Сцены у пушкинского дома




НазваниеСцены у пушкинского дома
страница2/5
Дата публикации11.12.2013
Размер0,51 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Философия > Документы
1   2   3   4   5

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Кукушкин, остановись. Я давно заметила, Игорь, что ты любишь ставить его в глупое положение.

ИГОРЬ: Я ставлю?

КУКУШКИН: Он ставит? А кто меня не на ту речку послал?

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Я ничего подобного не говорила. Идёмте.

КУКУШКИН: Куда?

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: В очередь.

КУКУШКИН: Ещё чего! Я всю Фонтанку обегал. В кино пойду, отдыхать.

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Дай руку.

КУКУШКИН: Может, под ручку лучше?

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Как тебе удобней. Вот так. И до конца экскурсии не выпущу.

КУКУШКИН: Во честь Кукушкину, а? С классными руководительницами под ручку, а?

ВИКА: Попался, Кукушечка, повели, как бычка на верёвочке.

КУКУШКИН: (потешая публику). Караул, граждане! В музей гонят! Помогите, люди добрые! Кукушкин Гриша, торжествуя, в музей свой направляет путь…(Скрываются под аркой).
^ СЦЕНА ВТОРАЯ

Внутренний дворик Пушкинского дома.

Ряды стриженых кустов, скамейки. В глубине памятник Пушкину.

На залитом солнцем пространстве двора единственный тенистый пятачок,

укрытый от посторонних глаз деревьями.

На одной из скамеек Мария Леонидовна, Игорь, Вика, Даня, Лида Белобокова, Кукушкин.

На другой вольготно расположилась семья Куркотиных: Куркотин дремлет,

укрыв голову газетой, Куркотина сосредоточенно вяжет, Ирина неловко примостилась на краешке.

Неподалёку стоит Симеон Кулоре, читает.

На раскладном стульчике сидит Ксения Аркадьевна,

на траве рядом с ней – Миша.

ИРИНА: Мама…

КУРКОТИНА: Да?

ИРИНА: Ты не могла бы убрать клубки?

КУРКОТИНА: Помешали?

ИРИНА: (на Симеона). Человек стоит.

КУРКОТИНА: Все стоят.

ИРИНА: Если мы подвинемся, он сядет.

КУРКОТИНА: У тебя страсть делать мне замечания, Ирина.

КУРКОТИН: Зина, она права. Ты не дома и не в собственной машине.

КУРКОТИНА: Кстати, ты выходил, смотрел её?

КУРКОТИН: Выходил, смотрел. Утрамбовывайся.

КУРКОТИНА: (собирая вязание). Паришься тут, как идиотка…

ИРИНА: (Симеону). Садитесь, пожалуйста.

СИМЕОН: Вы мне говорите?

КУРКОТИН: Вам, вам. Садитесь, в ногах правды нет.

СИМЕОН: Я стою, ничего, спасибо.

КУРКОТИНА: Садитесь, неизвестно, сколько здесь проторчим.

СИМЕОН: (садится рядом с Ириной). Очередь. Много людей. Хорошо. Спасибо…

(На скамейке Марии Леонидовны).

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: …Собрав детей, Наталья Николаевна уехала отсюда через две недели после похорон и никогда больше сюда не возвращалась.

КУКУШКИН: Руку-то отпустите.

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: (рассмеялась). Я всё ещё держу тебя, Кукушкин?

КУКУШКИН: Пойду я.

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Куда?

КУКУШКИН: Туда.

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Куда туда?

КУКУШКИН: что вы, в самом деле? Не понимаете, что ли?

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: (смутилась). Конечно, конечно…Только не задерживайся.

КУКУШКИН: Ну, вы даёте. Это ещё найти надо. (Уходит на пятачок).

ИГОРЬ: Голову печёт. В тень отойти можно?

ВИКА: И мне.

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Пожалуйста.

Игорь и Вика скрываются за деревьями, где их ждёт кукушкин.

КУКУШКИН: Здорово я её с этим?

ИГОРЬ: Фирма.

КУКУШКИН: Мотаем? В «Баррикаде» этот идёт, «Чудище».

ВИКА: «Чудовище», с Бельмондо.

КУКУШКИН: Перфильев смотрел, говорит, удохнешь

ВИКА: За Бельмондо полжизни, Кукушечка.

КУКУШКИН: Купюры гоните.

ИГОРЬ: (даёт ему деньги). Жми, мы прикроем.

(Кукушкин исчезает. Игорь и Вика расположились под деревом.

Ксения Аркадьевна и Миша).

МИША: Значит, вы не из Франции?

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Нет, Мишель. Я подданная великого герцогства Люксембург. Слышали о таком?

МИША: Проходили. Не разглядишь на карте.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Не меньше вашей Шалакуши, надеюсь?

МИША: В Шалакуше лесокомбинат громадный, и ещё строится. Народу стало – не продохнуть.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Не продохнуть… Шалакуша знала концентрационные лагеря, в которые бросали по первому подозрению? А как мы ответили на их анкету в сорок втором? В графе «национальность» написали не «немец», как бы им хотелось, а «люксембуржец». Гитлер подавился маленьким Люксембургом, а большие страны, которые прекрасно видно на карте, глотал, как миленькие.

МИША: Не обижайтесь вы.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Я не обижаюсь. Мой муж умер в концлагере… Мы познакомились в Петербурге. Мне было восемнадцать, ему – двадцать два, и он был блестящим офицером при бельгийском посольстве. После первого тура вальса я безумно в него влюбилась, после второго он сделал мне предложение руки и сердца, а когда подали мороженое, я ответила ему согласием. Мы уехали в Бельгию, а оттуда – в Люксембург, где муж унаследовал неплохие виноградники и дивные плантации роз… Потом я осталась одна.

МИША: А дети?

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Алёшенька умер младенцем, а больше иметь мы боялись.

МИША: сколько же вам, Ксения Аркадьевна?

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Годков-то? Восемьдесят семь, детка.

МИША: Сколько?

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: (смеётся). Вы прелесть, Мишель. Я вас не очень напугала?

МИША: Да нет, я не потому удивился. Разве скажешь, что столько? Вон вы какая бодрая.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: А вы – хитрец, знаете женские слабости. Если теперь и в Шаплакуше молодые люди такие дипломаты…

МИША: Смеётесь всё…

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Смеюсь. Я всё продала, у меня приличная рента. Наследников нет, беречь некому, вот я и решила посмотреть Родину. (На розы). Память о моих плантациях.

МИША: (достал из рюкзака книгу). А у меня – вот.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: «История пугачёвского бунта», прижизненное издание. И вы молчали?

МИША: Не моя она. Учитель наш дал, Лосев Пётр Макарыч. У нас и кружок пушкинский в школе, и музей. Он там такие редкости собрал. А эту велел сюда привезти.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Почему же сам не приехал?

МИША: Так без ног он, ноги на фронте потерял. Всю жизнь мечтал в Ленинград, да до войны не успел, а после куда уж. Денег на дорогу дал. Ты, говорит, Миша, теперь и забытые под Вязьмой ноги, и мои глаза. Смотри в оба, ничего не упускай. «Пугачёва» просил на пушкинский стол положить. Не сообщать там, от кого лично, просто от сельского учителя. Если разрешат, конечно.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Разрешат. Вам не разрешат, мне разрешат. Я штучка заграничная, со мной не больно поспоришь…

(Вновь семья Куркотиных).

КУРКОТИНА: Не могу больше. Что ты сидишь, Ваня? Пойди к начальству, объясни, что мы проездом, что нам ночевать негде. Удостоверение своё покажи.

КУРКОТИН: При чём удостоверение, Зина?

КУРКОТИНА: При том, что мне в магазины надо успеть.

ИРИНА: Мама…

КУРКОТИНА: Опять мама. (На Симеона). Молодой человек всё понимает. Единственный день в Ленинграде терять в каком-то дворе. Пушкин Пушкиным, но мы с отцом тоже люди. Оторвись от скамейки, Ваня.

КУРКОТИН: Иду.

КУРКОТИНА: Пусть прикрепят нас к делегации. В крайнем случае – одну Ирину, мы перетопчемся. Посолидней, Ваня, не размазывай кашу по тарелке. Я пока машину посмотрю. Сторожи места, Ирина.

(Куркотины уходят).

СИМЕОН: Вы Ирина? Хорошо. Красиво. Я Симеон. Симеон Кулоре. Ваша мама беспокоится?

ИРИНА: У папы отпуск кончается, а у нас ещё Москва запланирована.

СИМЕОН: Я Москву видел, хорошо.

ИРИНА: А я ни разу. Целую зиму своих пилила, пока с места не сдвинула.

СИМЕОН: Пилила? Я по-русски не всё знаю.

ИРИНА: Уговаривала. Мы в Тамбове живём.

СИМЕОН: Тамбов не видел. Хорошо?

ИРИНА: вам, наверное, не понравилось бы. Обыкновенный провинциальный город. Сады стоят зелёные, домов не видно. Идёшь, а под ноги яблоки падают. На нашей улице петухи поют, козы ходят.

СИМЕОН: Козы хорошо. У нас в Эфиопии тоже козы.

ИРИНА: Вы из Эфиопии?

СИМЕОН: Город Асэб. Учусь здесь Горный институт. Хорошо. Ребята хорошие. Профессора хорошие. Россия очень хорошая. Большая, сильная, всем помогает. Мы сейчас много ищем. Нефть ищем, марганец ищем. Страна молодая, искать надо.

ИРИНА: А я в медицинском училище, на медсестру, или, лучше сказать, на сестру милосердия… Вы Пушкина любите?

СИМЕОН: О, у нас не просто любят Пушкина. В Аддис-Абебе ему стоит памятник. Почему?

ИРИНА: Почему?

СИМЕОН: Ибрагим Ганнибал был эфиоп, как я. Из очень древнего рода. Ваш царь Пётр крестил Ибрагима, учил Ибрагима, любил Ибрагима. Потом Ибрагим родил сына Осипа, сын Осип родил дочь Надежду, а Надежда родила сына Пушкина. Горжусь очень…

(Мария Леонидовна заглянула на пятачок).

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Где же Кукушкин?

ИГОРЬ: Ищет.

ВИКА: Двенадцатый час, Мария Леонидовна, а мы ни с места. Мне к двум велели вернуться.

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Ты же видишь, сколько желающих

ВИКА: Выбрали бы другой день. Почему мы должны за весь класс отдуваться?

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Я пойду в администрацию, узнаю…

ВИКА: Скажите, дети голодные и всё такое. Детям не отказывают.

(Мария Леонидовна уходит).

Ничего не может.

ИГОРЬ: (включил магнитофон). Встряхнемся?

ВИКА: Закричат же.

ИГОРЬ: Кому какое дело. (Повесил магнитофон на сук. Самозабвенно танцуют).

Подошла Лида Белобокова.

ЛИДА: Вика, Игорь, что вы, нельзя здесь, нехорошо.

ВИКА: Гуляй.

ЛИДА: Выключите. Или я сама выключу.

(Игорь преградил ей дорогу, выключил магнитофон.

За деревом появился Даня, стоит, слушает).

ИГОРЬ: Ну, Белобокова? Поговорить хочешь? Заказывай тему. Только не о сопливой доброте, про которую каждый бормотать может, а о чём-нибудь существенном. О треугольнике Паскаля, например. Это несложно, Белобокова, это из математики. Не можешь? Давай о комбинаторных сочетаниях. Никогда не слышала? Не огорчайся. Я тебе полегче предложу. О генетическом коде. Где заложена информация, которую мои родители передали мне, а твои – тебе? В молекуле дезоксирибонуклеиновой кислоты, сокращённо ДНК. Я уж не говорю о рибонуклеиновых кислотах, сокращённо РНК. Тоже не в курсе? О чём же нам говорить, Белобокова, если ни на одну из предложенных тем ты не откликнулась? Единственное, о чём ты складно лепечешь, так это о моей душевной чёрствости. Но сообрази, кто из нас полезней обществу: душевно чёрствый я, знающий то, что тебе и не снилось, или душевно мягкая ты с нетронутыми мозгами?.. Посмотри на себя, Белобокова. Ты же ничтожество. Ты никому не интересна. Тебя терпят из жалости. Поэтому, иди утрись и не возникай.

(Лида убегает. Вернулась Мария Леонидовна).

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Наплыв такой, что ни малейшего просвета… Что вы такие хмурые?

ВИКА: Есть от чего веселиться?

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Изображать вселенскую скорбь тоже не стоит. От государственных дел никого не оторвали. Где же Кукушкин? (Уходит).

ВИКА: У кого-то зубки прорезались.

ИГОРЬ: Затеяла и сама не рада.

(Из-за дерева вышел Даня).

ДАНЯ: Вика, мне Игорь нужен, наедине.

ВИКА: Что за секреты, Данечка?

ИГОРЬ: Просят тебя…

(Вика, недовольно фыркнув, уходит).

Надоело? Сейчас Кукушкин билетами обеспечит – вместе уйдём.

ДАНЯ: Ты подонок.

ИГОРЬ: Не понял.

ДАНЯ: А что тут понимать? Ты поддонок. Что ты ей говорил? Она же тебе ответить не может. А мне надоело, и я тебе говорю, что ты свинья и поддонок.

ИГОРЬ: Не фырчи. Кто тебе эта дурра?

ДАНЯ: Никто. А ты поддонок.

ИГОРЬ: Слушай, Дашкевич, если я к тебе хорошо относился, это не значит, что ты застрахован от удара по физиономии.

ДАНЯ: Бей.

ИГОРЬ: Что я это немного умею, учитываешь?

ДАНЯ: Плевал я на твою секцию. И на треугольник Паскаля тоже.

ИГОРЬ: На треугольник зря, штука полезная. А уши я тебе, пожалуй, нарву на будущее.

ДАНЯ: Что ты пыжишься? Уши он мне нарвёт. В твоём чердаке что-то застряло, не спорю, но если ты вот так можешь – всё это хлам. И сам ты копейку стоишь вместе с хламом.

ИГОРЬ: Так бы и говорил. Идём отсюда. (Уходят).

(Скамья Куркотиных).

КУРКОТИНА:…И каким таким мёдом вымазан этот дом, что в него попасть невозможно?

ИРИНА: Мама…

КУРКОТИНА: Да что ты заладила: мама, мама… Только и боишься, чтобы мать что-нибудь неучёное не сказала. Не дурнее других, не бойся.

КУРКОТИН: Зина, не привлекай внимания.

КУРКОТИНА: Ты ещё. Не умеешь себя поставить – молчи. Стукнул бы кулаком по столу… Если бы местное начальство думало о людях, давно бы порядок был. Скажите на милость, музей. Побольше музеи есть, не чета этому. Ну постоишь полчаса, час, но не целый же день.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Вы правы, милая… (Поднялась и вместе со стулом переместилась к Куркотиным, Миша за ней). Абсолютно правы. Извините, что вмешиваюсь. Мне приходилось бывать в Лувре, в мадридском Прадо, в галерее Питти во Флоренции и ещё кое-где, не буду вас утомлять перечислением…

КУРКОТИНА: Мы по заграницам не ездим.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Охотно верю… Уникальные полотна. Ренуар, Ван Дейк, Матисс, и должна вам сказать, очередь движется гораздо быстрее.

КУРКОТИНА: Организация нормальная.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Боюсь, вы заблуждаетесь, мадам. Величать вас как?

КУРКОТИНА: Куркотина Зинаида Кузьминична. Муж мой, Иван Степанович. Ирина, дочь, везём показать ей столицы.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: очень приятно. Ксения Аркадьевна… То музеи, Зинаида Кузьминична, величественные, неповторимые, а здесь иное. Это дом скорби, Мы заранее знаем, что идём скорбеть, но идём, ибо истинная скорбь возвышает. Мы идём пережить час его смерти, идём мучиться оттого, что ничего уже не изменишь, идём сострадать. И если ваша дочь или (в сторону скамейки Марии Леонидовны) эти молодые люди, с которыми я имела удовольствие познакомиться, ещё не ведавшие горя, впервые переживут его здесь, что может быть прекрасней? Там, на полотнах художников, пусть гениальный, но вымысел, а здесь живая судьба такого близкого нам человека.

(Мария Леонидовна, Лида и Вика подошли к скамье Куркотиных).

Я вновь разболталась, Мария Леонидовна?

МАРИЯ ЛЕОНИДОВНА: Вы прекрасно сказали.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Заморская старуха устроила вам миниатюрный Гайд-парк? Умолкаю.

(К обществу незаметно присоединился Игорь).

КУРКОТИН: Вот вы говорите, ничего не изменишь. Теперь, конечно. А ведь мог бы жить и жить.

СИМЕОН: Проклятый француз. Подлец. Убийца.

КУРКОТИН: Дантес Дантесом, об этом у Лермонтова достаточно ясно сказано. Но согласитесь, что его жена тоже не последняя причина.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Причина дуэли?

КУРКОТИН: И, следовательно, смерти.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Натали Гончарова? Не знаю. На протяжении всей жизни я несколько раз меняла к ней отношение. Но только сейчас, мне кажется, я её поняла.

КУРКОТИН: Поделитесь, если не трудно.

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Я её оправдала.

КУРКОТИН: Но он же стрелялся из-за неё?

КСЕНИЯ АРКАДЬЕВНА: Я оправдала её для себя, и ни для кого больше.

КУРКОТИН: Оригинально. А источники? Многие современники пишут совершенно недвусмысленно. Постоянный флирт, записочки там разные…

ВИКА: Она была красивая.

КУРКОТИН: Это не оправдание. Она должна была понимать, кто её муж.

КУРКОТИНА: Верная жена могла быть и поскромнее.

ИРИНА: Она была верная жена, мама.

КУРКОТИНА: Опять не так сказала.

ЛИДА: Пушкин её любил.

КУРКОТИНА: А она Пушкина?

ЛИДА: И она его очень любила.

КУРКОТИН: Ну да, нашим школьникам это доподлинно известно…

(Сучков ведёт Даню Дашкевича. Тот заметно хромает, лицо в ссадинах).
1   2   3   4   5

Похожие:

Сцены у пушкинского дома iconСценарий выпускного вечера 2008 год «Беззаботной бабочкой улетело детство»
Оформление сцены: по бокам сцены стоят фигуры 2 детей из гелиевых шариков, в руках которых арка из шаров, через которую выпускники...
Сцены у пушкинского дома iconПрезентация (тема урока, годы жизни Арины Родионовны, фотографии...
...
Сцены у пушкинского дома iconРегламент по предоставлению государственным бюджетным образовательным...
Пушкинского района Санкт-Петербурга, находящейся в ведении администрации
Сцены у пушкинского дома icon«Комплексный центр социального обслуживания населения Пушкинского района»
Гу кцсон с учреждениями и организациями Санкт-Петербурга в интересах социального обслуживания населения Пушкинского района
Сцены у пушкинского дома iconДоклад государственного общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной...
Государственное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №403 Пушкинского района Санкт-Петербурга является...
Сцены у пушкинского дома iconСамая музыкальная команда
Оформление: центральная стена сцены украшена цветами. Внизу сцены стоят столики для команд, на каждом столике — сигнальные карточки...
Сцены у пушкинского дома iconСценарий литературно-кинематографического вечера, посвященного 80-летнему...
Оформление сцены: на экране – название мероприятия «Творчество как песня». Задник сцены оформлен в бело-голубых тонах, стоит кресло...
Сцены у пушкинского дома iconI глава. Теоретическая часть Дома из дерева
Сколько раз конопатить деревянные дома?
Сцены у пушкинского дома iconРегламент по предоставлению государственным бюджетным общеобразовательным...
По предоставлению государственным бюджетным общеобразовательным учреждением средняя общеобразовательная школа №511 пушкинского района...
Сцены у пушкинского дома iconТайны двенадцатого дома
Что из этого выйдет и к каким неожиданным выводам можно прийти, глядя на мир с позиции качеств 12 дома, вы узнаете из содержания...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница