Прошлое чужая страна




Скачать 53.32 Kb.
НазваниеПрошлое чужая страна
Дата публикации03.12.2013
Размер53.32 Kb.
ТипДокументы
pochit.ru > История > Документы
Левченко Я. Рец на: Дэвид Лоуэнталь Прошлое - чужая страна Пер. с англ. А. В. Говорунова

СПб.: Владимир Даль. - 624 с. - 2000 экз.

 Заголовок «Прошлое - чужая страна» варьирует название классической книги Питера Ласлетта «Мир, который мы потеряли» (1971). Уже более тридцати лет в англоязычной «истории наследия» прошлое трактуется в пространственных терминах как объект прогрессирующего отчуждения, как набор вещей, растущий по мере того, как связь с прошлым ослабевает и становится потребностью в убедительном свидетельстве. Такие английские историки, как Роберт Хьюисон, Патрик Райт и в особенности Рафаэль Сэмуэль с его известной работой «Театры памяти» (1984), анализировали этот феномен на разных примерах. Дэвид Лоуэнталь, занимающий в настоящее время должность почетного профессора географии в Университетском колледже Лондона, давно занимается историей в оппозиции наследию и считается одним из главных специалистов по обоснованию последнего в качестве продукта культурной индустрии. Вообще-то он американец, учился в Калифорнии и Висконсине, 15 лет работал в Американском географическом обществе, а в Англию перебрался в начале 1970-х. Монография «Прошлое - чужая страна» вышла в 1985 году в британском Кембридже и сразу же попала в списки обязательного чтения по многочисленным курсам. Трудно не считаться со столь широким охватом материала, даже если он призван подкрепить одну не самую сложную и уже на тот момент не самую оригинальную мысль.   

Прошлое окружает нас повсюду, но оно почти все сфальсифицировано. Люди только и делают, что заботятся о старине, и проявляют чудеса предприимчивости, продавая друг другу ее элементы, будь то паровозы, ходики с гирей, рецепт бабушкиного пирога или граммофонная пластинка. Обыденность понимает под следами прошлого исключительно материальные свидетельства. На этом фоне особенно видна дискриминация «устаревших идей», которая тем сильнее, чем более явственна для специалистов рабская зависимость общества от традиций, привычек и прочих стратегий противостояния энтропии. История заставляет человека европейской культуры постоянно тягаться с прошлым, придумывать новое и немедленно списывать его в архив, откуда его через некоторое время извлекают, но уже другие люди, и только для того, чтобы пустить в доходный оборот. Объясняется все это страхом, с которым человек, связанный движимым и недвижимым имуществом, семьей и работой, смотрит в смутное будущее. Идентифицироваться удобнее с прошлым, которое, по сути, и есть «я», если понимать его как продукт рефлексии. Чтобы выглядеть лучше и успокоиться, «я» создает такое прошлое, с которым не грех идентифицироваться. В чистом виде такой подход легитимировал романтизм с его культом «аутентичного» прошлого, на деле подразумевающим передел исторической собственности и присвоение наиболее ценных и/или актуальных участков древности. А поскольку время субъективно движется все быстрее, возрастает количество информации, безвозвратно остающейся в прошлом. Зато есть из чего выбрать при фабрикации наследия.

Лоуэнталь считает, что по мере осознания податливости прошлого рынок памяти теряет уверенность в универсальности своих механизмов. Ностальгия по твердым историческим истинам - полный аналог ностальгии по утраченной родине, которая видится эмигранту совсем не такой, как изнутри. И в том, и в другом случае прекрасное прошлое - это то же идеальное пространство, что и прекрасная страна, которая прекрасна только потому, что в нее нельзя вернуться. Прошлое в этом качестве является источником выгод. Их автор делит «на ряд категорий: узнаваемость и понимание; подтверждение и удостоверение; индивидуальная и групповая идентичность; руководство; обогащение; и бегство»[1]. Все эти выгоды пересекаются, сливаются, конфликтуют, но Лоуэнталь и не претендует на создание номенклатуры, исходя исключительно из эвристического значения понятий. По мере углубления в толщу книги ослабевает связь с ее отправными положениями. Как справедливо замечал Ричард Дженкинс в рецензии на более позднюю работу Лоуэнталя «Одержимые прошлым», автор не может пожертвовать ни одной записью из своей картотеки[2]. Обилие и пестрота примеров приводят к тому, что и без того объемный текст кажется неподъемным. Из-за этого, кстати, не совсем понятно, кому книга адресована. С точки зрения узкого специалиста, здесь много посторонней информации, а те, кто любит широкие обобщения, не найдет здесь никаких запоминающихся теоретических решений. Автор увлеченно перечисляет общие места, составляющие историческую поэтику времени в европейской культуре, но почти не объясняет причин, по которым тот или иной фрагмент информации стал общим местом. Дефицит теории восполняется дерзкими примерами из неакадемических областей: «Для того, чтобы обладать сексуальной привлекательностью, в особенности требуется безупречная юность. Несколько морщин и легкое обвисание ягодиц - и подружки Хью Хефнера отправляются в тираж уже в 28 лет». Этот пример здоровой мужской осведомленности в тенденциях журнала «Плейбой» еще и грамотно разбавляет разговоры «о высоком», иллюстрируя равенство различных практик и типов знания перед проблемой времени.

В плане материала и отчасти подхода самые интересные фрагменты книги - те, что посвящены анализу искусства и литературы в их отношении к прошлому. В 4-й главе прослеживается история старости в искусстве, отражающая эволюцию отношения к этому феномену в обществе. В главах 6 и 7 прошлое анализируется уже не как тема искусства, а как онтологическая категория, в свете которой возникают проблемы иерархии ценностей, соотношения оригинала и копии, консервации и невмешательства в судьбу произведений. Исследовательский инструментарий выявлен слабо, но как свод сведений об эстетико-политических манипуляциях с «наследием» это вполне работает. Высказанный в самом конце вывод автора о том, что «нам приходится считаться в нашем наследии с выдумками не в меньшей степени, чем с истиной», нельзя назвать вдохновляющим. Видимо, время настолько шире нас самих, что нам действительно о нем почти нечего сказать. Попытки обобщить работу времени с точки зрения разных гуманитарных дисциплин встречают упорное сопротивление предмета, позволяющего говорить о себе разве что в реферативном ключе и, конечно, поражаться искусности своих обманок.

Аннотации на книгу Яна Ассмана «Культурная память: Письмо, память о прошлом и политическая идентичность в высоких культурах древности» - М.: Языки славянской культуры, 2004. – 368 с.


^ Общая аннотация

Книга известного египтолога посвящена исследованию феномена культурной памяти. Исследование Ассмана подразделено на два больших раздела. Первый, теоретический, рассматривает культурную память как феномен, рассказывает об отличительных признаках и механизмах этого явления, о типах ее трансляции и сохранения во времени. Большое внимание уделено здесь вопросу, каким образом память о прошлом участвует в построении культурных и политических идентичностей. Автора также особенно интересует феномен письменности как специфического способа поддержания традиции. Вторая часть работы Ассмана представляет частные исследования древних цивилизаций, которые, однако, подкрепляют и объясняют теоретические выкладки первой половины работы. В поле внимания автора – каноны письменности и строения храмов Древнего Египта, фигуры воспоминания в Израильской религии, рождение хеттской историографии, формы гиполептической организации дискурса в Древней Греции.

^ Аннотация для диплома

Свою особенную трактовку феномена культурной памяти предлагает египтолог Ян Ассман, который на материале древних цивилизаций делает важные наблюдения над особенностями ее функционирования, механизмами поддержания. Так, Ассман говорит о культурной памяти как растяженной во времени коммуникативной ситуации, которая существует благодаря принципам повторения («канона») и «воскрешения», причем последнее осуществляется через толкование, герменевтику. Ассман особенно подчеркивает роль «фигур воспоминания» в создании и поддержании политической / социальной идентичности. Среди прочих отличительных черт «фигур воспоминания» исследователь называет важные для нас воплощенность в определенном пространстве, приподнятость над обыденностью и повседневностью, наличие центральной власти как возбудителя воспоминания. Большой интерес представляет и ассмановская теория о «горячей» и «холодной памяти», получившая детальную разработку в первой части книги, его мысли о мифогенной тенденции в памяти о прошлом.

Похожие:

Прошлое чужая страна iconМихаил Шолохов Чужая кровь Шолохов Михаил Чужая кровь
В филипповке, после заговенья, выпал первый снег. Ночью из-за Дона подул ветер, зашуршал в степи обыневшим краснобылом, лохматым...
Прошлое чужая страна iconСочинение "Путь к Победе"
Все дальше в прошлое уходят от нас славные годы войны. В этом году вся наша страна будет отмечать знаменательную дату – 65- летие...
Прошлое чужая страна iconСемантика возможных миров в современном романе («чужая шкура» И«прощальная...
Семантика возможных миров в современном романе «чужая шкура» и «прощальная ночь
Прошлое чужая страна icon«А я вот на окраине живу…» (история и культура Невского района)
Невский район Санкт-Петербурга – место, где я родился, живу, учусь. Естественно, меня интересует его история, его прошлое и настоящее....
Прошлое чужая страна iconПлан-конспект урока окружающего мира Тема: «Наша древняя столица»
Цель: уточнить понятия: «город», «страна», «столица»; познакомить с историческим прошлым нашей столицы; показать, что обозначают...
Прошлое чужая страна iconНе исчезай, родной посёлок
Сегодня как никогда полезно оглянуться на прошлое и отдать дань уважения нашим предкам, которые открыли для России дальневосточные...
Прошлое чужая страна iconВечная слава! Вечная слава! Вспомним всех
Память и прошлое. Эти два слова можно поставить рядом. Прошлое есть у каждой семьи, каждого человека, каждого города. Оно везде
Прошлое чужая страна iconЛитература п л а н I. Введение. II. Основная часть. Общая характеристика...
Адрес: 442341 Пензенская область, Городищенский район с. Дигилевка, ул. Школьная, 1
Прошлое чужая страна iconУрок Тема урока: «Страна Любви великая страна»
Цель урока: «Познакомить учащихся с понятием «любовь», с основными чертами глубокой любви великих людей в разные времена, воспитать...
Прошлое чужая страна iconThe united states of america
Соединенные Штаты Америки или США большая страна. Его область только немного меньше чем область Европы относительно населения, это...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
pochit.ru
Главная страница