Сергей викентьевич




Скачать 428.96 Kb.
НазваниеСергей викентьевич
страница1/3
Дата публикации20.08.2013
Размер428.96 Kb.
ТипДокументы
pochit.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3
Береза Анна

an_ber.74@mail.ru

an_ber@ukr.net
ЗЕЛЕНОЕ ОЗЕРО. КРАСНАЯ ВОДА
Трагикомедия в одном действии
Действующие лица:
СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ – пожилой человек

ЗОСЯ – сиделка и домработница, одного с ним возраста

День первый
Двор двухэтажного частного дома (на втором этаже дома - балкон). Плетеная садовая мебель, гамак. Дальше - деревянный мостик. Вдали - лес, озеро. Зося сидит в плетеном кресле, бездумно уставившись в пространство. Рядом в кресле-каталке - кукла, задрапированная кучей платков и пледов. До поры до времени никто из зрителей не догадывается об этом. Зося старается создать впечатление у Сергея Викентьевича, что в кресле-каталке - его мать, и что она жива. Сергей Викентьевич сидит также в плетеном кресле, в руках у него чашка чая. Он помешивает чай ложечкой нарочито громко, пытаясь привлечь внимание Зоси, но напрасно. Бездумный взгляд Зоси становится более внимательным, она пристально всматривается во что-то.Сергей Викентьевич помешивает чай еще более громко и настойчиво. Эффект тот же.

^ Через какое-то время…
ЗОСЯ. Это там кот, что ли, на ветке?
Сергей Викентьевич что-то недовольно мычит в ответ. Пробует чай.
Нет, в самом деле, кот. Как странно…
^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Что же тут странного, кошка на дереве… Но если хочешь поговорить о странностях давай поговорим. В этом чае слишком много сахара. В нем не меньше десяти кусков рафинада, что эквивалентно пяти ложкам сахарного песку. Как это могло случиться?

^ ЗОСЯ. При чем тут дерево? Он сидит на ветке. Ветка тоненькая, а кот жирный такой…

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Зося. Я жду ответа на вопрос.

ЗОСЯ Это я задала вам вопрос.

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Какой?

ЗОСЯ. Я спросила – «при чем тут дерево?»

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ты специально набросала столько сахара в чай.

ЗОСЯ. Может, сходить в дом за фотоаппаратом? Сделаем фотку. А то потом никто не поверит, что такой жирный кот сидел на такой тонкой ветке.

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Кто тебе не поверит? Кто к нам ходит?

ЗОСЯ. Да вот только вчера была эта женщина из соседнего дома. Клара. Одолжила у нас свечей. У них там какие-то проблемы с электричеством.

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Я не слышал.

ЗОСЯ. Вы, Сергей Викентьевич, спали…Нет, вы только посмотрите на этого кота.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ (срываясь на крик). К черту твоего кота! Почему в моем чае столько сахара?! Ты это специально сделала!

^ ЗОСЯ (спокойно). И зачем мне, по-вашему, это нужно?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Затем, что ты знаешь, что я не люблю когда много сахара! Хочешь, чтобы я стал диабетиком? Или тебе нравится впустую тратить мои деньги? Если каждый день в каждую чашку с чаем…

^ ЗОСЯ. Ну вот. Кот спрыгнул. Или упал. Это он от вашего крика упал.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Это как?

ЗОСЯ. Не знаю. Может быть, вибрация какая-то…Звуковые волны.

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Чертова дура! Может, там и не было никакого кота. Лично я никакого кота не видел. А если даже и был, то теперь он пошел на все четыре стороны! Туда ему и дорога! И ты тоже скоро пойдешь на четыре стороны! Но пока моя мать жива…(тычет пальцем в «старуху» на кресле-каталке) ты ее сиделка, ёперный театр. И смотреть ты должна за ней, а не за жирдяем-котом!

^ ЗОСЯ. Дайте сюда ваш чай. (забирает чашку и отпивает) Ну где же тут много сахара? Чего вы придумываете?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ты…ты…Старая корова, ты зачем отпила ?! Я это пить теперь не буду! Придется делать новый чай, и туда снова кидать сахар! Это получится уже пятнадцать кубиков рафинада, и это еще, если ты снова его не пересластишь! Тупая дура! Тупая, тупая!

^ ЗОСЯ. Посмотрите, брезгливый какой. Тридцать лет назад проходу не давал! Лизался со мной в каждом углу!

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Не было этого никогда! Все ты врешь, старая уродина! Ты все время врешь!

^ ЗОСЯ. Опять двадцать пять. Не хотите помнить – не надо. Я-то знаю, как на самом деле было.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. (внезапно спокойно) Тебе просто везет, что моя мать так долго живет.

^ ЗОСЯ. Это потому, что я за ней хорошо ухаживаю.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. И я тебе сколько раз говорил – не надо ее вывозить, когда я во дворе. Ты зачем ее вывозишь все время?

^ ЗОСЯ. Она любит лес и озеро.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Она слепая и глухая. Чем ей любить-то?

ЗОСЯ. А вы не слепой и не глухой, а толку… (садится на корточки перед креслом-каталкой и поправляет «старухе» плед) Ваше, что ли, озеро? Другим и посмотреть уже нельзя?

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. А тебе-то на него чего смотреть?

ЗОСЯ. А мне и не надо. Да и вообще, мутное оно какое-то…

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Сама, ты! Мутная. Я, может быть, всю жизнь мечтал – купить домик у озера и доживать свой век в тишине, прохладе и… гармонии.

^ ЗОСЯ (фыркает). Только что придумали?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ты либо дура?

ЗОСЯ. Да ладно…(усмехается) Домик у озера.
Молчание.
СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. И все же этот сахар…(вскакивает) Как, как это могло случиться?

ЗОСЯ. Сахара вовсе немного. Как обычно. А даже если и много…Что с того?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Почему раньше не случалось, а теперь вдруг взяло и произошло?

ЗОСЯ (терпеливо). Когда вы сказали, что хотите чая, я пошла на кухню. Там я достала коробку рафинада, и я точно помню, что положила в чашку ровно пять кусков. Потом вы крикнули мне что-то…Да, да. Вы задали какой-то вопрос. Я задумалась. И, может быть, в задумчивости, я кинула в чашку еще пять кубиков. Видимо, так все и было, правда, я точно не помню. Но вы ведь все равно не отстанете.

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ (с облегчением). Ну, вот видишь… А что, раньше нельзя было сказать? Все нервы мне вымотала! Все время пять кусков рафинада. Каждый день, три раза в день. И тут – здрасьте, приехали. Что, почему – неизвестно. Что может быть хуже неизвестности?

^ ЗОСЯ. Известность.

Молчание.
СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Готов поспорить – ты специально это сейчас сказала. Про известность.

ЗОСЯ. Это паранойя.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ты специально это сказала, чтобы эта мысль засела в моей голове. Ты умеешь это делать. Ты говоришь что-то, и я думаю об этом.

^ ЗОСЯ. Меня не надо слушать. Я тупая.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Я знаю, что тупая. Думаешь-то не ты, а я.
Назойливо жужжит муха. Сергей Викентьевич пытается ее поймать.
^ ЗОСЯ. Сейчас тоже думаете?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Думаю. Думаю о том, что я с одинаковым успехом могу заниматься чем-нибудь полезным, или ловить мух, и это без разницы, потому что все равно никто не знает. Меня никто не знает.

^ ЗОСЯ. Соседи вас знают.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Откуда?

ЗОСЯ. Я им рассказывала.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Представляю…

ЗОСЯ. Может, он к соседям убежал?

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Кто?

ЗОСЯ. Да кот. Главное - ветка не шелохнулась даже, а его бац - и нет…

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. А что ты им про меня рассказывала?

ЗОСЯ. Кому?

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Соседям.

ЗОСЯ. Ну, что…Так, мол и так. Зовут Сергеем Викентьевичем...

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ну и?

ЗОСЯ. Ну что «И»? Они меня больше ни о чем не спрашивали.

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ладно. Что мне за дело до этих тупых соседей? Нет, было время, я хотел быть известным, очень известным. А кто не хочет? Чтобы как меня зовут, знала не соседка Клара, а все, буквально каждый…

^ ЗОСЯ. Они все тоже чьи-то соседи.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Это к чему?

ЗОСЯ. Если бы вы стали знаменитым, как вас зовут, знала бы не одна Клара, а миллион Клар, только и всего…

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Пожалуй…Впрочем, весьма вероятно, при определенном значении количество Клар может дать новое качество.

ЗОСЯ. С философией не ко мне.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Да…было время…было время. А сейчас уже не то, не то, не то…не то, не то

^ ЗОСЯ. Заладил повторять.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. А у тебя когда-нибудь было?

ЗОСЯ. Что?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ну, «ТО время»

ЗОСЯ. У меня пианино было.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ты разве умеешь играть на пианино?

^ ЗОСЯ. Ага. Собачий вальс. Слышали? Тататам-та-та, тататам-та-та (напевает собачий вальс)

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Нет, нет…Слушай, как правильно…Тататам-тата, тататам-тата. И ты хотела стать пианисткой? У тебя нет слуха.

ЗОСЯ. Ну, может быть… Мне, собственно, до звезды. Я хотела разведчицей стать. Даже тренировалась. На случай, если враги меня схватят и начнут пытать. Приучала себя терпеть боль.

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Это как же?

ЗОСЯ. Брала металлическую линейку, раскаляла ее на огне и прикладывала к руке. Следы от ожогов до сих пор остались.

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ты беспредельно тупая женщина.

ЗОСЯ. Но да все равно…

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Что, все равно?

ЗОСЯ. Все равно теперь не сбудется.
Молчание.
СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. А какой я вопрос тогда задал?

^ ЗОСЯ. Когда?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ну тогда, когда ты сахар переложила в чай.

ЗОСЯ. Не помню.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Вспоминай.

ЗОСЯ. Ну, хорошо… Спешить-то некуда.
Молчание.
СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ну что, вспомнила?

ЗОСЯ. Если бы я вспомнила, чего б я молчала?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Откуда мне знать? Ты же тупая.

ЗОСЯ. А вот теперь я вспомнила, но вам ничего не скажу.

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Скажи сейчас же

ЗОСЯ. Неа.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Скажи.

ЗОСЯ. Нет.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Я сам вспомнил. Точно. Я спросил, сколько лет моей матери?

^ ЗОСЯ. Именно. Только непонятно, с чего такой внезапный интерес?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Да все прикидываю…Я – поздний ребенок. А мне уже…сколько мне?

^ ЗОСЯ. Вы на десять лет меня старше.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Врешь, ты, все. То есть ей должно быть…

ЗОСЯ. Сто двенадцать. Ей сто двенадцать лет.

^ СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. А разве так бывает?

ЗОСЯ. (проявляет заботу о «старушке») Как видите…

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Это значит - я тоже могу дожить до ста двенадцати лет.

^ ЗОСЯ. С чего бы это?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Гены.

ЗОСЯ. Вашей матери просто повезло с сиделкой. Со мной вы доживете до ста пятидесяти.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Размечталась…Как только твои услуги не понадобятся. Ну, ты понимаешь, о чем я. Я уеду отсюда, сразу уеду.

^ ЗОСЯ. А как же оно?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Оно?

ЗОСЯ. Ну да, озеро.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Озеро – это прекрасно, но у меня еще много дел. Много дел. Очень много дел.

^ ЗОСЯ. Многомногомногомногомногомно…
СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Ты же знаешь - я вижу картины Совершенно гениальные сюжеты…Представь огромный глаз на полнеба – в нем отражается огонь. Может быть, это солнце, а, может быть, кто-то сжигает за собой мосты. Из внутреннего угла глаза скатываются фиолетовые слезы, похожие на виноград. И там, внизу, куда падают эти слезы, прорастают виноградные лозы…Много голубого, фиолетового и огненно-оранжевого цвета…

^ ЗОСЯ. Угу. Только вот рисовать вы не умеете.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Как только я освобожусь от тебя, я научусь.

ЗОСЯ. Ну да, конечно.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. А вот еще картина. Представь тихое глубокое озеро…

^ ЗОСЯ. Уже представила.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Звезды отражаются в нем, будто свечи…(замолкает)

ЗОСЯ. Будто свечи отражаются. Ну и?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Свечи…свечи
Сергей Викентьевич вскакивает и убегает в дом.
ЗОСЯ. Куда вы побежали? Что нужно то? Сказали бы – я бы принесла. Что вы там ищете? После вас все в доме вверх дном. Я только и делаю целыми днями, что убираю за вами. (грохот роняемых вещей) Да что вы там ищете, в конце концов? Не нужно было позволять вам фантазировать на счет этих ваших дурацких картин. Вы совсем распсиховались. Возвращайтесь немедленно. Давайте я вам сделаю успокаивающего чаю. С ромашкой…Я положу вам ровно пять кусочков сахара…
^ Сергей Викентьевич возвращается. Он вне себя от волнения.
СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Так значит, Клара, да?

ЗОСЯ. Что случилось?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Есть они. Все на месте. До единой. Да! Как ты это объяснишь?

^ ЗОСЯ. Да что есть то? Толком говорите!

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Свечи. Все на месте. До единой. Я знаю. Я считал, у нас было десять коробок по пятьдесят свечей. Все на месте.

^ ЗОСЯ. Ну и хорошо. Господи. Не пойму, что вам не нравится?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Не прикидывайся! Ты говорила только что. Мол, приходила соседка.

ЗОСЯ. Приходила.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Клара.

ЗОСЯ. Она самая.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Не было ее. Никакой соседки не было. Никто не приходил. Я же сказал, что к нам никто не ходит, а ты сказала – «Клара приходила за свечами». Все свечи на месте. На месте все свечи! До единой!

^ ЗОСЯ. Я свои свечи ей отдала, свои. Ваши - я не трогала. Именно потому, что вы их все время пересчитываете.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Что ты врешь все время?! Откуда у тебя свои свечи? Где они лежат?

^ ЗОСЯ. В моей спальне.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. И сколько свечей ты отдала Кларе?

ЗОСЯ. Семь.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. И сколько же у тебя осталось?

ЗОСЯ. Нисколько.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. То есть у тебя было всего семь свечей и ты все ей отдала?

^ ЗОСЯ. Да, что тут странного?

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. И не оставила себе даже парочку на всякий случай?

ЗОСЯ. Нет.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Почему?

ЗОСЯ. Не вижу необходимости.

СЕРГЕЙ ВИКЕНТЬЕВИЧ. Но ты же зачем-то держала семь свечей в своей спальне?! Значит - была необходимость. А потом Клара пришла – на, забирай все свечи, Клара. Они мне больше не нужны? Вот так внезапно?
  1   2   3

Похожие:

Сергей викентьевич iconЖелудов Вячеслав Константинович Ильиных Сергей Григорьевич Канев...

Сергей викентьевич iconЕсе ́нин Сергей Александрович
Сергей Есенин Произнесёшь это имя — и сразу душа наполняется чем-то свежим, печально-грустным и восторженно-радостным
Сергей викентьевич iconВ целях привлечения учащихся к регулярным занятиям физической культурой...
Сергей Викторович, Красногорская Светлана Викторовна, Красногорская Ирина. 2 место заняла команда «Динамит» Подсадний Сергей Николаевич,...
Сергей викентьевич iconТретьяков Сергей Михайлович
...
Сергей викентьевич icon10. сергей
Сергей производил впечатление грамотного, интеллигентного, хорошо воспитанного мальчика. Он показался мне очень молодым, выглядел...
Сергей викентьевич iconСергей Лукьяненко последний дозор
Существует ли конец Пути? Возможен ли конец борьбы человека с самим собой и окружающим миром? На эти и многие другие вопросы Сергей...
Сергей викентьевич iconСергей Волин Код Дикуля
Волин, С. Код Дикуля / Сергей Волин. Спб.: прайм-еврознак, 2009. 118, [10] с. (Здоровье это счастье)
Сергей викентьевич iconТри формулы «альтернативной» медицины для лечения опорно-двигательного...
Волин С. Три самых эффективных способа оздоровления позвоночника / Сергей Волин, Сергей Дьяченко, Тамара Дьяченко. М.: Фолио сп,...
Сергей викентьевич iconСергей Минаев Сергей Минаев The Телки. Повесть о ненастоящей любви Роман оглавление
Еще пару лет, honey. Получу пост head of purchasing, осуществлю some investments, и все. Быстро делать карьеру и состояние можно...
Сергей викентьевич iconПримерный материал для подготовки к финальной игре «Умники и умницы»
По их понятиям, старые крестьянские поэты творчество которых началось в 19 веке: А. В. Кольцов, И. С. Никитин, И. З. Суриков и др.,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
pochit.ru
Главная страница