Курс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва




Скачать 342,65 Kb.
НазваниеКурс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва
страница1/2
Дата публикации20.09.2013
Размер342,65 Kb.
ТипЛекция
pochit.ru > Философия > Лекция
  1   2


Понедельник, 9 апреля 2007 г.
Студенты (07/00/01)

© Mark V. Zhelnov. Student’s Lectures. 2007




Курс Философии и Философии Науки ХХI века

для СТУДЕНТОВ физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

проф. М.В. Желнова

февраль - май, сентябрь - декабрь 2007, январь 2008, Москва

Лекция 09.00. – 09.45; 09.50- 10.35. ауд. 5-27.

Семинар в первом семестре: 10.50 – 11.35; Консультация 11.40 – 12.25.

Лекцию подготовила студ. гр. № 409 Кулиш Елена Михайловна
Раздел 2. Мировая философская мысль эпохи западноевропейского ново-новейшего времени (завершение XVIII века – XIX век до 70-80-х годов XX века) сегодня

(от субъективизма саморазвития противопоставления идеального и материального к объективизму самотворения, размывающего их различия, единство материально-идеального как реального)
^ Лекция №9 (2007)

Потребность в объективизации субъективизма философских идей на этапе классического становления эпохи ново-новейшего времени (завершение XVIII века – середина XX века) с позиции сегодняшнего дня и сегодня

(Саморазвитие объективизации субъективизма трансцендентальной диалектики идеального и материального (Фихте и Конт, Шеллинг и Гегель, Фейербах и Маркс, Шопенгауэр и Кьеркегор, Бюхнер и Спенсер, неокантианство и Дильтей))
Вопросы:

1. Потребность в объективизации субъективизма ближайшего прошлого ново-новейшего времени с позиции XXI века. Проблема «от-чуждения» - «о-вещнения» - «о-внешнения». От сущности свободы как истины до сущности свободы как воли.
^ 2. Отчуждение в саморазвитии трансцендентальной диалектики идеального «в веществе» и материального «без грамма вещества».

Философские идеи завершения XVIII – первой половины XIX века. (Бентам и Сен-Симон, Фихте и Конт, Шеллинг и Гегель).
^ 3. Философские идеи первой половины – середины XIX века (Прудон и Бюхнер, Шопенгауэр и Кьеркегор, Фейербах и Маркс).
4. Философские идеи середины – завершения XIX века (неотомизм и Спенсер, Авенариус и Мах, неокантианцы и Дильтей). Превращение науки – science («теории познаний») в «спасительный миф» (по Тейяру де Шардену, Попперу, Хайдеггеру и Хабермасу).
^ 5. Зачатки возвратного движения от неотеорий к неогносисам.

***

Литература:

Учебно-справочная:

1. Канке Виктор Андреевич. История философии. 2005-07 гг., ч. 5. - Философия XIX века, гл. 17, 18, 19, 22, с. 179-204, 220-224, приложения с. 402, 404-405.

2. Маркс Карл. Тезисы о Фейербахе. //К. Маркс и Ф. Энгельс. Полное собрание сочинений, изд. 2, т. 3, с. 3.

3. Маркс Карл. Письмо Вейдемейеру от 1853 года. //К. Маркс и Ф. Энгельс. Полное собрание сочинений, изд. 2, т. 18, с. 104.

Дополнительная:

1. Поппер Карл Раймунд. Крах марксистского штурма. //В работе: К. Поппер. Открытое общество и его враги, М., «Республика», 1993 г.; Харьков, 2006 г., т. 2.

2. Судьбы гегельянства: философия, религия и политика прощается с модерном. М., «Республика», 1999 г.

3. Лобковиц Николас. Десять кратких замечаний относительно метафизического понятия Бога (Аристотель-Аквинат-Гегель). // Вопросы философии, 2005, № 6 г.

4. Лобковиц Николас. Доказательства бытия Бога e rebus creatis. Наброски исторических наблюдений и логических размышлений. // Вопросы философии, 2005, № 2, с. 42-45.
Основная цель сегодняшней лекции

состоит, по крайней мере, в следующем:

Во-первых, я постараюсь раскрыть смысл тех общих фраз, которые мы записали в заглавии. Что значит, что наступила потребность в объективизации? Что означает трансцендентальная диалектика материального и идеального? И вообще, что это за период был и как его сравнить с психикой ребенка? Ведь по нашей схеме, этому дитяти не так уж и много лет оказалось – где-то после семи с хвостиком. Вот этот период выделен и отделен черточками.

Во-вторых, я постараюсь вам показать, когда, собственно, созрел тот идеал науки, который еще пока сидит в ваших маленьких головках и чем он сам по себе хорош. Он простенький и отличный. А выяснилось, что наука – science, которая захватила ведущее место, созрела здесь, и здесь произошли наиболее крупные обобщающие в разных сферах наук открытия, и они определили подъем, а уже потом, к концу века, это все начало сникать. И, кстати, не где-то вообще в науке, а прежде всего, в физике.

^ Курс философии и философии Науки ХХI века

для СТУДЕНТОВ физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

проф. М.В. Желнова

февраль - май, сентябрь - декабрь 2007, январь 2008, Москва
^ Раздел 2. Мировая философская мысль эпохи западноевропейского ново-новейшего времени (завершение XVIII века – XIX век до 70-80-х годов XX века) сегодня

(от субъективизма саморазвития противопоставления идеального и материального к объективизму самотворения размывающего их различия, единство материального идеального как реального)
^ Лекция №9.

Потребность в объективизации субъективизма философских идей на этапе классического становления эпохи ново-новейшего времени (завершение XVIII века – середина XX века) с позиции сегодняшнего дня и сегодня

Вопросы:
Первый вопрос.

Потребность в объективизации субъективизма ближайшего прошлого ново-новейшего времени с позиции XXI века. Проблема «от-чуждения» - «о-вещнения» - «о-внешнения». От сущности свободы как истины до сущности свободы как воли.

Потребность в объективизации субъективизма
Итак, 1 вопрос. Прежде всего, сама формулировка звучит очень интересно: потребность в объективизации субъективизма

В прошлый раз мы закончили системой Канта, который объявил, что над ним есть звездное небо, которым восхищаются и где все законы вечные, и есть внутри него его моральный закон. Ничего он не мог придумать, кроме того, что сказал, что есть априорная способность моего воображения, и указал границы этого воображения. Я могу сочинить на основе рассудка то, что есть приблизительно. А если я выйду на разум, я могу и про мир сказать, что он конечен или бесконечен, Бог есть или Бога нет, и на меня что-то действует, но пространство и время не существуют объективно – это моя сеточка, которую я накладываю, на внутреннее время и внешнее. Это вот пространство. Вот какой: разделил, как соединить. А если это так, то, значит, мира объективного нет! «Нет!» - Скажет Кант, - «Я так не говорил». Все-таки какая-то вещь в себе есть, что-то оттуда извне стукает мне по голове, но это ни о чем не говорит, я ничего не могу сказать, она не познаваема, а познаваемо-то уже только то, на что я положил сеточку, а это вот называется так и категории: трансцендентальные, познавательные. Напомню, трансцендентальные – это на границе моего познания. Пытаюсь транс-транс-транс.., ать – не могу далеко выскочить, обратно отскакиваю. Если не хочу идти к вере. А если верю – я скажу: «А вот там, если трансцендентное, там вот хоть Бог есть, там что-то может быть, сила какая-то». Кто приходит туда, кто не приходит туда... И сложились основные концепции.

Т.е. нужно было искать объективные вещи. И вот здесь в первом вопросе у нас всегда теоретический момент, который трудно усваивается, но нужно его пытаться понять. Он у нас отражается в той самой первой таблице, которую мы с вами когда-то нарисовали. Там, где у нас кожа, была посередине черта, и были такие раздельчики от 1 до 8, и если выйти за пределы нашей кожи, вне нас, то у нас с вами там есть три раздельчика, вот они так и названы. И, кстати, на стенке у нас, справа в нижнем уголочке, это все записано наверху. И я вам говорил, если хотите поиграть в свое IQ, пожалуйста, возьмите точечку на линии и посмотрите, что вы знаете по этим 6 раздельчикам, и тогда будет ясно, насколько вы владеете историей.


Проблемы «от-чуждения», «о-вещнения» и «о-внешнения»
Так вот, внизу есть проблемы «от-чуждения», «о-вещнения» и «о-внешнения». А что это за проблемы? Давайте думать. Эти проблемы поставлены в начале XIX века. Они решались долго и до сих пор решаются, и решить их не могут, но, тем не менее, исторически были поставлены тогда. Ведь почему у меня возникает субъективизация и почему я хочу объективного? А вот почему.


«От-чуждение»
Я начинаю что-то делать, я забиваю гвоздь, но не получается никогда принципиально до конца то, что я хочу. То, что я делаю, начинает раздражать. А гвоздь согнулся, не рассчитал я: в дуб нельзя забивать мягкий гвоздь! Надо лучше просверлить. И т.д. Значит, не то получилось. Исправлять хуже. Это еще ладно. Но и в жизни то же самое происходит. Человечество изобрело деньги. – Это я сделал, это мое орудие, но все против меня. Я вскопал, я посадил дерево, с одной стороны хорошо, но с другой – оно начинает мне мешать. Я создал автомобиль. А теперь я не знаю, что с этим автомобилем делать. Я и ездить не могу, я и дышать не могу. Все мне чуждо. Что это такое? Проблема есть. Люди совершили революцию, а пришли к обществу, которое им чуждо: опять драка, опять все режут друг друга. Как ведь хорошо хочется жить согласно идеалу. Вот это первое – «от-чуждение». Но «от-чуждение» - это только внешнее. Не говоря уже о том, что создал и потом забыл. Существует само по себе.


«О-вещнение»
А второе – начинается «о-вещнение». Надо вникнуть в это, потому что все будет развиваться в этом плане. Вещь – это то, что я освоил. Все-таки я что-то осваиваю. Когда начинают все производить, это называется на философском языке предметы, а вещь – это мое.

Вы купили рубашку – это предмет, ширпотреб. А другое дело – вам сшили рубашку точно, как положено: нигде ничего не висит, это портной к вам приблизил это. А вот обычный человек начал носить рубашечку, как-то потихоньку она стала его, как-то хорошо в ней сидеть.

Кошелечек: один блестит лаком, а потом вы видите другой - настоящая кожа, он засаленный вашими руками, он ваш, родной, вы туда бросили какую-то монетку, значит, деньги не выведутся. И если он потерян, вам не столько жалко денег, которых там было не так уж и много, да даже много, а просто жалко – моя вещь, это я. Вот это называется вещь. Она в вашей практике осваивается, и уже становится ценным не само вещество. А что там есть? Что в этом кошельке вашего? Сало от ваших рук?

Топор. Настоящий топор, не в магазине купленный, а в деревне у деда, которым он рубит и колет свои дрова. Он должен быть! У него тоже изогнутая рукоятка, тоже она грязная, обмасленная. Лезвие какое! Конец такой блестит, потом в черноту переходит. Он воткнут, и вы видите его воткнутым в полено, вот видно, вот он сам рубит. Вот это совсем другое. Значит, он сделан в практике. А что там есть? А вот там есть мое, я создал. Это что-то такое, от меня не зависимое, но когда я перестаю действовать, оно пропадает.

Деньги. Ну, ничего нет в этой бумажке, которую вы держите в руках. Она пустышка, она стоит не так уж и много по сравнению с тем, что самоизображает. А может вообще ничего не изображать. Ну что вы можете купить на копейку или 5 копеек? Вот у вас в кармане, вам обязательно подсунут где-нибудь. Вот сейчас уже 10 копеек. Потом придем, 50 начинаем брать. Да ну что, ну бросьте вы там, 10 копеек валяются. Вот выйдете – я вот сейчас шел, видел, на полу валяются 5 копеек, 10 копеек. Не берут. Почему? Да потому что реально я ничего купить не могу. А эта система что из себя представляет? Вот это «о-вещнение», и вокруг меня есть вот эти вещи. А дальше что, но это все-таки прекратилось действие, потерялись деньги куда-то, я куда-то отдал их, и они исчезли.


«О-внешнение»
А потом начинается следующий процесс. Я что-то создал, а тот процесс, который я запустил, вырвался из-под моего влияния и пошел сам плясать. Я-то бы хотел его вернуть – ан нет! Атмосферка-то подгажена, никто ее не делал. Вот эта погода - это вы думаете что, природа? Да, где-то там есть природа, но это ваша погода, откуда-то она взялась, где-то что-то сделали – она к вам пришла. Где это? Вы хотели бы изменить, но не можете. Сгорел у вас лес. Дальше то что? Вы начнете, какой-то вам другой энергии нужно. Оно исчезло. Вы скажете: «Что, исчезло совсем?» Да никуда оно не исчезло. Оно вернется и даст вам по башке. Вот в чем проблема. И вам дороже выйдет бороться с этим, чем поначалу пытаться не допустить какого-то процесса.

Вот это главный вопрос. Вы можете отказаться от холодильника? Нет, не можете. Вы можете отказаться все-таки от тех же самых автомобилей, которые, прямо видно, безобразят и не дают ездить? Можете? – Не можете. Вот так и будете в пробках стоять, если надо куда-то поехать. Вот так и будете нюхать всю эту гадость. Это ваше и изменить нельзя. Пошло само по себе. А это важно, эта мелочь.

А ваш биологический организм? У вас гемоглобина нет, не тот гемоглобин. В поликлинике одно время давали старые стандартные бумажки. Их напечатали огромное количество: сколько должно быть гемоглобина. Там что-то, по-моему, 18 каких-то единиц. А у вас и девять не набирается, и это считается нормой. А лет 50 назад это считался больной человек, его надо в больницу класть. А вы бегаете, и ничего, и изменитесь, и привыкнете, и будете на четвереньках ползать, но все равно ваше это любимое будет, куда вы денетесь. Внешне. И начинает самотворить.


^ Саморазвитие. Самотворчество. Самотворение
И ложится на это наше деление. Первое – саморазвитие; второе - самотворчество, я что-то творю; а третье – самотворение пошло, теперь только ручки-лапки кверху и жди, когда тебя прибьет какая-то сила, надо учиться немножко защищаться.


Проблема саморазвития диалектики идеального «в веществе»
И вот здесь получается, что выходит в XIX-ом веке вот эта самая проблема саморазвития диалектики идеального «в веществе». Деньги стали важнейшими. Играет огромную роль экономика. Что там сидит в этих вещах, которые дарят вам: золото и т.д. В нем-то нет той силы, чтоб люди гибли за металл. А она есть. Вот она что, идеальное «в веществе».


Материальное «без вещества»
И наоборот: материальное «без вещества». Почему? Повесили замочек. Ведь замочек силен не тем, что я не могу его сломать. Да запросто – против лома нет приема. А я не могу сломать. Вы посмотрите, на всех дверях в лабораториях: подходит лаборантка, протягивает ниточку, берет пластилинчик, раз – и пятачком или сейчас пятирублевкой. Оп. Все! – И ушла. Кто-то, конечно, подойдет, заклеит бумажкой и напишет: «Не трогать!» Участковый милиционер Пупышкин. Если ты умный, не трогай – черт знает, что там у них. А то, знаешь, потом не разберешься. Что это? Это материальная сила. И люди начинают жить по-другому, согласно с этим.

«Не учите меня жить, лучше помогите мне материально!» Что значит «материально»? Это совсем не значит дать вещь какую-то. Пристроить на работу, по протеже какому-нибудь. Деньги – тоже хорошо. Но в принципе что-то такое сделать, сила такая, она от меня не зависит, но я могу использовать ее в пользу, во вред. И т.д.


От сущности свободы как истины до сущности свободы как воли
Вот появилась такая проблема, и ее надо было как-то обсудить. И ее стали обсуждать. А это привело к тому, что изменилось представление. Выяснилось следующее, что созрела мысль такая, от старого шла. Если я познаю мир и если я овладею истиной, то я стану свободен. Но я физик, я понял законы. Я теперь начинаю разбираться, теперь я могу преобразовать мир, что угодно сделать, а это оказалось не свобода, это не от истины зависит. А оказывается, возникает другое мнение: почему обязательно от этого? От воли, от возможности проявлять себя. Свободен оттого, что могу проявить свою волю, сделать что-то. И вот так начинают изменяться, подкашиваться старые представления о сущности свободы, оказывается, сущность свободы возникает в воле. В это время была такая вот идея. Это решает все проблемы: неопределенности определенности, невозможности возможности, творить смысл – бессмыслица. Надо эти проблемы решить. Это вот именно в этот период.


«Длинный век» и «короткий век»
Прежде чем перейти к характеристике отдельно каждого из этих положений, я бы сформулировал такую мысль, которая вот сейчас сложилась и с которой, может быть, вы и не знакомы. Звучит она парадоксально: считается, что XX-й век короче XIX-го. Вы скажете: «Как это так? Как это может быть: короче век? Вот он, век: 1-ый год – 1-ый год». Но это хронологически. Сеточку вы нанесли, неизвестно как ложащуюся на историю. А исторически историки вот так называют эти века. Почему они говорят «длинный век» и «короткий век»? А потому, что если посмотрите на те события, которые произошли в этот период, за XIX-й - XX-й век, то выяснится, что события, которые произошли в XIX-ом веке, начались-то на четверть века раньше: Французская революция, Наполеон пошел на Европу, все перевернул, переделал, а потом все это долетело до 1900-х годов, и тоже, в общем, перевалило за 1901 год, и ничего такого не было. Но вот когда началась мировая война – а у нас это первая революция, вторая революция, и распалась Россия – тут еще кусочек добавился.

Поэтому на все это выгодно смотреть как на кусок с добавками, а если вы добавки эти вычтете, то у вас получится, что история XX-го-то века начинается где-то с 10-20-х годов – подход к мировой войне, все-таки это центральное событие, где все начинается. Потом идет вторая мировая война. И потом оказывается, что, с точки зрения мировых процессов, распад Советского Союза тоже имеет глобальное значение для всей мировой системы. Нет уже двух сильнейших стран мира, теперь уже по-другому все изменяется. А это 91-ый, т.е. опять получается, что событие наступило немножко раньше, чем наступил 2001-й год. И т.д. Т.е. получается, XX-й век – маленький, коротенький, но такой насыщенный событиями и огромным количеством крови и смерти. Никогда на протяжении истории люди такими массами друг друга не уничтожали по разным поводам.

Переходим ко второму вопросу
Второй вопрос
Отчуждение в саморазвитии трансцендентальной диалектики идеального «в веществе» и материального «без грамма вещества».

Философские идеи завершения XVIII – первой половины XIX века. (Бентам и Сен-Симон, Фихте и Конт, Шеллинг и Гегель).
Второй вопрос: отчуждение в саморазвитии трансцендентальной диалектики идеального «в веществе» и материального «без грамма вещества». Нас должно здесь интересовать, как же исторически это происходило. Идея уже была высказана, а конкретно – все это идеи завершения XVIII-го – первой половины XIX-го века. Имен много, трудно схватить, но вот в учебнике это все сеть. В конце там есть основные труды всяких философов, и там, в частности, и мои тоже труды.


Анри Сен-Симон

Утопический социализм
А дальше идет следующее: Бентам и Сен-Симон. Сен-Симон говорил о том, что нужно создавать новое общество. Он был научным представителем утопического социализма. Значит, что нужно: наука даст все, мы построим хорошее общество, – говорил Сен-Симон, – и не надо никаких революций. Это его главная идея. Ну, все-таки герцог, дворцы там... Хорошо рассуждать, в дворцах-то. Ну, правда, там было разрушено очень много. Ну, ничего. Разночинцы разных сословий не могут мыслить – они живут на чердаках, которые давят им на голову, поэтому у них мысли коротенькие.


И. Бентам

Утилитаризм
А другим был вот Бентам. Появилась идея утилитаризма, которая и вам тоже очень нравится. Что истина, в конце концов, для меня? А что полезно? Самая глупая идея, потому что у меня действительно может быть это полезно сейчас, а что будет дальше – не знаю. А ведь все-таки вы не можете заниматься только тем, что сейчас вам хорошо и будет так вот и нужно. Ну, вот Бентам считается таким представителем.


Огюст Конт

Позитивизм
А дальше возникает концепция Огюста Конта. Огюст Конт был секретарем Сен-Симона, с ним поругался – он по-другому представлял себе мир. Вот от него родился термин позитивизм. Что это такое? А он считал, что сначала было общество религиозное, теологическое, идеология. Потом стало метафизическое, когда у вас какие-то сущности, идеи какие-то в основу положены, а теперь появилась новая наука. Она все нам откроет. Теперь позитивная наука, поэтому она нам все даст и у нас все получится.

Но с течением времени выяснилось, что, в общем, такая наука есть, а порядка нет. Что делать? У него были такие идеи. Во-первых, он был против так называемого спонтанного социализма, за систематический. Спонтанный – это как? Люди вышли и друг друга перерезали, установили равенство, все отобрали, что-то пытаются делать, что-то сами взрывают. А нужно систематически, последовательно, на научной основе сделать это все и такой... регулируемой. А как регулировать? Наука дает много, но массы не могут понять этой науки, у них мозгов не хватает, они ж непросвещенные все. Что нужно делать? Надо создать новую религию и поставить памятник разным символам. Но какую религию? А религию обществу, коллективу. Вот надо сказать – здесь мы вместе коллектив. Поставить сцену такую. Не поставили во время революции и после. И надо молиться на нее, вот это и будет новая религия. Мало ли что там где-нибудь у кого-нибудь возникает. Эта новая идея была у Огюста Конта, он родоначальник позитивизма.


Иоганн Фихте

Классический субъективный идеализм
Параллельно с ним свои идеи развивал ^ Фихте. Фихте – это ученик Канта. Он обладал замечательной памятью. Богатые люди иногда приходили на проповедь с опозданием. Он мог, как мы бы сказали теперь, воспроизвести на уровне диктофона все, что сказал священник, и на этом зарабатывал деньги. А поскольку у него память была замечательная, его рекомендовали, и он везде учился. В конце концов обратился к Канту и написал свое произведение. Идея состояла в том, что он довел субъективизм сначала до крайности. Мы и наше общество действуем и создаем мир, никакого мира объективного нет. Он дал это произведение на прочтение Канту, а известно, что Кант не мог читать дальше 17-ой страницы, и никакую книгу он был не в состоянии прочесть. Вот 17 страниц прочел и увидел, что это не то, открестился от своего ученика, хотя дал до этого рекомендацию. И Фихте пошел самостоятельно за объединение Германии. Герой Германии! Вот, надо объединяться! Это есть представитель классического субъективного идеализма, когда общество, данная группа людей в государстве, может создать все. Потом он вынужден был немножко отказаться и сказать: «Нет, есть вот такие-то этапы развития, субъективные, где я. Есть объективные причины, против которых идти нельзя, надо сочетать». Создал такую концепцию стадии развития общества все-таки Фихте. А у него были идеи, как это одно дело – дух, другое дело – материя.


Фридрих Шеллинг

Натурфилософия
Был такой Шеллинг, увлекавшийся натурфилософией. А где-то в это же время возникали все науки или витали в воздухе: закон сохранения энергии, потом появится теория Дарвина. А в чем будет их основная идея? Она будет состоять в том, что все едино. До этого открыли клеточку. Значит, получается, что все идет на единство. Что такое закон сохранения? Разные сферы, а в них есть общие законы.

И, между прочим, забыл сказать, Сен-Симон решил создать теорию социального тяготения. Все предметы должны физически притягиваться, а почему тогда не могут люди притягиваться? Притягиваются. Вот и создаются общества. Механистическое перенесение одного на другое.

Шеллинг, исходя из состояния естествознания и всяких других соображений, пришел к выводу, что мышление и бытие – это одно и то же. Тождественность мышления и бытия. А если это тождественно, то надо по-особому это рассматривать. Значит, есть, как он утверждал, какой-то закон, онтологический круг: я что-то мыслю, а это на самом деле и есть то, что в реальности происходит. Что в реальности происходит – это и есть мышление. Он утверждал, что есть гании в искусстве, они открывают новое, то, что выше и глубже естественного, всяких наук. И пришел в конце концов к тому, что дух и природа – это Бог религии, т.е. все-таки пришел к теологии.


Фридрих Гегель

Классический объективный идеализм
Они дружили – Гёльдерлин и Гегель. Он был моложе всех, но раньше всех стал профессором и там отошел. А потом они сажали в Тюбингене деревце свободы. Главной фигурой этого времени был Георгий Вильгельм Фридрих Гегель. Гегель – это величайший философ. По какому пути он пошел, преодолевая субъективизм? Вот он был представителем классического объективного идеализма, Фихте – субъективного: человечество – все. А Гегель сказал: «Надо взять мышление бытия и на мышлении показать, что мышление представляет из себя абсолютный дух, который самоизменяется, саморазвивается, и через его самотворение возникает мир». Как это себе представить? А вот так надо представить.

Он начинает с логики. Давайте, говорит, изучим логику. Что вы видите из мира? Ну, если от всего отвлечься, то получится ничто. А все-таки вы же отвлеклись, у вас есть ничто. А потом вы говорите: ну как же, если не отвлечься, то уже что-то. А вот ничто и что-то – это уже нечто. Вот так он начинает свою логику. Нечто, а нечто как – фиксируете, если нечто зафиксировали, то какое-то качество – полы вот, стулья, вы сами. А если зафиксировали, то возникает возможность считать это – получается количество. А если соединить количество с качеством – получается мера. А если мера, то они одна мера, другая мера, третья мера – узловая линия мер. И у вас пошло: количество меры, становления, и такая логическая схема возникает. И логика доходит до высоких возможностей. В действительности, это кантовские категории, и они начинают шевелиться в логике.

А чем он взял всех? Он сказал: «Посмотрите, вся мировая историческая мысль развивается по моим логическим законам». И показал: у древних греков сначала что возникло – что есть ничто, нечто, потом количество, потом то воздух, то вода, потом неопределенность какая-то, потом становления. И прошлая концепция легла на его логическую схему. Не он их подчинил, а, наоборот, они были такие, а он их обобщил – в логике-то это все обобщается, а представил вот в таком извращенном виде.

Гегель написал работу «Феноменология духа», и там вся эта тайна и раскрылась. А дальше он говорит, что это первый этап таких логических категорий, а потом доходит до предела, и из этих всех логических категорий они свободно «от-чуждают» от себя природу! И получилось что? Начали логические категории развиваться в природе. А в природе как? В то время были механические, химические, биологические, физиологические формы движения, и только потом возникает историческое какое-то. Значит, получается природа. И природа является оставшимся экскрементом духа. А мы этим и занимаемся в физике – физическим, А там нет развития и изменения, и поэтому легче изучать.

И вот, пройдя эту природу, он начинает эту идею отстаивать, себя осознавать: сначала в истории, потом в религии, потом в искусстве, и в конце концов в философии приходит к своей вершине. А самой вершиной всей философии является философия Гегеля. Если он все познал, то он может все и предсказать. А если так, ему надо было предсказывать, что монархия прусская – самая лучшая. Получалось, что у него – это самое высшее достижение развития духа. И король мыслит – он самый лучший. Ну, это другой вопрос.

А когда не субъективен мир, он результат развития этой абсолютной какой-то идеи. А история – она движет всем. Есть история, как он любил цитировать Шекспира: «Ты славно роешь землю, старый крот». Он представлял себе историю, как крот. Особый такой. А люди – марионетки. Просто через вас реализуется этот величайший замысел. Но вы ничего сделать не можете. Но если вам это рассказать, вы не будете действовать. Потому что нельзя действовать. Мало ли там крот какой роет, а я-то что хочу сделать? Поэтому вам всегда нужно ставить какие-то идеалы на пределах человеческой жизни. Если поставленные идеалы слишком далеко, вы туда не пойдете, значит, нужно сочинять мифы такие. А они сами сочиняются, дух сам сочиняется. И вот идет такой процесс. Это Гегель, он, значит, представитель вот такой.

А дальше, после Гегеля, переходим мы, значит, к третьему вопросу. Он родился в 1770 году, умер в 1830. А теперь... дальше он преподавал в Берлине, кафедры у него были и все прочее.

Третий вопрос.

Философские идеи первой половины – середины XIX века (Прудон и Бюхнер, Шопенгауэр и Кьеркегор, Фейербах и Маркс).

Дальше начинается уже новое – первая половина середины XIX-го века.


^ Идеи Прудона
Был такой Прудон. Он был ремесленником, и он выдвинул идею – написал работу: что такое собственность? Собственность – это кража. А это значит что? Что все, кто владеет собственностью, что-то украли. Люди договорились, что не будет кто-то владеть, а он и украл, вот и пошло. И создалось это нехорошее капиталистическое, как тогда называли, общество.

В чем его основная ошибка, которая присуща вам всем и всем рассуждениям, которые часто используются в наше время? Дело в том, что надо взять хорошее от капитализма и уничтожить плохое. А это мысль идиота. Почему? Потому что нельзя убрать хорошее от плохого. Всякое хорошее есть продолжение плохого. Вы, например, активны – как хорошо! – участвуете в том-сем, что-то там делаете, Но это хорошее приведет к тому, что вы подчиняете себе всех других, начинаете подавлять кого-то. Одно тянет за собой другое. Нельзя одну сторону противоречия убрать, сохранив другую. На это указал Маркс.

Прудон написал работу «Философия нищеты», Маркс написал работу «Нищета философии». А Поппер потом написал работу «Нищета историцизма против Маркса». Так что были такие вот труды в этом плане.


^ Материализм Георга Бюхнера
А дальше естественно-научные идеи использовал Бюхнер. Бюхнер был ученый-естествоиспытатель. Там неизвестно, кто что говорил, но идея такая: материализм надо отстаивать. А что это значит? Это значит, в конце концов – конечно, грубо, нехорошо – но значит следующее: так же, как печень выделяет желчь – так же наш мозг выделяет мысль. Вот материализм так объяснялся: дух возникает таким же способом – механическим. Ну, это малоинтересная такая концепция.


^ Мировая воля Артура Шопенгауэра
Дальше идет у нас противник Гегеля – Шопенгауэр. Шопенгауэр решил: «А почему идея? – Нет, в основе мира лежит воля, мировая воля». Мир есть воля и представление. И в этой воле, по сути, дело. Она создает. Ну, вы скажете: не хватало вот у Гегеля этой воли, она все создает. Но, когда он начал реализовывать, то получалось, что ваша воля, человека, – это только реализация какой-то мировой воли. А если на дороге лежит камень, то не исключено, что у него тоже есть своя воля. И так вот он представлял мир. И это трагично. Потому что вы человек, а у вас воля откуда-то берется. И вы подчинены какой-то другой воле, и вы сталкиваетесь с другими волями. И так все очень нехорошо получается. И трагично существование человека в мире. И поэтому самоубийства оправданы. И если складывается ситуация, что не сможете вы терпеть, то, значит, человек должен кончать жизнь самоубийством.

Но кто же все-таки может дать успокоение и помочь преодолеть это противоречие? Это искусство. Человек идет и становится артистом в театре, читает произведения. По современным меркам, мы скажем, что он ищет такое наркотическое успокоительное средство – читает, увлекается, забывается. И вот был Шопенгауэр очень популярен.


Серен Кьеркегорродоначальник экзистенциализма
На смену ему пришел противник Гегеля, который слушал его лекции. И не нравился ему этот Гегель, эти общие идеи: где-то абстрактно что-то есть. Кьеркегор был датчанином. А вот датчан, между прочим, омывает море – там пролив есть из Балтики. Есть Финский пролив. Должны знать, а почему он называется Финским? А там ловят кильку. Поэтому у него образ такой – поэтом героического одиночества считается Кьеркегор. Я не килька, я ведь существо самостоятельное. Я все творю, и все зависит от моего выбора. И ужас жизни состоит не в том, что я могу выбрать, я обязан каждый раз выбирать. Как хорошо, когда там кто-то есть, за меня все выбирает. А я живу здесь и все время выбираю. И спонтанные скачки и поступки определяют все, и предсказать их, по сути, нельзя. Все время «или...или» возникает вопрос, «или» как я должен все решать?

Он очень богатым был, но писал труды. При жизни не добился признания – он умер очень молодым – а потом стал родоначальником экзистенциализма. Экзистенц – значит, сущность вне меня, вот я существую – и вот главное, а не какие-то отвлеченные абстрактные идеи. Вот его основные мысли.


Правое и левое гегельянство
У Гегеля появились ученики, и появилось так называемое правое и левое гегельянство. Учитель создал концепцию, согласно которой должен установиться хороший правильный справедливый мир. А мы ждем-ждем, и ничего не получается. Что делать? Есть два пути. Это правое гегельянство: мы не поняли учителя, мы не знаем истории, надо глубже изучить историю, где-то мы ошиблись, надо все проанализировать. И замечательные исторические исследования – Фишер такой есть и «История новой философии», настоящая... Там трагедия этого всего. И пока не надо торопиться, надо ждать, пройдет.

А левые были такие энергичные, говорили: «Ничего подобного! Нужно революцию совершать, активно действовать, в деятельности все проявлять».


Людвиг Фейербах

Критика идеализма и религии. Туизм
Был такой Фейербах – ни туда, ни сюда не примыкал. Он известен тем, что был атеистом. Его основной тезис звучал так: «Трудность состоит не в том, о чем говорят теологи, которые никак не могут понять, каким образом Бог создал человека. Свои читают книжки – ничего там вычитать толком нельзя. Почему? – Потому что основная задача состоит в том, как человек создал Бога. И ничего там нет. Он его придумал». А если, – так еще говорил Вольтер, – если бы не было Бога, то его надо было придумать, потому что очень хорошо решает проблемы. Что тут за бог с троицей? А что тут троица, ничего тут страшного нет, – говорит Фейербах. Ну, вы вот человек – каждый из вас кто? Ну, вот может быть один мужчина без женщины? – Не может. А потом дитя появляется, третий. Вот это троица и есть. Вот эту троицу люди перенесли туда куда-то наверх. Вот и получился Бог Отец, Сын и Дух Святой.

Так вот оно и идет. Все можно объяснить исходя из земных интересов. Нужно проповедовать особую религию – она называется туизм, от слова «ту». Как хотите, переводите. В основном, это любовь мужчины и женщины. Двое существуют – надо любить друг друга. Надо быть сторонником разумного эгоизма: врут, что об общем думают – каждый думает о себе, но нужно знать меру. А я могу только к другим. Вот, мы любим друг друга, у нас есть своя религия нашей любви к друг другу – вот это идея Фейербаха, которую потом на русской почве и проповедовал Чернышевский.


Карл Маркс

Марксизм
Против Фейербаха написал свои знаменитые «Тезисы о Фейербахе» Карл Маркс. Тезисы состояли в том, что Фейербах созерцательно подходит к миру, смотрит на него и не понимает роли практики, а практика все решает. И здесь рационализм без практики ничего не стоит: я сначала делаю, а потом мыслю. Его знаменитый 11-й тезис звучит: «Философы до сих пор лишь интерпретировали мир, задача состоит в том, чтобы его переделать». И это основная идея. И он на этой основе создал свои учения о коммунизме: «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма». И вот написал свой знаменитый манифест, о котором вы, наверно, слышали.

Все свелось к тому, что нужно совершать революцию и устанавливать диктатуру пролетариата. Это изложено в знаменитом письме Маркса Вейдемейеру от 1853 года. «Не я изобрел то, что существуют классы в современном обществе, что в мире нет никакого народа вообще, а есть только классы. Я только сказал, что борьба классов лежит в основе изменения общества и смены общественно-экономических формаций как естественного процесса». Значит, классовая борьба, народа никакого нет – это он мысль Гегеля проводит. Когда говорят о народе – это врут, придумали, чтобы обманывать эксплуатируемых. А на самом деле есть группы, и государство – это есть результат непримиримых классовых интересов. Господствующий класс подавляет остальных – вот это есть государство согласно Марксу.

Второй тезис: классовая борьба ведет к диктатуре пролетариата. Кто-то должен решать это противоречие? Должен. Вот и решает пролетариат. Он, с одной стороны, оказывается оскорбленным, бедным, с другой – богатым. Бьет час капиталистической частной собственности, и экспроприаторов экспроприируют, поскольку они свое не отдают. И Ленин в свое время на каком-то митинге, когда его рабочие спрашивают: «А что такое экспроприация, экспроприатор», – он знаменитое свое говорит: «А это очень просто! Грабь награбленное». Потом он отплевывался от этого сам, там все-таки более тонко надо было. Но, как говорится...

И третий тезис: установление диктатуры пролетариата ведет к обществу, в котором будут ликвидированы классы и само государство отомрет, и диктатура тоже. Как устанавливать диктатуру пролетариата, вы знаете. Но вот когда она отмирает, она ж куда-то денется, и классы куда-то денутся. Вот это очень трудно обосновать, поскольку вы знаете, что у нас была диктатура пролетариата – это есть советская власть, что под ней подразумевается. А когда она в конце концов исчезла – не перешли мы ни к какому бесклассовому обществу. Что-то происходит, надо анализировать некие процессы. Это Карл Маркс.

Ну, еще вы знаете, он написал «Капитал»: «Я создал такой снаряд, который запустил в голову буржуазии и от которого она уже никогда не оправится». Идея очень простая: вы обмениваете один товар на другой, но прибавочные-то вы не получите. Или, как у нас теперь говорят, навара-то не будет, если я вам по эквиваленту, по труду, что заработал, отдам, и вы мне. А что откуда появится? Должен появиться товар, который создает прибавочную стоимость. Этим товаром является рабочая сила. Вам никогда не платят за труд, а платят за то, сколько вы стоите, сколько нужно затратить денег, чтоб вас воспроизвести, накормить, напоить, чтобы детишек новых нарожали, которых я потом буду эксплуатировать. Вот эту сумму вы получаете, а все остальное, говорят, по труду . Какой труд? Все остальное – вы, скажем, из 6 часов 3 работаете на себя, а остальные 3 работаете на меня, я уже вас купил. Отсюда прибавочная стоимость, потом прибыль... вместе смешиваются, и капиталисты делят ее и т.д.

Но ошибка Маркса состояла в том, что он думал, что богатые не поделятся. У него получалось так, что они забрали и ничего не отдадут. А выяснилось, что когда начинается массовое движение пролетариата, то он все-таки выбивает [деньги] из них. И капитализм оказывается выгоднее: все-таки выгоднее отдать часть прибавочной стоимости, прибыли вместо того, чтоб лишиться всего. Поэтому рабочий класс и получает больше. Он перестает быть нищим, перестает нуждаться так, как прежде. И так как все отрицается, и общество идет по этому направлению, выясняется, что никогда нет ни чистого капитализма, ни чистого социализма, а всегда смесь. Вот это основная идея.

Четвёртый вопрос.

Философские идеи середины – завершения XIX века (неотомизм и Спенсер, Авенариус и Мах, неокантианцы и Дильтей). Превращение науки – science («теории познаний») в «спасительный миф» (по Тейяру де Шардену, Попперу, Хайдеггеру и Хабермасу).

Дальше продвигаемся. Что же у нас получается? Следующий пункт о ком? – Это середина – завершение XIX-го века.

  1   2

Похожие:

Курс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва iconКурс философии и философии Науки ХХI века для студентов физического...
Мировая философия в России и российская философская мысль в современной интерпретации
Курс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва iconКурс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического...
Мировая философская мыль переходного периода, постмодернизма в интерпретации сегодняшнего дня
Курс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва iconКурс философии и философии Науки ХХI века для студентов физического...
Метафизика саморазвития конкретности меры субъективного и объективного в общем «теперь и здесь» в этом человеке
Курс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва iconКурс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического...
Мировая философская мысль эпохи западноевропейского ново-новейшего времени (завершение XVIII века – XIX век до 70-80-х годов XX века)...
Курс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва iconКурс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического...
Основные этапы философских идей античности и важнейшие проблемы западно-европейских философских традиций сегодня
Курс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва iconКурс философии и философии Науки ХХI века для студентов физического...
Историко-философские концепции о бессмысленности смысла и смысле бессмысленности в 21 веке ( 2007 год)
Курс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва iconКурс Философии и Философии Науки XXI века для студентов физического...
Философские идеи демократии и тоталитаризма ХХ века в России с позиций сегодняшнего дня
Курс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва iconКурс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического...
Мировая философская мысль до западноевропейского ново-новейшего времени (ab ovo (от яйца) до завершения xviii-го века) с позиций...
Курс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва iconКурс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического...
Мировая философская мысль до западноевропейского ново-новейшего времени (ab ovo (от яйца) до завершения xviii-го века) с позиций...
Курс Философии и Философии Науки ХХI века для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва iconКурс Философии и Философии Науки XXI века для студентов физического...
Мировая философская мысль эпохи западноевропейского ново-новейшего времени (завершение XVIII века – XIX век до 70-80-х годов XX века)...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница