Лекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной




Скачать 153,73 Kb.
НазваниеЛекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной
Дата публикации03.04.2013
Размер153,73 Kb.
ТипЛекция
pochit.ru > Экономика > Лекция

Лекция: Ведущие экономисты РАН о присоединении России к Всемирной

торговой организации.

ММ. Максимова

Заслуженный деятель науки России, доктор экономических наук,

профессор (Институт мировой экономики и международных отношений РАН)

В продолжающейся дискуссии вокруг последствий вхождения России во Всемирную торговую организацию [ВТО] едва ли не центральным остается вопрос о балансе выгод и потерь от присоединения к столь авторитетной организации. Разброс мнений на этот счет достаточно широк. Одни связывают ожидания от участия в ВТО с получением Россией крупных преимуществ. Другие продолжают утверждать, что подобная акция таит в себе угрозу экономических и социальных потрясений ввиду неготовности российских предприятий конкурировать на глобальном рынке. При столь полярных точках зрения вполне естественна потребность в строгом научном анализе поставленной проблемы. Присоединение к ВТО, как известно, провозглашено в качестве стратегического курса России, и оценка последствий подобной акции выходит далеко за идеологические рамки.

В свете сказанного, публикация доклада* о последствиях присоединения России к ВТО более чем своевременна. Доклад подготовлен Российской академией наук в сотрудничестве с Национальным инвестиционным советом**. Известно, что работ на подобную тему в последнее время появилось немало. Данный же случай - особый: перед нами, по сути дела, первый за почти десятилетнюю историю переговоров России с ВТО аналитический документ, представленный от имени Академии наук. В его разработке принял участие коллектив из 28 известных ученых и специалистов, включая академиков и членов-корреспондентов - руководителей ряда ведущих институтов РАН, а также представителей крупного бизнеса.

Цель исследования количественный анализ последствий присоединения России к ВТО "как на макроуровне, так в отраслевом и территориальном разрезе" (с.7]. Впервые в отечественной литературе предпринята попытка дать оценку ожидаемого эффекта присоединения на основе строгих расчетов, а не общих (часто эмоциональных] рассуждений. Впечатляет и научная база Доклада. Расчеты проводились на основе оригинальной методологии с использованием межотраслевого баланса и макроэкономической модели "RJM" (Russian Interindustry Model]. Как признают авторы, название модели (согласно западной терминологии - это модель "затраты - выпуск"], ее программное обеспечение предложено известным американским специалистом Коп-пером Алмоном. Основные параметры модели, принципы и логическая схема ее построения, алгоритм расчетов разрабатывались в Институте научного прогнозирования РАН. Краткое описание модели дается в Приложении к Докладу.

А теперь по существу. Среди множества факторов, способных оказать воздействие на российскую экономику в случае присоединения к ВТО, авторы избрали изменение ввозных пошлин. Как скажется будущий таможенный режим импорта товаров на динамике российского ВВП, отраслевых объемов производства, внутреннего регионального продукта (ВРП) территорий? Таков главный вопрос, поискам ответа на который посвящена основная часть Доклада.

Расчеты последствий присоединения России к ВТО производились по двум сценариям. Первый (названный авторами "экстремальным"] предполагает плавное снижение импортных пошлин от нынешнего их уровня до согласованного со странами ВТО итогового уровня связывания. Второй, называемый авторами "оптимистическим", исходит из предположения, что России удастся сначала существенно поднять уровень таможенной защиты (своеобразный резерв на переговорах], а затем, в течение переходного периода, снизить его до согласованного уровня связывания.

В качестве базисного периода расчетов взяты 1998 -• 1999 гг. Взяты не случайно. По мнению авторов, именно события этих лет дают достаточно информации для анализа. Их не смущает тот факт, что в те годы импортные пошлины в стране практически не изменялись. Главное воздействие на импорт, а через него и на экономическую динамику, оказал в то время вызванный дефолтом рост курса доллара. Последний привел к сокращению импорта и, как следствие, к росту внутреннего производства. Иными словами, полагают авторы, эффект оказался примерно таким же, как если бы в России произошло повышение импортных пошлин. Хотя в количественном отношении одна и та же пропорция изменения импортных пошлин и обменного курса имела разные последствия как для роста потребительских цен, так, соответственно, и для динамики импорта 1.

Во избежание некорректности расчетов авторы вводят новое понятие -эквивалентной пошлины. Под ней понимается "такой уровень импортной пошлины, который, с точки зрения защиты внутреннего рынка, эквивалентен защитительному эффекту падения курса национальной валюты (в частности, в связи с событиями 1998-1999 гг.]". Величина эквивалентной пошлины рассчитана на базе фактических значений динамики курса доллара и дефлятора ВВП для различных базовых значений импортной пошлины. Вводятся и такие категории, как эластичность импорта по изменению пошлины, а также "классическая эластичность" выпуска продукции в зависимости от изменения объема импорта. Вычислив конкретные значения этих категорий, можно оценить последствия изменений импортных пошлин для производства любого товара. Использование же межотраслевой модели RIM позволило авторам произвести агрегированную оценку такого рода последствий для каждой из отраслей и ВВП в целом.

Основу расчетов составили ряды среднеотраслевого импортного тарифа, рассчитанные, исходя из двух вышеназванных сценариев. В качестве базы для сопоставлений был разработан так называемый "базовый" вариант прогноза макроэкономического развития на 2000-2010 гг., отражающий, как указано в Докладе, "умеренно-оптимистические ожидания" относительно роста российской экономики в среднесрочной перспективе. Подобный вариант прогноза исходит из неизменности действующих тарифных ставок.

Трудность разработки любого макроэкономического прогноза состоит в определении ключевых параметров экономической политики на заданную перспективу. Авторы заложили в прогноз достаточно большое число переменных, начиная от темпов роста денежной массы и девальвации рубля и кончая динамикой денежных доходов населения, оказывающих воздействие на величину импортных потоков (с.25-27]. Вместе с тем, столь важные параметры, как показатели спроса на импорт товаров со стороны производства, влияющие на динамику инвестиционной составляющей импорта, судя по всему, остались за кадром. Цены на экспортные товары принимались соответствующие уровню 2001г. Между тем, для макроэкономического прогноза важна, как представляется, вероятная динамика мировых цен на основные товары российского экспорта и импорта в рассматриваемой перспективе.

Как видно, количественная оценка последствий изменений импортных пошлин в случае присоединения к ВТО, то есть всего лишь одного из элементов внешнеторговой политики России, потребовала разработки достаточно сложной методологии расчетов, использования математической модели, огромного массива статистической информации. Каков же "сухой остаток", конечный результат расчетов?

Ни в рамках первого сценария [плавное снижение импортных пошлин], ни второго (резкое их увеличение с последующим снижением] сколь-либо заметных движений в динамике ВВП не происходит. Более того, даже в случае двукратного снижения импортных пошлин (что не предусмотрено ни в одном из вариантов вступления в ВТО] итоговое сокращение ВВП остается в пределах 1%. Равным образом, резкое увеличение ввозных пошлин "до начального уровня связывания" в 2003г. приводит к снижению импорта всего лишь на 2,73% и росту суммарного ВВП на 0,586% по сравнению с "нулевым" вариантом. "Столь незначительные изменения свидетельствуют в пользу тезиса о значительной устойчивости экономики к изменению таможенного тарифа", - заключают авторы (с.28]. На наш взгляд, здесь сыграл роль и такой фактор, как достаточно высокий уровень либерализации российской внешней торговли.

Не дали сколь-либо убедительных результатов и расчеты по основным товарным группам импорта (таких выделено 69 по восьми отраслям промышленности]. В рамках первого сценария изменения объемов производства подавляющего большинства товаров оказались крайне незначительными (от 0,10% до -0,01%]. Исключение составили легковые автомобили (-0,956%] и телевизоры (-1,789%]. Во втором сценарии импортозамещающий эффект в начальной стадии отмечен в производстве не только автомобилей (2,957%], телевизоров (1,736%], но и платья (1,607%), обуви (1,335%], ряда пищевых товаров - ликеро-водочной продукции (11,6%], мяса птицы (12,4%], виноградных вин (25%]. Последующее снижение пошлин приводит к естественному сокращению производства этих товаров. Резюмируя, авторы вынуждены признать, что для принятия решений необходимо исследование значительно более широкой товарной номенклатуры. Пока же дело свелось к весьма скупой (на одну страницу) информации о состоянии так называемых "проблемных отраслей" (к ним отнесены пищевая, мебельная, фармацевтическая, металлургия, автостроение и авиастроение]. А это весьма слабо связано с результатами расчетов.

С еще более трудной задачей авторы столкнулись при анализе региональных последствий присоединения к ВТО. Ситуация осложнялась из-за отсутствия региональной внешнеторговой статистики. Оценки осуществлялись на основании данных об объемах внешнеторговой деятельности фирм, зарегистрированных в данном регионе, что далеко не одно и то же. Ранжирование регионов по степени зависимости от импорта производилось путем соотнесения совокупного импорта с доходами населения (потребительский спрос], что не вполне корректно (в российском импорте потребительские товары составляют около 60%]. К числу регионов, где влияние критериальных показателей (интенсивность внешнеэкономических связей, потенциал импортозамещения, изменение импортных пошлин] наиболее заметно, авторы отнесли 23 субъекта из 89. В эту же группу были включены еще 10 регионов, обладающих значительными потенциальными возможностями в сфере внешнеэкономической деятельности.

Расчеты произведены, исходя из фактически действовавшей ставки тарифа РФ на январь 2001 г. и их прогнозируемого размера по конечному уровню связывания. Круг показателей народнохозяйственных последствий изменения импортного тарифа расширен. Приводится методика и алгоритм расчетов воздействия таких изменений не только на динамику ВРП, но и на количество рабочих мест, темпы роста импортозамещающего производства, базовой отрасли, бюджетных доходов, импортозамещающих инвестиций в основной капитал региона. К сожалению, конкретные расчеты произведены лишь по первым двум позициям, по другим же в Докладе их не оказалось (то ли времени у авторов не хватило, то ли результаты исследований оказались разочаровывающими].

Как показали расчеты по 33 регионам, испытывающим наибольшее влияние тарифной политики, прогнозируемые значения прироста ВРП за счет

импортозамещения остаются в диапазоне от 0,13-0,15% (Карелия, Хабаровский край, Архангельская, Иркутская области, Башкирия] до 0,60-0,67% (Краснодарский и Приморский края]. Не густо оказалось и с числом новых рабочих мест (в пределах максимум 5 -10 тысяч - города Москва и Петербург, а также Московская область и Краснодарский край].

Более чем скромные итоги количественных измерений, полученные с помощью математического моделирования, могут вызвать вопрос: "А стоило ли огород городить?!" Разумеется, стоило. Как известно, отрицательный результат есть тоже результат. В данном же случае итоги расчетов служат убедительным аргументом против столь популярного в российских предпринимательских кругах тезиса об особой роли импортных пошлин в обеспечении экономического роста страны. Опровергает подобный результат и алармистские прогнозы о чуть ли не тотальном таможенном разоружении России в случае присоединения к ВТО и гибели целых отраслей.

Рассматриваемая работа, в известном смысле, новаторская. Другие, достаточно репрезентативные оценки потенциальных выгод России от присоединения к ВТО нам не встречались. Появляющаяся же время от времени на этот счет в российских СМИ цифра в 17-18 млрд долл. остается не расшифрованной. Вместе с тем, предлагаемый авторами Доклада метод измерения народнохозяйственных последствий присоединения к ВТО далеко не безупречен. Его главный минус состоит в том, что он ограничен анализом влияния таможенной либерализации импорта товаров на рост производства. При всем значении этого фактора он не является единственным.

Вполне, на наш взгляд, поддается измерению выигрыш России от либерализации экспорта товаров на рынки стран-членов ВТО, имея ввиду предстоящую отмену существующих у нас многочисленных экспортных пошлин в соответствии с требованиями ВТО. Тем бо-

лее, что уровень таких пошлин для конкретных товаров российского экспорта известен. При этом целесообразно произвести оценки, исходя не только из нынешней, но и вероятной структуры российского экспорта к концу переходного периода (шесть-восемь лет].

Вряд ли правомерно отбрасывать возможность измерения выгод и потерь от присоединения, обусловленных нетарифными барьерами в товарной торговле. При всем многообразии таких барьеров они также хорошо известны. По крайней мере, те из них, по которым России предстоит брать обязательства, и по которым мы давно ведем переговоры с ВТО. Авторам, по-видимому, знакома и существующая в ВТО методика приведения нетарифных барьеров (квоты, переменные пошлины, технические, административные и другие барьеры] к так называемому тарифному эквиваленту. Подобная практика, получившая название тарификации торговых ограничений, позволяет проводить сопоставления уровней торговых барьеров в разных странах и принимать конкретные взаимные обязательства по их снижению или отмене.

Равным образом, в ВТО отработана и методика исчисления интегрирующего показателя внутренних и экспортных субсидий, осуществляемых государством в отношении конкретных отраслей экономики. В первую очередь, это относится к такой важной отрасли, как сельское хозяйство (так называемая агрегированная мера поддержки]. Не составляет большого труда рассчитать количественное значение этого важного показателя для России. Причем не только действующего (сегодня он значительно ниже, чем в США и странах Евросоюза], но и потенциально необходимого для обеспечения конкурентоспособности российских сельскохозяйственных и продовольственных товаров в случае присоединения к ВТО. Кстати, подобные расчеты могли бы помочь российской стороне выйти из того "переговорного тупика", в котором она оказалась ввиду отсутствия до последнего

времени ясной, четкой и, главное, аргументированной концепции по этому вопросу среди работников сельского хозяйства.

Хотелось бы видеть и более внятные оценки будущего эффекта от пересмотра применяемых в отношении России антидемпинговых санкций. Нынешний ущерб, официально оцениваемый в 2,5 млрд долл., по мнению авторов, может быть снижен в будущем примерно на 30-40%. Приводимое без каких-либо объяснений, подобное утверждение повисает в воздухе. Признание за Россией статуса страны с рыночной экономикой, теперь уже не только со стороны США, но и Евросоюза, принципиально меняет положение дел с антидемпинговыми процедурами в случае нашего присоединения к ВТО. Не оценен пока и возможный эффект от применения подобных санкций Россией в отношении зарубежных компаний, поставляющих на российский рынок продукцию по демпинговым ценам, примеров чему предостаточно (особенно при импорте товаров из стран СНГ, в том числе и вступивших в ВТО].

Авторы отказались от количественной оценки последствий присоединения к ВТО для российской индустрии услуг. По их мнению, "все российские рынки услуг уступают зарубежным по любым стандартам, и динамика их роста будет зависеть не столько от ВТО, сколько от притока в них отечественного и иностранного капитала" (с.9]. С этим можно согласиться, но лишь с одной оговоркой: сам приток капитала, и особенно иностранного, во многом будет зависеть от нашего присоединения к ВТО. Дело в том, что инвестиции, связанные с торговлей, являются одним из предметов межправительственного Соглашения в системе ВТО, предусматривающего постепенное устранение барьеров на пути их продвижения к рынку. К сожалению, тема либерализации доступа на российский рынок иностранных инвестиций развития не получила.

Что касается непосредственно сферы услуг, то предпосланное Докладу резюме вообще не содержит каких-либо выводов и рекомендаций на этот счет, как, впрочем, и относительно последствий присоединения России к ВТО для высокотехнологичных отраслей. Между тем обе эти темы присутствуют в Докладе в виде специальных статей, выполнены на хорошем профессиональном уровне, хотя многие выдвигаемые авторами положения достаточно известны российскому читателю по другим их публикациям.

К числу крупных преимуществ присоединения России к ВТО авторы относят, и не без основания, формирование обширного и систематизированного блока современного делового законодательства, сопоставимого с международным. В этой связи несомненный интерес представляет специальный раздел, посвященный институционально-правовым аспектам присоединения России к ВТО. Предлагаемые на этот счет рекомендации полезны и заслуживают внимания со стороны соответствующих структур власти. Однако, оценки (хотя бы приблизительной] выгод и потерь России от подобной деятельности в работе нет. Между тем, ускорение процесса формирования конкурентной рыночной среды в России, по нашему глубокому убеждению, главный выигрыш от присоединения к ВТО.

Закономерен вопрос: а поддается ли, в принципе, измерению совокупный экономический эффект, получаемый странами от участия в ВТО? Обратимся к мировому опыту. Согласно расчетам ОЭСР (1998], общий выигрыш стран-участниц от либерализации торговли в соответствии с Уругвайским раундом переговоров (1986 -• 1994] составил 200 млрд долл. ежегодно. Заслуживают внимания измерения потенциального эффекта торговой либерализации, предусмотренной новым раундом переговоров ("раундом тысячелетия", 2000-2004)г. Расчеты выполнены в рамках международного проекта под эгидой Департамента иностранных дел и торговли Австралии3.

Исследования проводились с помощью двух глобальных эконометричес-ких моделей - ОТАР (the Global Trade Analysis Project], 4-ая версия, и APG-Cubed (the Asia Pacific G-Cubed]. Эффект либерализации торговли оценивался в абсолютном росте благосостояния (в широком плане - ВВП] по двум сценариям. Первый предполагал 50%-ое сокращение торговых барьеров оставшихся после завершения Уругвайского раунда, в течение 5-ти лет, второй - полную их отмену в течение 10 лет. В модели GTAP мировая экономика представлена 45 странами и регионами, каждый из которых включает производство и торговлю 50 категорий товаров. Все регионы и секторы связаны друг с другом торговыми потоками, Модель APG - Cubed делит мировую экономику на 16 регионов и 6 секторов, связанных как торговлей, так и финансовыми потоками и оценивает воздействие либерализации не только на ВВП, но и на процентную ставку, валютный курс, движение капиталов.

Совокупный выигрыш от либерализации рассчитывался по трем секторам:

- промышленность. Несмотря на сокращение средневзвешенного тарифа стран ВТО в рамках ГАТТ (с 40% в конце 40-х гг. до 6,3% к середине 80-х гг. и до 3,8% к концу Уругвайского раунда], а также снижение нетарифных барьеров, торговые ограничения (в частности, тарифные пики, квотирование импорта по Соглашению о текстиле и одежде] все еще сохраняются, особенно у развивающихся стран. Ожидаемый ежегодный эффект от 50%-го сокращения всех видов остающихся торговых барьеров в промышленности (пересчитанных в тарифный эквивалент], оценивается в 66 млрд долл.;

- сельское хозяйство. При определении эффекта либерализации рассчитывался импортный тарифный эквивалент всех видов протекционистской защиты: не только импортного тарифа, но и административного регулирования цен, лицензирования торговли, субсидирования экспорта, субсидирования внутреннего производства сельхозпродукции. Предполагаемый совокупный выигрыш от 50%-ой либерализации оценен в 90 млрд долл. ежегодно;

- сфера услуг. Эффект либерализации оценивался по методу Хекмана (Мировой банк, 1995], согласно которому тарифные эквиваленты рассчитываются, исходя из совокупности обязательств, принимаемых странами ВТО по Генеральному соглашению о торговле услугами [ГАТС]. Ожидаемый выигрыш от 50%-го снижения барьеров в этом секторе оказался самым крупным -- 250 млрд долл. ежегодно. Сыграли роль два главных фактора. Во-первых, высокая доля услуг в ВВП основных стран мира (до 70%] и, во-вторых, высокий уровень протекционизма в данном секторе (в странах ВТО к моменту принятия ГАТС действовало более 11 тыс. различных видов торговых и других ограничений].

Суммарный ежегодный эффект, ожидаемый от 50%-го сокращения странами ВТО всех видов торговых ограничений в течение 5-ти лет нового раунда оценен, таким образом, в 400 млрд долл. (обе модели дали практически сходные результаты]. В случае же полной отмены торговых барьеров в рамках десятилетия (что практически маловероятно], выигрыш мог бы составить 650 млрд долл. Результаты измерений эффекта либерализации представлены по всем представленным в моделях странам и регионам, а также отраслям производства. Их исследование - отдельная тема. Здесь же важно отметить общую тенденцию, согласно которой размер эффекта, получаемого страной от либерализации торговли, пропорционален уровню ее ВВП. Тем самым подтверждается известный тезис о том, что более развитым и крупным странам, при прочих равных условиях, достается и более крупный выигрыш от либерализации.

Что касается конкретных секторов экономической деятельности, то картина выглядит не столь однозначно. Наибольший эффект от снижения наполовину уровня протекционизма в промышленности ожидается у Китая (16 млрд долл.], а также у стран ЕС (7,3 млрд долл.] и Индии (3,7 млрд долл.]; в сельском хозяйстве - у Японии (43,1 млрд долл.], стран ЕС (6,6 млрд долл.] и Северной Америки (6 млрд долл.]; в производстве услуг - у стран ЕС (73,4 млрд долл.], Северной Америки (63,4 млрд долл.] и Японии (43,5 млрд долл.] соответственно.

Приведенный опыт интересен не столько впечатляющими масштабами выгод от либерализации, сколько методологией анализа. На наш взгляд, он мог бы быть полезен при измерении последствий присоединения России к ВТО. Указанный опыт свидетельствует также, что либерализация странами ВТО трансграничного движения товаров, услуг, инвестиций в рамках общих норм и правил, регламентируемых полестней Соглашений ВТО, - не самоцель, а средство повышения общего уровня благосостояния нации. Экономический же эффект, выигрыш от вступления (и участия] в ВТО возможен лишь при условии поступательного продвижения страны по пути реформ, формирования цивилизованного конкурентного рынка, современной предпринимательской среды. К России это относится в полной мере.

Роль государства при этом отнюдь не сводится к разработке и принятию "промышленной (отраслевой] политики с целью избирательной защиты отечественных производителей" и "поощрения промышленного экспорта" (с. 10], как это следует из рекомендаций Доклада. Разработка отраслевых программ в России, как известно, давно идет в энергетике, авиационной, автомобильной промышленности, в сфере информационных технологий и др. При всем значении таких программ они не решают главного -формирования эффективного внутреннего рынка и не только для промышленности, но и сельского хозяйства и, что особенно важно и необходимо, для индустрии услуг. Именно этим целям подчинена та огромная законотворческая деятельность, которая развернулась ныне в нашей стране и которая может и должна стать главной гарантией защиты наших интересов на пути движения в ВТО.

Похожие:

Лекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной iconНаше видение развития мясного животноводства России до 2020 года. Резюме
Резюме. Рассмотрены вопросы развития мясного животноводства, исходя из обязательств Российской Федерации при присоединении к Всемирной...
Лекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной iconРоссийской федерации государственная промышленная политика россии
Макаров В. Л., академик ран, академик-секретарь Отделения общественных наук ран, директор Центрального экономико-математического...
Лекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной iconМкоу «Любинская сош№3» II этап. Исторический 1 Добровольное присоединение Казахстана к России
России Герцена и Чернышевского, России В. И. Ленина. Именно с этих позиций рассматривало вопрос о присоединении Казахстана к России...
Лекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной iconI. Сущность Всемирной Торговой Организации
Ii. Место России в отношениях со Всемирной Торговой Организации
Лекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной iconIx конгресс этнографов и антропологов России г. Петрозаводск, 4 8 июля 2011 г
России совместно с Институтом этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая ран, Петрозаводским государственным университетом...
Лекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной iconКогда состоялся Земский собор, принявший решение о присоединении...
Когда состоялся Берлинский конгресс, завершивший Русско-турецкую войну, на котором России удалось отстоять независимость Черногории,...
Лекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной icon№2 Борьба с экономистами
Политическую же борьбу они отдавали буржуазии. Таким образом, «экономисты» толкали рабочий класс на соглашательство с буржуа и принижали...
Лекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной iconЭтика, БИОэтика, БИОМЕДИЦИНСКАЯ этика, медицинская деонтология
Принят 3ей Генеральной Ассамблеей Всемирной Медицинской Ассоциации, Женева, Швейцария,  в октябре 1949 года, дополнен 22ой Всемирной...
Лекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной iconЖурнала
Огл бен ран) на сайте Научной электронной библиотеки (elibrary ru) открыт доступ к полнотекстовым электронным версиям 150 отечественных...
Лекция: Ведущие экономисты ран о присоединении России к Всемирной iconМалкова Л. А., Миничева С. В., Данилов Д. Д. Российская и Всеобщая...
Рао (от 07. 07. 2006) и ран (от 16. 10. 2006), заключения рао (от 03. 11. 2005) и ран (от 03. 10. 2005), заключения рао (от 06. 08....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2019
контакты
pochit.ru
Главная страница