 2000. С430.

29 Митсуна-но хаха. Дневник летучей паутинки /Пер с япон. В.Н. Марковой // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005. С. 202.

30 Жуков Е.М. История Японии. Краткий очерк. М., 1974. С.82.

31 Джоан Скотт .Генднр: полезная категория исторического анализа// Введение в гендерное исследование. Часть 2, Харьков, СПб., 2000. С.424.

32 Мурасики Сикибу. Повесть о Гэндзи. Приложение /Вступ. ст., пер. с яп. Т.Л. Соколовой-Делюсиной. – М., 1992. С.7.

33 Джоан Скотт .Генднр: полезная категория исторического анализа// Введение в гендерное исследование. Часть 2, Харьков, СПб., 2000. С. 426.

34 Григорьева Т.П. Движение красоты: размышление о японской культуре / Т.П. Григорьева; Ин-т востоковедения. – М., 2005. С.202.

35 Мещеряков А.Н. Лирическте дневники // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005. С.184.

36 Григорьева Т.П. Следуя кисти // Классическая японская проза XI-XIV веков. М., 1988. C.8.

37 Иофан Н.А. Из истории японской музыки VII-IX вв. – Искусство Японии. М., 1965. С.54.

38 Пасков С.С. Япония в раннее средневековье VII – XII века. Исторические очерки. М., 1987. С.120.

39 Дочь Сугавара-но Такасуэ. Одинокая луна в Сарасина /Пер. с япон. И.В. Мельниковой // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005. С.200.

40 Горо Хани. История японского народа /Пер. с япон. А.А. Искендерова, И.И. Киселева – М., 1957. С.78.


41 Пасков С.С. Япония в раннее средневековье VII – XII века. Исторические очерки. М., 1987. С.121.

42 Там же. С.122.

43 Там же. С.107.

44 Мурасики Сикибу. Повесть о Гэндзи /Пер с древнеяп. Т.Л Соколовой-Делюсиной // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005. С.294.

45 Там же.

46 Там же.

47 Пасков С.С. Япония в раннее средневековье VII – XII века. Исторические очерки. М., 1987. С.127.

48 Мурасики Сикибу. Повесть о Гэндзи. Приложение /Вступ. ст., пер. с яп. Т.Л. Соколовой-Делюсиной. – М., 1992. С.8.

49 Митсуна-но хаха. Дневник летучей паутинки /Пер с япон. В.Н. Марковой // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005. С.202.

50 Там же. С.201.

51 Там же. С.205.

52 Мурасики Сикибу. Повесть о Гэндзи. Приложение /Вступ. ст., пер. с яп. Т.Л. Соколовой-Делюсиной. – М., 1992. С.8.

53 Джоан Скотт .Генднр: полезная категория исторического анализа// Введение в гендерное исследование. Часть 2, Харьков, СПб., 2000. С.416.


54 Джоан Скотт .Генднр: полезная категория исторического анализа// Введение в гендерное исследование. Часть 2, Харьков, СПб., 2000. С 430.

55 Пасков С.С. Япония в раннее средневековье VII – XII века. Исторические очерки. М., 1987. С.124.

56Там же. С.126.

57 Мурасики Сикибу. Повесть о Гэндзи. Приложение /Вступ. ст., пер. с яп. Т.Л. Соколовой-Делюсиной. – М., 1992. С. 10.

58 Пасков С.С. Япония в раннее средневековье VII – XII века. Исторические очерки. М., 1987. С. 125.

59 Мурасики Сикибу. Повесть о Гэндзи. Приложение /Вступ. ст., пер. с яп. Т.Л. Соколовой-Делюсиной. – М., 1992.

60 Джоан Скотт .Генднр: полезная категория исторического анализа// Введение в гендерное исследование. Часть 2, Харьков, СПб., 2000. С.430.

61 Мурасики Сикибу. Дневник /Пер. с япон. А.Н. Мещерикова // Тысяча журавлей: Антология японской классической литературы VIII – XIX вв. СПб., 2005. С.213.


Похожие:

Данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет iconУроков данной темы Цели и задачи
Слайд № Тема: Новомученики и Исповедники земли Российской, (3-ий из четырёх уроков данной темы)
Данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет iconИнформационные технологии и анализ художественного текста Выпускная...
Ит при анализе художественного текста определяется актуальность изучения данной темы. В настоящем реферате будут рассмотрены вспомогательные...
Данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет iconЗадачи исследования Обзор и анализ существующих по данной тематике...
Экономико-математический анализ принципов предоставления донорской помощи развивающимся странам
Данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет iconРоссийской Федерации Российский государственный профессионально педагогический...
Во введении данной работы мы рассмотрели актуальность выбранной темы исследования, степень научной разработанности темы, наметили...
Данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет iconВ. Г. Короленко "Парадокс" (8 класс)
Основная цель педагога по отношению к индивидуальной самореализации учеников при изучении данной темы – через анализ поведения и...
Данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет iconДомашнее задание по дисциплине «Менеджмент» на тему: «Характеристика...
Целью данной работы является дать характеристику организации, провести анализ организационной структуры, рассчитать коэффициенты,...
Данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет iconИсследовательской работы
Актуальность: актуальность моей темы не будет терять свою значимость с годами, ведь озёра – это неотъемлемая часть природы и жизни...
Данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет iconИсследование на тему: «Особенности экономического сознания и отношения к деньгам подростков»
Исследование по данной теме проводилось в рамках социальной психологии, в данной работе сделана попытка изучения экономического сознания...
Данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет iconА. В. Фененко «классический национализм» ивнешнеполитические
Этот своеобразный «дух века» нашел свое выражение во всех областях общественной жизни, поэтому анализ европейской общественно-политической...
Данной работы «Придворные дамы эпохи Хэйан». В работе будет предпринята попытка провести гендерный анализ повседневной жизнь японской придворной дамы через подробный анализ быта и духовной жизни аристократии. Хронологические рамки данной темы VII – XII вв. Актуальность изучения данной темы объясняет iconСамостоятельная работа с учебником Изучение темы «Органические полимеры»
Цель: Самостоятельно обобщить знания и умения по данной теме. Провести самоконтроль
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница