Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент»




Скачать 78,51 Kb.
НазваниеБиблейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент»
Дата публикации07.04.2013
Размер78,51 Kb.
ТипРассказ
pochit.ru > Философия > Рассказ
М.Л.Васильева, учитель русского языка и литературы МАОУ «Средняя школа №8»
Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А.П.Чехова «Студент»

Конец 80-х – начало90-х годов 19 века отмечены в творчестве Чехова поисками положительных основ жизни. Он переосмысливает разные философские и религиозные системы (в том числе и христианство) с тем чтобы создать свою модель позитивного мира. В 1894 году Чехов пишет маленький, в три страницы, рассказ «Студент», который считает одним из лучших в своем творчестве. В рассказе нет увлекательной интриги, события очень просты. Весна. Молодой человек возвращается вечером с охоты домой. На огородах, недалеко от деревни, встречает двух крестьянок с работниками, только что закончивших пахать землю под картошку, греется у костра и, немного поговорив с женщинами, вспомнив эпизод об отречении Петра, продолжает путь. Всё. Однако при внимательном чтении просвечивают иные образы, иной сюжет, иной смысл. В простых явлениях прорисовывается грандиозная картина рождения и смерти, грехопадения и духовного воскресения человека. Мы видим, как автор включает обыденные события в контекст библейской истории. Главный герой рассказа Иван Великопольский-студент духовной семинарии, сын дьячка с говорящим именем –Иван (от Иоханан евр. Бог благоволит).Две вдовы, Василиса и Лукерья, проецируются на евангельскую пару (например, Мария и Мария-Магдалина). Время, в пределах которого разворачивается действие - вечер страстной пятницы, наиболее драматический момент в предверии Пасхи. Основной композиционный приём, с помощью которого вскрываются душевные плотины участников встречи у костра, сопоставление каждым персонажем своей внутренней жизненной драмы с драмой ученика Иисуса. Для этого Чехов вставляет в текст целый эпизод из Евангелия – троекратное отречение апостола Петра от своего учителя в изложении студента. Однако не хочется останавливаться на этих слишком очевидных отсылках к Священному Писанию, попробуем проследить за развитием мысли автора от самого начала повествования. Картина весны открывает рассказ.При этом Чехов не дает конкретного пейзажа, а особенно рисует образ пробуждающейся природы через звучание. Нет ничего, кроме зарождающейся жизни, заявляющей о себе криком дроздов и странным звуком на болотах. Автор подчеркивает обобщенность картины: «На болотах что-то живое жалобно гудело». Еще земля не земля, а болото. Суша не отделилась ещё до конца от воды- перед нами мир изначальный. Значительность и гармония происходящего подчеркивается торжественной тишиной в воздухе. Этот мир роднит с библейским повышенный лаконизм изложенияи употребление прилагательного «хорошая»: «Погода вначале была хорошая, тихая». В первой главе Библии о сотворении мира семь раз употребляется это слово: «И увидел Бог свет, что он хорош», «И увидел Бог, что это хорошо», «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма». Рождение мира – процесс одновременно радостный и печальный. В жалобном гудении, доносящемся с болот, словно предчувствие грядущей драмы. И действительно, на фоне благостной гармонии, в тихом воздухе среди голосов птиц вдруг особенно резко раздается выстрел по вальдшнепу. Этот выстрел воспринимается как угроза всему живому, как преступление против нарождающейся жизни, а употребление слова «весело» применительно к выстрелу создает впечатление непреднамеренности зла, творимого от неведения.Человек вступает в конфликт с миром, с его основным законом – законом согласия. Поэтому неожиданно быстрое похолодание, наступление сумерек выглядят символически - как результат попрания этого закона. Ощущение безлюдья и теперь уже глухой тишины создает уже образ мира, в котором сломалось, погибло, разрушилось что-то главное: « Но когда стемнело в лесу, некстати подул с востока холодный пронизывающий ветер, все смолкло. По лужам протянулись ледяные иглы, и стало в лесу неуютно, глухо и нелюдимо. Запахло зимой». Запах зимы – синоним смерти. Мир, лишенный тепла и света, радости и любви, мир, в котором поругана жизнь, утрачивает красоту и гармонию: «Ему(студенту) казалось, что этот внезапно наступивший холод нарушил во всем порядок и согласие, что самой природе жутко». Герой рассказа, шагающий по тропинке, уже не просто сын дьячка, а Адам, изгнанный из рая на проклятую землю.Интересно то, что Пасха в произведении показана в обоих своих значениях: это и праздник воскресения природы, нового творения мира и праздник воскресения духа в человеке. Поэтому перед нами одновременно разворачиваются два важных сюжета: первый-рождение и смерть, второй-духовное восхождение человека. Отсюда два ряда библейских ассоциаций в рассказе: ветхозаветный и новозаветный. Второй обнаруживается в тот момент, когда после выстрела на земле неестественно быстро сгущается тьма, явно соотнесенная с тьмой, в которую погружается природа в евангельском эпизоде смертных мук преданного и распятого Христа: «От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого» (Матф. 27, 45), «В шестом часу настала тьма по всей земле, и продолжалась до часа девятого» (Мар. 15,33), «Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого» (Лук.23, 44). Выстрел по вальдшнепу сопоставлен с преданием людьми Иисуса мученической смерти. Надо отметить, что распятие Христа в Евангелии обладает многослойным значением:

1.Установление нового типа отношений между Богом и людьми: любящий Отец отдает себя в лице Сына в жертву людям, оставив им возможность добровольного выбора.

2.Распятие для человека- символический образ возврата в лоно Отца – создателя через отречение от гордыни и победу духа над телом.
В этих двух аспектах распятие – добро. Парадокс в том, что Отец убивает Иисуса не своею рукой, а руками тех, во имя кого эта жертва совершается, - маловеров и слабых духом людей. В таком случае распятие – зло, падение человека. Но окончательное ли? Именно это важно, именно это и отображает Чехов в рассказе.

Следующий эпизод. Иван Великопольский идет по лугу, мучимый холодом и голодом, как Адам, изгнанный из рая. Герою вспоминается бедность родителей, болезнь отца, мать в вечных заботах. Потемки – это тьма, которая объяла и тропинку, и заливной луг, и все далеко кругом. В Иване рождается ощущение вечной безысходности не только своей жизни, но и всего рода людского. «И теперь, пожимаясь от холода, студент думал о том, что точно такой же ветер дул и при Рюрике, и при Иоанне грозном, и при Петре, и что при них была точно такая же бедность, голод…. невежество, тоска…мрак, гнет…пройдет еще тысяча лет и жизнь не станет лучше». Страдания героя – это уже страдания всего рода человеческого. Но скорбь и мрак жизни здесь следствие отсутствия света в душе, а стремление выйти из мрака и холода предопределяет духовное развитие. Эта метафора реализуется Чеховым в движении героя в темноте сумерек по тропинке домой. Единственное, что размыкает мрак, в котором бродит человек и его душа, - огонь костра на вдовьих огородах вдоль реки. Образ огня – духовное пробуждение и становление. В то же время это и воскресение света, то есть Христа. В Евангелии Христос – свет истины, разрушающий тьму неведения, дающий новую жизнь человеку, побуждающий его поступать по правде, Христос излучает свет на горе Фавор и в этом свете проявляется божественная сущность Сына Человеческого.

У Чехова сын дьячка идет к огню, который «горел жарко, с треском, освещая далеко кругом вспаханную землю». Огонь раздвигает тьму и растапливает холод в реальном пространстве и в пространстве духа, он соединяет людей вокруг себя. Студент встречает у огня двух вдов: мать и дочь, которые не так резко противопоставлены друг другу, как, например, Мария и Марфа, сестры Лазаря, воплощающие в себе заботу о духовном и заботу о земном, веру и сомнение. Мать и дочь в рассказе символически обозначают вспаханную землю и целину, которую еще предстоит возделывать. Поэтому введенный в повествование пересказ студентом эпизода о тройном отречении Петра вызывает разную реакцию у женщин. Василиса более открыта состраданию и прощению, ведь её жизненное назначение – забота о детях. Рыдания апостола откликаются в ней слезами, сочувствием, она лучше других ощущает слабость человека от рождения до смерти. Минута малодушия ученика Христа вызывает у неё острую жалость к Петру. Забитая мужем Лукерья скорее вспомнила свою боль, чем сочувствовала душевным страданиям Петра. Кроме того слезы в русской литературной традиции – знак душевной щедрости и доброты. Огонь костра стал точкой соединения двух эпох, разделенных двадцатью веками. Огонь истины, возгоревший две тысячи лет назад, отозвался в настоящем. Теперь холод и мрак, снова окутавшие Ивана Великопольского, не властны над ним. Слезы Василисы очистили его от сомнения, развеяли тьму в душе. Переправа через реку становится очистительным крещением, после которого студент духовной академии начинает подниматься на гору к дому и отцу своему. Теперь смысл жизни для студента не в бедности, голоде и невежестве, а в правде и красоте. Правда и красота у Чехова – порядок и согласие в мире, а порядок и согласие – высшая ценность и смысл жизни на земле.

Вывод: Чехов делает то же, что и его герой - Священное Писание переводит на язык конкретной человеческой жизни. Чехов создает свою модель мира, которая очень позитивна. Однако в рассказе нет апофеоза христианству. Чехов переводит события в естественно – природный план, помещая на место Бога нравственный закон. Как это происходит? Если внимательно вчитаться, мы за первым слоем библейского предания увидим образный ряд иной мифологии. Умирает и рождается природа – с помощью архаических образов Чехов возвращает библейский миф породившему его природному миру. Автор священный текст и первобытный миф соединяет и выводит новое духовное и космическое содержание. С самого первого абзаца Чехов вводит нас в тему жизни и смерти. Все происходит весной, поэтому крики дроздов звучат как весенние заклички, исполнявшиеся в древности для того, чтобы весна наступила вовремя и правильно. И далее ключевая фраза: «…в болотах что-то живое жалобно загудело». Слово живое – ключевое, обозначая главный акт весеннего действа. Тут и присутствие смерти, которая заявила о себе «раскатисто и громко» выстрелом по вальдшнепу, а потом – быстро сгустившимися сумерками, дыханием зимы. Выстрел во время пробуждения жизни и зимний холод весной выступают как разрушители гармонии, порядка. Намечен автором ряд антонимичных пар: жизнь – смерть, свет – тьма, тепло – холод, так языческое сознание обозначает мир. Сама природа наделяется человеческими свойствами, чувствами, герою кажется, что природе «жутко». И тут возникает ещё один элемент первобытного мифа – огонь. Огонь в язычестве – это и грозная разрушительная сила, с другой стороны – податель тепла, света, пищи. Вспомним обряд «перепекания ребенка», когда больного или только что родившегося ребенка сажали на хлебную лопату и трижды всовывали в протопленную печь, чтобы он стал крепким и здоровым. Герой в рассказе проходит своеобразное «перепекание» души. Студент протягивает к огню окоченевшие руки и вспоминает евангельский эпизод об отречении Петра. Огонь сообщает окружающему пространству разумный порядок. Именно так и читается в рассказе расположение костра на возделанной вдовами земле. Его свет – граница между порядком и хаосом. Не только болото, лес и луг скрылись во тьме, но и деревня вдали «утопали в холодной вечерней мгле». Костер – замена солнца, источник жизни, брат Дажьбога – культурного бога славянских мифов, который дал письменность славянам и вместе с тем олицетворял солнце. Чехов намеренно соединяет образ огня с образом всадника: «…один из них верхом на лошади был уже близко, и свет от костра дрожал на нем». Конь в славянских мифах венчает кровлю дома, он везет по небу солнечную колесницу. Продолжает этот ряд образ земли. Земля – мать всего живого, в том числе и человека, отсюда поэтическое мать – сыра – земля. Именно из земли черпали былинные герои силу. Земля, где горит костер, приобретает значение носительницы идеала. Образ земли сопровождается двумя женскими персонажами- Василисой и Лукерьей. Они соединены узами родства – мать и дочь. Они хозяйки огорода, то есть земли. Василиса – высокая и пухлая (как вспаханная земля) стоит у костра, олицетворяя животворящие силы земли. Главная её функция – рожать и кормить, давать жизнь. И действительно, в рассказе Василиса – мать Лукерьи, когда-то служила кормилицей, потом нянькой, теперь хозяйка огорода, который кормит всю семью. У Лукерьи муж покойник, отсюда её молчаливость и вид «как у глухонемой». Эпизод реакции женщин на рассказ студента, когда Василиса заплакала, а Лукерья «покраснела, и выражение у неё стало тяжелым, напряженным, как у человека, который сдерживает сильную боль», хорошо вписывается в образный ряд: когда земля (вследствие жертвоприношения) оросилась, зерно напряглось, набухло, готовясь родить росток.

Эта победа сил жизни дает силы Ивану Великопольскому осознать себя, вернуться к отчему дому. Смерть и рождение мира достигает кульминации. Библейские и мифологические образы, сюжетные схемы, изобразительно – выразительные средства языка создают весь богатый объем содержания рассказа.

Похожие:

Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент» iconРассказ чехова «студент»
Менее из­вестны предыдущие приезды Чехова в Крым: летом 1888 года в Феодосию, в июле 1889-го и марте 1894-го — в Ялту. Наиболее плодотворным...
Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент» iconА. Г. Шнитке Библия вечный источник мировой музыкальной культуры....
Через библейские сюжеты и образы раскрывались вечные темы, волнующие человечество – жизнь и смерть, добро и зло, красота и любовь,...
Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент» iconВариант-1 Образ Беликова в рассказе А. П. Чехова «Человек в футляре»
Учитель греческого языка гимназии Беликов в рассказе «Человек в футляре»- образ нарицательный, он олицетворяет общественное явление,...
Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент» iconФантастические мотивы и образы в произведениях отечественной литературы
Фантастические мотивы являются одним из основных приёмов создания определённой ключевой ситуации в произведениях не только русской,...
Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент» iconА. П. Чехов мастер короткого рассказа
Функционирование глагольной лексики в рассказе А. П. Чехова «Смерть чиновника»
Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент» iconПодвига и проблема нравственного выбора в рассказе
«Слово о полку Игореве». Основные образы. Идея романтизма. Чтение наизусть отрывка
Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент» iconУроки Чехова
Оформление. Выставка книг а- п. Чехова и литературы о нем. Два журнальных столика. На одном — портрет А. П. Чехова в молодости, пенсне,...
Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент» iconУрок по литературе, информатике и икт в 11 классе по теме: «Горький...
Цели и задачи: проследить, как в композиции рассказа раскрывается замысел писателя
Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент» iconОбразы-символы в пьесах А. П. Чехова
Художественная литература потому и называется художественной, что рисует жизнь такою, какова она есть на самом деле
Библейские мотивы и языческие образы в рассказе А. П. Чехова «Студент» icon«елецкий медицинский колледж» Библиотека Библейские мотивы в творчестве...
Данная тема представляет большой интерес особенно в наше время, когда общество возвращается к духовным истокам, а Анна Андреевна...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница