Соломон писал: "Бывает нечто, о чем говорят: "Смо­три, вот это новое", но это было уже в веках, бывших прежде нас" (Екк. 1: 10)




НазваниеСоломон писал: "Бывает нечто, о чем говорят: "Смо­три, вот это новое", но это было уже в веках, бывших прежде нас" (Екк. 1: 10)
страница9/10
Дата публикации23.09.2013
Размер1,79 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > География > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Глава 8.

^ Третий краеугольный камень:

принятие

Прежде чем пригласить к себе эксперта по строи­тельству, чтобы оценить наше сооружение, необходимо поместить в нашем фундаменте еще один краеугольный камень на вершине первых двух.

Отчаявшийся муж, которого я знаю, легко согласил­ся признать положения о благодати и преданности, но он все еще продолжал стоять перед проблемой. "Я убеж­ден, - говорил он, - что Бог изумительным образом способен превратить любую ситуацию, которую мы вос­принимаем как катастрофу, в средство для благослове­ния. Эта вера удерживает меня от разрыва супружеских отношений. Я также осознаю, что Бог добр и что добр Его план. То есть, я истинно хочу следовать Его наме­рениям и выполнять Его указания.

Но буду честен с вами. Вы действительно помогли мне глубже узнать, что такое достаточная благодать и желанная преданность, однако иногда моя жена все-таки страшно меня разочаровывает. Она делает много вещей, которые явно раздражают меня, и я думаю, они раздра­жали бы любого другого. Наша спальня никогда не уби­рается, гора посуды остается в раковине целыми днями. Все свои силы и время она отдает тому, что разносит пищу нашим больным соседям и посещает женские биб­лейские курсы, но очень редко слушает меня. В ответ на мои слова она просто цитирует мне несколько библей­ских стихов в качестве совета.

Я сделал все возможное, чтобы исправить положе­ние. Я был смиренным, предлагал ей помощь в работе

по дому, пытался не критиковать ее, мыл кухню сам множество раз, ничуть не сердясь, дарил ей подарки. Но мне это надоело. После долгого и трудного рабочего дня я вынужден приходить в неубранный дом; не уверенный даже в том, что готов обед.

Если предполагается, что я должен в подобной си­туации чувствовать какую-то теплоту к ней и принимать ее такой, тогда я не знаю, что мне делать, потому что я не могу этого чувствовать. С одной стороны, я искрен­не хочу служить ей и честно пытаюсь это делать, но, с другой стороны, она приводит меня в бешенство. Что же мне делать с моим отчаянием?"

Независимо от того, насколько близки отношения между супругами или насколько твердо принято реше­ние посвятить себя супружеской жизни, все женатые люди время от времени находят своих супругов невыно­симыми. Другими словами, проблема для них заключа­ется в том, что они не могут понять, каким образом нужно принимать - не просто терпеть, а принимать! -супруга, манеры и привычки которого раздражают? По­нятия о благодати и доброте Бога не дают соответству­ющего ответа.

Библия требует, чтобы мы не просто терпели друг друга, а делали гораздо больше. Мы призваны прини­мать друг друга так же, как Бог принял нас (Рим. 15:7). Мы призваны относиться друг к другу с любовью, а для этого мало просто уживаться с нашими супругами, тяж­ко вздыхая о своем положении (Еф. 4:32). Мы должны быть свидетелями духовного плода любви, смирения и доброты (Гал. 5:22). Христианские отношения должны включать в себя больше, чем покорное желание сохра­нять их, поскольку нам указывает на это благодать Бога. Для этих отношений требуется больше, чем честная пре­данность служению друг другу. Мы призваны прини­мать друг друга.

Мы должны ясно видеть, что принятие друг друга -не просто желание служить. Миссионер, который уха­живает за прокаженным, может продолжать заниматься

этим в высшей степени неприятным служением, следуя своему стремлению посвятить себя Богу и нуждающим­ся людям. Но принять того, который так неприятно бо­лен, - это -совершенно другое дело, особенно если про­каженный неблагодарен и все время находится в плохом настроении.

Что же делать мужу, когда его жена не умеет вести себя даже в церкви, на каждом собрании надоедая всем своей бесконечной болтовней? Что это значит - при­нять надоедливую жену?

Рассмотрим другой сложный случай. Что может чув­ствовать жена с хорошими манерами, когда видит, как ее муж уплетает за обе щеки все, что стоит на столе, и останавливается лишь затем, чтобы положить в рот но­вую порцию еды? Может быть, она успешно борется за сохранение своего желания служить ему, но ее вряд ли можно упрекнуть за то, что она чувствует некоторое смятение, видя, как он ест.

Повседневные реальности жизни с несовершенным супругом делают работу по его принятию суровым ис­пытанием. И в то же самое время христианский брак требует обдуманного, искреннего, до глубины души про­чувствованного принятия другого человека, независимо от его возмутительных привычек.

Давайте посмотрим, что значит принятие (третий краеугольный камень), добавленное к благодати и пре­данности (к первому и второму краеугольным камням). Начнем с двух основных положений.

1. Существует различие между принятием супруга и обладанием им. Первое - это необходимое усло­вие, а последнее - дар судьбы.

2. Ваше принятие супруга зависит от способности прощать, которая в свою очередь зависит от жела­ния видеть оскорбляющее вас поведение супруга в библейском контексте.
^ 1. Различие между принятием и обладанием.

Ничто не является таким важным в построении бра­ка, как реалистическая оценка самого себя. Когда мы осознаем эту проблему, мы начнем искать пути для ее разрешения.

Поскольку Бог способен разрешить любые ситуации, мы никогда не должны скрывать проблемы, с которыми сталкиваемся. Выполняя супружеские обязанности, мы вынуждены иногда жить с неприятным, несносным че­ловеком, который постоянно разочаровывает нас и вы­зывает в нас гнев. Мы ничуть не продвинемся по пути создания полного единства в браке, если будем отмахи­ваться от этих проблем, сосредоточиваясь главным обра­зом на положительных сторонах супруга или напоминая себе все время о том, что мы должны быть добры к нему.

В каждом браке существуют напряженные моменты, когда супруги разочаровывают друг друга, иногда серь­езно, иногда не очень. Поэтому мы должны понять, как нам принимать разочаровывающего нас супруга.

В первую очередь, для того чтобы найти ответ, да­вайте посмотрим, что случается, когда нас оскорбляют. Чаще всего встречаются две реакции, которые можно определить следующим образом: человек либо принима­ет решение и совершает определенные поступки, либо поддается эмоциям.

Когда наши супруги надоедают нам или разочаровы­вают нас, мы можем сознательно принять следующие решения: продолжать служить им дальше или отступить и подготовиться к самообороне. Желание уменьшить боль и избежать неприятных ситуаций будет вполне ес­тественной реакцией. Итак, мы можем отступить, чтобы не чувствовать дискомфорта, или сознательно выбрать последовательное служение, не думая о том, во что оно нам обойдется. Выбор за нами: следовать принципу ма­нипулирования, исполняя свои желания, или принципу служения, удовлетворяя потребности нашего супруга.

Вторая реакция, как мы уже отметили, эмоциональ­ная. Мы испытываем определенные чувства. Если собы­тия положительные и приятные, то мы испытываем по­ложительные чувства, и, наоборот, неприятные события вызывают наше недовольство. Наши эмоциональные ре­акции зависят прежде всего от природы события, и мы не можем сознательно выбирать свои чувства. Я не могу выбрать чувство теплоты, если жена оскорбляет меня. Точно так же я не могу выбрать чувство счастья, когда она говорит мне что-нибудь приятное. Чувство не явля­ется прямым результатом выбора, оно является естест­венным ответом на ситуацию.

Необходимо хорошо уяснить это положение. Неза­висимо от того, насколько сознательно мы принимаем решение положиться на Господа в удовлетворении на­ших личностных потребностей (единство духа), и неза­висимо от нашей решимости служить нашим супругам (единство души), неприятные события все-таки вызыва­ют отрицательные эмоции.10 Иисус оплакивал смерть Ла­заря и радовался вместе с ангелами при обращении Закхея. Природа события определяет тип вызываемых эмо­ций.

Вообще говоря, события вызывают одну из двух ос­новных эмоций. Все чувства, которые мы испытываем, более или менее подходят под две основные эмоцио­нальные категории: удовольствия и неудовольствия. Не­которые события вызывают в нас мало эмоций. Например, я не могу ни наслаждаться, ни выражать неудо­вольствие, когда моя жена покупает новую зубную щет­ку. В данном случае речь идет прежде всего не о таких событиях, но о тех многочисленных действиях, которые вызывают ощутимую эмоциональную реакцию.

Давайте назовем поведение человека по отношению к его супругу или супруге событием, то есть конкрет­ным действием, известным другому и вызывающим у него положительную или отрицательную реакцию. Нуж­но помнить, что реакция на события определяется цели­ком природой события, его качеством. Из этого следует, что мы не несем ответственности за чувства, которые мы испытываем.

Увещевание Иакова "С великой радостью прини­майте, братия мои, когда впадаете в различные искуше­ния" (Иак. 1:2) вовсе не предполагает, что духовные люди не испытывают боли, когда кто-то отвергает их. Бог создал нас общественными существами, ощущающи­ми личностные контакты. Когда кто-либо бьет меня по ноге, я неизбежно чувствую боль. Если я не чувствую ничего, значит что-то случилось с моей ногой. Подоб­ным же образом, если мне приятно, когда меня отверга­ют, то что-то ненормально с моей психикой. И не имеет никакого смысла женщине чувствовать себя виноватой из-за того, что она недовольна грубыми оскорблениями мужа. Чувствовать себя хорошо, когда вас отвергают, -это свидетельство не высокого духовного развития, а психической ненормальности или недостаточно обосно­ванной набожности.

Мое первое положение можно сформулировать сле­дующим образом. Мы реагируем на поведение наших супругов, либо принимая решение служить дальше или заниматься манипулированием (что полностью зависит от личного выбора), либо выражая эмоции неудовольст­вия или удовольствия (которые полностью зависят от природы и характера события).

Обратите внимание, принятие решения предполагает движение по направлению к событию, тогда как эмоция — это ответ, которые исходит из этого события.



Рис. 1

Когда пары слушают, как руководитель семинара по вопросам супружеской жизни советует им принимать друг друга, то мне бывает интересно, многие ли из них предполагают, что они обязаны всегда испытывать чув­ство удовольствия, общаясь со своими супругами? Ког­да ваш супруг плохо к вам относится, проявление не­удовольствия по этому поводу является нормальным и неизбежным. Если принятие требует чувства удовольст­вия, то невозможно принять мужа или жену, когда они плохо к вам относятся.

Многие мужья ставят принятие в зависимость от положительных эмоций, они считают, что если бы их жены вели себя более приятно, то им не составило бы труда принять их. И жены, я думаю, высказывают по­добные же мысли. Смешивая принятие супруга с чувст­вом удовольствия, они взаимно винят друг друга за от­сутствие принятия (означающего удовольствие) в супру­жеской жизни.

Библия требует, чтобы мы принимали супругов. Вполне очевидно, что Богу угодна наша способность принять супруга, который нам неприятен. Принятие не должно зависеть от чувства удовольствия. Каким-то об­разом я способен принять моего супруга независимо от

Первый элемент - дело выбора: служить или мани­пулировать. Второй элемент более сложен. Ни один из нас не способен удалить злобу из наших отношений по своему желанию. В то же самое время, чтобы истинно принять кого-либо, кто оскорбил нас, мы должны ка­ким-то образом освободиться от враждебных эмоций, ко­торые все время возникают в нашей памяти. Как я могу освободиться от злобы и таким образом принять другого человека?

Со свойственной ей простотой Библия предлагает решение этого вопроса, выражая его одним словом. Пе­реход от злобы к добрым намерениям, от доброты по принуждению к свободно даруемой любви требует про­щения. Будет весьма полезным составить себе точное представление о том, что такое прощение и каким обра­зом оно уничтожает семена отверженности и отрицания. Чтобы было понятней, обратимся к примеру.

Возвратимся снова к нашему обсуждению двух ос­новных потребностей личности: безопасности и значи­мости. Поскольку наши потребности полностью удовле­творяются во взаимоотношениях с Христом, мы можем отдавать другим от своей полноты. Свобода, которую дает Христос, включает в себя и свободу ничего не тре­бовать от наших супругов. Нам будет больно, когда мы столкнемся с ситуацией, в которой супруга или супруг отрицает нас или выказывает свое неуважение. Но лю­бовь Господа и Его добрые намерения дают нам возмож­ность продолжать отдавать другим, независимо от того, сколько мы получаем обратно. Поэтому можно даже с наиболее неуживчивыми супругами придерживаться принципа служения и не переходить к манипулирова­нию.

Несмотря на все мои многочисленные заверения о том, что мне ничего не нужно от моей супруги, я про­должаю очень многого от нее желать. Я хочу, чтобы она была мне верным другом, эмоциональной поддержкой, выказывала уважение, ценила меня, доставляла наслаж­дение и так далее. Поскольку я жду от нее определен­ных ответов, ее несоответствующее поведение продолжа­ет иметь силу, оно оскорбляет меня и вызывает во мне неудовольствие. Если бы я ничего не хотел от нее, тогда отстранение от нее не причинило бы мне боли. Но я все еще жду от моей жены определенных реакций. Когда мне не удастся получить то, что я хочу, я обязательно буду чувствовать неудовольствие. Но каким образом боль и неудовольствие переходят в злобу?

В книгах, написанных мною раньше, я высказал предположение, что наша оценка события в значитель­ной степени определяет и наши чувства.11 Событие про­изошло. Если я верю, что это событие - серьезная уг­роза моему физическому или личному существованию, я буду весьма обеспокоен и даже возмущен. Если, однако, я убежден, что событие, хотя и болезненное, не несет мне существенной угрозы, то я буду чувствовать себя несчастливым и, может быть, раздраженным, но по сути своей не возмущенным и не обеспокоенным. Одного примера вполне достаточно, чтобы проиллюстрировать этот принцип.

Когда доктор выходит из операционной комнаты с грустным выражением лица, ожидающий муж, как пра­вило, чувствует какую-то опасную пустоту. Предполо­жим, что этот муж полюбил другую женщину и надеется разорвать отношения со своей супругой без каких-либо споров. То же самое событие (выражение лица хирурга) вызовет в нем совершенно другую эмоцию. Может быть, это будет печаль, смешанная с чувством облегчения. Специфическая эмоция обусловлена не событием самим но себе (выражением лица, обозначающим смерть жены), но тем, что значит это событие для мужа (потеря любимой или же удобную возможность вступить в но­вый брак, сохранив приличия и избежав неприятной процедуры развода).

Хотя природа события определяет, будет эмоцио­нальный ответ положительным или отрицательным (удовольствие или неудовольствие), оценка события от­дельным человеком будет влиять на содержание и ин­тенсивность эмоционального ответа.

Вспомним, что происходит, когда Билла оскорбляет жена. Его немедленная и обязательная реакция - неудо­вольствие. Назовем эту эмоцию первая эмоциональная реакция.

Как только произошло событие, приносящее неудо­вольствие, Билл оценит это событие, сознательно обду­мав его. Он постарается понять, к чему относится это событие, - к его потребностям или к его желаниям. Если Билл думает, что его самоуважение зависит от признания женой, он, таким образом, неоправданно бу­дет рассматривать ее оскорбительное поведение как на­стоящую угрозу, считая, что это препятствует удовле­творению его потребности в значимости.

Будем надеяться, что Билл понял, что поведение Мэри не влияет каким-либо образом на его потребности, поскольку Христос вполне достаточен для него. Если эта вера является глубоким убеждением, то Билл будет свободен от эгоистических рассуждений о том, как ос­корбление Мэри повлияет на его чувства.

Он, конечно же, будет рассматривать поведение же­ны как неудачное и болезненное отрицание его желаний и будет чувствовать некоторую печаль, а станет ли он испытывать горечь, будет зависеть от его оценки этого события. Если он ложно полагает, что оскорбление Мэ­ри - это угроза его потребностям, тогда первая эмоци­ональная реакция неудовольствия очень быстро перей­дет во вторую эмоциональную реакцию горечи. Если он правильно рассматривает события - как препятствие его желаниям, то неудовольствие разовьется во вторую эмо­циональную реакцию печали, может быть, гнева, разоча­рования12

Представим совершенно другую ситуацию. Предпо­ложим, Мэри приятно поразила Билла тем, что особо выразила ему свою любовь. Его первой эмоциональной реакцией будет удовольствие. Если он оценил такое вы­ражение доброты как существенную часть его потребно­сти ("Мне нужны такие доказательства для того, чтобы я знал, что моя жена меня уважает"), то чувство удо­вольствия очень быстро сменится чувством зависимости, которое является следствием такой оценки. Тем не ме­нее, если Билл, как писал Павел в Флп. 4, был бы рад выражению доброты, но все-таки продолжал считать, что он зависит от Господа, тогда его второй эмоциональной реакцией было бы теплое чувство удовлетворения.

Все это можно легко проиллюстрировать двумя ди­аграммами:
*

Рис. 2



Рис. 3

Теперь, держа в сознании все эти положения, мы готовы перейти к центральной идее прощения. В главе

18 Евангелия от Матфея передана притча Иисуса о че­ловеке, простившем другому денежный долг. Она иллю­стрирует суть прощения - аннулирование долга.

Если я занял у вас 100 долларов, то я отвечаю за то, чтобы возвратить их. Исполнение этого долга - мое мо­ральное обязательство. Если по какой-либо причине вы решаете отдалить оплату или простить долг, тогда я мо­гу не возвращать вам занятую сумму. В результате вы несете груз моего долга, поскольку вы принимаете на себя потерю.

Простить — значит отказаться от мести за оскорбле­ние или, другими словами, аннулировать долг. Теперь применим эту мысль к взаимоотношениям между людь­ми. Когда Мэри оскорбила Билла, она неправильно себя повела - заняла в долг, который может быть оплачен только с помощью наказания или возмездия. Если Бил­ла попросить простить ее, он может сказать себе, как это и делают многие оскорбленные супруги, примерно сле­дующее: "Она была неправа, почему я должен нести груз ее оскорбления? Это нечестно. Она совершила грех, а я должен освободить ее от наказания и простить, но ведь она заслуживает того, чтобы быть наказанной!"

Это, конечно же, как раз тот момент, который делает прощение как трудным, так и похвальным. Итак, она действительно заслуживает наказания. Прощение требу­ет самого неестественного решения - сделать так, чтобы оскорблявший не ощутил на себе последствий своего греха.

Чтобы осознать, что на самом деле влечет за собой решение простить, подумайте о том, как может оскорб­ленный и нежелающий прощать человек выразить свое отношении к супругу:

• все время напоминать об оскорблении;

• проявлять холодность;

• постоянно раздражаться;

• не замечать супруга;

• отказаться от половой жизни или выполнения других супружеских обязанностей;

• исключить всякую возможность проявления доб­роты;

• упрямо отказываться от совместных действий;

• снисходительно улыбаться;

• коротко и отрывисто разговаривать;

• подспудно или в открытую угрожать разводом;

• оскорблять в присутствии других

и множество других наказаний, количество которых может быть ограничено лишь способностями воображе­ния жаждущего мести сознания.

Ни один консультант не может предвидеть все схе­мы мести, которые находятся в сознании оскорбленного супруга. Для прощения недостаточно просто покончить с этим списком средств возмездия. Прощающий супруг не должен использовать ни одно из этих средств и оставить, тем самым, оскорбление без последствий. Он должен 1) принять решение простить, за которым сле­дует 2) возобновление его обязательств служить, затем должен 3) появиться плод - проявление доброты к ос­корбившему супругу.

Негодующий муж или жена, которые пытаются при­нять другого, после наших рассуждений могут прийти к выводу, что для прощения требуется принять определен­ное решение и изменить поведение. Если мы считаем, что прощение включает в себя только эти два элемента, то схема, которая отражает процесс прощения, будет вы­глядеть следующим образом:



Рис. 4

Предположим, Билл, наш оскорбленный муж, кото­рый до сих пор не может простить Мэри, пытается во­плотить этот путь прощения в жизнь. Сможет ли он по-настоящему принять свою жену? После нескольких по­пыток осуществить программу прощения и служения, я думаю, он почувствует неискренность своего прощения, и это помешает ему полностью принять свою жену. Воз­можно, он ощутит чувство раздражения от того, что выполняет свои обязанности по принуждению.

"Я могу простить мою жену за то, что она сделала, - говорит Билл консультанту во время следующей встречи. - Но я не могу выбросить это из головы. Я хочу все время тепло относиться к ней, даже если я не чувствую особенной к ней теплоты. Да, я понимаю, что мое решение простить и служить не требует какого-то океана теплых чувств, но я не могу не думать о том, что Мэри сделала.

И каждый раз, когда я думаю об этом, я чувствую, что сержусь снова и снова. Исчезнут ли когда-нибудь эти злые чувства, если я буду продолжать хорошо отно­ситься к ней? Я не чувствую, что действительно прини­маю ее, поскольку я все еще злюсь, и я просто не знаю, что мне делать с моей злобой. Мои попытки простить ее, когда я уже принял решение простить и избрал путь служения ей, не увенчались успехом".

Если мы собираемся помочь этому обиженному му­жу искренне принять свою жену, то мы должны расши­рить его понимание прощения. Можно ли при определе­нии прощения ограничиться лишь решением простить и выбором служить? Что мы можем сделать с нашими злыми чувствами и раздражением, которые все еще су­ществуют, несмотря на то, что мы всеми силами пыта­емся выбросить их из головы? Должны ли мы прогонять наши воспоминания каждый раз, когда они возникают в нашей памяти? И действительно ли можно все это за­быть?

Многие оскорбленные люди соглашаются с одним из двух приведенных ниже ответов. Первый ответ полно­стью неудовлетворителен, а второй недостаточен.

^ Ответ первый. Бог прощает наши грехи, когда про­щает нас. Мы тоже можем и должны простить оскорбле­ния, нанесенные другими, когда мы прощаем их.

Ответ второй. Когда человек неоднократно прощает и делает это в течение долгого времени (то есть, прини­мает решение простить и продолжает служить, не нака­зывая за нанесенные оскорбления), это в конце концов дает ему возможность рассматривать оскорбление как не­значительную часть его жизни, которая не стоит того, чтобы испытывать какие-либо чувства, и в конце концов эти события просто начинают исчезать из памяти.

В Иер. 31:34 Иегова говорит: "Я прощу беззаконие их и грехов их уже не вспомяну более". Некоторые видят в этом стихе подтверждение первого ответа, счи­тая, что истинное прощение должно включать в себя желание все забыть. Но разногласия не так легко разре­шаются.

Безусловно этот стих перекликается с первым отве­том, но здесь не сказано, что Бог буквально забывает наш грех таким же точно образом, как жертва амнезии забывает свое имя. Эта разновидность потери памяти не является добродетелью, более того, это сопровождается еще и неспособностью воскрешать в сознании какое-либо событие, то есть это недостаток работы сознания, тогда как в сознании, которое все помнит, не существует белых пятен.

В этом стихе, скорее всего, говорится о том, что наш милосердный Бог решил не использовать наши грехи против нас, то есть, Он никогда не возвращается к про­шедшим событиям. Через искупительную миссию Хрис­та Бог отказался от нашего долга и не будет требовать плату за него. Долг уже уплачен. Эта способность забы­вать наши грехи выражена и в моем предыдущем заме­чании: "Прощение предполагает желание освободить ос­корбившую сторону от наказания и от всех последствий

неправедных дел". Совет забыть оскорбление в том смысле, в каком Бог забывает наши грехи, не касается наших злых чувств, возникающих, когда мы вспоминаем об этом событии. Это не более чем совет принять реше­ние прощать и встать на путь служения. Проблема злых чувств в данном случае совсем не затрагивается.

Совет забыть оскорбление тем не менее труден для понимания и иногда он обескураживает нас. Если при­нять его буквально, то он будет значить, что консуль­тант советует просто вынуть из нашей головы тот кусо­чек вещества, который помнит об оскорблении, или при­менить какие-либо избирательно действующие лекарст­ва, чтобы забыть о нем. Конечно, никто не будет реко­мендовать таких абсурдных средств.

Но тем не менее иногда христиане полагают, что решение проблемы заключается в том, чтобы просто за­быть об оскорблении и о наших злых чувствах. Однако это вряд ли поможет. Это будут лишь попытки поглуб­же спрятать злобу, но она все равно проявится, только в более утонченном виде, чем прямая враждебность. В результате это может вылиться в физические болезни, раздражительность, плохой аппетит и многое другое.

Как быть со вторым ответом? Можно ли в конце концов забыть оскорбление так легко, как и мысль о том, что, к примеру, мы три дня не ели?

Этот совет призывает нас вообще не испытывать каких-либо отрицательных чувств. На мой взгляд, вряд ли нам удастся достичь этой цели. Сможем ли мы в конце концов вызвать в себе какие-либо теплые чувства, если все время будем по-доброму относиться к челове­ку, который оскорбляет нас, и прощать его? Избавимся ли мы от злобы, если с любовью будем действовать по отношению к оскорбляющему нас человеку?

Чтобы понять ограниченность утверждения, что "чувства являются следствием поступков", давайте вспомним рисунок 2. Здесь все начинается со знамена­тельного события в жизни двух людей, затем после пер­вой эмоциональной реакции происходит оценка события

и, как следствие, возникает вторая эмоциональная реак­ция. На этом рисунке указаны пять основных положе­ний:

1. Люди отвечают на значимые события в жизни, во-первых, принимая решение и, во-вторых, выражая эмоции.

^ 2. Решением может быть желание служить челове­ку, несмотря на нанесенные оскорбления, или стремле­ние манипулировать им, когда он оскорбляет нас и де­лает нам больно. Поскольку решение зависит от свобод­ного выбора, мы должны принять на себя полную ответ­ственность за свой выбор.

3. Первой (или непосредственной) эмоциональной реакцией на событие будет либо удовольствие, либо не­удовольствие. Какое из этих двух чувств мы будем ис­пытывать, зависит полностью от природы события. По­скольку мы не имеем контроля над своими эмоциями, мы не несем ответственности (не можем ни одобрять, ни осуждать) за выражение каких-либо наших чувств.

4. Первая эмоциональная реакция на событие быст­ро переходит во вторую (промежуточную) эмоциональ­ную реакцию, чувства, которые здесь возникают, могут быть либо греховными, либо нет:

а) удовольствие может перейти в зависимость (гре­ховное состояние) или в удовлетворение (негреховное чувство);

б) неудовольствие может перейти либо в горечь (гре­ховное чувство), либо в разочарование (негреховное чув­ство).

5. Перейдет ли первая реакция в греховную или негреховную эмоцию, зависит не от природы события, а от того, как мы его оцениваем:

а) если мы, оценивая какое-то событие, которое до­ставило нам удовольствие, относим его к нашим потреб­ностям, то нашей второй эмоцией будет чувство зависи­мости ,

б) Если мы, оценивая приятное событие, относим его к нашим желаниям, то второй эмоцией будет чувст­во удовлетворения;

в) Если мы, оценивая событие, вызвавшее неудо­вольствие, относим его к нашим потребностям, то вто­рой эмоцией будет чувство горечи;

г) И если мы, оценивая неприятное событие, отно­сим его к нашим желаниям, то второй эмоцией будет разочарование.

Рассмотрим снова, что случается, когда человека ос­корбляют. После этого события он должен принять ре­шение, и это часто делается неосознанно, а также это событие вызывает какое-либо чувство. Предположим, что Билл, оскорбленный муж, истинно хочет принять свою нанесшую ему оскорбление жену. Предположим, что он решает простить ее и пытается это сделать.

Если это решение является искренним его выбором и не рассматривается как уступка или обязанность, то тем самым он не сможет сделать своей жене ничего плохого. Но такой выбор сделать очень нелегко. Пред­положим, что Мэри нанесла ему оскорбление, изменив ему. Поскольку она истинно раскаялась, Билл решил простить ее и произвести работу по воссозданию супру­жеских отношений. Во время консультации Билл рас­сказал, что он очень часто говорит своей жене о том, как опустошает его ее оскорбление, когда он вспоминает об измене, "Прав ли я, что делюсь своими чувствами с Мэри?" - спросил он.

"Это зависит от ваших намерений, когда вы дели­тесь своими чувствами, - ответил я. - Все, что вы де­лаете, должно отвечать вашему намерению служить ей. Когда вы говорите жене, что боретесь со своими воспо­минаниями о ее грехе, то тем самым вы вызываете в ней чувство вины и отчаяния. Я думаю, что на самом деле вы все-таки пытаетесь воздать ей должное за то оскор­бление, которое она вам нанесла. Но ваше решение простить и служить требует, чтобы вы не напоминали о своих оскорбленных чувствах снова".

Самое главное при прощении - это твердая реши­мость ничем не воздавать за оскорбление, а для этого нужно постоянно помнить о том, что может помешать выполнить наше решение.

После того как Билл понял и принял решение про­стить, он все еще может не знать, что же делать со своими чувствами, и не знать, как он сможет простить:

"Что же мне делать со всеми теми злыми чувствами, которые я испытываю? Я могу принудить себя любить жену, но я не могу избавиться от мысли, что она была наедине с другим мужчиной. Это больше, чем я могу выдержать. Я теряю всякий интерес к нашим сексуаль­ным отношениям. Иногда, когда мы все-таки становимся близки, она все равно понимает, что со мной что-то не в порядке. Как я могу выбросить из головы эти мысли? До тех пор, пока я не откажусь от мысли об ее грехе или по меньшей мере не перестану расстраиваться по этому поводу, я не смогу истинно принять ее".

И вот здесь я спрашиваю себя: действительно ли одного намерения простить достаточно для того, чтобы нейтрализовать воспоминания об оскорблении? Посмот­рим, что получится, если Билл попытается продолжить свою деятельность в надежде, что он в конце концов все забудет.

Если Билл чувствует горечь, то это значит, что он долго обдумывал поступок своей жены. Первичная реак­ция неудовольствия развилась в горечь, поскольку Билл неправильно полагал, что оскорбляющее событие отри­цательно влияет на его соответствие своей роли мужа. Для того чтобы избавить его от горечи, требуются не новые усилия, а обновленное сознание. Его горечь оста­нется до тех пор, пока он не научится относиться к греху своей жены как к препятствию, мешающему до­стичь поставленной им цели прощения, а не как к уг­розе его потребностям. Никакое количество "прощающе­го поведения" не может сменить горечь на разочарова­ние, поскольку первой причиной горечи является непра­вильная оценка события, а не ложная поведенческая ре­акция в ответ на него.

Предположим, тем не менее, что Билл настаивает в своей решимости простить жену без исправления своей ложной оценки. Что станет с его злобой? Многие дума­ют, что возмущенные чувства в конце концов будут по­давлены и что эти отрицательные эмоции каким-то об­разом вырвутся наружу другими путями. Но насколько я понимаю психологию, более верным было бы сказать, что подавляется память о событии, а не чувства, вы­званные событиями. Это положение, на мой взгляд, важ­но.

Чувства нельзя подавить. Напряжение, обусловлен­ное эмоциями, можно не выражать внешне и считать это подавлением эмоций. Однако эмоции - неощутимые и обусловленные событиями состояния человеческой пси­хики — не могут сами по себе быть подавлены. Хотя их нельзя подавить, подавить можно мысли о них. Можно не обращать внимания на память о событии, которая усиливает эмоцию. Мы таким образом можем легко ос­вободить свое сознание от события. Мы можем отка­заться от пережевывания волнующего нас события, если захотим не испытывать больше боль, которую вызывает воспоминание. Научившись этому, мы сможем избира­тельно вызывать в своей памяти более приятные (или по меньшей мере менее болезненные) мысли.13

Но чем же заканчивается подобное подавление? До тех пор, пока Билл продолжает считать, что измена Мэ­ри разрушает его значимость как мужчины, ему не удастся понять, что значит полагаться на Господа в этой ситуации. Его инспирированное плотью убеждение, что ему необходимо уважение Мэри для самопризнания, оста­ется неотъемлемой частью его существа. Следовательно, у него сохраняется намерение удовлетворить свои потребно­сти через кого-либо еще, но не через Христа.

Консультант, который просто советует обиженному клиенту принять решение простить оскорбляющего суп­руга, не поможет ему стать более зрелым, это может произойти только в том случае, если он начнет полно­стью полагаться на одного Христа. В противном случае, он по-прежнему будет относиться к служению как к обязанности, что приведет к застою в супружеской жиз­ни, не способствующему единству во Христе. Обновлен­ные попытки Билла хорошо относиться к Мэри не будут подкреплены искренним чувством, и у него всегда будет ощущение, что все-таки что-то не так. Одной решимости недостаточно, чтобы прийти к единству, для которого необходимо истинное принятие. Обновление сознания -изменение оценки раздражающего события - совершен­но необходимо.

Итак, если мы строго придерживаемся решения про­щать и нам все-таки не удается подавить воспоминания (воспоминания, которые снова вызывают чувство горе­чи), тогда где же выход? Необходимо добавить еще один элемент: переоценить событие и увидеть его так, как видит его Бог, - неудачным, но не влияющим на безо­пасность и значимость. И этот переход от неправильно­го взгляда к истинному является центральным звеном в работе по прощению.

^ Умение прощать: что для этого требуется?

Истинное прощение отличается от неполного про­щения оценкой оскорбляющего события, необходимо увидеть, к чему относится это событие: к нашим жела­ниям или нашим потребностям. Чтобы забыть проис­шедшее, необходимо переоценить его и понять, что оно не имеет особого значения для личных потребностей. Горечь перейдет в разочарование (вполне приемлемое чувство), если твердое решение простить сопровождает­ся вдохновленным Святым Духом размышлением о том, что истинные наши потребности полностью удовлетво­ряются во Христе.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) icon«Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было...

Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) icon-
Майя? В XVII-XIX веках люди переоткрыли для себя способ правления, когда-то названный древними грекам «демократия»; тогда же они...
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconЧто это такое?
Понятие «психологическое сопровождение» включает нечто большее, чем «психологическая помощь и поддержка». На это различие указывает...
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconВместе с родителями поступок
Ребенок совершил Поступок. Во-первых, этому надо радоваться, и не важно, «хороший» это поступок или «плохой». Это прежде всего Поступок....
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconЧто мы знаем о хлебе?
Для нас хлеб не просто важнейший продукт питания, а нечто большее. Это символ труда, благополучия, мира. Хлеб это щедрый дар природы,...
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) icon«Волшебной музыки страна» Консультацию подготовила музыкальный руководитель Овчинникова Л. И
Музыка всегда наградит слушателя за это, подарив ему новое чувство, новое настроение, возможно, прежде никогда не испытанное
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconНочное рандеву амбивалентность
Я не помню, как мы познакомились. Это бывает, когда человека знаешь с первого вздоха. И это было действительно так. Родились мы в...
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconЗемная жизнь иисуса христа
Вот уже два тысячелетия отделяют нас от событий, описанных в Новом Завете. Но это не уменьшает их значимости для нас; и до сих пор...
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconА жизнь всегда и сегодня это не только сохранение достигнутого, но...
Более результативное торможение развития  человечества  трудно себе представить. Всё и сразу перевернуть это невозможно. 
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconИгорю и всем вступающим в новую жизнь
Вот, вот чего нам недостаёт, вот в чём у нас главный дефицит, вот кого нам в себе воспитывать и воспитывать!
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница