Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и




Скачать 339.18 Kb.
НазваниеНашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и
страница1/3
Дата публикации02.06.2013
Размер339.18 Kb.
ТипДокументы
pochit.ru > Экономика > Документы
  1   2   3
Глава III
Конструктивно-аналитико-критическое введение к мышлению переживаемой эпохи
Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего ПОНЯТЬ, то есть выразить «в форме мысли и понятия», – как говорил Г.В.Ф. Гегель. Существует (и широко распространена!) другая интерпретация действительности: в форме представлений, т. е. чувственных образов, при оперировании которыми действительность выступает как заскорузло-окаменевшая, неподвижная, лишённая противоречий перехода в высшее историческое состояние.

Но в том-то и состоит проблема ПОНИМАНИЯ, что нам она пока не дана во всей её конкретности, ибо «реформаторы» не осознают своего собственного сознания в том «критическом ключе», который необходим, чтобы поднять мышление и сознание до того уровня, который сегодня необходим, чтобы постижение действительности стало адекватным переходу в новую цивилизацию.

Реформирование России сегодня – это и есть обеспечение её перехода в цивилизацию нового типа. И только в этом и именно в этом должно состоять мышление, адекватно выражающее реформирование нашего общества, что не следует путать с реставрацией некоего подобия капитализма.

Мышление, озабоченное реформированием нашего общества, должно быть фундаментальным. Но быть фундаментальным в данном случае – значит учитывать и практически воплощать ту субстанциональность общественной жизни, которая грядёт – иметь развёрнутую программу действий, объясняющую положение нашей страны, во-первых, и – принципиальные черты неизбежно грядущей эпохи, во-вторых.

Но такого понимания пока нет. И заблуждаются те, кто, цитируя Ф.И. Тютчева (1803-1873), полагают, что «в Россию можно только верить». Россию надо знать! Россию можно ПОНИМАТЬ. Россию ДОЛЖНО ПОНИМАТЬ!

ПОНИМАНИЕ необходимо гносеологически выстроить как систему понятий, отражающих систему социальной жизнедеятельности, которая только и может нас спасти.

Достичь этого понимания возможно. Но для этого необходимо предвидеть основные признаки грядущего общества (и помнить при этом о нашем недавнем прошлом и его последствиях).

Чтобы наше общество смогло эффективно реформировать себя, его социально-трудовая и социально-интеллектуальная (и социально-педагогическая и социально-экологическая и т. д.) деятельность должна строиться адекватно новым тенденциям (новым формам социума), которые грядут. Нам нельзя копировать вчерашний день чужой истории только из-за того, что мы отстали. Это – бесперспективно, хотя именно это подсказывают нам столь самоуверенные «лоцманы» и «боцманы» таких традиционных «реформ», проводимых сегодня их авторами – без мысли о состоянии их собственного сознания.

Во-первых, нам необходимо ориентироваться на совершенно новый социум. – А это значит, что этот новый социум невозможно помыслить и понять без чёткого определения его новой СУБСТАНЦИИ, т. е. – его социально-трудовой сферы, без ПОНИМАНИЯ новой концепции ТРУДА. –

Во-вторых, нашему обществу необходима современная, оригинальная творчески-критическая теория нашего СОЦИУМА, в котором пока, к сожалению, – всё ненормально: десятки миллионов людей прошли через ГУЛАГ и десятки лет массы людей жили под игом страха, под игом люмпенизации, веруя в то же время в «светлое будущее», ибо такая вера выполняла по существу религиозную функцию «психологической компенсации» за постоянно переживаемое унижение человеческой личности, за страдания, за безвременье. Необходима теория, учитывающая всю необычность нашей истории.

Необходима теория, способная заглянуть в грядущее. А для этого такая теория должна оперировать новыми категориями. «Для переломных этапов человеческой истории всегда характерно радикальное преобразование категориальной модели мира», – пишет акад. РАН В.С. Степин (см. «Вопросы философии», 1994, № 6, с. 10).

В-третьих, когда сегодня мы как общество пытаемся понять своё будущее, опираясь на парадигмы и категории вчерашнего официального сознания, всё ещё крепко сидящего в наших головах, – то это – нонсенс, дурной парадокс, ибо с таким наличным «гносеологическим капиталом» – понять будущее невозможно, а следовательно, и невозможно уяснить себе необходимую социально-практическую деятельность, её содержание, её методологию.

Тезис «если бы президентом определённо был я» отнюдь не означает политическую амбицию, отнюдь – не претензия на президентскую роль, так как при трезвом понимании содержания этой государственной функции, не дай, как говорится, Бог, – быть президентом! Особенно, если осознаёшь в себе некоторую способность к научному исследованию!..

Этот заголовок есть ни что иное как выражение методологической позиции: чтобы разобраться в сущности необходимых России реформ, которые составляют главную задачу нашего времени, – надо сформулировать и смоделировать СВЕРХЗАДАЧУ: определить сущность и содержание президентства в нашей стране в наше время, чтобы с позиции (и с точки зрения критериев) этой сверхзадачи оценить и осознать реальную задачу реформ реальной личности реформатора. Есть надобность посмотреть на реформы с более высокой точки зрения, чем та, которую даёт наша обыденная реальность.

Вот в этом смысле здесь и появляется тезис: «если бы президентом определённо был я». Главное в том, чтобы понимать этот тезис как исходящий от читателя, от избирателя – от массы граждан нашего общества, которые пока не имеют собственного мнения о содержании необходимых нашему обществу реформ. Задача данной работы – в том, чтобы дать активным гражданам страны «координаты» для размышлений на тему о необходимых реформах и, таким образом, – создать массовую аудиторию, способную рассуждать на эту тему «со знанием дела», это – во-первых. А во-вторых, задача состоит в том, чтобы возникла масса членов нашего общества, проявляющая социальную активность.

Поэтому нам необходимо овладеть силой критической мысли о наличном мышлении, которое складывалось без влияния подлинной социально-философской культуры. Необходимо конструктивно переосознать своё собственное социальное сознание. Всё это задачи в области духа. Но без их решения не обойтись.

В-четвёртых, для уяснения самим себе положения в стране и определения содержания социальных преобразований, способов социального действия (не путать – с экономическим) необходимо чётко определить методологический отправной пункт. – Он же – и исторический отправной пункт. –

Таким методологическим отправным пунктом является ФАКТ, что в России ни в октябре 1917 года, ни когда-либо позже НЕ БЫЛО социальной революции ПОСЛЕКАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО типа, то есть не было социалистической революции в фундаментальном смысле: преобразующей культуру и исторический тип труда, а была лишь политическая авантюра в области надстроечных структур и – психологические иллюзии не очень грамотных людей, что будто бы СОЦИАЛЬНАЯ революция (социалистическая по сути своей) произошла. Социальная революция – это всегда глубокое изменение общества во многих аспектах и прежде всего – скачок в культуре труда (и, следовательно, в технологии, в ценностных ориентациях, в средствах и способах коммуникаций между людьми) – переход к новому способу организации и реализации социальной жизни.

У нас же была всего лишь политическая революция, простая модификация политической власти, т. е. надстроечная акция, которая опиралась на механизм самой власти, которая своей жестокостью пыталась заменить отсутствие мудрости и культуры. При этом сохранялись материальные предпосылки жизни старого общества, характерные для капитализма.

До социальной революции послекапиталистического по содержанию масштаба наша страна просто не дозрела. Комплекса базисных (фундаментальных) предпосылок социализма просто не было.

Не было и философской революции, которая всегда, – по логике вещей, – должна предшествовать революции СОЦИАЛЬНОЙ (т. е. – трудовой).

Все социальные революции Европы нового времени предварялись философскими революциями, хотя это были буржуазные революции. Сколь же глубоким должен был бы быть «сдвиг и восхождение к высшему» в сфере духовной культуры, в области социального мировоззрения и методологии, в социальной философии, который (сдвиг) должен соответствовать преодолению буржуазной культуры труда как труда меркантильно-утилитарно ориентированного – этого у нас просто не заметили и не учли.

Особенностью ситуации, сложившейся в нашей стране, является то, что хотя социальной революции и не было, но она необходима была и прежде и необходима теперь, ибо Россия хронически отставала от Запада, и преодолеть этот факт отставания можно только СКАЧКОМ, т. е. революцией. НО ЭТО НЕ ДОЛЖНА БЫТЬ ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, которую мы пережили и которая ничего не дала.

Речь должна идти о более глубоком преобразовании, чем экономические и политические (то есть – с собственностью происходящие) модификации. Речь должна идти о преобразовании ТРУДА как субстанции всего социального бытия. Что это значит – будет разъяснено на последних страницах этого введения (в частности – путём модели – графической аналогии, – которая вбирает в себя 5 признаков ТРУДА). Прошу настроить внимание на эту модель.

И как это ни парадоксально, В.И. Ленин мыслил свою «социалистическую» революцию при тех же материальных и тех же идеологических (а именно – антагонистических) отношениях, на которых существовал и существует капитализм, то есть на предпосылках экономики и политики, не оценивая это критически. Глубина переворота, ведущего к социализму, как это теперь со всей определённостью можно сказать, была ему неведома, ибо «социализм» не исключал у него старого разделения труда и его предпосылок и, следовательно, не мог быть фундаментально обоснованным социализмом. От этого впоследствии произошли величайшие несчастья.

Впрочем, в статье В.И. Ленина «О нашей революции» он сам говорит, что никто не знает (и, следовательно, он сам не знал), каков тот «определённый уровень культуры» и цивилизации, который требуется для создания социализма. (См. ПСС, т. 45, с. 381.) А это значит, что если это важнейшее фундаментальное обстоятельство оставалось неизвестным, то ни у В.И. Ленина, ни у его партии не было ориентира, какого же состояния в области материальной культуры необходимо достичь, чтобы состоялся социализм. А без этого руководство революцией и страной выглядело дилетантски. И «электрификация всей страны» здесь не могла помочь, т. к. по электрификации США даже сегодня превосходят нас.

Вот это и есть методологический отправной пункт для исследования и понимания ситуации в стране сегодня. Из этого факта проистекает глубочайшее раздвоение сознания нашего общества, привыкшего считать, что в 1917 году началась эпоха «строительства социализма». И это – в таких обстоятельствах, при которых социалистического сознания не только не могло быть, но оно не могло и возникнуть.

Между тем иллюзии социалистичности нашего недавнего общественного бытия существуют у нас до сих пор и – не только в широких кругах народа, но и партийных кругах парламентских фракций Зюганова, аграриев и других.

Поскольку социальной революции, выражающейся в становлении и в наличии высшей культуры труда, не было, – то и победа над Германией в 1945 году не была победой высшего социального строя; социальность-то определяется трудом, а не политическим идеализмом. –

Это была победа плотью и кровью, которая как теперь пишут, унесла 40 миллионов человеческих (солдатских) жизней, что вообще не позволяет говорить о победе, если не иметь в виду пиррову победу, ибо, – по другим подсчётам, – наш народ в этой войне потерял 46 миллионов, т. е. четверть населения страны (см. «Дружба народов», 1989, № 9, с. 242). Можно ли считать нашу победу СОЦИАЛЬНОЙ, если на каждого убитого на фронте немца приходилось, по подсчётам упомянутого журнала, четырнадцать наших ребят (см. там же).

Получается, что коль не было социальной революции, означающей переход к высшей культуре труда и к высшему социальному строю, то не было и социальной победы в войне с гитлеровской Германией.

Получается, что мы заплатили за иллюзию сталинской «социалистической» революции в октябре 1917 года 15-ю миллионами жертв в гражданской войне и 46-ю миллионами жертв в период отечественной войны. Получается, что не дававшее эффекта (НЕ РАБОТАВШЕЕ) новое социальное качество нашего общества – правящая на основе диктатуры партия восполняла неимоверным количеством жертв (как бы по «закону» о том, что «количество, якобы, переходит в качество»), а в своей пропаганде трезвонила о «превосходстве социализма над капитализмом», СКРЫВАЯ ИСТИННЫЕ размеры наших потерь. Сталин, например, явно лгал, когда заявил после войны, что наши военные потери составляют «7-8 миллионов».

В действительности же военный урон был громаден, и мы ещё не знаем его полностью, т. к. неизвестно, например, сколько военнопленных погибло в гитлеровских концлагерях, ибо немцам не очень удобно заниматься этими подсчётами. К этому гигантскому урону нашего населения, долгие годы скрываемому от народа, надо добавить десятки миллионов жертв прямых и бессмысленных сталинских репрессий (называют цифру в 50 миллионов человек, что в 10 раз превышает население ВСЕЙ Грузии по переписи 1989 г.). И это тоже скрывается от нас до сих пор. Всего получается, что сталинский «социализм» поглотил более 111 млн. человеческих жизней. И это не могло и не может не иметь самых неблагоприятных последствий для России и для сегодняшних реформ.

Но положение осложняется ещё и тем, что «за годы советской власти» (1917-1991) произошла повальная люмпенизация населения, деградация социальной психологии и духовного процесса вообще, так как десятки миллионов людей прошли через тюрьмы, лагеря, «великие стройки», через пресловутый «новый образ жизни» близкий к казарменному коммунизму, в котором полностью нивелируется роль человеческой личности и провозглашаются лишь «материальные и культурные потребности всех членов общества» и их «максимальное удовлетворение».

Это привело к охлократизации власти, морали, политики, особенно «в глубинке», на окраинах страны. И это естественное следствие массового уничтожения наиболее ценного контингента населения.

В результате охлократического характера правящих структур у нас стали возможны такие явления, как лысенковщина, породившая отставание в области генетики, третирование кибернетики и последовавшее за нею отставание в создании и производстве ЭВМ и вообще – комплекса информационной технологии, гонения на литературу (Постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград»), репрессии писателей и вообще истребление интеллектуалов, вмешательство без должной компетенции Политбюро в области гуманитарных наук: истории, языкознания, философии, Сталинское «корректирование» политической экономии и т. п. и т. д. Ни одна область духовной жизни не оставалась без невежественного вмешательства охлократических структур.

Всё это вело к искажению духовного процесса и к девальвации ценностей, заслуживающих действительного развития.

И на этой почве нам теперь предлагают развернуть «рынок»?! Что-де нам «мудрствовать вокруг мелочей»: ать-два, «и дело в шляпе».

Но в результате всех перечисленных потерь наша страна была загнана в «ситуацию непрерывного отставания», в «ситуацию неопределённости, которая возрастает по экспоненте», т. е. – лавинообразно.

Мы сегодня имеем в стране такую духовно-психологическую ситуацию, когда громадные массы людей и многие круги специалистов и организаторов производства по существу не способны адекватно оценивать, что делать, как делать, какие отношения между людьми приводить в движение, чтобы справиться с противоречиво неоднозначными проблемами, по-разному влияющими на различные области жизни. Следовательно, суть дела не просто в том, чтобы напрямую («в лоб», так сказать) добиваться благосостояния и сытости, а в том, чтобы «лечить» больной социум, чтобы осуществлять новый тип культурно-производственных взаимодействий людей. При всех «плюсах» рыночной организации хозяйства, мы не можем упускать из виду проблему гуманистической организации жизни общества и человека, жизни, исковерканной нашей недавней историей.

В-пятых, «ситуация непрерывного отставания» и возрастания неопределённости, свидетелями которых мы являемся, порождены тем, что социальный процесс был произвольно разорван и по существу – неуправляем. И действительного анализа и оценки нашего общественного бытия, теории, не было. И сегодня ее у наших реформаторов нет.

В ХХ веке более или менее благополучные общества не могут оптимально существовать без богатого спектра социально-научных, гуманитарно-научных изысканий, без аналитических институтов, «мозговых центров», экспертов, консультантов, прогнозистов и прогностики.

У нас же долгие годы ничего подобного не было, а то, что появляется в последнее время, просто копирует западный опыт и не учитывает специфики нашего субъекта труда.

У нас в стране почти сразу же после 1917 г., а особенно с 1922 г., когда за рубеж было выслано почти 170 человек представителей высшей университетской интеллигенции, создались предпосылки теоретического провала в области социальной и социально-культурной.

Лидеры партии были уткнуты в решение узких утилитарных проблем индустриализации, которая по существу была перенесением буржуазной промышленной революции XVIII века на нашу столь специфическую почву.

В ХХ в. лидер, который
  1   2   3

Похожие:

Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и iconПрограмма факультативного курса для 8 класcа «Общественное движение в России XIX века»
И главное: нашу историю невозможно полностью понять и осмыслить без учёта интересов различных социальных групп, так как история –...
Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и icon-
Авром Шмулевич: "Евангелие от экстремиста" обязательно к прочтению для каждого практикующего революционера. Помогает понять, что...
Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и icon«История Шотландии»
Одними из самых ярких и показательных явлений такого рода являются народные обычаи и традиции. Для того, чтобы понять их истоки,...
Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и iconБрежневская эпоха
Существует точка зрения, что «застой» в общественно- политической и экономической жизни ссср, отказ от реформирования системы был...
Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и iconЧем занимаются психологи?
Кроме того, мы старались устранить или, по крайней мере, сгладить представление о психологе как о врачевателе души, умеющем глубоко...
Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и icon4. Литература и источники
Но есть, есть ведь подлинная, неприукрашенная связь времен, состоящая из отдельных судеб. Она как раз и отражает историю всего народа,...
Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и iconГ. гегель об эмпирическом базисе философии
Гегель обычно воспринимается как адепт спекулятивного, оторванного от опыта философского конструирования. Действительно, Гегель критиковал...
Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и iconЭто факты, которые совершались в то или иное время. Участниками этих...
Предметом истории как науки является необходимость познания исторической действительности. И здесь на первый план выступают ученые...
Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и iconI. Детство, отрочество и юность Вопросы? Вопросы, конечно, есть....
Любое творчество ав­то­­ра — это, прежде всего, про­дукт его жизни, продукт его гене­ти­­ки, его сознатель­но­го и под­соз­на­тель­ного:...
Нашу общественно-историческую действительность надо прежде всего понять, то есть выразить «в форме мысли и понятия», как говорил Г. В. Ф. Гегель. Существует и iconВыбор профессии. Решение этой проблемы является очень важным этапом...
Это решение дает ему возможность выразить и реализовать в общественно полезной форме свои стремления и проявить характерные особенности...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
pochit.ru
Главная страница