Высшая Школа Экономики Нижегородский филиал




Скачать 150,03 Kb.
НазваниеВысшая Школа Экономики Нижегородский филиал
Дата публикации06.09.2013
Размер150,03 Kb.
ТипДокументы
pochit.ru > Философия > Документы
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Высшая Школа Экономики

Нижегородский филиал



ЭССЕ




по философии

на тему: Проблема Добра и Зла

для современного человека.

(По произведению Ф.Ницше Человеческое, слишком человеческое)


Выполнил:

Студент 1 курса гр. 04МО

Огарков Е.М.

Преподаватель:

Гриднева Е.А.

Нижний Новгород

2004
Проблема понимания Добра и Зла современным человеком. Что есть Добро и Зло? И существуют ли они вообще?
Фридрих Ницше родился 15 октября 1844 года в Реккене, Саксония. Отец и дед его были пасторами. Рано проявивший необычайную одаренность в поэзии и музыке, филолог по образованию, в двадцать пять лет, он получил место профессора филологии в университете Базеля. Его считали надеждой немецкой филологии. Великий Рихард Вагнер был его другом, хотя между ними было тридцать лет разницы. Его книги великолепны с точки зрения языка, увлекательны для чтения и полны потрясающих по новизне идей. И, тем не менее, практически все они были встречены в штыки, как критикой, так и читающей публикой, прижизненная слава Ницше носила скандальный характер. Очевидно, дело было именно в его идеях. Ницше переносил идеи Ч. Дарвина о борьбе за существование животных на жизнь человеческого общества. Центральным понятием у Ницше является идея жизни. Он родоначальник направления именуемого философией жизни.


Душа – особая жизненная сила, нематериальное начало человеческой природы, позволяющее сохранять идентичность антропологической индивидуальности в постоянном потоке сознания, круговороте непосредственных впечатлений и переживаний не только в пределах земного существования человека, но и вечности.

Сознание – присущий человеку феномен самодостоверного бытия, в чистых смысловых связях которого происходит понимание действительности.

Бытие – категория онтологии, определяющая сущее как таковое.

Онтология – философское учение о бытии как о таковом, а не о бытии тех или иных предметов.

Действительность – категория онтологии, введенная в античной философии для обозначения подлинного бытия, в отличии от видимости.

Культура – понятие, имеющее два характерологических аспекта: 1)дезаксиологический, согласно которому в культуру входит все, созданное человеком

2)аксиологический, когда факты культуры соотносятся с принятой системой ценностей и ранжируются на положительные и отрицательные, светлые и темные.

Грех – религиозный термин, характеризующий природную ограниченность тварного бытия, его внутреннюю повреждённость, обусловленную отказом от духовно-жизненной связи с Богом и свободным выбором зла.

Добродетель – центральная категория античной этики и христианского учения о святости, означающая: 1)благоприобретенный навык воли к добру

2)подражание божественным совершенствам.

Метафизика – философская категория, употребляемая в двух значениях:

1)как философия, предметом которой являются сверхчувственные первые причины и предельные основания мира вещей и явлений, включая человека.

2)как метод, противоположный диалектическому.

Природа – одна из наиболее общих категорий науки и философии, берущая начало еще в научном мировоззрении. Выделяют три основных смысла термина:

1)Природа как происхождение вещи, её первоначальная сущность.

2)Природа как совокупность всего сущего в материальном мире.

3)Природа как объект естествознания.

Любовь – высшее из человеческих чувств, всеполнота нравственности, «влечение одушевленного существа к другому для соединения с ним и взаимного восполнения жизни.

Эгоизм – противоположность любви, нравственное и духовное саморазрушение.

Разум – философская категория, выражающая высший уровень мышления, для которого прежде всего характерны творческое оперирование абстракциями и сознательное исследование их собственной природы.

Если отвлечься от всякого богословия и борьбы с ним, то ясно, что мир не хорош и не дурен – и еще менее есть “лучший” или “худший” из миров – и что понятия “доброго” и “злого” имеют смысл лишь в применении к людям, да и здесь, пожалуй, неправомерны в их обычном употреблении. От хулящего и славословящего миропонимания мы во всяком случае должны уклониться.

В самом деле, известная слепая вера в благость человеческой природы, врожденное отвращение к анализу человеческих действий, своего рода стыдливость перед обнаженностью души, быть может, действительно более желательны для общего блага человека, чем это полезное в отдельных случаях свойство психологической дальнозоркости; и, быть может, вера в добро, в добродетельных людей и добродетельные поступки, в обилие безличной благожелательности в мире сделала людей лучшими, поскольку она сделала их менее недоверчивыми.

Принятый некогда порядок ценности благ, смотря по тому, хочет ли того или иного низший, более высокий или высший эгоизм, определяет теперь нравственность или безнравственность стремлений. Предпочитать низкое благо более ценимому (например, чувственное наслаждение здоровью) считается безнравственным, как и предпочитать благополучие свободе. Но порядок ценности благ непостоянен и неодинаков во все времена; если кто-либо предпочитает месть справедливости, то по мерилу прежней культуры это нравственно, по мерилу нынешней – безнравственно. “Безнравственно” означает, следовательно, что кто-либо еще не ощущает или ощущает еще недостаточно сильно более высокие, тонкие, духовные мотивы, которые привносит каждая новая культура; оно означает отсталость, но подразумевается здесь различие – всегда лишь различие в степени. – Сам же порядок ценности благ устанавливается и изменяется не на основании моральных точек зрения; но всякий раз, как он определенным образом установлен, он решает, нравственно ли известное действие или безнравственно.

Понятие добра и зла имеет двойную предысторию, а именно, во-первых, в душе господствующих родов и каст. Кто в состоянии отплачивать добром за добро и злом за зло и кто действительно чинит возмездие, т.е. бывает благодарным и мстительным, тот называется хорошим; кто бессилен и не может совершать возмездия, признается дурным. В качестве хорошего принадлежишь к “хорошим”, к общине, которая обладает корпоративным чувством, ибо все члены ее связаны между собою инстинктом возмездия. В качестве дурного принадлежишь к “дурным”, к толпе бессильных людей, лишенных корпоративного чувства. Хорошие суть каста, дурные – масса, подобная пыли. Добро и зло означают в течение известного времени то же, что знатность и ничтожность, господин и раб. Напротив, врага не считают дурным: он способен к возмездию. Троянцы и греки у Гомера одинаково хороши. Не тот, кто причиняет нам вред, а только тот, кто возбуждает презрение, считается дурным. В общине хороших добро наследуется; дурной не может вырасти из столь хорошей почвы. Если тем не менее кто-либо из хороших делает нечто недостойное хорошего, то прибегают к уверткам: вину приписывают, например, Богу, утверждая, что он поразил хорошего слепотой и безумием. – Во-вторых, в душе порабощенных, бессильных. Здесь всякий иной человек считается враждебным, бессовестным, насилующим, жестоким, хитрым, будь он знатного или низкого происхождения. “Злой” есть здесь эпитет каждого человека и даже каждого допускаемого живого существа, например Бога; человеческое, божественное равносильно дьявольскому, злому. Признаки благости, сострадания, готовности помочь воспринимаются боязливо, как козни, как преддверие ужасного исхода, как обман и хитрость – словом, как утонченная злоба. При таком настроении личности почти не может возникнуть общение, в лучшем случае возникает грубейшая форма последнего; так что всюду, где господствует это понимание добра и зла, близка гибель отдельных людей, их племен и рас. – Наша современная нравственность выросла на почве господствующих родов и каст.

Доброта и любовь, как целебнейшие травы и силы в общении между людьми, суть столь драгоценные находки, что хотелось бы пожелать, чтобы при употреблении этих бальзамических средств люди были как можно более экономны; но это невозможно. Экономия доброты есть мечта самых дерзостных утопистов.

Тому, кто хочет стать мудрым, приносит большую пользу, если он некогда в течение известного времени разделял представление о коренной злобе и испорченности человека; это представление ложно, как и обратное; но в продолжение целых эпох оно обладало господством, и корни его оставили свои разветвления в нас и в нашем мире. Чтобы понять нас, надо понять его; но чтобы затем подняться выше, мы должны перешагнуть через него. Тогда мы познаем, что не существует греха в метафизическом смысле, но что в том же смысле не существует и добродетели; что вся эта область нравственных представлений находится в постоянном колебании и что существуют более высокие и более глубокие понятия о добре и зле, о нравственном и безнравственном. Кто не хочет от вещей ничего, кроме их познания, тот легко приобретает душевный покой и будет ошибаться (или грешить, как это называет мир) разве из неведения, но вряд ли из-за своих вожделений. Он не будет уже склонен ужасаться вожделений и истреблять их; но его единственная, вполне владеющая им цель – всегда как можно лучше познавать – сделает его холодным и смягчит всю дикость его задатков. Кроме того, он освободился от множества мучительных представлений, он уже ничего не ощущает при словах “наказание ада”, “греховность”, “неспособность к добру”, он узнает в них лишь туманные тени ложных миро- и жизнепониманий.

Первым признаком, что зверь стал человеком, является то, что его действия направлены уже не на благополучие данного мгновения, а на длительное благосостояние, т.е. человек становится полезным, целесообразным: тут впервые прорывается наружу свободное господство разума. Еще более высокая ступень достигнута, когда он начинает действовать на основании принципа чести; с его помощью он включает себя в круг господствующих чувств и подчиняет себя им, и это высоко поднимает его над фазой, в которой им руководила только лично понимаемая полезность; он почитает и хочет быть почитаемым, а это значит: он понимает зависимость своей пользы от того, что он думает о других и что другие думают о нем. Наконец, на высшей ступени доселе известной нравственности он действует на основании собственной оценки вещей и людей; он сам определяет для себя и других, что достойно и что полезно; он стал законодателем мнений, соответственно все более развивающемуся понятию полезного и достойного. Познание дает ему возможность предпочитать самое полезное, т.е. общую длительную пользу, своей личной пользе, всеобщее и длительное уважение – временному признанию; он живет и действует как индивид коллектива.

Существует право, по которому мы можем отнять у человека жизнь, но нет права, по которому мы могли бы отнять у него смерть; это есть только жестокость.

Большинство людей слишком заняты самими собой, чтобы быть злобными.

Кто изведал безнравственное в соединении с наслаждением – как человек, имевший сластолюбивую юность, - тот воображает, что добродетель должна быть связана со страданием. Кого, напротив, сильно терзали его страсти и пороки, тот мечтает найти в добродетели покой и душевное счастье. Поэтому возможно, что два добродетельных человека совсем не понимают друг друга.

Пандора принесла ларец с бедствиями и открыла его. То был подарок богов людям, по внешности прекрасный, соблазнительный дар, называвшийся “ларцом счастья”. И вот из него вылетели все бедствия, живые крылатые существа; с тех пор они кружат вокруг нас и денно и нощно причиняют людям вред. Одно зло еще не успело выскользнуть из ларца, как Пандора по воле Зевса захлопнула крышку, и оно осталось там. Отныне у человека в доме навеки есть ларец счастья, и он мнит, что в нем обладает каким-то необычайным сокровищем; оно всегда к его услугам, и он пользуется им, когда захочет, ибо он не знает, что этот ларец, принесенный Пандорой, был ларцом зла, и считает оставшееся зло за величайшее благо и счастье – это и есть надежда. – А именно, Зевс хотел, чтобы человек, сколько бы его ни мучили иные бедствия, не бросал жизни, а всегда вновь давал бы себя мучить. Для этого он дал человеку надежду: она в действительности есть худшее из зол, ибо удлиняет мучение людей.

Отчего всякая смертная казнь оскорбляет нас больше, чем убийство? Это объясняется холодностью судьи, мучительным приготовлением, сознанием, что здесь человек употребляется как средство, чтобы устрашить других. Ибо вина не наказывается, даже если бы вообще существовала вина: она лежит на воспитателях, родителях, на окружающей среде, на нас самих, а не на преступнике – я имею в виду побудительные причины.

Человечество, начиная с самых ранних этапов своего развития, всегда задавалось вопросом: что есть добро, а что зло, что можно делать, а что нельзя. И даже сейчас, несмотря на технический прогресс, на все те открытия, которые совершило человечество, окончательно ответить на этот вопрос не удалось никому. Однако я считаю, этот вопрос достаточно важным и думаю, что каждый должен выразить свою оценку таких понятий как добро и зло. Для того чтобы ответить на этот вопрос, я решил обратиться к произведению Ф.Ницше «Человеческое, слишком человеческое».

Ницше показывает своё отношение к различным отраслям жизни. Он выискивает её укромные закоулки, в которых жизнь развита менее всего, что бы приложить там свои усилия и свои добродетели. В одной части философ выделяет отдельную проблему и рассматривает её. Он показывает её сущность, её значимость, повергая нас в воспоминания из собственной жизни. И мы читаем, размышляем, а дальше соглашаемся или не соглашаемся с его идеями. Чаще первое, потому что на каждую идею у Ницше имеются достаточные основания и доказательства. Так, к примеру, надежду Ницше называет худшим из зол, потому что она удлиняет мучение людей.

В жизни не существует абсолютных истин. Как и нет идеального эталона, которым можно было бы измерить и сказать: «Да, этот человек поступает плохо!». Зато, есть огромное количество вещей, на которые можно посмотреть с нескольких противоположных сторон. Так, к примеру, человек украл деньги у соседа. Этот поступок все восприняли бы за зло. А этот человек на украденные деньги вылечил свою смертельно больную мать. Теперь у нас абсолютно другое отношение к вору, ведь родителей нужно любить и беречь. Разве другой не сделал бы такого для своей матери? И поэтому мы не знаем: осуждать этого человека или хвалить. Благо в реальной жизни есть закон, он и является критерием справедливости, но это уже другой вопрос.

Как же мы делаем кого-либо виновным и ответственным? Этот процесс протекает в следующих главных фазах. Сначала отдельные свои действия люди задают, как хорошие или плохие, совершенно независимо от их мотивов, а исключительно в силу их хороших или плохих последствий. Но вскоре общество забывает о происхождении этих ограничений и думает, что самим поступкам, без отношения к их последствиям, присуще качество «хороших» и «плохих». Ницше называет это такой же ошибкой, как и то, что под словом камень мы понимаем, предмет как твердый сам по себе, или дерево, как зеленое само по себе. То, что на самом деле есть следствие, принимается за причину. Затем качество хорошего или плохого вкладывают в мотивы. Дальше качество добра или зла приписывают уже не отдельному мотиву, а всему существу человека, из которого исходит мотив, как растение произрастает из почвы. Так постепенно человека делают ответственным сначала за результаты его действий, затем за его поступки, затем за его мотивы и, наконец, за его существо. Однако и существо человека не может быть ответственно, так как оно тоже является следствием ряда причин и ограничений. Следовательно, никто не ответствен за свои дела. Ницше считает что не ошибешься, если исключительные поступки будешь объяснять тщеславием, посредственные — привычкой и мелкие — страхом. Судить — значит быть несправедливым, даже когда личность судит сама себя.

Так же Ницше проанализировал связь падения нравственности с ростом свободы человека. Он полагал, что свободный человек «хочет во всем зависеть от самого себя, а не от какой-либо традиции». Последнюю он считал «высшим авторитетом, которому повинуются не оттого, что он велит нам полезное, а оттого, что он вообще велит». А отсюда следовало еще пока не высказанное, но уже прочерченное отношение к морали как к чему-то относительному, так как поступок, нарушающий сложившуюся традицию, всегда выглядит безнравственным, даже и в том случае, если в его основе лежат мотивы, сами положившие начало традиции. Соблюдение морали не всегда является полезным для общества. Так, например, добродушие более энергичный двигатель культуры, чем прославленные обнаружения морали, такие как сострадание, милосердие и самопожертвование. Так, сострадания необходимо избегать не потому, что оно является для слабых утешением, а в силу свойства сострадания показывать страдающим, что, несмотря на всю их слабость, у них по крайней мере есть еще одна сила - причинять боль. Несчастный получает своеобразное удовольствие от этого чувства превосходства, ведь он все еще достаточно значителен, чтобы причинять миру страдания. Примерно три четверти всех вопросов и ответов при общении направлены на причинение собеседнику боли. Именно поэтому так много людей жаждут общества: оно дает им сознание их силы.

Двойственен и источник понятия добра и зла. У Ницше он содержится, во-первых, в душе господствующих родов и каст. Здесь называется хорошим тот, кто бывает истинно благодарным и истинно мстительным, то есть тот, кто в состоянии отплачивать добром за добро и злом за зло. А плохим - кто бессилен и не может совершать возмездия. И в зависимости от своих личных качеств человек принадлежит к общине или бессильной толпе. Хорошие суть каста, плохие — масса, подобная пыли. Добро и зло означают в течение известного времени то же, что знатность и ничтожность, господин и раб. Даже врага не считают плохим: он способен к возмездию. Считается плохим не тот, кто причиняет нам вред, а только тот, кто возбуждает презрение и отвращение. В общине хороших добро наследуется, и плохой не может вырасти из столь хорошей почвы. Но если кто-либо из хороших делает нечто недостойное, то пытаются выкрутиться, чаще всего, списывая вину на Бога. Во-вторых, источник добра и зла содержится в душе бессильных.

Как же проводится граница между хорошим и плохим? Ницше осуждает принцип, по которому такое разделение происходит в обыденной жизни. Здесь быть моральным, нравственным, этичным – это повиноваться исторически сложившемуся правилу поведения, вошедшему в обиход в результате многократного повторения в течении длительного времени, т.е. обычаю. При этом не имеет значения подчиняются ли ему насильно, по примеру остальных, либо по собственному желанию, — существенно только, что это вообще исполняют. Поэтому в отношении эгоистического и неэгоистического, у людей складывается понимание добра и зла, разницы между нравственным и безнравственным. Так же совершенно безразлично то, как возникла традиция. А ведь она возникла вне отношения к добру и злу, а прежде всего в интересах сохранения общества, нации, человечества. Но всякая традиция, чем древнее её происхождение, становится более почитаемой. Её почитание переходит от поколения к поколению и накапливается, традиция под конец становится священной и возбуждает благоговение. Но при таком подходе забывается главное - обычай может возникнуть в результате неверно истолкованного случая. Снова возвращаясь к примеру с человеком, который обворовал соседа с целью излечения своей матери хочется заметить, что все злые деяния содержат в своём фундаменте инстинкт самосохранения или, еще точнее, стремление к удовольствию и к предупреждению страдания индивида. Но, даже будучи так мотивированы, они не являются сущностью злых поступков. Мы видим, что якобы злые действия, которые возмущают нас больше всего, связаны с заблуждением, что субъект, который совершает их против нас, по своему усмотрению мог это зло нам причинять либо не причинять. Такое понимание, вызванное эмоциями, возбуждает ненависть, жажду мести, всю озлобленность воображения. Тогда как на животное мы гневаемся гораздо меньше, потому что рассматриваем его как бессознательное существо. Таким же образом человек ради обеспечения своего существования с помощью устрашения окружающих может вести себя сурово и жестоко в отношении других существ. Так поступает могущественный человек, первоначальный основатель государства, который подчиняет себе более слабых индивидов. Точно так чтобы расчистить почву для нравственности общество подчиняет отдельных людей общему правилу, тем самым, способствуя устранению их разобщенность. Получается, что нравственности предшествует принуждение, и даже она сама еще некоторое время существует как принуждение, которому подчиняются, дабы избежать наказания. Со временем это принуждение превращается в обычай, еще позднее становиться добровольным повиновением и, наконец, почти привычкой. В результате преобразования нравственность, как все издавна уложившееся и естественное, связывается с удовольствием — и называется добродетелью. Ницше поднимает вопрос: почему же мы называем безнравственным человека, который причиняет нам вред? Ведь мы не обвиняем природу в безнравственности, когда она ниспосылает нам грозу и заставляет нас промокнуть до нитки.

Даже намеренное нанесение вреда общество не всегда называет безнравственным. Например, мы сознательно наказываем преступника и причиняем ему страдания, чтобы защитить себя самих и общество, точно так, как без колебаний убиваем комара просто потому, что его жужжание нас раздражает. Получается, что при необходимой самообороне мораль допускает намеренное нанесение вреда. Но, используя этот подход, удастся оправдать все злые действия, совершаемые людьми против людей. Человеку доставляет удовольствие испытывать и демонстрировать свою силу на другом и приобретать радостное чувство собственного превосходства. Поэтому злоба имеет своею целью не страдание другого человека, а наше собственное наслаждение, например наслаждение чувством мести. Состоит ли безнравственное в том, чтобы получать удовольствие от страдания других? Но мы наслаждаемся бросанием камней, ломанием ветвей, убийством дикого животного, и только для того, чтобы сознавать свою силу.

Таким образом я считаю, что в жизни не может быть абсолютного зла и абсолютного добра. Мне кажется, что все в жизни относительно, и на каждый момент можно посмотреть с разных сторон, так как то, что нам кажется плохим, кому-либо другому может показаться хорошим. И я считаю, что добро и зло есть две стороны одной монеты, название которой жизнь.

Список использованной литературы:

  1. Ницше. Сочинения в 2-х томах. 1 том Издательство Мысль 1990

  2. А.Г. Спиркин «Философия: Учебник». Москва, «Гардарики» 2000 г.

  3. «Философия краткий тематический словарь» под редакцией д.ф.н. Матяш Т.П., д.ф.н. Яковлева В.П. Ростов-на-Дону, «Феникс» 2001 г.

  4. Интернет http://nietzsche.ru/

Похожие:

Высшая Школа Экономики Нижегородский филиал iconВысшая школа экономики факультет права
Законодательное регулирование коммерческой тайны сегодня
Высшая Школа Экономики Нижегородский филиал iconНациональная история и национализм
Институт гуманитарных историко-теоретических исследований Государственный университет высшая школа экономики 101990, Москва, ул....
Высшая Школа Экономики Нижегородский филиал iconКолледж «высшая банковская школа» «утверждаю» Директор Колледжа «вбш»
Роль денег в воспроизводственном процессе. Особенности ее проявления при разных моделях экономики 23
Высшая Школа Экономики Нижегородский филиал iconРоссийской Федерации Государственный университет Высшая школа экономики...
Макроэкономика: учебник для бакалавров / А. В. Аносова, И. А. Ким, С. Ф. Серегина [и др.]; под ред. С. Ф. Серегиной. – М.: Издательство...
Высшая Школа Экономики Нижегородский филиал iconМенеджмент > ? Ответы на эти и другие вопросы сегодня весьма разноречивы
Щербина вячеслав Вячеславович доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой управления человеческими ресурсами Государственного...
Высшая Школа Экономики Нижегородский филиал iconПравительство Российской Федерации Государственный университет Высшая...
Актуальность предметного поля связана с глобальными процессами, меняющими картину современного мира и взаимодействие между устоявшимися...
Высшая Школа Экономики Нижегородский филиал iconПротокол
Филиал муниципального образовательного учреждения базовой средней образовательной школы (далее Филиал) это обособленное подразделение,...
Высшая Школа Экономики Нижегородский филиал iconГосударственный университет Высшая школа экономики Факультет Менеджмента Программа дисциплины
Курс рассчитан на 68 аудиторных академических часов, включая лекции, семинары и практические занятия. Текущий контроль предусматривает...
Высшая Школа Экономики Нижегородский филиал iconРоссийской Федерации Министерство образования и науки Российской...
Программа курса соответствует Федеральному компоненту Государственного образовательного стандарта Высшего профессионального образования...
Высшая Школа Экономики Нижегородский филиал iconДиссертация выполнена на кафедре Мировой политики Государственного...
ЕС» по специальности 23. 00. 04 – Политические проблемы международных отношений и глобального развития – в Диссертационном совете...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница