Сказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места»




НазваниеСказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места»
страница5/73
Дата публикации03.04.2013
Размер7,91 Mb.
ТипСказка
pochit.ru > История > Сказка
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   73
Архаическим мифам-сказкам присуща более аморфная структура, которая может быть описана как своего рода метаструктура по отношению к сложной иерархической ступенчатой структуре развитой волшебной сказки (противопоставление предварительного и основного испытания, три звена испытаний, положительный финал и т.д.). Соответственно структурный метод может применяться (в известном сочетании со сравнительно-историческим) и при исторических реконструкциях фольклорных и мифологических систем, как это, например, делают Вяч.Вс.Иванов и В.Н.Топоров в отношении праславянской и древней индоевропейской фольклорно-мифологической семантики4. Отметим, что сочетание исторической типологии со структурным подходом или подходом, близким к структурному, характерно для традиций отечественной науки в области фольклористики и изучения архаических форм литературы. Я имею в виду работы В.Я.Проппа, отчасти М.М.Бахтина (о фолыслорно-карнавальной основе творчества Рабле) и некоторых, еще недостаточно оцененных специалистов по античной и древневосточной филологии (О.М.Фрейденберг, И.Г.Франк-Каменецкий)5, которые, вопреки приверженности к фантастической «палеонтологии» Н.Я.Марра, своим подходом к анализу мифологической семантики, выявлению ее парадигматики и т. п. во многом предвосхитили Леви-Строса (хотя вели свои исследования в диахроническом, а не синхроническом плане). Практически и сам Леви-Строс не мог обойтись без исторических экскурсов.

==41

. Избранные стоят.
Когда мы говорим о сочетании историко-генетического и сравнительно-исторического исследования со структурно-семиотическим, то имеем в виду принципиальный синтез, а не эклектическое соединение. Можно не соглашаться с ЛевиСтросом в том, что пространственное, этнологическое, структурное изучение заведомо объективнее временнбго, исторического, событийного. Мы не признаем неустранимой антиномии между историей и структурой (с известными оговорками можно принять мнение французского семиотика А-Греймаса о том, что история способна к закреплению «ахроничных» структур6), но мы должны признать отношения дополнительности между синхроническим и диахроническим описанием, между структурным и историческим подходом.
Методическое сочетание исторической и структурной типологии как находящихся в отношении дополнительной дистрибуции должно регулироваться некоей метатеорией, которая еще пока не создана, но безусловно подлежит разработке.
Мы строили свои рассуждения на фольклорном материале. Это объясняется не только научной специальностью автора статьи, но и тем, что фольклорные объекты явно весьма проницаемы для структурно-семиотических методов.
Основная цитадель семиотики — лингвистика; семиотический подход к другим гуманитарным сферам собственно исходит из уподобления этих сфер естественным языкам как знаковым системам. Отсюда в применении к мифологии и фольклору, религии и искусству возникло понятие «вторичной моделирующей системы».
Из лингвистики, во всяком случае на Западе, принципы семиотики были перенесены в этнографию, фольклористику и литературоведение. В частности, путем прививки достижений структурной лингвистики к традициям французской социологической школы Клод Леви-Строс создал в 50-х годах «структурную антропологию».
Этнология несомненно является привилегированной областью для применения структурно-семиотической методики в силу относительной замкнутости, стабильности, наглядной и тотальной семиотичности культурно-отсталых экзотических обществ, «холодных», по терминологии Леви-Строса, в отличие от «горячих» цивилизаций, активно развивающихся исторически. Это не значит, что подобные архаические общества

==42

О применении структурно-семиотического метода в фольклористике .
не имеют истории, но, в силу упорного воспроизведения тех же социальных структур и сопротивления общественным изменениям, отвлечение от исторического аспекта здесь менее пагубно сказывается на научных результатах, чем, например, при анализе европейских культур Нового времени. Можно сказать, что удаление научных объектов от лингвистики и от этнологии обратно пропорционально их проницаемости для структурно-семиотических методов.
Близкая к этнологии фольклористика (она относится к истории литературы примерно так, как этнология к истории) — также подходящее поле для применения структурно-семиотической методики, в гораздо большей мере, чем собственно литературоведение.
Фольклор, причем не только «первобытный», чрезвычайно проницаем для этой методики в силу своей коллективности, полистадиальности, наглядной семиотичности. Коллективность и устность фольклора облегчают возможность отвлечься от своеобразия творческой личности народного сказителя, хотя среди сказителей встречаются яркие таланты. В принципе фольклорная эстетическая норма есть повторение песни или сказки, воспроизведение ее такой, какой она жила в устах дедов и прадедов, тогда как даже средневековый книжный поэт колеблется между верностью традиции и стремлением воссоздать ее по-своему. При этом сказитель, ориентируясь на известные ему образцы стиля, знание сюжета и поэтической лексики, отдельных формул и т. п., прежде всего воспроизводит определенные поэтические структуры (на всех уровнях), оставаясь строго в пределах символической моделирующей системы. Клишированность, структурность стали критерием фольклорного генезиса гомеровского и других книжных эпосов в известных работах М. Парри, А. Лорда и других7.
Фольклор полистадиален в том смысле, что каждая фольклорная песня, сказка и т. д. сохраняет различные исторические пласты, но эти пласты, в том числе любые нововведения, интегрируются, суммируются в определенные стабильные структуры (любопытные соображения о специфике фольклора в связи с кибернетикой, семиотикой и т. д. имеются в работах М.Попа, В.Фойта и К.Чистова8). Не удивительно, что фольклор индейцев оказался в центре научных интересов ЛевиСтроса, его основным материалом.

==43

Избранные статьи_
В дополнение к сказанному следует указать на то, что такой однородный материал предоставляет широкие возможности для «сплошного анализа», способствующего статистическому выявлению скрытых закономерностей. Видимо, поэтому советские фольклористы, П.Г.Богатырев9 и В.Я.Пропп в 20-х годах вплотную подошли к структурализму, опережая в этом своих коллег-литературоведов. Фольклор был исходным материалом и для Фрейденберг и Франк-Каменецкого, и для М.М.Бахтина при анализе «карнавального» народного начала у Рабле.
Как уже указывалось, развитие структурной фольклористики шло в основном за счет различных попыток синтеза синтагматического структурного анализа В.Я.Проппа и парадигматического — Леви-Строса (в работах Т.Себеока, Э.Лича, А-Дандеса, Э.Кёнгас-Маранда и П.Маранда, А-Греймаса, Е. М.Мелетинского, С.Ю.Неклюдова)10. Параллельным путем шел австралийский этнолог Э.Станнер11, не знакомый с трудами В.Я.Проппа и во многом враждебный Леви-Стросу, отчасти опирающийся на английский этнологический структурализм. Некоторые попытки такого синтеза связаны с разработкой техники анализа за счет дальнейшего развития семантики (Греймас), использования порождающей грамматики Хомского и теории графов (Баклер, Селби)12, компьютеров (П.Маранда и др.).
От фольклорного материала и от В.Я.Проппа в значительной мере отталкиваются различные варианты «грамматики повествования» у французских авторов (Греймас, Бремон, Тодоров)1Э. Всякая грамматика повествования строится как семиотика сверхфразовых единств. Греймас исходит из элементарной структуры значения как основы глубинной семиотической парадигматики и одновременно некоего ядра, подлежащего нарративизации через антропоморфизацию, разделения сообщений на модельные, дескриптивные и атрибутивные, и т. п. Опираясь на морфологию сказки В.Я.Проппа, Греймас свел синтагматику повествования к трем типам (договорные синтагмы, испытания, отсоединения-присоединения), а основные «роли» — к оппозиции подателя-получателя и субъекта-объекта. Первая часть повествования оказывается, по Греймасу, негативной трансформацией второй. Он предложил концепцию повествовательных изотопий, соответствующих

==44

О применении структурно-семиотического метода в фольклористике .
сложному разветвлению смысла повествовательного произведения. Бремон пытается создать грамматику эвентуальных повествовательных «ходов», учитывая позицию не только героя, но и его противников. Тодоров предлагает строить повествовательную грамматику как соотношение неких абстрагированных частей речи: «глагол» — действие, связывающее два «прилагательных», соответствующих состояниям равновесия или его нарушения. Вслед за Леви-Стросом и Греймасом он рассматривает их трансформацию, и не только негативную, но также образа действия, намерения, реализации. (Заметим в скобках, что попытку построить фольклорную морфологию по аналогии с лингвистическими категориями еще в 20-х годах предпринял советский фольклорист И.Н.Никифоров.)
Работы эти очень интересны, но сразу бросаются в глаза известные потери в объяснительной силе теории при применении достижений того же В.Я.Проппа за пределами жанра волшебной сказки, специфика которого интересовала русского ученого. Например, Греймас, беря схему В.Я.Проппа за исходный пункт дальнейшего логизирования, во-первых, использует некоторые необязательные «предварительные функции» (по Проппу) для своего фундаментального построения, а во-вторых, распространяет выводы В.Я.Проппа на миф и на другие, неволшебные, разновидности сказочного фольклора, к которым, по нашему мнению, эти выводы применимы лишь с очень большими поправками и оговорками. Опасности, возникающие из-за абстрагирующего выхода за пределы жанра, отчетливо ощущаются и в нарративных грамматиках Бремона и Тодорова.
Особое место в современной структурной фольклористике занимают исследования малых жанров — пословиц, загадок и т. д. (работы А-Дандеса, Чирезе, Э.Кёнгас-Маранда и отечественного ученого Г-Л.Пермякова14, предложившего наиболее удачную логико-семиотическую классификацию пословиц и поговорок на основе разработанной им теории клише).
Успех исследований в этой области объясняется тем, что используется не только проницаемость фольклора для семиотики, но также, что еще важней, близость этих малых жанров к чисто языковым уровням, что дает возможность прямо перенести сюда достижения структурной лингвистики. Все это открывает перспективы для дальнейших структурно-семиотиче-

==45

Избранные статьи_
ских исследований в области фольклора. Однако справедливости ради надо отметить, что уже в этой области проявляются некоторые противоречия, свойственные структурно-семиотической методике в ее современном виде.
Я еще раз хочу напомнить, что интерпретация искусства как своеобразного языка не исчерпывает его сущности. Как всякая научная теория, это — рабочая схема, известное приближение к действительности, которое имеет свои трудности. Одна из трудностей связана, например, с соотношением собственно «семиотического» и «структурного» аспектов. Они по-настоящему неотделимы и в естественных языках, но возможность отвлечения от этой неотделимости необходима для того, чтобы передача сообщения не растворилась в передаче сведений о самом языковом устройстве. Что касается искусства, в том числе такого стихийно-поэтического феномена, как фольклор, то подобное отвлечение почти невозможно, как невозможно отделить (в традиционных терминах) содержание от формы: информация прежде всего сводится к передаче самой манеры мыслить, выражать свои чувства, описывать окружающий мир.
Начав в первой статье о мифе (1955)15 с уподобления мифа языку, Леви-Строс в дальнейшем (особенно в «Мифологичных») все больше сближал его с музыкой как с идеальным образцом чисто художественной структуры, в которой даже возможно «отклеивание» смысла и восстановление его самим слушателем, но исключено отвлечение от структуры. При этом Леви-Строс сознательно стремился к обнажению общечеловеческих ментальных структур, показывая легкость перемены кодов и уровней, метафорических и метонимических трансформаций. Однако при таком подходе одновременно раскрывается смысловое богатство фольклора и мифологии (следует учитывать особое достижение Леви-Строса в выявлении интеллектуального и познавательного начала мифа вопреки своеобразию его чувственной, конкретной, метафорической, «калейдоскопической» логики) и развивается опасность сведения «ментальное™» и поэтической фантазии к чистой форме.
Необходимо вернуться к проблеме соотношения образа и действительности, символа и денотата, не отрывая их друг от друга, но и не изолируя их от знаковых систем, в рамках которых происходит концепирование окружающей человека дейст-

==46

0 применении структурно-семиотического метода в фольклористике.
вительности. В пределах семиотики фольклора обнаруживаются и другие трудности и противоречия. Имеются сомнения и по некоторым более частным вопросам: мне, например, кажется, в отличие от К-Леви-Строса, что фундаментальная оппозиция природы и культуры лишь едва выделяется в архаическом фольклоре на фоне их отождествления, концептуального неразличения. Методические и методологические споры все время ведутся среди самих семиотиков, работающих в области исследования фольклора (например, А-Дандес как «чистый» последователь В.Я.Проппа критикует Леви-Строса за пристрастие к лингвистическим моделям, Э.Лич пытается демонстрировать произвольность некоторых анализов Леви-Строса).
Однако гораздо более серьезные трудности обнаруживаются при переходе от фольклора к литературе, где очень существенны исторические различия и своеобразие авторской личности. Следует признать, что В.Я.Пропп и К. Леви-Строс, работая над фольклорным материалом, прекрасно понимали его специфичность. В частности, Леви-Строс противопоставлял мифологию, фольклор и средневековое искусство с их структурной устойчивостью и наглядной символичностью (ср. гегелевскую концепцию «символического искусства») новому искусству (начиная с Возрождения) с его установкой на предметность, подражательность и т. п. Существенно, что и мифологизм для Леви-Строса — это не универсальная характеристика культуры. По его мнению, миф сменяется на определенном историческом этапе, с одной стороны, романом, а с другой — музыкой, сохранившей особую мифологическую структурность. Можно сравнить с этими взглядами мнение другого французского структуралиста — Ролана Барта, который считает современность привилегированной сферой мифологизма.
Необходимо поставить вопрос о «мере семиотичности» и о прямой зависимости от этой «меры» степени проницаемости объекта для структурно-семиотического подхода. Не случайно после фольклора наиболее проницаемым объектом для семиотики оказалась «массовая литература» и поэтика сугубо традиционных жанров. Отталкиваясь от фольклора, в эту сферу вторглись авторы, разрабатывающие нарративную грамматику. Тодоров, например, «мифологической» организации фольклорного повествования противопоставил «гносеологическую» организацию рассказа (некоторые новеллы Боккач-

==47

Избранные статьи_
чо, средневековый роман о святом Граале, основной тип детектива), в которой событийность уступает место узнаванию, постижению тайны.
Лич, Шаброль, Марен и некоторые другие авторы перенесли семиотические методы исследования фольклора на анализ достаточно архаических библейских повествовательных текстов. Тодоров прав, что во всех этих случаях строгое следование жанру является идеалом «автора», это сильно облегчает положение семиотика, однако надо признать, что даже эти выходы за пределы фольклора у Бремона или Тодорова свидетельствуют об ослаблении инструмента исследования по мере удаления от собственно фольклорного материала, в силу гораздо большей сложности объекта, различной меры семиотичности даже в рамках одного произведения.
Выше упоминалось о трудностях нарративной грамматики даже при перенесении анализа внутрижанрового на фольклорное повествование в целом. Тем более эти трудности решительно возрастают при переходе от фольклора к литературе. Тот же Тодоров, переходя от анализа фольклора и массовой литературы к Шодерло де Лакло, Констану де Ребеку или Достоевскому, в известной мере сводит структуры к нескольким «доминантам», т. е. отчасти возвращается к приемам анализа «формалистов» двадцатых годов.
Более удачные анализы языка и мифа остаются основными образцами, и в силу этого на первый план выступают некоторые периферийные аспекты. Например, Р.Барт отворачивается от трагических характеров для анализа «функции» и «ситуаций» в пространственном космосе сцены Расина. В других случаях, исходя из уподобления литературы мифу, а мифа музыке, Барт допускает нечто вроде «отклеивания» смысла, о котором писал Леви-Строс в отношении музыки: литературное произведение оказывается некоей «формой» для читателей (и критиков) из различной среды и различных эпох, которое как бы «восстанавливает» свой смысл по определенным трансформационным правилам. Разумеется, объективные возможности осмысления художественного произведения шире конкретного творческого замысла (эта широта связана и с объективным моментом в отражении самой действительности), но творческий замысел художника не должен быть полностью растворен среди различных прочтений и возможных изотопий.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   73

Похожие:

Сказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места» icon< type="text/css"> a: link { font-family: arial cyr,arial, tahoma,...
Орлиное Крыло в Лондоне, Англия. И конечно, эта книга не могла быть написана без терпения, понимания и полезных советов моей жены...
Сказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места» iconThe same text in russian
Для белков плазмы крови животных организмов такая закономерность найдена (Соков, Л. А., 1998; 2006; 2009)
Сказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места» iconHow to Analyze a Text
В связи с этим нужно уделять большое внимание выработке глубокого понимания художественного произведения и привитию навыков его самостоятельного...
Сказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места» icon1. abba ( Money, Money, Money Lyrics ). htm

Сказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места» iconFirst page Back Continue Last page Text

Сказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места» iconУрок: литература Класс : 7 «Б» Учитель: Чернякова Т. В. Методист...
«Богатырское слово»; обобщить образ человека в русском героическом эпосе и назвать художественные приемы создания образа; показать...
Сказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места» iconСходство культур и галлюциногены
Перевод с английского Богайчука И. К., ї 1990 Prism Press, Unity Press, Text copyright 1990 by Marlene Dobkin de Rios
Сказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места» iconЛабораторная работа №1 Тема : «Создание Web -страницы средствами языка гипертекстовой разметки»
Все создаваемые файлы должны иметь только латинские имена, без использования символов пробелов и спецсимволов. Файлы должны иметь...
Сказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места» iconThe Hound text The Hound of the Baskervilles Валжина
Мистер Шерлок Холмс сидел за столом и завтракал. Обычно он вставал довольно поздно, если не считать тех нередких случаев, когда ему...
Сказка-анекдот в системе фольклорных жанров 318 text htm glava12 Предки Прометея (Культурный герои в мифе и эпосе) 334 text htm glava13 о древнейшем типе героя в эпосе тюрко-монгольских народов Сибири 360 text htm glava14 «Общие места» iconText b. Henry ford (1863-1947)
Но факт в том, что он таковым не является. Такая сложная машина является результатом сочетания (объединения) технологий, разработанных...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница