Ю. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации»




НазваниеЮ. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации»
страница1/9
Дата публикации27.07.2013
Размер1.03 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > География > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Ю.А.Гусев

«ОТ ДУХОВНОЙ МИФОЛОГИИ К ИННОВАЦИИ»

(духовное движение в мировой поэзии)

С о д е р ж а н и е :

1. Вступление

2. Проблема Личности

2.1. Мифологическое сознание;

2.2. Нормативное сознание;

2.3. Познающее сознание;

2.4. Духовно-инновационное сознание.

3. Витальная проблема:

3.1. Мифологический менталитет;

3.2. Нормативный менталитет;

3.3. Индивидуалистический менталитет;

3.4. Духовный менталитет.

4. Проблема Вечности:

4.1. В Мифе;

4.2. В Норме;

4.3. В Факте;

4.4. В Инновации.

5. Любовь как проблема:

5.1. Любовь глазами язычника;

5.2. Любовь глазами верующего;

5.3. Любовь глазами личности;

5.4. Инновационное понимание Любви.

6. Символическое сознание:

6.1. Мифологический аспект Символа;

6.2. Нормативный аспект Символа;

6.3. Фактологический аспект Символа;

6.4. Инновационный аспект Символа.

7. Явление чуда:

7.1. Чудо в Мифе;

7.2. Чудо в Норме;

7.3. Чудо в Факте;

7.4. Чудо в Инновации.

8.Заключение

9. Библиография

10. Приложения

1. Вступление

Эта работа опирается на способ интерпретации Мифа нашим выдающимся философом и культурологом А.Ф. Лосевым (См. Библиография, № 1). Мы использовали его понимание основных мифологических структур, чтобы рассмотреть их продолжение в Нормативном, Фактологическом и Инновационном сознаниях, используя в качестве доказательных примеров мировую поэзию.

Выяснилось, что все части Мифа, предложенные ученым, работают в поэзии и на примере других типов сознаний. Мы исходим из того, что феномен сознания носит внутри себя целостный характер, его составные элементы изоморфны друг другу в своих основных составляющих, которые и выделил А.Ф. Лосев на примере Мифа.

Это культурологическое открытие давно уже было сделано Н.С. Гумилевым в стихотворении «Память». Поэтом владела идея переселения душ. Ее отражение мы находим не только в стихе “Прапамять”, но и в очень дорогой для Гумилева - “Памяти” – одном из лучших его стихотворений из сборника “Огненный столп”, зачинающего и освещающего его. Недаром стих посвящен духовному становлению самого поэта и опирается на биографические данные о нем.

Личную духовную эволюцию поэт уподобляет переселению душ (типов сознания) в едином, принадлежащем ему теле. При этом очень важным для меня представляется тот факт, что направленность эволюции сознания поэта полностью адекватна духовной эволюции самого сознания, как мы его в данный момент понимаем: Миф – Норма - Факт - Инновация:

1.МИФ: первая душа, освоившая тело поэта, наделена всеми признаками мифологического сознания:

“Самый первый: некрасив и тонок,

Полюбивший только сумрак рощ,

^ Лист опавший, колдовской ребенок,

Словом останавливавший дождь.

Дерево да рыжая собака -

Вот кого он взял себе в друзья”.

Комплекс отобранных поэтом примет “очарованной мифом души” только уточняет специфику этого архаического сознания: колдовство, причастность к природе, порою главенство над ней (“останавливает дождь”), лучшие друзья - “дерево” да “собака” и т.д.

2. НОРМА: особенностью второго типа души, а точнее, - типа сознания самого поэта, является романтический настрой души, увлеченность “музой дальних странствий”, “фанатическая вера в священнодействие” поэзии: “Любил он ветер с юга,

В каждом шуме слышал звоны лир,

^ Говорил, что жизнь - его подруга,

Коврик под его ногами - мир.

Он совсем не нравится мне, это

Он хотел стать Богом и Царем.

Он повесил вывеску “поэта”

Над дверьми в мой молчаливый дом.

3. ФАКТ: но подлинно-поэтическая душа поэта не вписывается в нормативно-романтическое сознание. С позиции сознания третьего типа (названного мной - “фактологическим”) Гумилев критикует свой романтический этап сознания - “он совсем не нравится мне”. Ему сейчас ближе третий тип:

^ Я люблю избранника свободы,

Мореплавателя и стрелка.

Ах, ему так звонко пели воды

И завидовали облака.

Высока была его палатка,

Мулы были резвы и сильны,

Как вино, вдыхал он воздух сладкий

Белому неведомой страны.

Не “Бог и Царь” - нормативные образцы сознания второго типа не близки поэту, ему дорог “мореплаватель и стрелок”, каким собственно он и был в своих путешествиях по Африке.

Полное наблюдений за ходом динамики сознания, включая осуждение более развитым типом сознания предыдущих слоев, это стихотворение относится к важнейшему в духовном космосе” Гумилева.

Анализ динамики опирается на реальные факты биографии поэта. Как человек, обладающий “фактологическим сознанием”, он не может их игнорировать. Но документальность вступает в дело именно при описании третьего типа сознания! Его носитель “... променял веселую свободу

На священный долгожданный бой.

^ Знал он муки голода и жажды,

Сон тревожный, бесконечный путь,

Но святой Георгий тронул дважды

Пулею нетронутую грудь“.

Так оно и было: с первых дней войны Гумилев рвется на фронт и попадает туда добровольцем в звании “вольноопределяющего”. Там он проявляет чудеса храбрости, за что и был награжден двумя георгиевскими крестами. Там он ни разу и не был ранен, ибо хранила его судьба, чтобы подставить под пули чекистов.

4. ИННВАЦИЯ: однако, полностью поэт олицетворяет себя только с душой четвертого типа, обладающей творческим, духовно-инновационным сознанием:

^ Я - угрюмый и упрямый зодчий

Храма, восстающего во мгле,

Я возревновал о славе Отчей,

Как на небесах и на земле.

Сердце будет пламенем палимо

Вплоть до дня, когда взойдут ясны,

Стены нового Иерусалима

На полях моей родной страны.

И тогда повеет ветер странный,

И прольётся с Неба страшный свет, -

Это Млечный путь расцвел нежданно

Садом ослепительных планет.

Программа творческо-духовной деятельности этой четвертой ипостаси поэта космична в самом прямом смысле этого слова. Он должен построить “Божий град” на земле, который будет поддержан “садом ослепительных планет” Млечного Пути. Свои творческие интуиции он приравнивает к “славе Отчей”, то есть, Божественному вкладу в мироздание. Неслучайно в финале стихотворения появляется образ неизвестного, в сопровождении Льва и Орла, которые наряду с Человеком и Тельцом сопутствуют Христу в качестве символов евангелистов.

Поэт в этом типе сознания вступает в равноправный разговор с Богом, Всевышним покровителем Космоса. Молчание Космоса будет закончено, едва человек поднимется до этого четвертого уровня сознания, названного нами «духовно-инновационным». Выйди к нему, и “диалог с Богом” станет для тебя личной реальностью.

Это совершенно понятно, ибо, о чем нам говорить, к примеру, с муравьем? Но, если он овладеет духовностью, основа для разговора найдется! Финал стиха трагичен. Привычный оптимистический настрой изменяет поэту, ведь для тела, прошедшего все четыре круга развития, не остается ничего кроме смерти. Но душа вечна!

Диалектика: Миф – Норма – Факт – Инновация задана в этом стихотворении как смена душ поэта, что вполне укладывается в наше понимание смены типов менталитета личности, духовно развивающейся в своём постижении мира. Именно об этом мы бы хотели поговорить подробнее.
^ Глава 2: «Проблема Личности»

Важнейшей особенностью мифа А.Ф. Лосев считает его личностное человеческое лицо. Личность в мифе имеет специфическую окраску: она не то, что реальная личность, имеющая конкретные социологические характеристики.

Проблема личности у А.Лосева охватывает собой все аспекты мифа:

- Жизнь;

- Сердце (любовь);

- Вечность;

- Символ;

- Чудо.

А.Ф. Лосев пишет: 1) «Личность может быть взята сама по себе как голый диалектический принцип и как осуществление. Инобытийное осуществление личности есть её жизнь.

2) Жизнь личности может быть взята с разных сторон. Возьмем её с точки зрения синтеза е свободы и необходимости. Это значит, что мы взяли личность в её сердце.

3) Вечность и временное, как доказано уже, это одно и то же. Они синтезированы в вечный лик, в фигурную вечность». (№1, стр. 185). Под ней философ понимал символ.

Мы рассмотрим в генезисе поэзии постепенное наполнение проблемы Личности новым содержанием по мере духовного генезиса самой личности: от Мифа к Инновации через Нормативность и Познающее сознание.
^ 2.1. Мифологическое сознание Личности:

Рассматривая способность Мифа цементировать в Единое Объект и Субъект рассмотрения, А.В.Лосев находит, что инструментом такого единства является Личность, ведь именно ей, как никому другому, свойственно осознание целостности человеческого Духа (Субъекта) и Тела, (служащего Объектом). Субъект, однако, выступает здесь как целостность Души и Духа Личности. Любое мифологическое предание построено на личностном своеобразии: боги Олимпа все имеют индивидуальный характер. Миф об обретении греками огня тесно связан с личностью титана Прометея, сумевшего вопреки запрету богов подарить людям огонь.

Основу русской мифологии составляют сказания о героях, типа Ильи Муромца, Добрыни Никитича и Алеши Поповича. Личностными данными наделены и антиподы этих былинных героев: Кощей Бессмертный, Соловей-разбойник и другие.

Следует отметить троичность личностных параметров человека: Тело и Дух соединяются в целостную структуру с помощью третьего элемента - Души, наиболее динамичного из всех и таящего, благодаря динамике сознания, большие адаптационные возможности для всей системы целиком.

Благодаря специфике души мифологического героя в его Личности возникает особый целостный – мифологический настрой, который как тип сознания и менталитета Личности выполняет цементирующие и адаптирующие человека к изменениям функции в ходе его генезиса.

Под этим углом зрения можно рассмотреть и другие духовно-материальные особенности личности, адаптирующие её к себе самой и другим личностям:

- пол (через единство мужской доблести и женской слабости);

- сновидения (адаптирующие личность к миру через ночные образы);

- целостность души (через единство физиологии и воображения);

- примитивные формы творчества и языческая религия, как образцы деятельности мифологической личности, приобщающие её к Бытию и Инобытию;

- Языческий Социум и ослабленная Индивидуальность как формы проявления общего и частного своеобразия Личностей, которые в Мифе являют собой особое единство человека с Природой, неспособность выделить себя из природы и ощутить свою индивидуальность. При этом род и племя осознаются как неотъемлемые части самой Природы.

Вместе с тем, Личность в Мифе, безусловно, способна и на проявление первых ментальных особенностей нормативного и познающего сознания, и даже на инновационность. Только все эти качества ограничены у неё не только интуитивным познанием законов природы, (более глубоким, чем те знания, которые даёт эксперимент), но и обретением норм природоохранного поведения, где главный принцип: «Не навреди природе!» Она устанавливает инновационный диалог не с человеческим окружением, а с духами природы, постигая первые ступени духовности, которые позже дадут человечеству подлинно духовно-инновационные всходы.

Об этой способности личности пишет Эрик Мария Рильке:

Они движеньем век ответить в силах порханию лимонниц быстрокрылых

И чувствовать, как чувствует цветок.

Они ранимы, как и все созданья, но им дано в величии избранья

Безмерной мощи выдержать напор. Пусть слабые оплакивают кары,

Им внятны ритмов грозные удары, душа их тверже, чем твердыни гор».
^ 2.2. Нормативное сознание Личности:

Нормы стереотипов мысли, образцы деятельности и поведения всегда лежали между своеволием личности и требованиями к ней церковного прихода, родовой общины или сельского поселения.

Нормативное сознание личности – следующий после языческого (мифологического) тип её ментальности, который основан не на преданности и целостности с природой, а на следовании Идеалу через приобщение к социальным, национальным, религиозным и другим нормативам, вырабатываемым соответствующими видами социальных институтов, внутри которых находится личность. В этом типе ментальности жить вне какой-либо общности она не может. Даже святому для полнокровного эффекта своей духовной деятельности нужен монастырь, пусть он и сбежал для обретения молчания в свой скит в пустыню.

Нормативное сознание ограничивает свободу личности суммой социальных и нравственных ценностей, религиозных догматов и образцов поведения, свойственных данному народу и типу социума в целом.

Если личности выпадают из нормативного сознания, то социальные общности распадаются, а церкви теряют своих верующих.

Личность способна двигать социум как назад, так и вперед. Примеры – Гитлер и Наполеон. Иногда она способна так подмять под себя социум, что прерывает его традиционное развитие и направляет его по предложенному ей пути. Пример: Сталин и Россия.

Как только в обществе многие из его представителей забывают о нравственных и социальных ценностях, характерных для этого типа социума, общество гибнет. Хорошим примером является гибель народов майя и ацтеков, конец фашистской Германии и другие варианты умирания социумов в истории…

Инструментом нормативного сознания является кодекс ценностей, стереотипов, догм и идеалов, зафиксированный в Книге, Камне или на другом типе нормативного носителя.

Шекспир пишет: «Так пусть же КНИГА говорит с тобой! Пускай она - безмолвный мой ходатай

Идет к тебе с признаньем и тоской и справедливой требует расплаты.

Поймешь ли ты слова любви немой? Услышишь ли глазами голос мой?»

Под Книгой в то время понимали только одну Книгу – Библию, хотя поэт в данном контексте имеет в виду собственное сочинение.

Поэзия отразила как позитивное отношение к нормативным стереотипам, так и отрицание их, губительное для социума:

Вот, например, в стихотворении «Дума» Михаил Лермонтов практически без всяких надежд оценил будущее своего поколения:

«Печально я гляжу на наше поколенье: его грядущее иль пусто, иль темно.

Меж тем под бременем познанья и сомнений в бездействии состарится оно.

Богаты мы, едва из колыбели, ошибками отцов и поздним их умом,

И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели, как пир на празднике чужом».

Стихотворение написано с точки зрения волевого, активного человека, не признающего бесцельность социального бытия людей, «равнодушно внимающих добру и злу». Подмеченные поэтом недостатки его поколения носят извечный характер, они касаются не только российской элиты середины Х1Х века, но и всей русской ментальности – именно в этом лежат истоки психологического негатива всего дворянского класса..

Примерно об этом говорит молодой Е.Боратынский:

«Не властны мы в самих себе, и в молодые наши лета

Творим поспешные обеты, смешные, может быть, всевидящей судьбе».

Негативно отзывается о своем поколении поэт из Советской России, павший на фронте в 1943 году, Павел Коган:

«Мы кончены, мы понимаем сами, потомки викингов,

Преемники пиратов, честнейшие мы были подлецами,

Смелейшие, мы были ренегаты…

Я понимаю всё, и я не спорю: высокий век идет высоким трактом,

Я говорю: «Да здравствует История!» и головою падаю под трактор!»

Предсказанный М. Лермонтовым и П. Коганом конец их социумов наступил в 1917 и 1989 году.

Вместе с тем, бывает, что рациональные нормы познания (чисто научные) не достаточны для понимания страны и объяснения типа её ментальной целостности нужны ритмы сердца. Мы говорим всё о той же России:

«Умом Россию не понять, аршином общим не измерить…

У ней – особенная стать: в Россию можно только верить!» (Федор Тютчев)

Россия – особая страна, по мнению Ф.И.Тютчева, понять её можно только с помощью осознанных сердцем религиозных ценностей.

Нормативному сознанию не свойственен инструмент диалога, ибо последний предполагает сомнение в любой истине, хотя диалог между различными нормами, стереотипами и идеалами нормативного сознания вполне может иметь место.

Также ограничены и средства познания нормативного поведения личности: они не выходят за рамки познания норм и романтических идеалов. Эти средства ограничены, ибо в них заранее заложены цели – познание идеалов, а не всего, открытого для познания мира. Нормативное познание имеет дело с закрытыми системами и не стремится вырваться за их оговоренные рамки. В этом заключена ограниченность и его познающих способностей.

Главная опасность нормативного сознания – это однобокость, стремление схватить истину, глядя на неё взглядом, освещенным светом только узко направленного идеала. Так в книге Ю. Дружникова «Узник России» (См. Библиография, №4) Александр Сергеевич представлен как человек, которым владеет одна мысль: как можно быстрее сбежать из России. В советские времена о Пушкине писали только как о патриоте России, сказавшем о ней много добрых слов. Кто прав?

Нам представляется, что Пушкин – это типично «открытая система», в которой есть всё, в том числе и антипатриотизм по отношению к негативным сторонам своей страны и патриотизм в принципе. Строить биографию гения на одной черте – величайшая неправда. Не сбежал же он, хотя вроде бы предпринимал в этом направлении массу усилий. Ю. Дружникову часто непонятно, почему он остался, а нам понятно: Пушкин в глубине души всегда был патриотом своей страны. Когда про поэта А.Григорьев говорил, что он есть «наше всё», думаю, он был, на наш взгляд, ближе к истине, чем пушкинист Ю. Дружников.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Ю. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации» iconЮ. А. Гусев духовная философия инновации
Противостояние активности самой планеты декомпенсирующим негативным изменениям среды
Ю. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации» iconЮ. А. Гусев основы духовной экологии
Повышение экономичности, эффективности инвестирования и продуктивности всех отраслей производства
Ю. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации» iconЮ. А. Гусев психология инновации
«инновационность», вырастает из осознания психологических механизмов и принципов инновационного поведения и мироощущения. Только...
Ю. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации» iconЮ. А. Гусев специфика духовной коммуникации
Разбор специфики развития нашего сознания остаётся неполным, если мы не обратим внимания на духовные отношения, тех взаимозависимости...
Ю. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации» iconВ целях сплочения духовной элиты человечества, объединения разрозненных...
Приносим свои глубочайшие извинения тем, кому эта информация пришлась не по адресу, т е по ошибке. В столице Казахстана в г. Астана...
Ю. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации» iconОпубликовано в журнале «Инновации в образовании» (Москва): Федоров А. В
Федоров А. В. Современное массовое медиаобразование в России: поиски новых теоретических концепций и моделей // Инновации в образовании....
Ю. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации» icon238520 Россия, Калининградская обл., г. Гусев, А. Толстого 4 Информация,...
Место нахождения эмитента: 238520 Россия, Калининградская обл., г. Гусев, А. Толстого 4
Ю. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации» iconВпервые опубликовано в журнале «Инновации в образовании» (Москва): Федоров А. В
Федоров А. В. Современное медиаобразование во Франции и России (2000-2009) // Инновации в образовании. 2009. №11. C. 44-68
Ю. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации» iconЕстни к
О. А. Подосенова, координатор программ Уральского экологического союза «Экологические инновации на городском уровне: снизить накал...
Ю. А. Гусев «от духовной мифологии к инновации» iconА. А. Гусев; А. П. Горкин; В. И. Бородулин. М. Большая Российская...
Иллюстрированный энциклопедический словарь (малый) / А. А. Гусев; А. П. Горкин; В. И. Бородулин. М. Большая Российская энциклопедия,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
pochit.ru
Главная страница