Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели




НазваниеПавел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели
страница1/10
Дата публикации12.07.2013
Размер1.94 Mb.
ТипДокументы
pochit.ru > Банк > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


ЦЕПНАЯ РЕАКЦИЯ

Роман

(Фантастика)

ПРОЛОГ

Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели. Одни соседи улыбались от такого совпадения, другие хмурились, два новорожденных ребенка в одной небольшой квартире – настоящая напасть. Выстиранные пеленки и подгузники висели на веревках на кухне и в коридоре с утра и до…следующего утра. Родились они летом, как раз накануне дня Святых Петра и Павла, так их и назвали: постарше Петей, помладше Павлушей. Но и этого родителям показалось мало. Когда дети подросли, вместе возились в песочнице, вместе играли в прятки, кто-то из пап назвал их Чук и Гек. Просто пошутил в память о гайдаровских героях одноименного рассказа. Но всем так понравились ласковые прозвища, что стали их и называть: Петра – Чук, Павла – Гек. Сами мальчишки мало переживали по этому поводу, просто они совсем не придали значения новым именам, охотно откликались и на Чук, и на Гек. Им нравилось дружить, быть во всем и везде вместе. В школе их иногда даже путали, считали близнецами и просили родителей одевать их по-разному, чтобы были какие-нибудь опознавательные признаки: разные штаны или галстуки, папа Петра посмеивался: еще бы разные уши заказать и носы. Но носы и так были разные, у Петра прямой и выдающийся вперед нос, у Павла нос выпуклый с небольшой нашлепкой на кончике, но эти признаки учителя упорно не хотели замечать. Мальчики учились хорошо, каждую тему на физике или химии понимали по-своему и смело экспериментировали. Иногда родители приходили домой с работы и открывали настежь окна (даже зимой), потому что в клубах дыма было не рассмотреть даже свою руку, которую они выставляли вперед, чтобы в густом дыму не врезаться в мебель. Но вот им повезло, каждой семье дали по квартире, случилось такое счастье в 1989 году, старый дом эпохи царизма пошел на снос. Мальчики жили теперь в разных районах города, но это не было препятствием для совместных опытов по электротехнике. Именно она интересовала их больше всего. Давно окончен институт, каждый из них выбрал то, что ему понравилось: Институт высокочастотных токов и завод «Пирометр». Петру родители купили квартиру – студию, с огромной комнатой, в которой располагалось всё: кухня, спальня и гостиная. Туалет и ванная были отдельно. Павел мог теперь давать волю своей фантазии и зажигать своими планами Петра, который для воплощения этих планов отдавал всю квартиру.

2009 год. Павел пришел к Петру весной. Тот открыл дверь и весь углубленный в свои расчеты, ни слова не говоря, умчался в комнату.

- Ну, что теперь на этот раз? – С сарказмом, улыбаясь, спросил Павел, входя следом за ним в комнату. Вошел и ахнул! Посредине комнаты стоял огромный стол на низких ножках, он был такой огромный, что к плите и к окну можно было подойти бочком. На столе был сконструирован коллайдер (макет коллайдера). Он изгибался по столу, в точности повторяя форму настоящего коллайдера, находящегося в Альпах.

- Ну, ты даёшь! Где взял чертежи? Материал где взял? Черт, я поражен. Здорово похоже, - восторгался Павел (Гек).

- Не только похоже внешне, но и внутренне похоже. То есть полностью по значению и действию, - спокойно объяснял ему Чук.

- Не может быть! Что ты будешь разгонять?

- А что там разгоняли? – Вопросом на вопрос ответил хитрый Чук.

- Может быть, воздух? Он содержит массу элементов, почти всю таблицу элементов Менделеева.

- Положим, ты загнул. Почти все газообразные элементы таблицы Менделеева, но

разгоняли протоны и ионы свинца, - продолжал спокойно сдерживать напор Павла Петр. Гек между тем, осматривал коллайдер, трогал его, заглядывал в трубу, но ничего не видел, потому что с каждой стороны были пристроены какие-то устройства, которые создавали герметизацию трубе.

- А это что? А, знаю. Детекторы для первоначального разбега протонов и ионов, - спросил и сам же ответил он. - Я не помню, чтобы они были с двух сторон.

- А пучки частиц кварков? Они же будут поглощены окружающей средой. Поэтому они разгоняются в противоположных концах и мчатся навстречу друг другу по трубе коллайдера.

- Ты хочешь сказать, что пучки кварков или другие элементарные частицы будут

поглощены окружающей средой и возникнет опасность для той самой среды.

- А вещество? Мне кажется, что для постановки опыта вещество должно быть

радиоактивным. Может быть, плутоний или что-то другое.

- Но тогда может произойти цепная реакция и произойдет атомный взрыв. Сколько

надо плутония для расщепления?

- В коллайдаре минимальное количество плутония вызовет взрыв. Мы с тобой

проверим. Но можно взять радиоактивный свинец, с другой массой атома. Да, ты знаешь.

- Послушай, Петя, это опасно. Ты понимаешь, во что ввязываешься?

Павел с опаской отошел от коллайдера поближе к двери, вдруг придется спасаться,

всё-таки, таким образом он сможет убежать. Если успею, прошептал он.

- Ты что боишься?

Петя обернулся к нему и усмехнулся. Неожиданная трусость друга восхитила его.

Все эксперименты делали вместе, последствия расхлебывали тоже вместе. Пожары, дым от химических реакций, удушье от ядовитых испарений кислот и смесей. Родители, зная об их общей страсти к опытам и экспериментам, как могли покрывали их, иногда даже брали всё на себя: не потушенная сигарета, не выключенный кран, взрыв газового баллона и потоп от прорвавшейся трубы. Чук подошел к кухонному столу и взял стеклянную банку. Литровая банка не была закупорена. Он посмотрел её на свет, Гек ничего не заметил в банке, заинтересовался и подошел поближе.

- Вот на это я и рассчитывал, - сказал Петя, поворачиваясь к Павлу.

- На что? - Спросил Павел обиженным, как у ребенка голосом, он понял, что Петя

спровоцировал его и вызвал его интерес к эксперименту.

Тот осторожно перевернул банку донышком вверх, но она по-прежнему казалась пустой, из неё ничего не выпало. Павел сощурил глаза, но банка всё так же казалась пустой.

- Она пустая, - недовольно выдавил он, и опять попятился к двери. - Как знаешь, но

я спешу и, пожалуй, пойду. Встретимся завтра.

- После моих опытов? Ну, что ж покидай друга в трудную минуту, завтра придешь

соскребать меня со стен.

- Ты псих, придурок! - Вспылил Павел. - Я ничего не боюсь. Ладно, докажи мне,

что ты готов к запуску своего коллайдера.

Петя торжествующе подошел к окну и задернул черную штору, она обеспечивала

почти полную изоляцию от света. Он зажег темно-синюю лампу и попросил Павла не двигаться.

- Стой, где стоишь. Я скажу тебе, когда надо подойти ко мне.

Павел застыл на месте. Он мог и подойти к Петру, так как ориентировался в

комнате так же хорошо, как Петя. Темнота не была ему помехой. Но всё-таки решил исполнить распоряжение Петра. Так положено, кто проводит эксперимент, тот и командует ситуацией.

Петр зажег лампу ультрафиолетового света, выключил темно-синюю и поставил

банку так, что лучи света пронизывали её. Петр с удивлением увидел, что в банке, что-то мерцает, переливается искрами и ко всему прочему перемещается, вращаясь вокруг своей оси.

- Черт возьми! Петька, где ты это взял? Что это?

- Вчера поздно - вечером шел домой из института и заметил в кустах эту субстанцию, пометил место и помчался домой за банкой, я дунул на неё, и она легко и плавно переместилась внутрь банки. Я не знаю, что это. Думаю, мы ничем не рискуем, если поместим эту субстанцию в коллайдер. Пусть разгоняется. Паутинка какая-нибудь. Содержит вещества, видимые в ультрафиолетовых лучах. Ты же знаешь, с этими пауками может быть, что угодно. Думаю, паутина покинута ими, или они уже уползли. Не будут же они ждать, когда я разделаюсь с ними. Вот будет здорово!

- Петр, ты спешишь, - остановил его осторожный Павел, - давай проверим

паутинку в спектральном анализе. И зафиксируем весь опыт, как полагается, на диктофоне. Спектральный анализ отпечатаем и приложим к нашему исследованию. Если что-то с нами случится, останутся следы нашей работы.

Петр с сомнением на лице покачал головой, но взял с полки диктофон и включил его:

- Начали. Говори.

Глава 01.

Самолет взлетел. Внизу оказалась Москва, пропыленная, со смогом, который повисает к вечеру в любой точке города. Осталась маленькая неуютная квартира. Рима сказала мужу категорично и однозначно:

- Милый, квартира потом. Съездим отдохнем. Посмотрим другой мир, другую страну, порадуем и себя и дочку...

Муж кивнул, соглашаясь, и поехал в турагенство за путевкой. Они решили отдохнуть в Египте, слышали хорошие отзывы о сервисе в отелях, о питании и экскурсиях. Рима взглянула на дочку, которая сидела рядом с правой стороны и смотрела на иллюминатор, в который ничего не было видно.

- Сок будешь? - Спросила её Рима.

- Да, мамуля, - ответила девочка лет двенадцати с тугой светло-русой косой, в шортах и рубашке из джинсовой ткани.

- Если тебе будет жарко, сними рубашку, останься в майке. Она у тебя красивая.

- Я знаю, - девочка хотела поозираться, чтобы заметить, обращают на неё внимание пассажиры или нет, какая она нарядная и красивая, но позади была спинка высокого кресла, а с другой стороны мамы сидел папа, сосредоточенно занятый разговором со стюардессой. Кокетка, отметила про себя Рима, как быстро она выросла. Кто-то сказал, что быстро растут чужие дети, но у неё собственная дочка тоже выросла быстро, не создавая никаких проблем ни ей, ни Толе. И вот теперь, дочка жаждет внимания со стороны, внимания родных ей уже недостаточно, ей хочется, чтобы её заметили, чтобы с ней знакомились, чтобы поняли, какая она умница и красавица.

- Возьми, - сказал Толя, передавая ей стакан с соком для Кати, а второй стакан для неё. Сок был прохладный, и стенки быстро запотели.

- Катя, держи крепче, не урони, - предупредила Рима, вручая ей стакан.

Катя сделала глоток.

- Вкусный, - сказала Катя, косо поглядывая на маму и папу.

- Всё, что не дома, гораздо вкуснее. Да? - Укоризненно сказала Рима.

- Ага, - просто кивнула Катя.

Бесхитростная, отметила Рима, отдала пустые стаканы Толе, откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза. Вздремнуть, что ли. Предотъездная суматоха, напряженность уже оказались далеко позади. Теперь можно насладиться хорошим перелетом и предстоящим отдыхом в Египте на берегу Красного моря. Если бы Рима знала, что ждет их впереди, она пришла бы в ужас, но и тогда ничего не могла бы изменить.

Берег Красного моря, конечно, был, но до него ехать на автобусе по пыльной дороге часа два. Можно было и не ездить, отель имел всё необходимое для купания, два бассейна на открытом воздухе среди сада и один в отеле на самом низком этаже, где помещение навевало приятные ощущения ветерком от вентиляторов и прохладой от кондиционеров. Утром шведский стол из свежих овощей и фруктов, котлеты и колбаски из соевого мяса, приготовленные очень вкусно, оставалось макать их в острый соус и наслаждаться необычным вкусом, были варенные рис, чечевица и жаренные бататы, напоминающие картофель. Обед тоже был настоящий вполне в русских традициях. Рима напугалась, что за 10 дней отдыха фигура у неё сильно изменится, и уже на второй день резко ограничила себя в еде, не стала ходить на обед. Однако ужин не пропускала, потому что по старой московской традиции она питалась ужином в 8, а то и в 9 часов вечера после работы, и ей казалось, что если она пропустит ужин, то не уснет от голода. Они всей семьёй съездили три раза на экскурсии, наглотались песка в дороге, измучились от жары и отказались от всех достопримечательностей Египта. Осталось семь дней провести в отеле, погулять по окрестностям, хотя их предупредили, никуда далеко не отлучатся. Конечно, везде бывают жулики и мошенники, которые выбирают моменты, когда женщины остаются одни и, зная всего три, четыре фразы на русском языке, пристают с предложением, проводить по городку, показать отличный ресторан или кафе. Но Рима сразу насторожилась и пригрозила альфонсам, что пожалуется на них мужу. Оказалось, что их словарный запас больше, и они поняли её предупреждение. Больше никто к ней не приставал. Через день Рима уже пожалела, что отшила их, всё-таки их приставание было очень милой и разнообразной игрой, которую можно было продолжать, держа молодых людей на дистанции. Она с сожалением смотрела на них, но боялась сама проявить настойчивость и игривость. Муж делал вид, что ничего не замечал. Он же рядом, конечно, он не допустит каких-то разборок между ними. Прошла неделя и Рима уже думала с надеждой о предстоящем отъезде. Она причесывала Катю утром, заплетала ей косы, на что Катя вся извертелась и капризничала, что косы слишком тугие. Толя ушел покупаться в нижнем бассейне. Все отдыхающие поздно ложились спать и поздно вставали. Поэтому он пользовался случаем, чтобы на свободе понырять, не привлекая любопытных взглядов мужчин и женщин. В особенности, женщин. Они не обходили своим вниманием симпатичного мужчину. Но Толя делал вид, что не замечает их интереса и заигрывания. Он нырнул в очередной раз, когда почувствовал, что с водой что-то твориться: она исчезла, словно втянутая огромным ртом, он даже услышал характерный прихлебывающий звук. Он остановился на обезвоженном дне бассейна, увидел потерянные детьми игрушки и еще какие-то предметы, хотя запрещалось вносить в воду что-либо. Он растерянно озирался.

Еще вчера вечером Рима разговаривала с мамой. Мама всегда была на возвышенных тонах. Она очень гордилась, что Рима родилась в рубашке, поэтому она считала Риму особенной, а внучку исключительной среди сверстниц. Римина мама Татьяна Федоровна всем с улыбкой сообщала, что Рима родилась в рубашке. Когда пришли в детский сад, все воспитатели и няни узнали об этой особенности Римы. Тоже самое произошло и в школе. Рима улыбнулась, но до деканата в институте мама не смогла добраться. Зато Толе сразу сообщила.

- А Рима в рубашке родилась.

Тот смущенно улыбнулся, не поняв, о чем речь. Потом Рима ему объяснила, что бывает редкое явление, когда ребенок рождается в пузыре, в котором находится девять месяцев в утробе матери. Тогда говорят, что он родился в рубашке, отмечен Богом и удачной судьбой. Однако умалчивают, что очень важно акушерке быстро прорвать пузырь, чтобы ребенок не захлебнулся водами и не задохнулся без кислорода. Но Татьяне Федоровне повезло, как и Риме. Акушерка и врач были опытные и быстро отреагировали, прорвали пузырь, дождались писка ребенка и показали Татьяне.

- Вот ваша красавица.

- Можно мне поближе посмотреть на неё?

Ей поднесли поближе милое розовое существо со сморщенным личиком и требовательным ротиком. Дочка пищала, еще не научившись орать.

- Она хочет кушать, - жалобно сказала Татьяна. - Дайте мне её покормить.

- Мамаша, торопитесь. Мы её взвесим, запеленаем и дадим вам. Потерпите часа 2-3.

Два-три часа обернулись 24 часами. Татьяна уже вся извертелась, изнылась, издергав весь персонал послеродового отделения. И только в 12 часов ночи ей принесли малышку на кормление. Детка тоже заждалась питания, впилась в сосок крепче щипцов. Через 15 минут она, закрыв глазки, откинулась, и засопела, довольная питанием и доверчивая к маме.

Татьяна смотрела на неё с обожанием. Моя красавица, волшебница, шептала она. Кто бы знал, что её слова окажутся провидческими и недалекими от истины.

Рима была абсолютно беспроблемным и бесконфликтным ребенком. Она охотно ходила в садик, закончила школу, потом институт Точной механики и оптики. Там она познакомилась с Толей, своим однокурсником и будущим мужем. Совместная жизнь складывалась хорошо, они вдвоем устроились на работу в цех оптических линз разного назначения. В основном они исполняли заказы иностранных фирм и индивидуальных предпринимателей. Заработок на фоне общей московской борьбы за место в жизни составлял очень хорошие суммы. Они продвинулись, Толя стал начальником цеха, а Рима работала с заказами, их анализом и передачей в производство. Родители Римы вышли на пенсию, купили на небольшие накопления домик в Московской области, а квартиру оставили им. Родители Толи жили в однокомнатной квартире и жилищное расширение им не светило. Но Рима и Толя были вполне счастливы, растили дочь и медленно по каплям собирали на квартиру, обращая часть зарплаты в доллары США. Проблемы сбербанка в 1991 году и в 1998 до сих пор были живы в памяти, у родителей в то время обесценились накопления. Поэтому они не держали деньги в банке. Катя не захотела в этом году ехать в оздоровительный детский лагерь (так теперь называли бывшие пионерлагеря), тогда они решили съездить втроем в Египет, а потом Катю отвезти к бабушке с дедушкой в деревню, на свежие овощи и парное козье молоко. Всё складывалось хорошо, отдых не предвещал никаких несчастий. Российское радио не ловилось, но они не жалели об этом. Пробыть в полной изоляции от российских новостей казалось замечательным кайфом, придающим особый вкус их зарубежному отдыху. Арабский язык они не понимали. Да это было бы ни к чему, потому что ни одна радиостанция мира не предвещала катастрофы.

************

- Что происходит? – Пробормотал Толя, еще не чувствуя волнения, потому что решил, что сток воды произошел из-за неисправности бассейна. Он увидел, что вверху появились лучи солнца, крыша и все этажи исчезли в миг, как будто их слизнул огромный язык.

- Рима! Катя! – В ужасе закричал он. – Спасайтесь.

Но тут же понял, что его никто и уже никогда не услышат. Стен не было, теперь дело было за ним самим. Его гибель оттянулась, потому что он был в бассейне. Но не стало и бассейна. Он даже не понял, что его больше нет.

************

Рима открыла глаза, сначала всё кружилось, даже засосало под ложечкой, явный позыв к рвоте. Что же случилось? Где Катя и Толя? Она села и посмотрела по сторонам. В помещении был полумрак, оно освещалось светильниками, вмонтированными в стены, свет рассеянный, но можно было рассмотреть коридор, который тянулся от места её пребывания вправо и влево, у стен стояла какая-то аппаратура. Всё было похоже на лаборатории в университете, но имело сквозной коридор. Она увидела Катю, та тоже была в сознании, сидела, скрестив ноги, и смотрела перед собой. Разве современного ребенка, привыкшего к компьютерным играм и ужасам по телевидению, напугаешь чем-нибудь.

- Катя, доченька, - воскликнула Рима и встала, чтобы подойти к дочке. Но тут же заметила двух людей, которые пристально разглядывали их.

- Вы спасатели? – Спросила Рима.

Один из мужчин произнес хриплым голосом: «Вы спасатели». Рима обратила внимание на его лицо, оно было всё в плотных шрамах от порезов и ожогов, поэтому и мимика и голос были ограничены в выражении. Мышцы не обладали необходимой гибкостью. «Бедненький» - подумала Рима. - «Он не может нормально говорить от ран. И он иностранец. Он не понял меня».

Рима показала на себя и сказала: - Я Рима. Потом она показала на дочку: - Моя дочка Катя. Вы - спасатели.

Она указала на них. Второй человек выглядел так же. Они отвернулись от неё и заговорили друг с другом. Их речь не напоминала ей ни одну известную ей. Кто же они? Спрашивала она себя и быстро перебрала все известные ей диалекты по иностранным фильмам. Санскрит? Да, она никогда не слышала санскрита. О, они из Индии, решила она. Может быть, работают в Египте, как спасатели. Она снова прислушалась к их речи и уловила два знакомых слова: Чук и Гек. Какая нелепость, несмотря на серьезность ситуации, она улыбнулась, вспомнив детскую книжку «Чук и Гек» Аркадия Гайдара. Они заметили её улыбку и воззрились на неё. Наконец, один из них на картаво спросил:

- Чук и Гек?

Господи, как здорово, что она что-то знает и может начать контакт с ними. Да, радостно закивала Рима, а сама тем временем уже была рядом с дочкой и обняла её.

- Покажи нам, где они, - неожиданно требовательным голосом сказал второй.

- Как же я покажу? Они в России, - сказала Рима и хорошо, что вовремя сообразила, не говорить, что они литературные герои и в жизни их не было.

- Тогда в Россию, - сказал первый.

- Надо в Москву, - с воодушевлением сказала Рима. Господи, как хорошо, они сейчас будут в Москве.

- Что Москва?

Они и Москву не знают. Рима покачала с досадой головой, а она обрадовалась, что они вернуться в Москву.

- Центральный город в России, как у вас Дели и Бомбей.

Существа переглянулись и опять спросили её:

- Что Дели и Бомбей?

Они не знают Дели и Бомбей, поняла Рима. Как же я им объясню, что Москва большой город на Москве реке.

- Карту Земли покажите мне.

Загорелся монитор, ближайший к ней. Рима уставилась на него. Ощущение было такое, что она стремительно падает на поверхность Земли сквозь ночь космоса, облака, и вот перед ней поверхность земли, безбрежный океан, моря и реки. Она искала реку Волгу, чтобы от неё двинуться к Москве. Она протянула даже руку вперед, чтобы отодвинуть всё незнакомое и приблизить контуры родных мест. Так и получилось – позади Волга, нет, далеко забралась на север, надо на запад – здесь на мониторе влево. Рима повела рукой влево, ага, тут где-то Питер, теперь надо вниз. Как же трудно найти на карте свои родные места.

- Можно пониже? – Попросила она. И тут же опустилась ниже, даже деревья заколыхались под ней. Но ей нужен город. Она водила рукой то вниз, то вверх, пока не рассмотрела строения и крыши домов. Рима взглянула на спасателей. Они терпеливо ждали, когда она остановит свои поиски и скажет – Вот Москва. Рима боялась ошибиться, она поняла, что эти парни шутить не любят. Они не поверят, что она ошиблась случайно. Она ткнула рукой в монитор и оказалась еще ниже, даже были видны окна в домах, но на Москву было не похоже. Дура, спохватилась Рима, надо найти Останкино, самую высокую точку в Москве – Останкинскую телевизионную вышку. Рима уже научилась искать с помощью движения руки. Она оставила эти дома позади и возобновила свои поиски от реки, наконец, она увидела высокую башню. Такой нигде не может быть, только в Москве.

- Здесь, - радостно заявила она. Что будет дальше, она не думала. Главное было сейчас для неё – вернуться домой с дочкой. Именно в Останкино она узнает все новости. Где еще знают о том, что произошло в Египте, как не на телестудии. Спасатели подошли к ним, и в глазах у Риммы потемнело. Она успела прижать к себе Катю и подумала: только не умереть от боли. Но она не испытала боль, она просто потеряла сознание. Когда она пришла в себя, они четверо стояли у Останкинской телебашни. Спасатели даже не волновались о её состоянии, и её дочки, они стояли рядом и смотрели на неё.

- Чук и Гек!

Господи, дались им эти Чук и Гек. Что же делать? Надо проникнуть в телестудию. Там что будет, то будет. Она повела их к главному входу. Вахтер – мужчина в форме, преградил путь.

- Пропуск!

- Вызовите нам любого журналиста из новостей. У нас сенсация, - торопливо попросила Рима, поглядывая на спасателей. Те выглядели, как обычные рабочие в комбинезонах и грубых тяжелых башмаках. Они молчали и не проявляли никакого интереса к вахтеру. Вахтер даже оскорбился за такое пренебрежение. Он решил их наказать.

- Кто вы такие, чтобы я вызывал вам журналиста? Убирайтесь, а то вызову милицию.

- Я очень прошу, вызовите, пожалуйста. Я только что из Египта. Что-то произошло жуткое. Спаслись только мы с дочкой. Эти люди (почему-то Рима не могла назвать спасателей ни мужчинами, ни женщинами) спасли нас и доставили в Москву с помощью каких-то сверхмощных устройств.

- Не знаю, найду я кого-нибудь на месте…

Вахтер решил еще немного их помучить, а потом позвонить главному редактору. Как знать, вдруг там пахнет суперсенсацией и ему попадет за легкомысленность. Вахтер медленно направился к телефону, когда просто ветер притиснул его к стене так, что он не мог пошевелить ни ногой, ни рукой. Четверо людей прошли мимо него к лифту.

- Чук и Гек? – Снова спросил первый спасатель у лифта, открывая дверь усилием пальца. Там зияла яма лифта, где-то наверху шумел лифт. Рима сжалась в комок, ей стало страшно. Они не знали, что такое лифт.

- Сейчас лифт спуститься, - показала она наверх, - мы поднимемся на нем в студию. К Чуку и Геку.

Спасатели презрительно посмотрели в шахту, лифт рухнул, увлекая за собой провода и кабели, а спасатели легко взмыли вверх с Римой и Катей, они не держали их за руки. Катя с восторгом внимала всему происходящему, а Рима дрожала от страха и чувствовала, что всплеск адреналина в крови достиг максимума. Они на каком-то верхнем этаже вышли из шахты лифта и оказались в коридоре. Рима поманила их в ближайший кабинет. На едва сгибающихся ногах она дошла до дверей и толкнула их. Спасатели сразу оказались впереди. В комнате была обычная деловая обстановка: кто-то говорил сразу на трех телефонах, кто-то сидел, уставившись в монитор компьютера, доводя будущий выпуск новостей до нужного вида и параметра во времени, кто-то пил кофе вприкуску с конфетой.

- Чук и Гек? – Спросил первый спасатель. Все удивлено уставились на них. Рима заспешила вставить:

- Мы из Египта. Они спасатели, индусы. Там что-то произошло. Ищем журналистов под именем Чук и Гек. Где они?

Как ни странно, но журналисты сообразили, что надо поддержать игру и сделать вид, что они знают Чука и Гека.

- На задании, - ответил старший, сидящий на огромным столом и говорящий сразу на трех телефонах.

- Скоро вернуться, - добавил второй и посмотрел на календарь. Рима тоже посмотрела на календарь и чуть не задохнулась от удивления. На календаре был 2005 год.

- Через два дня, - решил и третий вставить свою фразу. – В пятницу.

Чувствовалось, что спасатели напряглись. Они не поняли. Рима объяснила им:

- Через два дня, День и ночь, светло-темно и еще раз светло-темно. Когда солнце будет подниматься, они вернуться, - для выразительности слов она показала на окно, через которое, так кстати, проникали лучи солнца.

Конечно, главное – надо оттянуть время, чтобы разобраться в ситуации.

- Ребята, - тихо спросила Рима, - сегодня какое число?

- 14 августа, вторник.

- А год?

- 2005.

Главный хмыкнул, и заинтересованно уставился на Риму. А дочка её радостно захлопала в ладоши:

- 2005! Мы в прошлом времени. Мы перенеслись.

- Так. А вы откуда? – Спросил главный.

- Из Москвы 2009 года, - неохотно ответила Рима. Не хотелось, чтобы её и дочку приняли за ненормальных. Но журналистская братия, видно, ко всему привыкла. Они приняли на веру её слова и с восторгом приготовились засыпать вопросами. Но главный остановил их решительным жестом руки, вопросы любил задавать он сам.

- Кого выбрали президентом?

- Дмитрия Медведева.

- В Америке?

Вопрос прозвучал так нелепо, что Рима чуть не расхохоталась: Дмитрий Медведев – президент Америки.

- Нет, в Америке Барак Обама.

- Два молодых президента в мировых державах.

- Вы их знаете?

- А кого не знает Кузьма Кузьмич Лежников. Собственной персоной, - сказал о себе главный.

Спасатели не дождались конца разговора, они уяснили, что через два раза: темно -светло, вернуться Чук и Гек. Они подошли к Риме с Катей, и у Римы сердце оборвалось куда-то вниз. Она закрыла глаза, а когда открыла, то увидела, что она с Катей стоит так же у двери в кабинет. В коридоре слышен стук о стенки шахты лифта. Чинят, подумала она. Но в кабинете было пусто, кроме них и спасателей никого не было.

- Чук и Гек? – Продолжали спрашивать они.

- Они здесь в Москве, - врала Рима. – Но я не знаю, где они живут.

Она посмотрела им в лицо и увидела, что они не поняли, о чем она говорит. Они не знали, что значит: Где они живут. Надо увести их куда-то, журналисты не помогли, значит надо вести туда, где найдутся сведущие люди в перемещениях в пространстве и во времени. Надо в Академию наук. Она решительно подошла к шкафу и взяла телефонную книгу Желтые страницы. Разыскала адрес и телефон Академии наук. Может быть, рискнуть, замешкалась она у стола с телефонами, позвонить туда. Она набрала телефон секретаря.

- С вами говорят из Останкино, - Рима прочитала телефон на аппарате и продиктовала его секретарю, пусть проверяет, телефон достоверный.

- Откуда? – Переспросила секретарша.

- Нам необходимо взять интервью у профессора, неразборчивая фамилия. Тот самый, который занимается проектом по перемещению в пространстве и во времени.

- Ах! Лебедев. Но он еще не профессор. Доцент физических наук.

- Как его зовут? У него нет прозвища Чук или Гек?

- Вы меня насмешили. Он не Чук и не Гек. Но я знаю их.

- Как мне их найти? Они заявили о новом изобретении, наше руководство велело мне взять у них интервью.

Рима уже врала с вдохновением. Она не могла поверить в такую удачу, Чук и Гек – живые люди и их можно найти в Москве.

- Все изобретения являются достоянием Академии наук. Пока они не запатентованы, говорить о них нельзя.

- Я не знаю, может быть, речь идет о старом изобретении. Если вы не дадите мне их адресов и фамилий, то в новостях будет о вас весьма нелестное сообщение. Понимаете?

Короткая пауза и секретарша выдавила из себя:

- Записывайте.

Рима записала и показала бумажку спасателям. Они переглянулись, конечно, они не поняли смысла переговоров по телефону. Но через несколько секунд они всей четверкой оказались у входа в Останкинскую башню, где шли полным ходом ремонтные работы. Рима показала на подземный вход в метро.

- Нам туда.

Но они оказались не в метро, а над городом. Господи, где же эти улицы? На юго-западе или в центре Москвы?

- Надо позвонить по телефону, - сказала она спасателям. У неё в руках оказался телефон, кабель его терялся где-то внизу. Но он точно был, потому что в трубке раздавались гудки. Катя ничуть не терялась от всех необычных событий, она даже на высоте стремилась как-то помочь маме, держать трубку, пока мама набирает номер.

После нескольких звонков раздался женский голос, Рима чуть не спросила: Чук дома? Она вовремя спохватилась и попросила:

- Петю можно к телефону?

- Да, он только что вошел. Петя, это тебя.

- Петя, здравствуйте. Не беспокойтесь, я не сумасшедшая. Но я приехала из июля 2009 года со спасателями. Они хотят видеть вас и Павла. Это вы Чук и Гек?

- Да, я не беспокоюсь, - сказал Петя. Он не минуты не сомневался, что с ним говорит кто-то, кто хочет мистифицировать его или подшутить. – Какие спасатели?

- Из Галактики, - уверенно сказала Рима.- Сейчас я с ними нахожусь над Москвой, мы парим и не знаем, как доехать до вас. Приезжайте к Останкинской башне с Павлом, а то я не знаю, что они еще натворят.

- А что они натворили?

- Сломали лифт в башне.

- Ничего себе, блин, - сказал Петя. Он слышал в утренних новостях о странной поломке лифта, в прямом смысле – тот был искусственно сломан.

Одному спасателю надоело не принимать участие в разговоре, он выхватил трубку из руки Риммы, послушал, кивнул второму, и Рима опять потеряла сознание.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели iconДве недели назад многие из нас так или иначе отмечали

Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели iconСкоро две тысячи лет, как фарисей Саул (Савл) превратился в Павла....
Павел выдумал какие-то тайны, которые открыты только святым. Иисус наказывает своим ученикам, чтобы они не брали вознаграждений за...
Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели iconКратко об общей теории относительности Как только речь заходит о...
Значение этой теории возро­сло после открытия «свидете­ля» того, что произошло около 15 миллиардов лет назад так называемого Большого...
Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели iconКонсультация для родителей
Очень часто дети опаздывают на утреннюю гимнастику по вине родителей. Так как многие родители считают, что нет большой необходимости...
Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели iconДерек Принс Они будут изгонять бесов часть 1 Основы
Почти две тысячи лет назад, Иисус пришел, чтобы помочь страдающему человечеству, чудесным образом исцеляя больных и изгоняя бесов....
Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели iconИмя современной поэтессы Ларисы Рубальской сегодня известно всем
Лариса Алексеевна Рубальская родилась 24 сентября 1945 г в Москве в скромной интеллигентной семье. Как вспоминает Лариса Алексеевна:...
Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели iconСоветы психолога Родители и дети как участники дорожного движения
Наши дома переполнены острыми, тупыми, тяжёлыми, электрическими и прочими опасными для них предметами, а улицы наших городов — многими...
Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели iconВ греческую эпоху были накоплены и обоб­щены многочисленные знания,...
Именно в Древней Греции появились знамени­тые “Начала” Евклида (Евклид жил прибли­зительно две тысячи двести лет назад), где отдельные...
Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели iconВо что играют дети?
Во что играют дети, когда находятся наедине друг с другом или с самим с собой? Какой первый ответ пришел вам в голову? О чем вы подумали?...
Павел пришел к Петру, так как у того условия дома были лучше. 30 лет назад их родители жили в коммунальной квартире, дети родились с промежутком в две недели iconУстойчивость к противомикробным препаратам и ее глобальное распространение
Мы живем в эпоху важнейших медицинских достижений на основе новых "чудодейственных лекарств", с помощью которых можно лечить такие...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
pochit.ru
Главная страница