Мое понимание философии Предисловие




НазваниеМое понимание философии Предисловие
страница1/5
Дата публикации08.11.2013
Размер0.76 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5
Катречко С.Л.

Мое понимание философии




Предисловие


Текст, представленный ниже, является обработкой лекций, которые автор в разных вариантах читал как по общеобразовательному курсу «Философия», так и по курсу «Введение в специальность» для студентов философского факультета.

Задача, которая ставилась мной при чтении этих курсов, заключалась в попытке уйти от изложения фактического историко-философского материала, данного в многочисленных справочниках, энциклопедических словарях и учебниках. Мне не хотелось, чтобы это были обычные сухие лекции, в которых излагаются прописные истины. Более важно для меня, чтобы вы почувствовали сам дух философии, который заключается в постоянном искании истины. Не случайно именно это ее стремление, любовь к истине-мудрости было закреплено в названии этой дисциплины. Поэтому я рассматриваю свою задачу в том, чтобы задать некоторое проблемное поле, вернее погрузить Вас самих в это проблемное поле, в котором только и может родиться философская мысль. Не все, что написано здесь является бесспорной истиной, которую необходимо заучить. Многие из приводимых утверждений имеет авторский характер, и вполне возможно, что по ходу нашего разговора у вас возникнет множество вопросов, недоумений и возражений. Не гоните их прочь, постарайтесь зафиксировать их и самостоятельно потрудиться над их решением. Более того, иногда текст будет специально прерываться самостоятельными заданиями, которые надо постараться выполнить. Это гораздо полезнее, чем выучить наизусть готовое решение, данное тем или иным мыслителем. Если у вас пробудится вкус к самостоятельному мышлению, то моя цель будет достигнута, поскольку именно это и составляет сердцевину философского знания.
* * *
Давайте начнем наш разговор с небольшого отрывка из платоновского диалога «Менон», посвященного обсуждению проблемы добродетели [1]. В начале этого диалога между греческим философом Сократом и его собеседником Меноном происходит следующий разговор:

Менон, начинает разговор о добродетели, задавая вопрос «можно ли научиться добродетели?», на что Сократ отвечает, что он не только не может ответить на поставленный собеседником вопрос, но и вообще знать не знает, что такое добродетель и, изменив таким образом первоначально поставленный вопрос, адресует его своему собеседнику. На этот вопрос Сократа Менон, прошедший курс обучения у софиста Горгия, начинает уверенно перечислять различные добродетели, говоря о добродетели мужчины, женщины, ребенка, престарелого человека и т.д. Менон явно хочет блеснуть своими знаниями и красноречием.

Но Сократ, в присущей ему иронической манере, прерывает эту затянувшуюся тираду и замечает: «Сдается, Менон, что мне выпало большое счастье: я искал одну добродетель, а нашел как бы целый рой добродетелей, осевших здесь, у тебя. Но, все-таки, Менон, если я продолжая сравнение с роем, спрошу тебя какова сущность пчелы и что она такое сама по себе.., есть [ли] у перечисленного тобой множества добродетелей некоторая общая определенная идея, делающая их всех одним и тем же? Что ответил бы ты на такой вопрос?».

Менон предпринимает вторую попытку определения добродетели, которая заключается в том, он начинает перечислять «виды» добродетели, отнеся к ним справедливость, мужество, мудрость, щедрость и многое другое. Тем самым собеседники вместо одной искомой добродетели нашли целое множество добродетелей «только иным способом, чем прежде» (по другому основанию), так и не ответив на сократовский вопрос о природе добродетели. Сократа в этом случае, как и при первой попытке Менона дать определение добродетели остенсивным путем, т.е. путем указания на различные виды добродетели, не устраивает простое перечисление, поскольку для него необходимо выявить глубинную природу феномена добродетели.

Подводя итог этого разговора, можно сказать, что то изменение первоначального вопрошания, который здесь осуществляет Сократ, и последующее «переключение» направления исследования на выявление природы (сущности) того или иного феномена является началом и примером собственно философского исследования.

Поэтому наш разговор о философии начнем с сократовской постановки этого вопроса, а именно: в чем же заключается идея, сущность философии, какова природа феномена философии? Такая постановка вопроса поможет подобрать ключ к пониманию феномена философии, который имеет более 2500-летнюю историю своего существования.

Основная трудность, поджидающая здесь новичка, заключается в том, если выразиться образно, что за «деревьями не видно леса». По всей вероятности, вы уже слышали имена, а может быть и читали произведения, таких знаменитых философов как Будда, Конфуций, Лао-Цзы, Платон, Аристотель, Августин, Рене Декарт, Иммануил Кант, Карл Маркс, Фридрих Ницше, Владимир Соловьев, Мартин Хайдеггер. Уже этот список говорит о том, что существует огромное множество философских концепций и систем, и есть большое искушение вместо ответа на сократовский вопрос о природе философии, как это делает Менон в вышеприведенном отрывке. просто начать перечислять известные философские учения, т.е. дать примерно такой ответ: философия — это то, что написано Декартом, Кантом... Более того, многие учебные пособия по философии, структурируя свой материал внешне историческим образом и последовательно перечисляя существующие в истории философии концепции, не позволяют пробиться через «монблан» историко-философских фактов к пониманию сути философского знания. К настоящему времени накоплен огромный массив философских текстов, содержащий огромное разнообразие жанров. Среди философских текстов можно найти афоризмы, беседы, диалоги, письма, трактаты, романы, многотомные коллективные издания. Не менее разнообразна и стилистика этого текстуального массива. Здесь можно встретить и религиозно - мистические проповеди, и художественные произведения, являющиеся вершинами литературного творчества, и научные монографии. Есть ли четкие критерии отличения философского текста от литературного произведения или научной литературы? Видимо, нет. Среди самих исследователей, претендующих на принадлежность к корпусу философов, нет однозначного мнения о том, где проходит четкая граница этого массива. Более или менее общепринято, что ядро этого корпуса текстов составляют такие произведения классических мыслителей, как «Парме­нид» Платона, «Метафизика» Аристотеля, «Критика чистого разума» Канта. Однако, если практически все диалоги Платона рассматривают как философские тексты (более того, по мнению английского мыслителя ХХ века Альфреда Уайтхеда, вся европейская философия есть не что иное, как серия примечаний к диалогам Платона), то можно ли отнести к области философского исследования труд Аристотеля «Физика», физико-математические работы Рене Декарта или Готфрида Лейбница, памфлет Гегеля «Кто мыслит абстрактно?», сборник «Афоризмы житейской мудрости» Шопенгауэра, романы Альбера Камю или Жан Поля Сартра?

С другой стороны, в рамках современного философского знания выделяется множество философских дисциплин, такие как онтология (учение о мире, бытие), гносеология или теория познания, философская антропология (учение о человеке), социальная философия (учение об обществе), аксиология — наука о ценностях, включающая в себя философскую этику (учение о морали) и эстетику (учение о прекрасном), и более специальные разделы философского знания, посвященные анализу различных социокультурных феноменов, например, например, философия права, философия и методология науки, философия техники, философия религии, философия искусства и т.п. И здесь также можно пойти по пути меноновского перечисления «видов» философии, вместо ответа на вопрос «что такое философия?». Как и в случае с историческим многообразием видов философствования, такой ответ вполне приемлем для профессионала, хорошо знающего ответ на сократовский вопрос и работающего в какой-либо области философского знания, но как быть человеку, который делает первые шаги в освоении философского знания и хотел бы понять, что такое философия?

Путь, который подсказывает Сократ, заключается в том, чтобы совершить философское «переключение» и задаться собственно философским вопросом по отношению к самому феномену философии, т.е. задаться вопросом: что же представляет философия сама по себе; есть ли что-то общее в текстах перечисленных выше мыслителей, что и делает их философскими текстами?

Прежде всего, задумаемся над этим вопросом, т.е. попробуем не спешить с ответом, который можно почерпнуть, заглянув в какой-либо философский энциклопедический словарь, а хотя бы ненадолго прекратим свою привычную деятельность и «остановимся», точно так же как это случилось с сороконожкой, когда она задумалась о том, как же она ходит, и остановилась в недоумении. Представьте себе, что Вы застыли на месте с поднятой ногой. Долго в этом неудобном положении не простоишь, поскольку хочется опустить ногу и продолжить движение. Однако иногда совершить такую остановку очень полезно, поскольку таким образом можно предотвратить опасный путь в пропасть.

В каком-то очень важном и глубинном смысле пребывание в таком неудобном и странном положении «остановившейся сороконожки» поможет понять Вам, что такое философия, поскольку именно это состояние «незнания» и есть собственно философским состоянием. Вот как это состояние характеризует Аристотель: «Ибо и теперь и прежде удивле­ние [выделено мной — К.С.] побуждает людей философствовать... Но недоумевающий и удивляющийся считает себя незнающим (поэтому и тот, кто любит мифы, есть в некотором смысле философ, ибо миф создается на основе удивительного). Если, таким образом, начали фи­лософствовать, чтобы избавиться от незнания, то, очевидно, к знанию стали стремиться ради понимания, а не ради какой-либо пользы» [2].

В размышлениях последующих философов эта характеристика философской деятельности как удивления получила свое дальнейшее развитие. Один из классиков философской мысли Нового времени, Рене Декарт, утверждал, что он может находиться в состоянии философского удивления всего лишь несколько часов в году. Введенный им принцип радикального сомнения, как раз и преследует цель достижения «оста­новки», благодаря которой можно остановить «поток» догматического псевдомышления и расчистить место для собственной мысли. Основатель феноменологического направления в философии, Эдмунд Гуссерль, предложил в ХХ веке даже особую процедуру перехода в состояние философского «удивления», так называемую феноменологическую редукцию, с помощью которой человек может преодолеть естественную установку сознания и оказаться в некотором «подвешен­ном» состоянии, вытащив себя, как барон Мюнхгаузен, за волосы из «болота» своего привычного состояния. Один из учеников Гуссерля, не менее известный мыслитель ХХ века, Мартин Хайдеггер вторит своему учителю, когда говорит, что заниматься философией трудно, поскольку «ее изначальная задача — делать вещи более трудными, более сложными». Другой представитель философии ХХ века, Людвиг Витгенштейн, стоящий на противоположном, по отношению к феноменологии, полюсе современной философской мысли, удивительно сходным образом характеризует философскую деятельность, сравнивая ее с работой по кропотливому распутыванию клубка ниток, которая осложняется тем, что философ при этом должен не пропустить те узелки, которые пропустили или сделали его предшественники. Согласно Витгенштейну, философская работа напоминает скорее терапевтическую деятельность по предотвращению «мысленных» заблуждений, а не хирургические методы разрубания проблемных «гордиевых узлов».

Если попробовать дать общую характеристику этой области человеческого знания, то можно сравнить ее с кэролловской «страной чудес», в которой происходят странные с точки зрения здравого смысла приключения Алисы. Из более близких для нас ассоциаций можно вспомнить так называемую «зону» из философского фильма-притчи Андрея Тарковского «Сталкер». В этом фильме есть такой эпизод, когда герои фильма видят прямо перед собой конечную цель своего пути — особую комнату, в которой исполняются самые заветные желания, до нее не более ста-двухсот метров по цветущему лугу, на первый взгляд не представляющему никакой опасности, но в «зоне» не действуют законы привычного земного мира, и, поэтому, прямой путь невозможен. Единственно возможный путь к цели представляет собой кружную, запутанную и полную опасностей, дорогу, на которой один неверный шаг может привести к гибели идущих. Для того чтобы достичь цели, нужен специальный проводник — сталкер, который даже больше, чем его менее опытные путники, боится этого пути. Его прежний опыт пребывания в зоне не дает никаких гарантий на успех. Он знает только то, что пройти этот путь можно, только если идущий, путем особого усилия, сумеет собраться силами и изменит привычное состояние своей души. Именно этому он и учит своих неискушенных в причудах «зоны» спутников. Если угодно, то философ, является таким сталкером, а «зоной» философского знания является не менее загадочный и завораживающий мир — мир мысли, у которого есть свои особые законы, которые нужно освоить.

Попробую продемонстрировать «странность» и захватывающую притягательность мира мысли на одном примере, взятым из наследия мыслителя эпохи Возрождения Николая Кузанского. В своей работе «Об ученом незнании» этот философ высказывает парадоксальное утверждение о совпадении максимума и минимума, которое на первый взгляд совершенно противоречит здравому смыслу, по крайней мере, у меня во время освоения философского знания оно никак не укладывалось в голове. Как могут совпадать максимум, как что-то большое, с минимумом, как чем-то малым? Как могут совпадать большое и малое, например, большой слон и маленькая мышь? Наш повседневный опыт подсказывает что на уровне привычных вещей такого совпадения просто не может быть. Однако в области микро- или макромира, в области сверхбольших, близких к скорости света скоростей повседневный опыт служит ненадежной опорой и его привычные образы могут привести к заблуждениям. Также обстоит дело и области максимально всеобщего, с которым работает философия. Большая вещь, конечно же, не совпадает с маленькой, но как обстоит дело со сверхбольшой вещью, с абсолютно большой вещью, с абсолютным максимумом?

Прежде чем воспроизвести ответ Николая из Кузы на этот вопрос, воспользуюсь аналогией из области современной физики, которая нам, живущим в ХХ веке, уже не кажется столь парадоксальной. Это даст ключ к пониманию мысли Кузанского. В специальной теории относительности вводится постулат о невозможности превышения скорости света, и, тем самым, скорость света объявляется аналогом абсолютного максимума в области скоростей. Скорость света является максимумом, который нельзя превысить. На первый взгляд это утверждение вполне укладывается в рамки здравого смысла, но как только дело доходит извлечения следствий из этого положения, то обнаруживается его парадоксальный, не совместимый с опытом здравого рассудка, характер. В частности в области больших скоростей перестает «работать» такой привычный и понятный нам закон сложения скоростей, справедливый в области низких скоростей. Мы привыкли к тому, что если движущееся тело подтолкнуть, то оно будет двигаться еще быстрее, в зависимости от приложенного нами усилия. Но как быть, если тело уже движется с очень большой скоростью, например, с максимально возможной скоростью света? Ответ парадоксален, поскольку в силу постулирования абсолютности скорости света, скорость тела движущегося со скоростью света увеличить нельзя (понятно, что это тело нельзя «подтолкнуть», поскольку в этом случае подталкивающее тело должно двигаться со скоростью большей скорости света). Причем, как оказалось, это не единственное парадоксальное следствие, не укладывающееся на протяжении нескольких десятилетий начала ХХ века в рамки обыденного рассудка, которое вытекает из постулатов специальной теории относительности.

Приведенный пример, я думаю, несколько подготовил почву для понимания последующего анализа, который, подчеркнем это еще раз, был проведен задолго до создания специальной теории относительности в XV веке. Вполне возможно, как это было со скоростью света, для абсолютного максимума не будут соблюдаться законы, верные для вещей привычного чувственного опыта. Безукоризненный анализ Николая Кузанского подтверждает это. Вот что он пишет в главе 4 книги 1:
  1   2   3   4   5

Похожие:

Мое понимание философии Предисловие iconРазвитие мышления и понятие свободы
В философии понятие свободы – одна из универсалий, которая отражает понимание сущности, природы человека, его места в мире и его...
Мое понимание философии Предисловие iconРеферат по дисциплине «Философия» на тему: «эпикурийцы»
Культурфилософия – это понятие, которое в современной философии выражает осознание сущности и значения культуры. Этот термин был...
Мое понимание философии Предисловие iconИздательство Предисловие Предисловие к третьему изданию 6 Предисловие...
Вопрос об условиях тождественности фарадеевской и максвелловской формулировок закона электромагнитной индукции 58
Мое понимание философии Предисловие iconБудьте совершенны
Приидите ко мне все труждающиеся и обременённые, и я успокою вас; возьмите иго моё на себя и научитесь от меня, ибо я кроток и смирен...
Мое понимание философии Предисловие iconВопросы для подготовки к экзамену по философии
Определения философии, истоки философствования, образы философии, темы философии, структура философского знания и т д
Мое понимание философии Предисловие iconПредмет философии философия древнего востока космоцентризм греческой философии
Истоки философии: от мифа – к логосу. Круг философских проблем. Функции философии
Мое понимание философии Предисловие iconОрганизация молодёжного служения Предисловие
Христос. Понимание и принятие безграничной благодати Бога в Иисусе Христе является краеугольным камнем жизни по вере. Молодежное...
Мое понимание философии Предисловие iconВопросы для подготовки к экзамену по философии (2009-2010) Часть I систематическая философия
Определение философии. Предмет философии. Место и роль философии в культуре. Специфика философского знания
Мое понимание философии Предисловие iconПредисловие: от Льюиса Кэррола к стоикам
Предисловие переводчика
Мое понимание философии Предисловие iconПлан цивилизационные особенности становления философии. Место и роль...
Основные этапы развития философии. Развитие понятии о предмете философии. Исторические типы и направления в философии
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
pochit.ru
Главная страница