Соломон писал: "Бывает нечто, о чем говорят: "Смо­три, вот это новое", но это было уже в веках, бывших прежде нас" (Екк. 1: 10)




НазваниеСоломон писал: "Бывает нечто, о чем говорят: "Смо­три, вот это новое", но это было уже в веках, бывших прежде нас" (Екк. 1: 10)
страница8/10
Дата публикации23.09.2013
Размер1,79 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > География > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Глава 7

^ Второй краеугольный камень:

преданность

Второй краеугольный камень в фундаменте эффек­тивных супружеских отношений вплотную смыкается с первым. Если наша надежда основана на благодати Бога, то и в моменты отчаяния мы должны исполнять Его указания. Действовать нужно настойчиво, использовать самую малую возможность, даже когда нам очень хочет­ся поддаться соблазну и уйти.

Если мы глубоко верим, что Господь может помочь нам во всех обстоятельствах, тогда ни одна супружеская размолвка не заставит нас серьезно рассматривать воз­можность развода.9

Если Бог действительно так всемогущ, как Он про­возглашает, тогда наша покорность всегда приведет к исполнению Его намерений. Надежда (лучше сказать -уверенность), что все происходящее с нами является частью Его плана, никогда не покинет нас даже в самых трудных семейных обстоятельствах, если она основывается на всемогущей благодати Бога, (1 краеугольный камень).

Если мы будем верить не только в то, что Он тру­дится вместе с нами, но и в истинность Его намерений, тогда у нас появится непреодолимое желание идти Его путем. Христианин, который остро ощущает реальность Божьей благодати, не будет воспринимать покорность как принуждение, он свободно выберет этот путь, не­смотря на то, что иногда придется отказаться от своих планов. После того как принято решение повиноваться, оно должно быть подкреплено желанием повиноваться. Это и есть второй краеугольный камень: глубокое жела­ние повиноваться Богу, которое выражается в супруже­ской преданности, - такое желание естественно вырас­тает из убеждения, что Бог благ. Подчинение библей­ским указаниям, однако, очень часто рассматривается как неприемлемая и иногда оскорбительная обязанность, особенно в супружестве. Если мужчина женат на жен­щине, которая непрестанно жалуется, не хочет быть при­влекательной или сознательно унижает его в присутст­вии посторонних, то наш совет ему любить свою жену будет воспринят им так же, как если бы ему вместо хорошего обеда предложили бы подкрепиться острыми гвоздями. Если у женщины муж эгоист, который застав­ляет ее подчиняться, ссылаясь при этом на Библию, она, скорее всего, будет воспринимать покорность как унизи­тельное подчинение, способное лишить ее индивидуаль­ности.

Если Божьи указания воспринимаются нами как же­стокие требования воплощенного деспота, значит мы что-то делаем не так. Почему мы иногда выполняем библейские указания так же, как новобранцы команду сержанта лечь спать или 50 раз отжаться? Почему нам не хватает теплоты и доверия, когда мы идем за Госпо­дом по каменистой и крутой тропе?

Возможно, мы неправильно понимаем Его указания о том, что нужно любить наших жен и подчиняться

нашим мужьям, и, следовательно, мы пытаемся сделать то, чего Он никогда не требовал. Часть этих проблем может корениться в нашем запятнанном грехом созна­нии, которое все искажает, заставляя видеть в добром плохое и плохое в добром.

Какие бы причины ни стояли за нашим достойным сожаления отношением к покорности, одно несомненно:

если мы утверждаем, что считаем за честь нашу обязан­ность быть мужьями и женами, но делаем это с неудо­вольствием и ворчливыми упреками, то мы не считаем эту обязанность за честь вовсе. Представим себе челове­ка, следующим образом отвечающего на призыв мисси­онера: "Да, да, вы хорошо все объяснили. Я чувствую свою вину. Я уже много слышал о голодающих тузем­цах, идущих в ад язычниках. Если это нужно, то я по­еду. Где мне следует расписаться?". И как вы думаете, каким миссионером будет этот человек?

Множество мужей и жен относится к своим супру­жеским обязанностям точно таким же образом. И стано­вятся ужасными супругами. Мы не сможем использо­вать второй краеугольный камень, если повинуемся Бо­жьей воле как неприятной обязанности. Безусловно, ес­ли мы признаем над собой власть Бога, то должны вы­полнять Его указания, - это наша обязанность. Но по­корность - это больше, чем простая обязанность, это привилегия, прекрасная возможность достичь такой глу­бокой радости, которая не идет ни в какое сравнение с любым другим удовольствием.

Почему же тогда заповедь любить наших жен и под­чиняться нашим мужьям напоминает нам больше приказ отца положить на место игрушки и заняться домашней работой - нашим самым нелюбимым занятием? В этой главе мы поговорим о том, как можно искренне выпол­нять наши супружеские обязанности, даже когда это тре­бует от нас служения совершенно невыносимым супру­гам.

Для этого нужно понять следующее:

1. Необходимым основанием для послушания Богу с терпением и радостью является вера в Его добро­ту.

2. Покорность, которая развивается из осознания доброты Бога, будет восприниматься как одно из глубочайших желаний, а не как тяжелая обязан­ность.

3. Если вы исполняете супружеские обязанности без радости, то виноват в этом не ваш супруг, незави­симо от того, насколько невыносим может быть он или она. Причина в том, что вы еще недостаточно осознали доброту Бога.

^ I. Основание для истинной преданности -доброта Бога.

Консультанты по христианскому браку обычно опре­деляют любовь, исходя из действий и решений человека, а не из его чувств. Мы знаем любовь Бога, потому что Он сделал что-либо, а не потому, что Он что-либо по­чувствовал. Нас очень часто убеждают любить своих су­пругов независимо от наших чувств. Людей, которые говорят, что они больше не любят своих ближних, при­зываются совершить целую серию выражающих любовь поступков, при этом подразумевается, что эти любящие поступки приведут к чувству любви.

Безусловно, в своих действиях мы должны руковод­ствоваться истиной Слова Божьего. Совершать поступки нужно не по наитию чувств, а следуя библейским ука­заниям, независимо от того, нравится это нам или вы­зывает бунт.

Бог с безошибочной ясностью раскрыл Свою любовь в том, что Он совершил, но при этом Он испытывал сострадание к нам. Он не только сделал что-то для ме­ня, но Он также и сочувствовал мне. В Книге Пророка Осии, например, Бог говорит о том, что Его сердце раз­рывается, когда Он сталкивается с бунтом и неверием Своего народа, которого Он снова и снова заботливо обхаживает, как Свою жену. Любовь Бога включает в

себя и Его чувства, и Его поступки. Точно так же и выполняя нашу. обязанность любить своих жен, мы не должны просто совершать безжизненные, автоматичес­кие действия, наше поведение должно быть окрашено чувством. Но как же этого достичь?

Обычно говорят, что любовные чувства являются следствием поведения, выражающего любовь. Если мы в течение долгого времени будем вести себя подобным образом, то в конце концов появится и чувство любви к этому .человеку. Но, к сожалению, это утверждение не учитывает главную проблему: многие мужья и жены просто не хотят с любовью относиться к своей полови­не. Настойчивый пастор или консультант может заста­вить человека делать то, что необходимо, но супружес­кие отношения от этого не улучшатся.

Это оставляет нас все с той же дилеммой. Если мы должны хотеть любить наших супругов и стремимся к этому, но исполнение действий, выражающих любовь, не приводит к желаемым результатам, то что же нам де­лать? Похоже, нам остается одно из двух: или автома­тически выполнять свои супружеские обязанности, или резко отстраниться от всего. Возможно, мы должны по­дождать, пока Дух Святой воспламенит нас изнутри. Но что же все-таки нужно делать, если мы не испытываем теплых чувств к своему супругу? Давайте послушаем следующий типичный для консультации диалог:

Муж: "Я просто не могу любить эту женщину". Консультант: "Если вы знаете, что любовь должна быть следствием жертвенного служения вашей жене, тогда вы можете ее любить. Вы же можете сказать ей добрые слова, выразить признательность или проявить благородст­во".

Муж: "Но это же будет так неискренно. Конечно же, я могу это сделать, но я буду чувство­вать себя глупо, как если бы я поступал жульнически. Я не чувствую теплоты к ней".

Консультант: "Итак, вы можете это сделать. Но посколь­ку вы не испытываете соответствующих чувств, вы этого не делаете. Правильно я вас понял?"

Муж: "В том, что вы сказали, нет смысла, это нереально. Я просто не хочу любить эту женщину. Знаете ли вы, что она сделала на прошлой неделе? Она..." и т. д.

Обратите внимание на рассуждения этого мужа. По его мнению, выполнение супружеских обязанностей пол­ностью зависит от отношения к нему его жены. Скажем .проще, если моя супруга нравится мне, то я тоже поста­раюсь понравиться ей. В противном случае, я буду дер­жаться в стороне. Я могу сделать то, что от меня тре­буется, но я не могу хотеть сделать это. Самое боль­шее, на что я способен, - это принять решение повино­ваться Богу и продолжать наш брачный путь по темно­му ущелью. Не требуйте от меня большего. Это невоз­можно - хотеть любить того, кто относится ко мне так, как моя жена.

Советы консультанта в таком случае не принесут супружеским отношениям никакой пользы. Здесь следу­ет сделать нечто горазда большее. Для того чтобы эти отношения напоминали союз Христа и Церкви, нужно остро ощущать желание с любовью служить своей поло­вине. Но как же мы можем следовать Божьему намере­нию, когда наш супруг или супруга продолжают лить холодную воду на уже затухший алтарь? Следует ли продолжать выполнять Его указание до тех пор, пока не появится любовь? Позвольте мне ответить на этот во­прос с помощью иллюстрации.

Когда-то давно в детстве я уронил скамейку себе на ногу. Палец на ноге распух, полилась кровь. Через не­сколько минут, которые показались мне часами, я непо­движно лежал в кабинете нашего семейного врача, к которому меня привела мать. Врач, обладавший выдерж­кой, реагировал на мои страдальческие крики тем, что потирал подбородок. Он осмотрел ногу, затем достал

иглу. Когда я понял, что он собирается уколоть меня иглой в больной палец, то пришел в ужас. Мне вовсе не хотелось, чтобы палец проткнули иглой!

Я беспомощно посмотрел па мать, но она улыбалась - нельзя сказать, что счастливой улыбкой, но достаточ­но ободряющей. Женщина, улыбающаяся в такой ситу­ации, могла быть либо бессердечной садисткой, либо любящей матерью, которая знает, что этот ужасный мо­мент является обязательной частью доброго плана. Я знал мою мать, я прожил с ней 7 лет и имел все осно­вания верить, что она была за меня, а не против.

Осознав это и видя ее улыбку, я решил подчиниться трудной, болезненной процедуре и лежать спокойно. Я вовсе не был полностью уверен в добрых намерениях доктора, в тот момент они все еще казались опасными, но я абсолютно доверял добрым намерениям матери. Я знал, что ее доброта является залогом конечного благо­получного исхода.

Многим мужьям и женам их супружеская жизнь приносит такие ощущения, как будто им изо дня в день протыкают пораненный палец. Почему же они спокойно к этому относятся? Почему они не встают и не уходят? Ведь было бы весьма разумным с их стороны уйти, чтобы получить немедленное облегчение. Бог помнит об этом разумном положении и тем не менее требует от супругов уважать свои обязанности, которые приносят им только лишь боль.

Выполнить это требование можно лишь в том слу­чае, если есть твердая уверенность в том, что Бог никог­да не станет просить Своих детей делать то, что не ведет к улучшению их положения. Не стоит следовать указаниям руководителя, если вы не понимаете смысла этих указаний.

И если мы не сразу проявляем готовностью следо­вать Его руководству, то эго лишь свидетельствует о том, что мы не уверены в Его доброте. Мы начинаем сомневаться, действительно ли Он использует нас и хо­чет благословить? Проблема в данном случае состоит не

в отсутствии желания, а, скорее всего, в отсутствии ве­ры. Если бы мы по-настоящему верили в Его доброту, то почувствовали бы глубокое желание следовать Его указаниям (так же, как я, видя ободряющую улыбку матери, позволил доктору проткнуть мой палец).

Из этого следует, что главное - это обновление веры, а не возобновление усилий по восстановлению супруже­ских отношений. Призывы любить жену и подчиняться мужу независимо от нашего желания не способны ре­шить истинные проблемы. Если уверенность в доброте Бога не является прочным основанием для нашего пови­новения и покорности, такие призывы, в лучшем случае, нейтрализуют действия гнева и равнодушия. Они не об­наружат и не уничтожат скрытой под землей корневой системы, цветы которой появляются безобразными наро­стами на неисполненных обещаниях. Призывы к покор­ности, безусловно, важны и необходимы, но нужно ви­деть всю полноту доброты Бога, если мы хотим, чтобы нашим словам с радостью повиновались.

Жене алкоголика, человеку, поглощенному работой, мужу совершенно холодной женщины мало пользы бу­дет от подобных лекций, гораздо важнее для них - осо­знать доброту Бога. Эти две вещи взаимосвязаны: по­корность приказам Бога углубляет наше осознание Его доброты, а наше осознание Его доброты дает повод по­коряться и дальше. Покорность без осознания Его доб­роты лишает нас радости. Но и осознание Его доброты может остаться лишь теорией, если мы не будем выпол­нять Его указания.

Уважать супружеские обязанности необходимо пото­му, что так повелел нам Бог, Который по природе своей добр, и поэтому Он желает нам добра. Путь, который Он наметил для нас, ведет к несравненной радости для нас и славы для Него. Осознание Его характера вызы­вает желание следовать Его путем.
^ 2. Покорность, которая развивается из осознания доброты Бога, будет восприниматься как одно из глубочайших желаний, а не как тяжелая обязанность.

Если мы попросим голодающего накормить своего голодного соседа, то вряд ли этот человек захочет пови­новаться. Если бы в его руки попала какая-либо пища, то он захотел бы съесть ее сам. Отдать другому то, чего мы сами так сильно хотим, совсем не просто, а желание поступить подобным образом кажется смешным и невоз­можным.

Иногда у нас создается впечатление, что нас просят отказаться в браке от всех надежд на личное счастье, чтобы отдать это счастье другому человеку. Один муж недавно сказал мне в присутствии плачущей жены: "Я знаю, что она не хочет, чтобы мы разводились, но я также знаю, что не смогу быть счастлив с ней. Вы про­сите меня забыть о моем счастье ради того, чтобы моя жена не испытывала боли от развода. Сожалею, но уж если мне придется выбирать, то я откажусь от роли мученика".

Интересно, многие ли из нас (может быть, бессозна­тельно) видят брак в подобном свете? Создается впечат­ление, что, когда мы оказываем предпочтение счастью наших супругов, а не своему собственному, мы терпим поражение. Заметьте, что если мы придерживаемся та­ких взглядов, то верность нашим брачным обещаниям сохраняется лишь до тех пор, пока они не начинают приносить нам убыток. Другими словами, пока наши супруги дают нам то, чего мы желаем, мы и сами с радостью выполняем свое обещание. Как только мы встаем перед выбором: их счастье или наше, супружес­кая обязанность начинает походить на тюрьму, которая лишает нас свободы и радости.

Посмотрим следующий типичный диалог.

Консультант: "Неужели вы не видите, что ваш брак дает вам уникальную возможность истинно слу­жить потребностям вашего мужа?"

Жена: "Да, я понимаю, о чем вы говорите, знаю, что я должна постараться сделать так, что­бы он чувствовал себя как можно лучше. Я годами пыталась поступать таким образом, но из этого ничего не вышло, хотя, конеч­но, я буду пытаться делать это и дальше".

Консультант: "Почему?"

Жена: "Что почему?"

Консультант: "Почему вы собираетесь и дальше продол­жать служить ему?"

Жена: "Потому, что я знаю, что должна поступать именно так".

Консультант: "Если я вас правильно понял, вы пытаетесь служить ему, считая это своей обязаннос­тью, но ваше сердце в этом не участвует. Неужели вы действительно не хотите этого делать?"

Жена: "Действительно не хочу".

Консультант: "Тогда я не вижу никаких причин пытаться это делать".

В этот момент озадаченная жена начинает думать, чего я добиваюсь: либо развода, либо, возможно, просто­го отстранения. Фактически же я не предлагаю ни того, ни другого. Она должна подчиниться своему мужу и полностью отдаться на служение ему, но, если на глу­боком уровне она не желает стать доброй женой, ее попытки, независимо от настойчивости, будут просто ме­ханическим повторением уже написанного, а это не сде­лает ее лучше как жену.

Позвольте вас спросить: как может жена хотеть слу­жить раздражительному, холодному, отвергающему ее мужу? Простой ссылки на Библию недостаточно. Рас­смотрим снова случай с двумя голодными соседями. Предположим, вы заверяете одного из них, что специ­ально для него приготовлен банкет. В подтверждение этих слов вы даете ему изрядную порцию аперитива и кусок изумительно приготовленной говядины и говори­те, что еды достаточно для всех. Теперь, когда он через изгородь увидит своего голодного соседа, его прежде

всего поразит его нужда и он забудет все предыдущие ссоры и разногласия с ним.

Разовьем наше воображение еще дальше. Предполо­жим, устроитель пиршества попросил такого человека отнести кусочек мяса соседу и пригласить его на празд­ник. Что он услышит в ответ? "Конечно, мне не хочет­ся, но, я думаю, это будет правильно. Хорошо, я это сделаю". Или же он просто с удовольствием зайдет в соседний дом с этой доброй вестью и, с готовностью разделив с соседом кусок мяса, убедит его прийти на банкет.

Христианский брак очень напоминают описанную историю. Все, что мне нужно, дает мне Христос, богат­ства небес принадлежат мне, и я призван верить в это. Но проблема, к сожалению, заключается в том, что очень немногие христиане действительно ощутили и по­няли, что Господь добр. Радость братства с Христом и служение во имя Его значит для многих христиан гораз­до меньше, чем ужасающая реальность их жизни. Но те, кто окончательно выбрал жребий Христа, знают радость и мир, которые Он дает.

Бог заповедовал мне делиться с другими тем, что Он мне дал. Если я воспринимаю себя человеком, чей голод уже удовлетворен (частично сейчас и частично в будущем), я могу гораздо глубже проникнуть в суть происходящего и, отодвинув в своем сознании то, что раздражает меня в моей жене, признать в ней потребно­сти в той же самой пище, которой я наслаждаюсь. Мое сердце наполнено состраданием. Я хочу стать инстру­ментом Бога, способным помочь жене обрести надежду на утоление голода.

Позвольте мне обобщить это все в одном предложе­нии. Если я получил удовлетворение моих сокровенных желаний во Христе, тогда, вспоминая свое прошлое со­стояние, я могу понять и потребности своей жены, а когда я вижу ее потребности, тогда мое чувство удовлетворенности во Христе вызывает во мне глубокое жела­ние способствовать тому, чтобы и моя жена обрела по­добную удовлетворенность.

Может быть, нам кажется, что это всего лишь тео­ретизирование, что все это далеко отстоит от реальности повседневной жизни? Если у нас возникают подобные мысли, то это свидетельствует о том, что мы еще не приблизились к нормальной христианской жизни. Для христианина нормальной и привычной должна быть убежденность в том, что Бог добр. Тогда, уверенный в . Его доброте и Его добрых намерениях, я должен отно­ситься к себе как к инструменту для служения. Если мы осознаем брак как призвание к высокому служению, то мы сможем увидеть и понять глубочайшие потребности наших ближних и должным образом оценить данную нам Богом неповторимую возможность удовлетворить эти потребности значимым образом.

В противном случае, мы смотрим на наших супругов лишь как на средство удовлетворения своих потребнос­тей, и когда им не удается это сделать (а им это неиз­бежно не удается), мы отстраняемся от них, чтобы из­бежать душевного дискомфорта. Либо, зная, что христи­ане должны следовать указаниям Библии, мы "достой­но" несем обязанности брачной жизни в духе покорного мученичества, убежденные, что Бог восхищается нашей усердностью в исполнении обязанностей.

Христиане должны испытать Бога, стать уязвимыми для Его воли и попытаться разобраться в мотивах сво­его поведения, и тогда они почувствуют на себе доброту Бога. Это даст им возможность по-иному отнестись к своим супружеским обязанностям. Их брачные обеты пе­рестанут казаться им тяжелой работой, которую нужно исполнять.
^ 3. Если вы исполняете супружеские обязанности без радости, то виноват в этом не ваш супруг. Причина в том, что вы еще недостаточно осознали доброту Бога.

Третье положение естественным образом вытекает из первых двух. Мы менее всего склонны винить себя за бесплодную духовную жизнь. Писание ясно говорит, что радость - это плод работы Святого Духа в нашей жизни, но появиться этот плод может лишь тогда, когда мы подчинимся Его власти. К сожалению, гнев и разо­чарование лишают нас радости и при этом наш разум сразу же перекладывает вину на кого-либо другого.

Убежденные в собственной правоте,, мы с горечью говорим самим себе или нашим консультантам обо всем, что нам приходится терпеть. Тем самым мы сосредото­чиваем свое внимание на неверном и небиблейском по­ложении: мы считаем, что это наши супруги виноваты в отсутствии радости в нас; вот если бы он или она из­менился, тогда мы смогли бы наслаждаться своей ролью любящего мужа или покорной жены. Радость видится нам как плод отношения к нам нашего супруга и его поведения, а не как плод Святого Духа.

Действительно, мое личное счастье во многом зави­сит от того, как моя жена со мной обращается. Моя жена любит меня и уважает - и я наслаждаюсь той теплотой и поддержкой, которую она мне оказывает. Ес­ли она ко мне так относится, я способен легко и радо­стно выполнять свою обязанность любить ее. В против­ном случае, мое обещание любить ее так, как Христос любит Церковь, подверглось бы суровым испытаниям. Даже если бы я старался полагаться на Бога и верно служить ей как любящий муж, то радость, с которой я служил ей прежде, в значительной степени уменьшилась бы или исчезла совсем.

Где же тогда находится моя радость? Можно ли винить мою жену, когда радость уходит?

Что происходит, когда я перестаю получать удоволь­ствие от объятий отзывчивой, ласковой жены? Если мое супружеское служение не доставляет мне больше радо­сти, значит я перестал верить в доброту Божьих наме­рений. До тех пор пока я вижу любовь жены, у меня не возникает сомнений в Его доброте. Но когда Бог при­зывает меня любить отвергающую меня женщину, мне требуется огромная вера, чтобы правильно реагировать на происходящее. Если я все-таки смогу сохранить свою веру, то, несмотря ни на что, я буду получать радость от служения.

Миссионер, чьи усилия Бог вознаградил множест­вом обращенных, возвращается в свою родную церковь, лучась от энтузиазма, вызванного благословением Бога. Миссионер, который предпринял такие же попытки, но не добился видимого результата, конечно же, не может испытывать подобные чувства. Но ему вовсе не нужно возвращаться с опущенной головой. Хотя боль разочаро­вания реальна и может привести к духовной борьбе и самоанализу, верный служитель Бога имеет все основа­ния радоваться, поскольку все происходит по Его воле и каждый шаг повиновения вызывает улыбку на устах Спасителя.

Признаюсь, я, конечно же, предпочел бы стать мисси­онером с удачливой судьбой, точно так же, как я предпо­чел бы быть мужем любящей жены. Но независимо от того, в благоприятные обстоятельства я попадаю или при­зван пройти через мучительные испытания, основа хрис­тианской радости остается той же: уверенность в том, что наша вера угодна Христу и используется Им в соответст­вии с Его суверенным планом. Поскольку Его план добр, покорность приносит радость истинному христианину.

Несколько пар, которые недавно сидели в моем каби­нете, качали головами, когда я обсуждал с ними эти про­блемы. Обучение давалось им тяжело. Очень сложно пе­рестроить или построить вновь супружеские отношения на уверенности, что Божьей благодати достаточно, чтобы оставаться покорными (первый краеугольный камень), и

сохранять свою преданность, опираясь на утверждение, что план Бога всегда хорош (второй краеугольный камень).

Трудность частично кроется в неумении понять воз­можности Бога, и когда мы приходим в отчаяние от про­блем, то оставляем свое служение. Другая часть проблемы состоит в том, что у нас нет полной и постоянной уверен­ности в Его доброте. Мы теряем истинное желание сле­довать Его указаниям.

В некоторых случаях мы не в состоянии продолжать служить Ему с радостью и настойчивостью потому, что не знаем, как справляться с конфликтами в нашей супруже­ской жизни. И это подводит нас к теме следующей главы - принятие (третий краеугольный камень).
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) icon«Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было...

Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) icon-
Майя? В XVII-XIX веках люди переоткрыли для себя способ правления, когда-то названный древними грекам «демократия»; тогда же они...
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconЧто это такое?
Понятие «психологическое сопровождение» включает нечто большее, чем «психологическая помощь и поддержка». На это различие указывает...
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconВместе с родителями поступок
Ребенок совершил Поступок. Во-первых, этому надо радоваться, и не важно, «хороший» это поступок или «плохой». Это прежде всего Поступок....
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconЧто мы знаем о хлебе?
Для нас хлеб не просто важнейший продукт питания, а нечто большее. Это символ труда, благополучия, мира. Хлеб это щедрый дар природы,...
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) icon«Волшебной музыки страна» Консультацию подготовила музыкальный руководитель Овчинникова Л. И
Музыка всегда наградит слушателя за это, подарив ему новое чувство, новое настроение, возможно, прежде никогда не испытанное
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconНочное рандеву амбивалентность
Я не помню, как мы познакомились. Это бывает, когда человека знаешь с первого вздоха. И это было действительно так. Родились мы в...
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconЗемная жизнь иисуса христа
Вот уже два тысячелетия отделяют нас от событий, описанных в Новом Завете. Но это не уменьшает их значимости для нас; и до сих пор...
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconА жизнь всегда и сегодня это не только сохранение достигнутого, но...
Более результативное торможение развития  человечества  трудно себе представить. Всё и сразу перевернуть это невозможно. 
Соломон писал: \"Бывает нечто, о чем говорят: \"Смо­три, вот это новое\", но это было уже в веках, бывших прежде нас\" (Екк. 1: 10) iconИгорю и всем вступающим в новую жизнь
Вот, вот чего нам недостаёт, вот в чём у нас главный дефицит, вот кого нам в себе воспитывать и воспитывать!
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница