Томас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса




НазваниеТомас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса
страница7/7
Дата публикации16.07.2013
Размер0,83 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Экономика > Документы
1   2   3   4   5   6   7
Е сочтет выгодным вложить только одну единицу. Конкуренция уравняет предельную производительность "капитала-и-труда" - в стоимостном измерении - на всех участках; следовательно, на участке D будут применены две единицы "капитала-и-труда", на участке С - три и т. д. Участок А даст продукта на при вложении пяти единиц "капитала-и-труда" - сумма их предельных продуктов при издержках в . Следовательно, рента для А равна ; для В - ; для С - и для Е равна нулю. При движении по горизонтали Е - это экстенсивный предел обработки земли, качество которой таково, что она дает всего продукта на , а это лишь равно затрате "капитала-и-труда" (). Но если этим на участке Е окупается приложение ресурсов, то окупается и более интенсивное их применение на участках A, В, С и D до тех пор, пока интенсивный предел обработки земли не сравняется с экстенсивным пределом. При движении по вертикали интенсивный предел - это замыкающий прирост переменного фактора, добавляющий к продукту лучшего участка ровно столько же, сколько и к издержкам ().



Рис. 3.

Легко показать, что определяемая таким образом рента равна предельной производительности земли. По теории Рикардо, переменный фактор получает вознаграждение, равное его предельному продукту, а постоянный фактор получает соответствующий остаток прироста продукта. Оставляя "капитал-и-труд" постоянными и изменяя площадь обрабатываемой земли до тех пор, пока ценность продукта последнего добавочного акра не сравняется с издержками производства этого продукта, мы в расчете на акр получаем рентный остаток, идентичный ренте, исчисленной как предельный прирост на переменное количество фактора "капитал-и-труд", прилагаемого к постоянной площади земли. Предположим, что мы изъяли из оборота единицу земельной площади, скажем категории В. Тогда совокупный продукт уменьшится на . У нас высвободятся четыре единицы "капитала-и-труда", которые теперь будут использованы как интенсивные добавки на землю А, С и Е, где (не будем обращать внимания на слишком большие цифры в данном примере) они дадут продукт на сумму . Следовательно, предельная ценность продукта на участке В равна - та же цифра, которая выше представляла ренту, исчисленную как остаток прироста продукта.

3. Альтернативная стоимость земли
Однако у теории Рикардо есть одна особенность, которой нет у современных методов анализа производительности. Теория Рикардо рассматривает только одну разновидность ренты - сельскохозяйственную; более того, это рента за "сырой продукт" сельского хозяйства вообще, а не рента за землю, отведенную под какой-то определенный вид продукта. Считается, что земля, используемая как пашня, не может использоваться альтернативно как пастбище; труд и капитал изменяются от одного участка к другому, но применение самой земли остается неизменным. Отсюда и фигурируют в классической теории ренты большие предельные величины: считается, что земля берется в обработку свободно по мере надобности из не дающего отдачи фонда, а не отвлекается от другого использования, приносящего ренту. Поскольку же фонд земли ограничен и она используется одним-единственным способом, получается, что рента детерминирована ценой, а не наоборот: "Не потому хлеб дорог, что платится рента, а рента платится потому, что хлеб дорог", - как сказал Рикардо. Но, как указал Адам Смит в "Богатстве народов" (кн. I, гл. 7), когда рыночная цена товара падает ниже его естественной цены, "интерес землевладельцев немедленно побудит их изъять из обработки часть их земли" и использовать ее для получения ренты более высокой, чем дает этот дешевый продукт. Здесь рента - это издержки индивидуального производителя, участвующие в определении цены. Но в главе, специально посвященной ренте (кв. I, гл. 11), Смит теряет из виду разнообразие возможностей использования земли и незаметно переходит к представлению о земельной ренте вообще. Последователи Смита, придавая особое значение этому второму варианту его представлений о ренте, без всяких объяснений сделали смелый практический вывод, что альтернативная стоимость (opportunity cost) земли равна нулю.

Сказанным объясняется та осторожность, с которой Рикардо определил ренту: плата "за пользование первоначальными и неразрушимыми силами почвы". Тем самым из ренты, уплачиваемой по контракту, исключается какой бы то ни было платеж процента на капитал, инвестированный землевладельцем в форме зданий, дренажных сооружений, оград и т. д., равно как и доход от разработки леса или добычи какого-либо минерального сырья на арендованной земле. Остается чистая рента за "землю", рассматриваемую как целина и нетронутое сырьевое богатство; это неистощимый и невоспроизводимый ресурс, всегда ограниченный в размерах, полностью специализированный на производстве одной культуры и однородный по качеству, не считая некоторых различий в плодородии и местоположении. Следовательно, у ренты есть два источника. Если земля однородна, ограниченность ее количества порождает "ренту редкости". В данном случае рента - это разница между продуктом всего примененного "капитала-и-труда" и продуктом последнего вложения в качестве предела интенсивного использования. Когда же земли различаются по качеству, ограниченная площадь определенного качества является источником "дифференциальной ренты". Рикардо думал, что в современной ему Европе есть большой запас земель, не дающих ренты, но с точки зрения его теории ничего не изменилось бы, если бы это было не так. Рента уже не была бы чисто дифференциальной, но осталась бы "рента редкости".

Из положения о том, что рента "не входит в цену", что она не является платой за использование ресурсов, экономисты-классики сделали практический вывод: ничего не изменится, если однажды все землевладельцы исчезнут с лица земли. Экспроприация ренты государством никак не отразится на продукции - разумеется, в том случае, если конфискованы будут чисто экономические ренты. Точно так же если бы рентные суммы перешли от землевладельцев к арендаторам, цены на сельскохозяйственную продукцию и средняя норма прибыли в сельском хозяйстве остались бы точно такими же, так как перевод дохода не отразится на предельных издержках производства зерна. Но, разумеется, переход рент изменил бы характер расходов и у землевладельцев, и у арендаторов, а вместе с тем изменился бы и спрос на сельскохозяйственную продукцию. Поскольку пределы обработки земли устанавливаются в зависимости от спроса на зерно, изменяются и предельные издержки производства зерна. В принципе Рикардо закрыл этот пробел в своей теории, приняв, что спрос на зерно совершенно не эластичен. "Потребность в пище, - как сказал Адам Смит, - ограничена у каждого человека вместимостью его желудка", так что те же факторы, которые определяют численность населения, определяют и объем спроса на "сырой продукт". Но фактически необходимость объяснить, как устанавливаются и от чего зависят пределы обработки земли, была попросту забыта.

4. Земля как фактор производства
Сердцевина учения Рикардо о ренте сохранила свое значение и для нас, хотя и с большими поправками. Джон Стюарт Милль первым понял, что рента, получаемая на участке земли, который используется в какой-либо одной форме, при другом использовании участка превращается в издержки, которые надо оплачивать. Джевонс воспользовался этим тезисом, чтобы показать, что в отличие от других хозяйственных ресурсов земля не имеет цены предложения и что, напротив, все вложения в нее, если они имеют вполне определенную специализацию, приносят дифференциальную ренту. При любом вложении издержки не могут быть ниже того, что оно в состоянии дать по большинству альтернатив выгодного употребления. В наше время это называлось бы "перенесенным доходом" от вложения. Доходы, превышающие эту "перенесенную" величину, составляют ренту, с точки зрения фирмы, вкладывающей средства" использование какого-либо фактора производства, рента есть часть издержек производства; но с точки зрения отрасли или общества в целом рента определяется ценой и может быть обложена налогом без влияния на предложение данного фактора производства. Если предложение данного фактора фиксирование, а его услуги однозначно специализированны, то "перенесенный доход" равен нулю и все вознаграждение от услуг этого фактора есть рента - как в данном конкретном случае, так и с точки зрения общества в целом. Но таких факторов, которые не могут быть воспроизведены или приспособлены для каких-то иных целей, не существует; в каждом случае все зависит от того, какое время требуется на адаптацию. Например, в краткосрочном плане доход от основного капитала - это не процент, а квазирента: имеющиеся налицо машины нельзя ни быстро увеличить в количестве, ни адаптировать для какого-то другого назначения. Но в долгосрочном плане можно изготовить другие машины, можно переделать старые для другого назначения; поэтому квазиренты всегда как бы размываются. Следовательно, на практике различие между "перенесенным доходом" и рентой всегда очень сомнительно, а вернее будет сказать, что ценовая эластичность предложения фактора производства не поддается точному измерению.

Экономисты-классики считали землю "свободным даром природы", особым фактором производства, отличным от рукотворных средств производства и от воспроизводимого трудового ресурса. Но на самом деле природные ресурсы не отличаются от всего класса капитальных благ, которые нужно сначала приготовить, а затем затрачивать средства на поддержание их в рабочем состоянии. Если "землей" мы считаем ресурс, который дан нам природой и может быть использован без затрат, тоща огромнейшие территории любой страны вовсе не являются "землей"; осушенные, расчищенные и удобренные поля - это такой же продукт прошлого труда, как и машины. Если "земля" есть фактор производства, то она должна быть уже обустроена, улучшена предыдущими поколениями и передана последующим как свободное благо. Предрасположенность классиков считать землю невоспроизводимой главным образом связана с тем, что ее рассматривали не как экономический, а как физический ресурс. Правда, Маршалл говорил, что есть некоторые основания к тому, чтобы рассматривать территорию как особый фактор производства. С одной стороны, у нее есть свойства некоторых благ длительного пользования, таких, как железнодорожные насыпи, мосты, здания, - все это можно поддерживать в рабочем состоянии, затрачивая небольшие средства на текущий ремонт. С другой стороны, в стране с устойчивым укладом жизни увеличивать предложение земли путем осушения болот или орошения пустынь очень дорого, иногда даже невозможно. Следовательно, предложение территории для экономической деятельности, как правило, намного менее эластично, чем предложение капитальных благ. Именно это имел в виду Маршалл, когда он говорил, что классический анализ ренты, особенно применительно к условиям такой страны, как Великобритания, по существу, не лишен смысла. Некоторые британские экономисты разделяют сочувственное отношение Маршалла к подходу Рикардо к ренте, но большинство современных экономистов расстались с мыслью, что есть какая-то нужда в специальной теории земельной ренты. При долговременном статическом равновесии, где совокупный продукт сводится к заработной плате и проценту как платежам за труд и капитал, третьего фактора производства просто не существует, а теория дифференциальной ренты интересна только тем, что она знаменует первое появление маржинального начала в экономической теории.

5. Налог на ценность земельного участка
Теория Рикардо показала, что земельная рента, будучи вознаграждением природного и невоспроизводимого фактора производства, особенно хорошо поддается налогообложению. Джеймс Милль, учитель и ученик Рикардо, первым сформулировал вполне очевидную мысль о том, что все приросты рентного дохода по отношению к некоему базовому году можно без большого ущерба изъять налогом. Самому Рикардо это предложение не слишком понравилось, но при его жизни оно не выходило за рамки чисто научных проблем. Однако с опубликованием в 1848 г. "Начал" Джона Стюарта Милля, в которых была глава, повторившая выводы Милля-отца, и с последующим созданием Ассоциации реформы землевладения под эгидой Милля идея получила практическое воплощение. Джон Стюарт Милль предложил полностью освободить от налога текущий рентный доход и облагать им "будущий прирост незаработанной ренты", а именно приращение дохода от повышения цены земли. Генри Джордж в книге "Прогресс и бедность" (1879) пошел несколько дальше и предложил конфискацию всех рентных доходов в духе физиократов - меру, которая, как ему казалось, сможет устранить бедность и экономические кризисы, потому что последние суть не что иное, как плоды спекуляций на земельных ценах. Это был бы "единый налог", так как ему казалось, что поступлений хватило бы на покрытие всех расходов государства. Его предложения были плохо поняты и неверно истолкованы отчасти потому, что сам он сформулировал их очень плохо, создав впечатление, будто бы он выступает в пользу национализации земли. На самом деле он только предложил обложить налогом чистую земельную ренту за вычетом доходов от улучшения качества земельных участков. Короче говоря, "единый налог" был задуман для того, чтобы свести к нулю цену земли как пространства, не трогая рентные доходы от собственности, находящейся на этой земле; его целью было уравнивание всей собственности независимо от ее местоположения.

Возражение Маршалла против "единого налога" не нуждается в пояснении: не только земля, но и все факторы экономического процесса могут получать кратковременную ренту; и даже дифференциальная рента Рикардо - это с долговременной точки зрения стимулирующие платежи, которые поощряют использование плодородных и потому дефицитных участков. Джордж мог бы ответить на это, что никакая квазирента не может быть такой же постоянной и всеобщей, как базисная земельная рента, с чем Маршалл, скорее всего, согласился бы. Более того, если бы можно было найти административное решение для проведения границы между чистой экономической рентой от земли как отдаленного расхода и рентами от всевозможных улучшений земельных участков, аргумент Маршалла отчасти утратил бы силу - эластичность предложения земли в самом деле очень низка (однако заметьте, что она не равна нулю, так как у земли есть не только такие характеристики, как ширина и длина участков, но и такая, как глубина пахотного слоя). Джордж хотел только уничтожить спекуляцию земельными участками, и он употребил бы всю свою энергию на то, чтобы добиться полного и ясного разграничения между налогом на "цену участков" и налогом на "улучшения". Но эта сторона проблемы оказалась слабо освещена на страницах "Прогресса и бедности". Вместо этого Джордж сосредоточил весь свой пыл на предложении, чтобы землевладельцам раз и навсегда дали компенсацию за все рентные доходы, которые будут обложены налогом и начнут уходить в казну; он понимал, что тем самым его идея сводится к предложению взимать налог только с будущих приростов рентного дохода.

С технической стороны осуществить замысел Джорджа нисколько не труднее, чем провести различие между доходом и капиталом при взимании прогрессивного подоходного налога. И в принципе не будет особого греха в обложении ценности участков, т. е. цены земли, с полным или частичным освобождением от налога на улучшения данного участка, если принять на веру, что такой налог действительно даст большие поступления в казну от всех земельных участков, за исключением быстрорастущих крупных городов. В конечном счете этот вопрос упирается в возможность нарушать права собственности: право собственности землевладельцев "ставится на весы" против стимулов к улучшению земли, которые создаст налог Джорджа. Правда, если нужно стимулировать инвестиции в никудышную собственность, это можно сделать намного проще, чем методом обложения ценности участков. В то же время, если мы у ж так ненавидим спекуляцию землей и "нетрудовые доходы", можно подвести капитальный доход под подоходный налог и ввести дополнительный налог на землевладельцев, которые не занимаются сами обработкой земли. И если, как нетрудно предположить, все это создаст чрезмерные административные трудности, то можно было бы отстаивать и национализацию земли. Но следует понимать, что спекуляция землей выполняет экономическую функцию: люди по-разному оценивают будущее экономическое развитие отдельных районов, и прибыль тех, чья оценка оказывается верной, идет рука об руку с потерями тех, кто ошибся. Если же мы национализируем землю, то ответственность за ошибки в прогнозах будет нести все общество; такие ошибки - не редкость, ведь существуют же города-призраки и целые районы в глубоком упадке --ценность земли растет не всегда и не везде.

Так или иначе, но книга "Прогресс и бедность" - великолепный образчик старомодной классической экономической науки - в день своего выхода в свет была устаревшей лет на тридцать, а идея конфискации доходов у главного класса общества вызвала глубокий шок у поколения, воспитанного в викторианском почтении к общественным институтам. Поэтому идея налога на ценность участков никогда не обсуждалась всерьез, и к нашему времени отдельные примеры ее влияния можно найти только на уровне местного самоуправления в США, Австралии и Новой Зеландии. Но более мягкое предложение Милля было, в конце концов, применено при разработке английского бюджета 1909 г. для городских земель, не используемых под застройку, а в английском Акте о планировании малых городов и деревень от 1947 г. был в конечном счете использован принцип налогообложения приростов будущих доходов от всех земельных участков.

Идея, семена которой были посеяны Рикардо, оказалась такой же соблазнительной для ранних представителей предельной полезности, какой она была для ближайших последователей Рикардо. И Вальрас, и Уикстид были за национализацию земли, хотя и с полной компенсацией. Замысел Вальраса состоял в том, чтобы компенсировать владельцев облигациями, выплачивая проценты и погашение займа из будущих рентных доходов. Но поскольку цена земли - это не что иное, как ожидаемый рентный доход с поправкой на текущую ставку процента, полная компенсация означала бы, что рентный доход полностью уходил бы на годовую выплату процентов, а государство так и не смогло бы выкупить облигации. Вальрас решал эту проблему, будучи уверен, как и Рикардо, что в растущей экономике рентные доходы повышаются, он предложил выплачивать собственникам цену, исходя из покупки на срок 99 лет, - с точки зрения отдельной человеческой жизни это вечность, - с тем чтобы впоследствии все рентные доходы получало государство. Здесь, как и в других случаях, ошибочный прогноз Рикардо, построенный на оценке текущих событий, сделал это предложение несостоятельным уже в момент его обнародования.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Пиши Мальтус свою книгу в наши дни, он, без сомнения, сослался бы на недавние расчеты, показавшие, что если бы человеческий род пошел от пары, жившей 10 000 лет назад, и размножался бы даже не биологически предельным темпом, а скромным темпом в 1% в год, то к настоящему времени земля была бы шаром из человеческих тел диаметром в несколько тысяч световых лет с поверхностью, расширяющейся в космическом пространстве темпом, в несколько раз превышающим скорость света.

2 ^ Bettering jw condition - выражение принадлежит Адаму Смиту, играя важную роль в его учении о естественном человеке. В "Богатстве народов" это главный движущий мотив личной инициативы, предприимчивости и бережливости, (см. Указ. соч. С. 481).

3 Еще одна цитата из Адама Смита (см. Указ. соч. С. 132).

5 В данном тексте мы пишем "капитал-и-труд" через дефисы в тех случаях, когда имеем в виду некую однородную единицу, или порцию, обоих факторов.


1 Мальтус счел необходимым снять это место в ряде последую­щих изданий «Опыта». Цит. по ^ J. M. Keynes. Essays and Sketches in Biography. N. Y., 1956, p. 26.

2 Т. Р. Мальтус. Опыт о законе народонаселения, т. I. СПб., 1868, стр. 102.

3 Учитывая эти очевидные возражения против «закона убы­вающей отдачи», современные буржуазные экономисты резко су­жают сферу его действия по сравнению с Мальтусом. Они говорят, что этот «закон» действует лишь тогда, когда к неизменному коли­честву остальных факторов производства добавляется возрастаю­щее количество данного фактора. Под основными факторами про­изводства понимаются, как известно, труд, капитал и земля. При­веденный выше пример рисует именно такую ситуацию,— как мы видим, совершенно нереалистичную: в ней предполагается, что земля и капитал (прочие средства производства) неизменны, а ме­няется лишь количество труда. Тем не менее, мальтузианцы и ны­не оперируют в той или иной форме «законом убывающего плодо­родия». Отвергая «закон», экономисты-марксисты, разумеется, ни в коей мере не закрывают глаза на реальность и важность самой проблемы отдачи (прироста продукции в натуральной форме) на производственные затраты. Эта отдача может быть различна в за­висимости от перечисленных (и многих других) факторов. Увели­чение отдачи на рубль капитальных вложений, на человеко-час труда, на гектар земли — важнейшая задача повышения эффектив­ности социалистического народного хозяйства.

4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 2, стр. 170.
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Томас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса iconМальтус Томас Роберт
Опыта о законе народонаселения, но идеи автора и теперь объект острых дискуссий. От Мальтуса ведет свое начало мальтузианство – теория...
Томас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса iconТомас Мор «Утопия»
Томас Мор [1478—1535] — первый социалист-утопист, писатель и выдающийся государственный деятель Англии
Томас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса iconЭкономические взгляды М. Фридмена. Уравнение Фридмена
М. Фридмен (род. 1912), американский экономист, мировую известность которому принесла его книга "Исследование в области количественной...
Томас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса iconКонтрольные работы по философии
Философские взгляды Ф. М. Достоевского Философские взгляды Л. Н. Толстой Философия Н. Бердяева
Томас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса iconДоклады в которых нужно кратко
Подготовить сообщения (Доклады) в которых нужно кратко изложить экономические взгляды авторов следующих произведений
Томас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса iconЭкономические взгляды С. Сисмонди
А. Смита, который пишет, что "ни одно общество, без сомнения, не может процветать и быть счастливым, если значительнейшая часть его...
Томас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса icon«синяя птица» 1974 Г. Роберт и михаил болотные
Метерлинка. Впервые постановка состоялась в России еще много лет назад под руководством знаменитого режиссера Константина Ста­ниславского....
Томас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса iconПедагогические взгляды цицерона цицерон
Получив блестящее образование, будучи знаменитым оратором, он свои взгляды на воспитание излагал в философских и риторических сочинениях,...
Томас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса iconМальтус Т. Опыт о законе народонаселения
Стр. Тому, кто захочет предусмотреть, каков будет дальнейший прогресс общества, естественно предстоит исследовать два вопроса
Томас Роберт Мальтус. Экономические взгляды Т. Мальтуса iconМихаил Эпштейн. Информационный взрыв и травма постмодерна
Мальтус предсказал кризис перенаселенности, отрицательные последствия которого тяжело переживались человечеством в XIX и ХХ веках,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница